Судьба героинь книг Чарской после Революции 22

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Исторические события, Чарская Лидия «Княжна Джаваха», Чарская Лидия «Люда Влассовская», Чарская Лидия «Сибирочка» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Гражданская война в России, Октябрьская революция, СССР
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Даркфик, POV, Исторические эпохи
Предупреждения:
OOC, Насилие
Размер:
Мини, 10 страниц, 10 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что же случилось с героинями книг Лидии Чарской после революции? Кем они стали и как сложилась их судьба

Посвящение:
Всем, кто читал упомянутые книги))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Сибирочка

27 ноября 2017, 21:03
Кто бы мог подумать, что во взрослом возрасте я опять вернусь в Сибирь? Только теперь в совершенно ином статусе.

В конце 1917 года к нам нагрянули с обыском. Мы со сводной сестрой спрятались, а отец пытался сопротивляться, но он не знал ещё, что это за люди. Я слышала сперва крики, ругань, затем — выстрел и звук чего-то тяжёлого, падающего на пол. Я чуть не вскрикнула, но крик комом застрял у меня в горле. От страха я оцепенела и не могла бежать. Я видела, как в гостиную вошла дама в кожанке. Она совершенно спокойно вытерла влажной тряпочкой свои пальцы, заляпанные кровью и крикнула:

— Чего стоите? Начинайте обыск!

Меня не покидало ощущение, что где-то я её уже видела. И манеры отточенные, как у гувернантки или «синявки». Я ещё больше оцепенела, увидев её глаза. Этот фанатичный холодный взгляд мне не забыть никогда. Лишь сестра буквально вырвала меня с места и потащила, куда глаза глядят.

Жуткое зрелище — всюду расхристанные, пьяные матросы и солдаты, на улицах грабежи, со стен смотрят агитационные плакаты. Мы стремились убраться подальше от всего этого ужаса. Столица приняла на себя главный удар революции. Мы же оказались на положении бродячих собак. Есть было нечего, подвоза не было, урожая — и подавно. Мы рылись в помойках в поисках хоть чего-то, что можно было съесть, хватали даже птиц. От такой пищи в скором времени моя сводная сестра тяжело заболела и умерла. Я же кое-как выбралась из Питера. Долго я шаталась по ночлежкам, и вскоре стала напоминать обычную нищенку. В старые времена страшно даже представить: княжна стоит с протянутой рукой и готова даже тело отдать за еду. Но увы, этот кошмарный сон стал и моей реальностью. Вши и прочие паразиты стали моими верными спутниками. Когда я ночевала в бараках, я слышала, как в углу копошатся крысы, а в старых тюфяках резвились клопы. Казалось, на мне не осталось живого места.

Вскоре оказалось, что я не единственная особа знатного происхождения, выброшенная на улицу. Много «бывших» обнищало из тех, кто не эмигрировал. А у меня пропала всякая охота жить. Опостылело мне стоять с протянутой рукой, самоуверенные типчики, пользующиеся моим отчаянным положением, объедки и прочие «прелести» нищенской жизни.

В конце концов, я ужее просто стала красть всё, что плохо лежит. Но воровать я толком не умела и однажды закономерно попалась. Вот так я, по приговору суда, и вернулась туда, где прошло моё раннее детство. Суд отмерил мне три года, по моим расчётам, на волю я попаду 8 апреля 1926 года. Правда не представляю, как я буду жить дальше и главное, ради чего.
Примечания:
Пока всё. Если есть ещё кандидатуры, пишите в комментариях. я вроде по всем известным прошлась

*- аллюзия на вторую главу