Вечный(не)Идеал +17

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Теория Большого взрыва

Пэйринг или персонажи:
Шелдон|Пенни/Леонард
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Hurt/comfort, ER (Established Relationship), Пропущенная сцена
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Оказывается, когда рядом нет человека, который видит в вас Не идеал, то можно и глупости натворить

Или, короткая зарисовка о том, почему Пенни обрезала волосы в период между 7х24 и 8х1

Посвящение:
Любому случайному читателю

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Пересмотрела 7-й сезон, задумалась.
Цитаты в воспоминаниях Пенни - настоящие.

28.08.17 - №34 в топе «Джен по жанру ER (Established Relationship)»

31.08.17 - №32 в топе «Джен по жанру ER (Established Relationship)»
25 августа 2017, 16:25
Пенни ворвалась в ванну, громко захлопнув дверь. Какая это по счету ссора с Леонардом, со времен их помолвки?

Забытый юбилей их первого поцелуя, ложь о том, что он не был в кино вчера вечером, ложь о том, что она задерживается на работе, ревность к любому мужчине, который бросал бы на неё взгляд, ревность к каждой женщине, которая умнее её…

Пенни включила воду, подставила под ледяной поток свои дрожащие руки и зачерпнув немного, опустила в ладони лицо. Ей не с кем поговорить.

Бернадетт мудро скажет, что: «Леонард тебя любит, иначе стал бы он столько раз делать тебе предложение?»
Эми со вздохом упомянет, что ей остается лишь мечтать о помолвке, такой прекрасной коже, и этих золотых волосах.
Девушка подняла голову к зеркалу.

Плохая Пенни.

Рядом нет никого, кто бы сказал, что Леонард не соблюдает своих обещаний. Рядом нет никого, кто бы осадил его, кто бы не удивлялся тому, что она, оказывается не так уж идеальна.
Пенни облизнула губы.
Длинные волосы водопадом ложились на плечи.

В голове калейдоскоп из воспоминаний:

Его голос, деланно виноватый, дрожащий, изображающий себя самой наивностью: “Я на твоей стороне”. И следом, эхо её собственного: «Ты все время так говоришь, но по твоим поступкам этого не видно!» Его раздосадованное лицо, нахмуренные брови и вот, рот уже искривляется в очередном упреке, как вдруг, словно броня между ними врывается её спасение:
«И со мной он так же поступает. Почему мы с этим миримся?»

Это был тот нервный день. Она помнит как сдавливала руль в руках. После телефонного звонка все еще колотило. Вопрос сорвался сам по себе.
«- Как думаешь - бросать работу было ошибкой?
Он смотрит на нее удивленно, словно она сморозила ерунду. Как всегда.
- А ты видишь у меня в руках лимонад?
Она вздыхает, подавляя усмешку.
- Я же серьезно.
Он хмурится, и смотрит на её пальцы, которыми она сжала руль.
- Почему ты спрашиваешь?
Её снова начало колотить и переполнять от неуверенности, и страшного отсутствия почвы под ногами.
- Потому что Леонард меня только что взбесил. Так я дура или нет?
- Нет, я не думаю, что ты дура.
Слова столкнули камень с её души. С трудом узнала свой удивленный голос:
- Правда?
Он говорил ровным голосом, спокойным, непоколебимым, как всегда. Таким уверенным тоном, что почва вновь вернулась под ноги:
- Лучший способ достичь цели, посвятить ей 100% своего времени. Когда я решил стать физиком, я не подрабатывал где-то еще на случай если не срастется.
Захотелось остановить машину и обнять его. Или свозить в кафе мороженное. С губ сорвалось облегчение:
- Спасибо, мне было важно это услышать. Почему Леонард не понимает?
Последние слова были лишними. Она покосилась на него, испуганно полагая, что он осудит её, но он посмотрел на неё в ответ и тепло произнес:
- Потому что он не такой как мы, Пенни. Мы мечтатели».


А теперь только опустошение. Никто так не говорил до него. И после него.
«Вспомнилось её отчаянное: - Мне нужно принять правильное решение.
Леонард стоит на её маленькой кухоньке, и своим скрипящим голосом уточняет:
- На счет карьеры?
Она вздыхает, и смотрит на свои руки.
- На счет жизни…
Он подступает ближе, и держится оборонительно, как испуганный зверек.
- Например?
Вот он, этот момент. Она облизывает сухие губы.
- Ну не знаю... Давай поженимся?
Леонард удивляется и все еще держится оборонительно. Она чувствует, что скорее всего, он копирует её.
- И почему? Потому что я правильное решение?
Спорить незачем:
- Вообще да!
Он все понимает лучше, чем она от него ждала:
- Я типо маффин с отрубями или что?
Она приподнимает брови, его проницательность действительно удивляет её. Даже притворяться получается естественно.
- Что? нет я такого не говорила!
Он прожигает её взглядом. Когда он начал понимать..?
- Нет именно так ты и сказала - я вынужденный выбор, потому что я полезный и хороший.
Пенни подняла голову на него:
- Да какая разница - главное что я выбираю тебя”.

Какая разница?
Пенни вновь посмотрела на свое отражение.
Когда она успела забыть...

“- Мы не можем быть вместе, потому что ты всегда должен быть прав!
Лицо Леонарда вытягивается от удивления. Лишь он может быть жертвой. Она слишком хороша, чтобы быть достойной быть жертвой.
- Это не так!!!
Другой голос спасает их обоих.
- Должен согласиться с Леонардом, он всегда ошибается чаще чем думает.
Они вместе смотрят на источник их раздражения и думают, что злятся на него, а не друг на друга».

«- Единственная причина почему я ходил на эти фильмы - ты хотела их посмотреть, а я хотел секса.
Он излучает упрек, а она проглатывает и возникает лишь один вопрос.
- И как часто ты притворялся только для того, чтобы получить секс?
Он не замечает её сломанный голос и продолжает гнуть свою линию. Он жертва.
- Нууу, постоянно!!!»

Боль в груди, прямо как тогда.
Несколько пьяных вечеров в слезах после этого разговора все еще не делают её достойной быть жертвой в этих отношениях. Не считается.

Все жалеют только бедного, влюбленного Леонарда.

И никто не узнает, что единственный парень, который казалось, видел в ней больше, чем объект для секса — видел в ней лишь объект для секса.

Пенни почувствовала тошнотворное отвращение к себе.
Тошнотворное отвращение к своей гладкой коже, зеленым глазам, пухлым губам, золотым волосам.
Задыхаясь она схватила маленькие маникюрные ножницы и обрезала прядь волос у уха почти под корень.
Глядя на то, что она наделала, она начала хохотать.
Хохотать и отрезать волосы.
Они летели на пол ванны, на раковину, на унитаз.

Сколько это страйков?

Маникюрные ножницы резали плохо.
Волосы, до которых было сложно достать, так и остались разными по длине прядями.
В какой-то момент Пенни словно отрезвела и ножницы со звонким ударом выпали из расслабленных рук.

Господи, что она наделала?!

Девушка принялась убирать следы своего преступления, а затем, натянув на голову бейсболку, поехала в самый дальний салон города.
Леонард не должен видеть её такой.
Никто не должен видеть её такой.

Удивленный парикмахер соорудил из остатков плохо обрезанных волос прическу «пикси». Пенни следила за его действиями со стеклянными глазами.
Теперь она испорченная кукла.

Сначала, Леонард не заметил, а затем его лицо вздрогнуло.
- Ты… - Он указал пальцем на её голову. Пенни непринужденно улыбнулась.
- Подстриглась? Да. - Она откусила кусочек пиццы. - Решила попробовать что-то новое. Тебе нравится?
Он моргнул на несколько раз больше, чем следовало бы.
- Д...да, конечно. Э...Это… Очень новое.

Пенни нервничала, ожидая его появления после 45 дневного путешествия. Она была так взволнована, что даже не смогла поехать за ним, вместе с Леонардом. Он ведь заметит. Поймет. Он не будет отвешивать эти лживые комплименты, как все тот же Леонард, Эми, Бернадетт и все остальные.
Впервые за долгие 45 дней, она будет не идеальной, а настоящей
И уже так хочется...

- Ты сменила прическу, я не могу этого принять, Я ухожу.

И улыбка тронула её губы.