Лунная ночь 5

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
The Elder Scrolls V: Skyrim

Пэйринг и персонажи:
Мирабель
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, Философия
Предупреждения:
ОЖП
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Так просто ли снова взять себя в руки, даже когда вокруг умирают друзья? Сможет ли Мирабель дальше бороться за мир, и стать той, кем должна быть - Довакином?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа писалась для конкурса "Один день из жизни Довакина", и я решила выложить ее сюда.
10 февраля 2013, 15:38
Очередной тяжелый день подходил к концу. Алые лучи заходящего солнца окрашивали снег в кровавое золото, прощаясь с днем и готовя мир к наступлению ночи, когда на небесный престол взойдут Массер и Секунда. Закат наконец-то одарил жителей города таким долгожданным отдыхом. Внизу, на побережье холодного Моря Призраков, раскинулся маленький городок Данстар. Люди, живущие в нем, весело смеясь и болтая, расходились кто по домам, кто по тавернам отпраздновать окончание еще одного трудового дня.
Одна лишь девушка сидела на холме, плотнее закутавшись в меховой плащ, грустно наблюдала за людьми внизу, изредка отхлебывая из, уже полупустой, бутылки вина. Она подняла свои, слегка затуманенные алкоголем, серо-голубые глаза к небу. С мольбой уставившись на тускнеющее небо, она еле слышно прошептала: «За что мне такая судьба?». Из глаз полились горячие слезы, она вновь глянула на город. Те люди, внизу, веселятся, ни о чем не думают. Они никого не теряли, не переживали того, что пережила эта хрупкая фигурка, печально наблюдающая за ними. Она - Довакин. Происшествия вчерашнего дня оборванными кадрами проигрывались в сознании: вот она вновь встала утром, чтобы спасти мир, очередная пещера, очередное задание, таверна, встреча со своим старым другом, прогулка, нападение бандитов; она сидит на снегу и пытается остановить кровь, безудержно хлещущую из его ран. Она не смогла уберечь его, одна оплошность, которая стала роковой. Она долго сидела, баюкая на руках труп лучшего друга, на которого всегда мечтала быть похожей. Она всю ночь провела, качаясь вперёд-назад с уже остывшим мертвецом на руках, чьи остекленевшие глаза с легким удивлением пялились в небо, безустанно пытаясь вылечить его магией и повторяя одно и то же: «Твоя кровь еще теплая, Эльзаир, она еще теплая. Я помогу тебе…».
Холодный ветер, своим дуновением скинул капюшон с головы девушки и растрепал длинные, слегка вьющиеся волосы. Некогда яркие, блестящие волосы, с рыжим проблеском теперь у корней завивались сединой. Не от легкой жизни на лице залегли едва заметные морщины. Красивое лицо все чаще выглядело печальным. Ей всего-то минуло двадцать. Она пережила столько боли, в груди у нее образовалась незаживающая рана, вечно напоминающая о себе жжением. Будто комок плотоядных червей, будто кислота, будто шар пламени, из самых глубин Обливиона, она разъедала ее изнутри, ее хрупкую полу-эльфа. Довакин отхлебнула вина. Напиток пронесся, изнутри согревая своим пьянящим вкусом каждую клетку. Она с горечью подумала: «Да как они еще могут думать о всяких пустяках!? Если бы они пережили хоть сотую того, что пережила я, они бы уже умерли!». Новая волна боли заполнила все ее нутро. На её пути было столько крови и смерти! Но были и радостные моменты. Сквозь пелену слез начала прорываться улыбка. Любящие родители, хоть и трудное, но безусловно счастливое детство, мечты, приключения, первая любовь, верные друзья… В жизни Мирабель, не смотря на боль, были уйма радостных моментов. «Настоящая, насыщенная жизнь без боли не возможна. Это ее неотъемная часть, как и радость», - промелькнуло в голове у Миры. Она вспоминала, как будучи еще подростком, мечтала о странствиях и приключениях. «И все-таки, в моей жизни есть за что бороться!». Глотнув еще вина, Мира возвела взор к небу. Закат прошел, на его место небо одело черную завесу. Словно россыпь алмазов, на небесах сияли звезды. Они отблескивали своим бледным светом на снег, от чего он становился подобным серебру. Мирабель смогла отыскать на небосводе несколько знакомых созвездий, включая ее собственное - Лорда. Массер и Секунда, или же Йоун и Йоуд, оставляли на водной глади две дорожки света: алую и белую. Днем штормившая, ныне же абсолютно спокойная морская вода, переливалась чудесными красками – отражением северного сияния. Над морем поднялась мгла, в ней терялся свет лун, порой было хоть и страшновато, но чрезвычайно прекрасно глядеть на светящийся туман, поднимающийся над водой. Казалось, будто бы это призраки заполонили водное пространство… Может, поэтому море и назвали Морем Призраков? Где-то вдалеке раздался устрашающий, громоподобный рык, Мира навострила уши, стала оглядываться по сторонам, но дракон был слишком далеко, и не представлял опасности. Пока не представлял. Девушка успокоилась, и опять стала глядеть вдаль. Нет-нет, да и нарушит что-то ночную тишину. Ночные Братья считают, что именно Тишина и есть величайшая мелодия жизни. Мирабель была с ними согласна.
«А все-таки, все не так уж плохо, не смотря на всю боль, в моей жизни есть все. Я живу, в отличие от этих людей, их жизнь – чреда утоления животных инстинктов, их цели мелки. У меня же, в жизни цель и приключения, что еще нужно? Может, и я когда-то осяду в таком городке и буду пересказывать свои приключения, как сказки, детям и внукам? А может, я умру в следующей пещере? Кто знает, что уготовано каждому из нас? Жизнь покажет…» - с этими мыслями, Мирабель поднялась с земли, отряхнула плащ от снега, и направилась вниз, в город.