Дилемма заключённого 238

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Bungou Stray Dogs

Пэйринг и персонажи:
Рампо Эдогава, Чуя Накахара, Эдгар Аллан По, Рампо Эдогава, Чуя Накахара, много оригинальных персонажей , эпизодически Эдгар Аллан По и Акико Ёсано; упоминаются Юкичи Фукузава, Осаму Дазай и Огай Мори, Акико Ёсано, ОМП, ОЖП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Фэнтези, Детектив, Экшн (action), Hurt/comfort, Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 109 страниц, 5 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Это восхитительно! Спасибо~» от Azair
Описание:
Идея Рампо затащить Чую Накахару в книгу По была, конечно же, гениальна. А вот о том, как с Накахарой справиться внутри этой самой книги, Рампо совершенно не подумал. Это он зря.

Посвящение:
Онегину (https://vk.com/corruptionhouse). Без тебя этой работы просто не было бы, ма-а-ам XD

Большое спасибо Эйнэри за вычитку этой работы!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Дилемма заключённого — фундаментальная проблема в теории игр, согласно которой игроки не всегда будут сотрудничать друг с другом, даже если это в их интересах. Предполагается, что игрок («заключённый») максимизирует свой собственный выигрыш, не заботясь о выгоде других.

Пожалуйста, обратите внимание на то, что эта работа является первой частью цикла «Игра с ненулевой суммой» из трёх (пока что) частей. Следующие две части цикла выложены в соответствующем сборнике: https://ficbook.net/collections/8990154.

Данная работа написана на Летнюю Фандомную Битву 2017 за команду fandom Bungo Stray Dogs 2017. Другие мои работы этого лета за эту команду можно найти в сборнике: https://ficbook.net/collections/8949941.

В каждой части прикреплены иллюстрации к ней. Если они прикреплены в конце, то не рекомендуется открывать их заранее, чтобы не заспойлерить себе детективную интригу.

24.03.18: №47 в топе «Джен по жанру Детектив».
15.03.18: №36 в топе «Джен по жанру Детектив».
13.11.17: №22, №41, №44.
12.11.17: №27.
11.11.17: №21, №45, №47.
10.11.17: №24, №44.
09.11.17: №20, №39, №38.
08.11.17: №9, №22, №22.
07.11.17: №8, №15, №29.
06.11.17: №13, №14, №22.
05.11.17: №11, №15, №22.
04.11.17: №13, №14, №21.
03.11.17: №14, №17, №27.
02.11.17: №19 в топе «Джен по жанру Детектив», №24 в топе «Джен по жанру Пропущенная сцена», №36 в топе «Джен по жанру Hurt/comfort».

День первый

31 октября 2017, 21:06
Рампо пришёл в себя от резкого толчка. Его с силой бросило вперёд и дёрнуло в районе груди, голова ударилась обо что-то твёрдое. Прежде чем он успел сообразить, что происходит, спереди раздалось громкое и раздосадованное:

— Ну ё-моё! Всё, турист, приехали!

Дезориентированный, Рампо завертел головой, пытаясь как можно скорее оценить ситуацию. Сидел он в многажды починенной легковой машине эконом-класса, а хрипловатый голос принадлежал её водителю — моложавому мужчине лет тридцати двух, непьющему, курящему, женатому, работающему автомехаником и увлекающемуся туристическими походами. Машина стояла посередине узкой дороги посреди явно не японского (американского? европейского?) леса, а прямо перед ней проезд перекрыла упавшая сосна, раскинувшая развесистые ветки даже на обочину. Проехать мимо определённо не представлялось возможным, и толчок ранее явно был вызван экстренным торможением.

Неужели По специально начал свою книгу с физических препятствий? Что за дешёвый трюк!

— Мда-а, да что ж такое-то с этой дорогой? — продолжал разоряться водитель. — То дерево упадёт, то мост обвалится, то ремонт начнётся на ровном месте — ну как заговорённая, чес-слово! Ты уж прости, парень, но дальше — видишь? — никак! Придётся тебе в город пешим ходом топать.

— Ага, — согласился Рампо, поспешно соображая, о каком городе идёт речь. Очевидно, По воспользовался классическим трюком: детектив должен был приехать в новое место и с порога попасть в круговорот событий. Даже обидно: он ведь обещал что-то сложное и необычное!

Неделя на разгадку, неделя на разгадку… Рампо был настроен крайне скептично.

Он вылез из машины, едва не забыв прихватить с собой портфель. Водитель вытащил из багажника здоровый серебристый чемоданище и заявил:

— Ну вот, дальше тут недалеко. Наверное. Почти. За полчаса точно дотопаешь. Удачи, что ли!

И уехал, хам эдакий!

«По стоило бы сделать своих персонажей более доброжелательными», — обиженно подумал Рампо, волоча чемодан по обочине в попытке как-то обойти поваленное дерево. Лишь спустя минуты три он наконец он выбрался на дорогу и тотчас же занялся самой важной на данный момент задачей: инспекцией личных вещей главного героя.

Вернее, попытался. Потому что на большом и тяжёлом железном чемодане стоял явно новый кодовый замок.

Из шести цифр.

— Не очень-то и хотелось, — буркнул Рампо, быстро осознав, что даже с Супер-дедукцией не смог бы угадать одну из миллиона возможных комбинаций за адекватное время. Может быть позже, в городе — но уж точно не на дороге посреди леса.

В потрёпанном портфеле, в процессе тщательной инспекции буквально вывернутом наизнанку, обнаружились: кошелёк с несколькими сотнями евро, всякие полезные туристические мелочи вроде пачки бумажных платков (с английской этикеткой), бутылки воды (с немецкой этикеткой), наушников (с японской надписью) и перочинного ножа, а также в очень неплохом состоянии пистолет. Травматический, кажется, но степень паранойи главного героя книги впечатляла. А вот документов, банковских карт или любых других идентифицирующих личность вещей в наличии не было. Рампо не слишком хорошо разбирался в процессе поиска жилья в незнакомом городе, но логика подсказывала, что снять гостиницу без паспорта он не сможет.

— А вот это уже жульничество, — обиделся он. — Речь шла о трудностях с разгадкой убийства, а не с… с… функционированием в книге!

Одежда тоже оставляла желать лучшего: дешёвый и скучный серый костюм, ещё и неудобный к тому же. По выходу из этой дурацкой книги Рампо определённо собирался перекинуться с По парой слов о том, как можно и как нельзя усложнять детективную задачу.

Он громко и протяжно вздохнул, схватил чемодан и потащился в сторону города.

Вставало из-за гор солнышко, дул тёплый ветер, пели птички, дорога уходила в гору, и чемоданище оттягивал руку так, словно хозяин набил его доверху книгами или кирпичами. Рампо успел разозлиться, расстроиться и, наконец, смириться со своим положением к тому моменту, когда из-за поворота показался мост через маленькую речушку, ведущую в ещё более крошечный город. Вид его просто захватывал дух: очаровательные белые домики с оранжевой черепицей, замок на скале, часовенка с зелёной крышей… и справа от моста — билборд с крупной надписью:

«Willkommen in Wümmeniederung-Grevesmühlen!»


«Куда?!» — изумился Рампо, обалдело пытаясь понять, как это вообще произносится. Ву-ме-ме-ни-э-де-рун-гу… Нет, наверное все-таки Вю-ме-ни-и-дре… В общем, полная тарабарщина. Зачем вообще придумывать такие названия? Вечно этот По выделывается! Если детективная составляющая истории себя не оправдает, Рампо выживет его из Йокогамы, честное слово.

Город-который-невозможно-назвать был тих. Почти никаких машин на узких улочках, горстка людей в кафе на главной площади, да и только. Подумав, Рампо решил туда и зайти: никто не знает больше слухов о жизни горожан, чем неприметные официанты. С трудом втащив пока что бесполезную железную дуру по ступенькам, он кое-как уместил её у входа и раскрыл красивую, оформленную под старину деревянную дверь с колокольчиком наверху.

Изнутри повеяло запахами свежей выпечки, пива и горящих дров. В кафе, оформленном на манер старинных харчевен, было почти пусто: крупная рыжая женщина среднего возраста (явно хозяйка заведения) мыла посуду за барной стойкой, а её муж, сгорбленный носатый мужчина постарше (вероятно, плотник), прихлёбывал пиво из огромной кружки.

Невозможность использовать на них Супер-дедукцию ужасно раздражала: со способностью Рампо тотчас бы узнал всё-всё-всё, а не жалкие огрызки фактов! Но ничего не поделаешь, придётся обходиться тем, что есть. Ну что такого невероятного мог придумать По, в самом-то деле?

Рампо подошёл к хозяйке и, очаровательно улыбнувшись, сказал:

— Здравствуйте! Скажите, у вас тут можно выпить горячего чаю с пирожным?

В реальном мире он спросил бы о проживании для туристов, но в романе были другие правила: не исключено, что для сюжета жизненно важно поселиться куда-нибудь на чердак старого замка или что-то вроде. Безопаснее было позволить событиям разворачиваться самостоятельно — ненадолго, до первого трупа. Напроситься переночевать у этой конкретной женщины он ещё успеет.

Хозяйка подняла на него цепкий взгляд и как-то излишне сильно удивилась:

— Вы турист?

— Верно, мэм! — согласился Рампо, с трудом вспомнив правильное английское обращение. — У вас очень красивый городок! Просто волшебный!

Вероятно-плотник забулькал пивом. Хозяйка кафе, продолжая смотреть на него очень странно (интересно, почему? Настолько не туристический сезон?), медленно произнесла:

— Да, городок у нас изумительный. Да вы садитесь, я сейчас принесу вам чай. Вы надолго к нам в город, герр?..

— Эдогава Рампо, мадам! Да уж не знаю, как дело пойдёт. Пожалуй, останусь на пару дней.

— М-да, — пробормотал плотник себе под нос, — надо будет к пресвитеру Бьёрклунду сходить.

— Надо будет, — согласилась хозяйка, пока Рампо гадал, кто такой пресвитер и имеет ли он отношение к вязанию свитеров. — Ой, мы ведь не представились! Этот пьяница, — она шлёпнула мужа по рукам полотенцем в притворном гневе, — Дирк Хоффман, а меня зовут Марта Шульц. Очень приятно познакомиться с вами, герр Рампо, к нам нечасто заезжают туристы. Вот ваш чай с пирожным, приятного аппетита.

На тарелке лежало настоящее совершенство: огромная тарталетка, украшенная ягодами и целой горой взбитых сливок. Рампо восхищённо ахнул и осторожно отломил кусочек. Великий Артур Конан Дойль, какой вкус!.. За это По определённо можно было простить дурацкое название города — хоть и не чемодан, пожалуй. Впрочем, если у них тут есть другое такое…

— Вижу, вам нравится моя стряпня, — улыбнулась Марта. Рампо закивал и с набитым ртом воскликнул:

— Еффё бы!

Марта рассмеялась и явно хотела что-то добавить — но тут дверь распахнулась и в кафе буквально ворвался сильно смахивающий на викинга бородатый мужчина с топором и бешено выпученными глазами:

— Марта! — загремел он с порога, прежде чем Рампо успел хорошенько испугаться и придумать, как сбежать от этого маньяка, — Марта, зови пресвитера скорей!

Марта, нахмурившись, бросила полотенце на стол и грозно приказала:

— Ганс, успокойся сейчас же. Что случилось?

Викинг беспомощно посмотрел на неё, руки у него затряслись (в сочетании с топором — та ещё картина, стоило на всякий случай отодвинуться подальше). Кажется, Рампо знал, что сейчас произойдёт.

— Катарина, — жалобно сказал Ганс таким голосом, словно собирался расплакаться. — Катарину… загрыз, сука такая… насмерть…

Рампо чуть не застонал. Ну почему убийство случилось именно тогда, когда он нашёл свой идеал от мира кондитерских изделий?! Нельзя было пять минут подождать?

Кружка выпала из рук Дирка и покатилась по барной стойке, заливая поверхность пивом. Ни он, ни Марта не обратили на это внимания — они соскочили со своих мест и бросились к выходу. Рампо переживал сильнейший внутренний кризис: ему точно нужно было расследовать это дело, если он хотел попасть обратно в реальный мир, но пирожное… но убийство… но пирожное!..

— Давай в церковь, Марта, а я посмотрю, что там случилось, — бросил Дирк, вылетая из дверей, — приведи пресвитера как можно скорее!

Подождите, что? В церковь?!

Рампо наконец-то осознал, кто такой пресвитер — и вскочил на ноги, позабыв про пирожное, По и ожидающую его загадку.

— Вы что, собрались первым делом позвать на место убийства священника?! Вы с ума посходили! А ну ведите меня к этой вашей Катарине! Я вам покажу, как работает настоящий детектив!


***


Для без пяти лет пенсионера, любившего пропустить литровый стакан пива по утрам, по извилистым ведущим в гору улочкам Дирк бегал со сверхъестественной скоростью. Даже завидной, если честно: Рампо за ними с Гансом ни в какую не успевал! Только логика, хороший обзор и желание доказать, что он лучше какого-то там священника, позволили ему не потерять их след.

Как оказалось, Катарина жила по другую сторону мелкой речушки: на самой окраине городка, в домике рядом с лесом. Рампо, пожалуй, даже оценил бы миленький беленький коттедж с деревянными ставнями и аккуратным садиком — если бы мог дышать после такого марафона. Но восстанавливать дыхание не было времени: ворвавшись в дом, Рампо из последних сил добрался до заднего двора и заорал:

— Нивкоемслучаеничегонетрогайте!!!

Дирк, сидевший на корточках перед трупом, поднял на него удивлённый взгляд. Переминавшийся рядом Ганс нервно дёрнулся. Судорожно глотая воздух, Рампо проковылял к месту преступления и с трудом проговорил:

— Всем… успокоиться… и… стоять на месте. Я… частный детектив. Я сейчас всё сам… сделаю.

И полностью забыл о присутствии рядом других людей, сосредоточившись на осмотре места преступления.

Убитой оказалась женщина лет двадцати восьми, высокая полногрудая блондинка. Раны её были, чего уж там, просто ужасны. Дикий зверь разодрал её шею, почти отделив голову от тела, одежда была частично порвана когтями и залита кровью, а лицо… Уродливые линии от клыков уходили глубоко в мышцу, рот — разодран, как у персонажа-клоуна из американских комиксов. Светлая кожа, густые волосы, пушистые ресницы закрытых сердобольным Дирком глаз — если бы не кровавая улыбка, обращённая к небу, убитая определённо была бы очень красива.

Рампо немного замутило.

«Это всё ненастоящее, — напомнил он сам себе. — Это просто книга и просто дурацкий волк. Но почему это волк? Пообещал загадки и резню, а тут — маленький город и нападения диких зверей… или…»

Рампо выпрямился и огляделся по сторонам. Умершая явно глубоко презирала заборы: её просторный и ухоженный задний двор выходил прямо в лесную чащобу, а на ближайшем к газону дереве даже висел гамак. Учитывая, что тело лежало близко к границе леса, гипотетический волк вполне мог выскочить из-за деревьев…

Вот только обычные дикие звери так себя не ведут.

— Герр детектив, куда вы? — удивился Дирк. Рампо махнул ему рукой и приказал:

— Всё ещё не трогайте тело, я сейчас вернусь.

— Как вы можете так говорить?! — возмущённо рявкнул Ганс. Развернувшись на пятках, Рампо ткнул его пальцем в грудь, не обращая внимания на разницу в росте и комплекции, и медленно и зло, как идиоту (не «как», все люди на 99,9 процентов были полными идиотами), объяснил:

— Тело никуда от меня не денется. Но если вы хотите знать, что произошло, мне нужно осмотреть дом.

Дирк подошёл к нему и спросил устало и вымотанно:

— Зачем?

— Затем, что смерть произошла часов десять тому назад, сейчас позднее утро, убитая одета в уличную одежду и кроссовки, и дикие волки рядом с городами просто так из леса не выскакивают, — отрубил Рампо. — Мне нужно знать, чем она занималась, дайте мне сделать мою работу.

Не встретив больше никакого сопротивления, Рампо наконец-то распахнул заднюю дверь и вошёл в дом.

Убитая была врачом. Об этом однозначно свидетельствовали книги на полках, аптечка, отсутствие пыли в комнате и ещё несколько незначительных мелочей. И не просто врачом: она была по уши влюблена в свою работу. Однозначно одинока. Та ещё активистка, судя по плакатам и брошюрам донорских центров и пикетов Гринписа на журнальном столике. Квартиру содержала в порядке, техникой пользовалась активно, записи вела в основном на ноутбуке. Зачем она вышла во двор в такое время, почему так тепло оделась, как спровоцировала волка? Что, что он знал ещё?..

— Кто вы такой и что вы здесь делаете? — раздался сзади ледяной голос. Рампо отложил книгу, которую осматривал, и обернулся. В дверях комнаты, скрестив руки на груди и сверля его подозрительным взглядом, стояла сногсшибательная по меркам среднестатистического человека женщина, словно сошедшая в этот мир с какой-то картины: фигуристая, белокожая, с шикарными густыми чёрными волосами и пронзительными тёмными глазами. Хотя на вид ей было никак не больше двадцати пяти, назвать эту валькирию, или даже вампирессу, девушкой у Рампо бы не повернулся язык. А вот сама валькирия явно была близка к тому, чтобы начать называть его всякими нехорошими словами:

— Я вас спрашиваю, герр, что вы здесь делаете? — с нажимом повторила она, шагнув вперёд. К счастью, тут в комнату вошёл Дирк — и, увидев эту сцену, негромко сказал:

— Анке, успокойся.

Та вскинула брови:

— Герр Хоффман? А вы тут откуда? И где Моро? Я была под впечатлением, что установка нового роутера не требует дополнительной помощи друзей. Что-то случилось?

— Да, — сухо ответил Дирк. — Катарина во дворе. Пойдём со мной.

Окинув Рампо неодобрительным взглядом, грозная валькирия Анке почти промаршировала мимо и вылетела за двери; Рампо немедленно бросился за ней, чтобы понаблюдать за реакцией.

Ганс, слава богу, послушался его приказа и трогать тело не стал: просто стоял рядом и тупо пялился в одну точку. Благодаря этому Анке открылся прекрасный вид и на разодранное горло, и на «улыбку» Катарины. Попятившись, женщина издала нечеловеческий звук, а затем буквально бросилась к трупу.

— Стоять! Ловите её!!! — рявкнул Рампо. — Она уничтожит улики!

Ганс, всё ещё находящийся в ступоре, сделал шаг вперёд и попытался перехватить Анке на полпути. Та отпрыгнула в сторону, словно дикая кошка, и огрызнулась:

— Руки. Я не идиотка и в состоянии не наступить на вещественные доказательства. Прочь. С дороги.

Никто из местных не смог ей возразить, а Рампо просто не обладал достаточным авторитетом. Анке села на траву рядом с Катариной, ласково и печально провела пальцами по её волосам, прижала к глазам ладони:

— Господи. Господи, вот же чёрт. Как давно?..

— Предположительно ранним утром, — отозвался Рампо. Анке повернулась к нему:

— Опять вы? Вы вообще кто?

— Лучший частный детектив Японии Эдогава Рампо к вашим услугам.

— Япония? Вы что, турист? — фыркнула Анке, словно услышала не совсем приличный анекдот. — Серьёзно, Хоффман?

— Я его не звал, — развёл руками тот.

— Потрясающе. В таком случае советую прогнать его взашей. Пусть убирается к дьяволу, откуда приехал.

— Только после вас, — спокойно отозвался Рампо. — И если вы сейчас не отойдёте, вы будете мешать расследованию. Или вы хотите ему помешать?

Лицо Анке искривилось в высшей степени раздражения. Пружинисто поднявшись на ноги, она медленно, с расстановкой произнесла:

— Иди ты в задницу со своим расследованием. Тебя никто не просил вмешиваться в наши дела. Мы тут сами прекрасно разберёмся.

— Ну да, конечно! — Рампо фыркнул, но решил, что дальше пока можно её игнорировать. — Кстати говоря! Кто-то из присутствующих уже трогал тело? Перетаскивал, возможно?

— Я только закрыл ей глаза, — тихо отозвался Дирк, — и я не понимаю, о каких уликах идёт речь.

Рампо самодовольно усмехнулся.

— Потому что вам нужен детектив, а не какой-то там святоша. Включите голову, герр Хоффман, всё ведь очевидно. На вашу Катарину — мисс Моро, если вам угодно — напал агрессивный зверь, — Анке скривилась, — повалил на землю, разодрал горло, — Ганс жалобно всхлипнул, — повозил по траве, и всё это — на её собственном заднем дворе. Дикие звери так не делают, герр Хоффман, если только они не напуганы или не в бешенстве. Для домашней собаки укус великоват. Это приводит меня к выводу: кто-то в округе держал дикое животное, вероятнее всего, волка, который сбежал в лес и, в испуге наткнувшись на бедную женщину, её убил — но это какое-то слишком большое совпадение, поэтому очень вероятно, что его натравили. У мисс Моро были враги? Много у вас в округе деревень?

Ганс медленно осел на землю. Анке продолжала смотреть на Рампо — но уже не пренебрежительно, а задумчиво, словно прицениваясь. Дирк, всё больше бледнеющий в процессе монолога, под конец стал немного напоминать привидение. В смятении он провёл по лицу рукой, прикрыл глаза и пробормотал:

— Мы тут одни на много километров гор.

— Что же, это упрощает нашу задачу! — воскликнул Рампо. — Значит, зверем владел кто-то из горожан!

— Убью, — ровно сказала Анке. — Найду и убью, ещё больнее.

Эту фразу Рампо тоже решил проигнорировать.

— Видите, совсем несложно, правда? Если, конечно, задействовать мозг. Держу пари, ваш священник так не умеет!

— Что не умеет? Что здесь происходит, Дирк? — раздался голос Марты из-за угла дома. — Я привела пресвитера Бьёрклунда, он готов осмотреть труп.

Рампо закатил глаза, поворачиваясь к ней:

— Повторяю вам в пятый раз, вам ничем не поможет бесполезная, ничем не обоснованная, безнадёжно устаревшая вера в то, что какой-то там святоша сможет магическим образом разобраться с этим убий…

Он поперхнулся и замолк на полуслове. Потому что рядом с Мартой, выряженный в чёрную рясу и белый воротник лютеранского священника, стоял невысокий, крепко сложенный рыжий мужчина. И сверлил его полным слепой ненависти взглядом.

— Забавно, — холодно сказал Накахара Чуя, не переставая смотреть Рампо прямо в глаза. — А вот мне отчего-то так не кажется. Сюрприз, мистер детектив.

— Пресвитер Бьёрклунд! — воскликнул Дирк с облегчением. — Наконец-то!

Ганс отмер и с надеждой уставился на новоприбывших. Безразлично кивнула им Анке. Марта рассматривала труп и сжимала руку Накахары так, словно он был местным главным супергероем.

Потому что пресвитер Бьёрклунд, очевидно, и был местным главным супергероем.

— Вот блин, — негромко сказал Рампо, осознавая, насколько же он сейчас попал.

Накахара, сволочь такая, ухмыльнулся.

— Святые небеса, — пробормотала Марта, всё ещё глядя на труп, — это кто же её так…

— Сбежавший от кого-то в городе или специально спущенный зверь; вероятно, волк, — отозвался Дирк. Затем посмотрел на Рампо и поспешно добавил: — По мнению герра детектива, конечно.

— Выглядит похоже, — согласился Накахара, прошёл мимо Рампо, специально задев его плечом, и тоже присел в полуметре от трупа. — Как давно наступила смерть?

— Десять часов назад, — вновь слил ему информацию Дирк. Настроение Рампо падало всё ниже и ниже. — Пресвитер Бьёрклунд, вы разберётесь с этим?..

— Я помогу, — вдруг твёрдо сказал Ганс. Дирк покачал головой:

— Ты не утерпишь и его прибьёшь.

— Поддерживаю Ганса, — отозвалась Анке. — Кто бы это ни был, пару сломанных костей он заслужил.

— Так, хватит. — Марта решительно подошла к Гансу и приобняла за плечи. — Ты, милый мой, никуда не пойдёшь. Мы справимся без твоей помощи. И организуем правильные похороны, конечно же. Пресвитер, вы ведь нам не откажете?

— Ни в коем случае, фрау Шульц, — почти пропел Накахара, снял с шеи увесистый крест и, подойдя к телу Катарины, что-то забормотал. Рампо мужественно подавил порыв скрипнуть зубами: всеобщее поклонение Накахаре несколько усложняло задачу. Тем временем Марта переключила своё внимание на остальных:

— Дирк, сходи в ратушу, расскажи о случившемся герру Шварцвальду. Ганс, ты пойдёшь со мной. Анке, ты не могла бы сказать Стефану, чтобы он проверил окрестности на всякий случай?

Анке покачала головой:

— Он сегодня собирался на охоту, вышел с рассветом. Его не будет дня три, может и пять.

— Ах, как не вовремя! Остаться без лесника в такое время… Что ж, я найду кого-нибудь покрепче.

— Не думаю, что в этом есть смысл. Это как искать иголку в стоге сена, даже не зная, есть ли она внутри.

— Да, ты права, права, извини. Но мы хотя бы знаем, что нам нужно. Герр Рампо, — Марта приложила ладонь к груди, — мы очень благодарны вам за помощь, спасибо огромное. Извините, что втянули вас в это.

— Да ничего страшного, — заверил её Рампо, — это ведь моя работа. Но я хотел бы всё-таки осмотреть дом убитой, ведь если зверя натравили на неё специально…

— Нет, — неожиданно подал голос Ганс. — Вещи Катарины не будет трогать первый встречный.

— …конечно же, вы можете осмотреть дом, если будете аккуратны, — с нажимом сказала Марта. — Ганс, ты можешь не присутствовать. Анке наверняка не откажет в помощи герру Рампо, верно?

Та со вздохом пожала плечами:

— Как вам будет угодно. По стечению обстоятельств, — она невесело усмехнулась, — сейчас я совершенно свободна.

— Вот и замечательно! И ещё кое-что. — Марта повернулась к Рампо и посмотрела на него неожиданно серьёзно. — Вы ведь останетесь в городе ночевать, верно?

— Да, я собирался, — обрадовался тот: кажется, сейчас ему предложат бесплатное жильё! — Не могу же я уехать, бросив вас и эту историю. — Накахара закатил глаза. — А почему вы спрашиваете?

— Потому что вам нужно где-то жить. В городе сейчас, как вы сами понимаете, небезопасно, и гостиницы у нас не работают, к тому же. Так что лучшим выходом для вас будет пожить в свободной комнате у пресвитера.

«…Что?»

— Отличная идея, — кивнул Дирк. — Там вам будет безопаснее всего.

— Что?!

— Прошу прощения? — медленно и с расстановкой произнёс Накахара. Рампо взмахнул руками и возмутился:

— Я не буду жить при церкви! Я не буду жить с ним! А он, я уверен, не захочет жить со мной!

И лишь сказав это, Рампо осознал, что подбирать за ним разгадки всех тайн сюжета будет самым лучшим вариантом для тупого мафиози.

Накахара расплылся в ехидной улыбке и возразил:

— Да нет, почему же. Церковь всегда готова принять под своей крышей нуждающихся. Полагаю, это будет очень, очень любопытный опыт.

Вот чёрт.


***


Перспективы остаться наедине с Накахарой Рампо пытался избежать всеми возможными способами. Однако местные, к сожалению, оказались совершенно двинуты на религиозной почве, и слушать его никто не захотел. Лишь каким-то чудом Марту и Дирка удалось убедить, что перенести вещи он может и позже, а разобраться с убийством нужно сейчас. В итоге те увели «пресвитера Бьёрклунда» заниматься подготовкой похорон, а Ганса — успокаиваться после нервного потрясения, и с Рампо осталась только Анке, безмолвно наблюдавшая за осмотром дома. К сожалению, больше ничего важного Рампо пока не нашёл, хотя за следующие десять минут ему удалось узнать, что доктор Моро вела приём не на дому и принимала очень активное участие в жизни города: даже устраивала под окнами ратуши антиохотничий пикет как-то раз. Благодаря этому она несомненно обзавелась несколькими врагами, но вряд ли они захотели бы её убить. К тому же, Рампо совершенно не понимал, как банальное убийство из личных мотивов должно было привести к массовой резне. Бред какой-то.

Он вздохнул и потёр виски руками.

Очень хотелось надеть очки.

— Вы уже две минуты рассматриваете фотографии с протеста, — заметила Анке. — Нашли что-нибудь?

Пришлось с неудовольствием признать:

— Боюсь, что нет, мисс…

— Веррат. Можно просто Анке.

— Тогда зовите меня просто Рампо, — махнул рукой он. — Вы не против, если я задам вам несколько вопросов?

— Валяйте. Не люблю приезжих, но вы вроде знаете, что делаете.

— Конечно знаю! Итак, вопрос первый. Извините за банальность, но в каких отношениях вы состояли с погибшей?

К его удивлению, Анке усмехнулась и ответила:

— С Моро? В сложных. Она была той ещё занозой в заднице. Умна, не спорю, но упряма как баран. В городском управлении её тихо ненавидели: то она деньги на больницу выбивала, то вон до охотников докапывалась — большой был скандал. А недавно вдребезги разругалась с реставраторами замка: мол, они расхищают представляющие ценность вещи. Я и сама легко влезаю в скандал, поэтому мы часто ссорились: то ей не нравилось, что у меня серверная в подвале замка, то ещё что-нибудь. Но вот уж не ожидала, что язык её до такого доведёт.

— Серверная? — переспросил Рампо. — Вы работаете?..

— Провайдером, сисадмином и настройщиком в одном лице. Городок маленький, меня одной на всех хватает.

— А почему у вас серверная в подвале?

— Потому что он глубоко внутри горы. Там холодно и сухо, приходится куда меньше тратиться на кондиционирование.

— Логично. А зачем вы сегодня сюда пришли?

— Устанавливать вайфай-роутер. Катарина совершенно не разбирается… не разбиралась в технике. Мы договаривались ещё за неделю. Подождите, вы что, подозреваете меня?

Рампо пожал плечами:

— Не больше, чем мистера Хоффмана или этого вашего Ганса: мотива у вас вроде бы нет, но я здесь никого не знаю, вот и приходится отрабатывать все версии. Кстати, а как Ганс мог найти труп?

— Вам лучше у него спросить, но полагаю, он пытался в очередной раз пригласить её выпить чашечку кофе, — Анке ухмыльнулась. — Про его влюблённость в городе знали, по-моему, все, кроме неё. Это было очень забавно. Бедный мужик, если бы он знал, насколько это безнадёжно…

— Почему безнадёжно? Стойте, я уже догадался: она была лесбиянкой. А откуда вы это знали?

— Она особо не скрывала, Ганс просто был не в состоянии понять намёк.

— Хм. А убить её из ревности в состоянии аффекта он не мог? Хотя нет: натравить зверя для спонтанного убийства сложновато. Вы не знаете, кто в городе мог бы его держать?

— Я, конечно, часто хожу по квартирам, но… понятия не имею. Я разбираюсь в компьютерах, не в животных.

— Понимаю. Тогда другой вопрос: кто, по-вашему, имел мотив убить мисс Моро?

Анке задумалась:

— Ммм… Именно убить? Даже и не знаю. Я уже сказала про реставрацию, но им вроде бы удалось защититься от её нападок. Ратуша должна была рассматривать дело на прошлой неделе, но слушание отменили: Майерсу удалось убедить всех, что у неё нет доказательств.

— Майерс?..

— Он у них главный. Но я не думаю, что ему было, откуда взять зверя: он просто помешан на чистоте и порядке, а животных терпеть не может. К тому же, он сейчас даже не в городе — уехал договариваться о поставке материалов.

— Тем не менее из списка подозреваемых я бы его не исключал.

— Почему?

— Быть исполнителем он не мог, согласен, — а подстроить покушение?

— По складу характера? Полагаю, да. Но я не вижу в этом смысла.

— А что, если мисс Моро всё-таки нашла какие-то доказательства? Сильно бы вашему Майерсу прилетело?

— Ужасно. Конец карьере был бы самым мягким наказанием для него. Цаубершлосс для нас почти святыня. Фундаменту чуть меньше тысячи лет, это один из самых старых замков в Германии. Его подвалы уходят непосредственно в скалу. Есть даже легенда, что некоторые ходы ведут к настоящей сокровищнице старого герцога. Это чушь, конечно, все ходы давно изучены — но вот выйти по ним на другую сторону горы вполне реально.

— Впечатляет, — протянул Рампо. — Вижу, вы тоже любите этот замок. А всё же, если бы у мисс Моро были доказательства — где бы она их спрятала?

— В запароленных директориях, — немедленно отреагировала Анке. — Это мне пришлось вбить в её голову намертво.

Рампо ухмыльнулся и показал на компьютерный стул:

— А вскрыть эти директории вы сможете?

Выражение лица Анке не предвещало запароленным директориям ничего хорошего:

— Сомневаетесь в моем профессионализме? Смотрите и учитесь, герр детектив.

Через пятнадцать минут размерного стука по клавиатуре, многосложных проклятий и громкого досадливого шипения Анке хлопнула руками по столу и воскликнула:

— Ес-сть! — А затем, буквально десять секунд спустя: — О боже, вы были правы. Смотрите!

Если бы Катарина Моро была жива к моменту их знакомства, Рампо с удовольствием пожал бы ей руку. Количество проделанной работы впечатляло. Фотографии страниц с описью вещей, списки рабочих и даже отвратительного качества аудиозапись, на которой кто-то с ужасным акцентом и впечатляющим количеством бранных слов обсуждал, как лихо вынес из замка золотые подвески с люстры. Под конец прослушивания Анке слегка поскрипывала зубами, поэтому Рампо предположил:

— Полагаю, вы знаете говорящего.

— Знаю ли я, как ругается Стив Казински? О, ещё бы. Эта с… сволочь достала не только Катерину, но и половину города! Дебошир, хамло и жуткий пошляк! Берётся за любую шабашку, лишь бы хватило на пиво. В прошлом году Катарина его чуть не прибила за охоту на каких-то там тетеревов — они в красную книгу занесены, а он их связками таскал, представляете? А в этом году нанялся к реставраторам носить всякие ящики и камни. Стоило догадаться, чем это закончится.

Рампо покачал головой: да уж, идеальный подозреваемый. Вот только для По это было слишком просто. Что могла маскировать эта история?

— Если он охотник, то вполне мог держать у себя какого-нибудь… волка, — предположил Рампо, чтобы не создавать паузу в разговоре. — Убил мать и притащил детёныша домой. А потом этот Майерс узнал о животном, или о подвесках, или обо всём сразу, и шантажировал, чтобы тот натравил зверя на мисс Моро.

Анке оскалилась не хуже волка:

— В точку. Пойдёмте, поймаем его на горяченьком!

— Ну-ка стойте! Никуда мы не пойдём, пока у нас нет достаточных доказательств. Не обессудьте, но качество вашей аудиозаписи такое, что вряд ли суд на ней что-то разберёт.

— И что вы предлагаете?

— Сделаем-ка мы вот что. Ваш… этот, как его… Стив. У него есть гараж или что-то вроде?

— Да откуда бы?

— Замечательно. А кабельное он смотрит?

— В выходные — целыми днями. Что вы на меня так смотрите? Я же вижу, кто пользуется интернетом!

— Вот и замечательно. Тогда сейчас мы пойдём к вам на работу и это самое кабельное ему отключим.

Анке уставилась на него с недоумением:

— Знаете, это какая-то довольно странная месть за убийство.

— При чём тут месть? Что он сделает, когда поймёт, что кабельное не работает?

— …позвонит мне.

— И мы с вами получим полное право посетить его квартиру. Я пойду с вами — представите меня как друга по переписке, который приехал погостить к вам в город. Если он держал дома зверя, мы заметим. Это будет достаточным доказательством его вины. Что же до Майерса… Есть у меня одна мысль. Нужно будет осмотреть интерьеры замка и сравнить с фотографиями прошлых лет. Через серверную пролезть получится?

— Технически это реально, но нас сразу же выгонят обратно, — покачала головой Анке, — после скандала Катарины Майерс перепсиховал и не даёт туда заходить.

— Значит, залезем ночью. Фонарь у вас найдётся?

— И не один.

— Отлично! Тогда вперёд, — Рампо улыбнулся, — пора Стиву узнать, что такое полноценный техосмотр неисправного роутера.

— …антенны, вообще-то. Мы же про кабельные каналы говорим.

— Не важно, это мелочи. Давайте, пойдём быстрей!


***


В отличие от Катарины, Анке жила довольно близко к замку, в квартирке на третьем этаже каменного домика. «До серверной недалеко», — объяснила она, включая два системных блока и один ноутбук сразу. Количество техники в её гостиной вообще наводило Рампо на смутные мысли о фильмах про супершпионов, настолько необычной выглядела вся конструкция, особенно на фоне бордовых обоев с цветочным рисунком и деревянной мебели возрастом лет в пятьдесят. Увлёкшись осмотром книжных полок, Рампо толкнул дверь и оказался в спальне, где на кровати были в беспорядке раскиданы какие-то бумаги и блокноты, а особенно эпично смотрелись два меча, повешенные крест-накрест на стене. Он подошёл к кровати и стал заинтересовано перебирать листы, где расчёты и счета за электричество причудливо и бессистемно перемежались с рукописными заметками на разной бумаге разными ручками — к сожалению, на незнакомом ему европейском, немецком, очевидно, языке (ну почему По так любил усложнять именно то, что усложнять не следовало?! Лучше бы загадку потруднее придумал!).

— Что вы делаете? — возмутилась хозяйка квартиры, грозной фигурой возникая в дверном проёме. Рампо отскочил назад от кровати и повинился:

— Простите, засмотрелся. Привычка. Красивое у вас украшение, даже не скажешь сразу, что ненастоящее. Друзья выковали?

— Да, тут недалеко есть кузница, они такие на заказ штампуют, — Анке потёрла переносицу. — Я, конечно, понимаю, что у вас профдеформация, но я буду очень признательна, если вы не станете рыться в моих вещах. Я всё сделала, звонка нужно ждать с минуты на минуту. Идёмте, напою вас чаем, что ли.

Это была хорошая возможность немного подправить положение с ночёвкой:

— Скажите, Анке, — протянул Рампо, пока та ставила чайник на огонь, — а у вас не найдётся друга, который согласится приютить меня на пару ночей? Я заплачу, конечно же, об этом не волнуйтесь.

— А чем вам не понравился пресвитер? Он вроде относительно адекватный, и комната для гостей у него действительно есть.

Рампо скривился:

— Я в принципе не люблю иметь дело с религией и всем, что с ней связано, основываясь на абсолютной бездоказательности их догматов, полной бесполезности её существования и принципиальной невозможности добиться от её поклонников хоть капли критического мышления. Проще говоря, я атеист и не хочу, чтобы мне несколько дней полоскали мозги проповедями и требованиями уверовать в Бога.

Усмехнувшись, Анке налила ему заварки и произнесла:

— А вы забавный малый, Рампо. Приятно встретить такого здравомыслящего человека в нашем сплошь воцерковленном городке. Маленький городок в глуши, вы же понимаете… Если хотите, можете остаться у меня, раздвину вам диван.

— Это было бы просто прекрасно, спасибо вам огромное!

— Да не за что. Только не говорите об этом Марте и Дирку, вам их не переубедить. Ужасно верующие, совершенно не могут воспринять какую-либо критику по этому поводу.

Рампо собирался горячо её поддержать, но тут в гостиной зазвонил телефон.

— А вот и наш подозреваемый, — тяжело вздохнула Анке. — Как бы ещё не разбить ему при встрече нос. Пойду отвечу, пока он не разломал телефон. Допивайте и пойдём, дело не ждёт.

— Да что ж за день такой сегодня, — пожаловался Рампо люстре, с облегчением отставил дурно пахнущий травами чай и встал из-за стола.

В конце концов, назад к друзьям ему хотелось больше, чем сладкого.


***


Стив Казински мог бы взять первую премию в номинации «самый отвратительный мужик этой чертовски скучной книги». И тут же загнать её в ломбарде, чтобы купить пивка.

— Здаров, компьютерщица, — с порога начал наезжать он, — чё эт за фигня, а? Я те деньги плачу не за то, чтобы у меня всё ломалось!

Анке отчётливо скрипнула зубами и почти пропела:

— А чтобы ничего не ломалось, пьянь подзаборная, надо не ставить тяжёлые вещи на провода и не смотреть порно на всяких подозрительных сайтах с кучей вирусов. Показывай поломку, хочу убраться отсюда как можно скорее.

— Да уж давай, не порти мне выходной, — проворчал Казински, пропуская её вперёд. — А эт кто такой? Что, завела себе ухажёра? Я смотрю, он не местный! Узкоглазый какой-то, где только раскопала?

— Это мой друг из Берлина, приехал погостить, — бросила Анке, — и я надеюсь, что я ещё успею показать ему замок, поэтому пошевеливайся. И повежливее с ним: он, к твоему сведению, профессор компьютерных наук.

— А-а-а, ну если профессор, то тогда конечно, — согласился Казински, — ты мне главное телик почини. Эй, слышь, профессор? Что, нравится тебе наша Веррат? Признавайся честно, на фигурку запал?

Даже если бы Рампо и захотел ответить, он бы не смог: в квартире Стива стояло такое амбре перегара и дешёвой выпивки, что ему немедленно стало дурно. В беспорядке валялись вещи, грязная одежда и пустые бутылки, скопилась паутина по углам, и, кажется, он даже видел таракана. Рампо не был помешан на чистоте, но эта конкретная квартира вызывала у него смутное желание позвонить в санэпидемслужбу, а лучше — взяться за огнемёт.

— Казински, я ж не посмотрю, что ты мой клиент: дам так, что мало не покажется! — крикнула Анке из соседней комнаты. Рампо с трудом заставил себя пройти через коридор в ещё более грязную комнату, где Стив, очевидно, и проживал. В десятый раз за день пожалел, что остался без способности. И приступил к осмотру.

С первых секунд стало понятно, что версия с незаконным содержанием дикого зверя верна. Ножки части стульев были прилично погрызаны, а в углу валялись покрытые шерстью тряпки и пара больших обглоданных костей, которые Стив попытался загородить спиной. Он явно нервничал и пытался не дать Рампо осмотреть свою квартиру: очень обличающее поведение для преступника, но у Стива и не было соответствующего опыта (а также интеллекта). Забывшись в размышлениях, Рампо подошёл к большому шкафу, чтобы рассмотреть поближе здоровенные следы когтей на нижней дверце — и тут же услышал возмущённое:

— Эй, ты чего это делаешь, а?!

— Да так, интересуюсь, как живут люди в маленьких городах нашей страны, — брякнул Рампо, отскакивая назад. — Вижу, что с отношениями у вас в последнее время не складывается. Не пробовали иногда убираться в квартире?

— Чего это у меня не складывается, мозгляк?! — рявкнул Стив, выступая вперёд. Рампо невинно улыбнулся:

— Ну как же! Зачем бы вам ещё заказывать из самого Гамбурга резиновую женщину?

— Что-о-о-о?! — Стив уже занёс кулак, но был перебит заливистым смехом Анке:

— Резиновую женщину? О, боже, Казински, тебе что, совсем никто не даёт?

— Нет!!!

— Причём очень и очень недешёвую модель! — продолжал давить Рампо. — Вижу, её доставили только вчера, да? Знаете, я ни в коем случае не возражаю против, э-э-э, искусственных методов справляться с половым возбуждением, поэтому вам совершенно нечего стесняться!

— Кроме того, что он подцепил вирус, совершая заказ, потому что ходит по очень подозрительным сайтам, — не согласилась Анке. — Казински, ну ты хоть бы думал, прежде чем на кнопки тыкать! Хотя о чём это я, ты же в это время наверняка думал не головой, а…

Стив издал громкий, почти звериный рык и кинулся к ней, но Анке опасно ему ухмыльнулась и пропела:

— Не думаю, что это хорошая идея, Стивви. Я в гораздо лучшей форме, чем ты, пьянь подзаборная. Кабельное я тебе настроила, можешь смотреть своё порно до посинения. Пойдём, Рампо, я с гораздо большим удовольствием покажу тебе здание ратуши, чем этот бомжатник.

Оставив Стива извергать яростные проклятья, они выскочили на улицу — и расхохотались.

— Резиновая женщина? Серьёзно, детектив? — воскликнула Анке, ухмыляясь. — А вы хороши!

— Но она правда там была! — Рампо развёл руками. — Я просто констатировал факт!

— Да уж, этот визит Казински запомнит надолго, — Анке покачала головой и посерьёзнела: — Нашли что-нибудь?

— О, много всего. Царапины на шкафу, шерсть, следы клыков… Этот Казински определённо раньше держал дома волка.

Анке злобно пнула дверь в подъезд:

— И наверняка согласился натравить его на Катарину, когда запахло жареным. Майерс небось подумал, что он её всего лишь покусает, и ей придётся заняться лечением. Вот сволочи!

— Не то слово, — Рампо потёр переносицу и вздохнул: — Что же, осталось только проверить комнаты замка и заодно найти, с какой люстры могла исчезнуть подвеска. Если он спилил её недавно, мы сразу это поймём.

— Вечереть начинает в семь, в девять уже ничего не видно. Можно встретиться у серверной, она направо от главного входа. Скажем, в половину восьмого, времени нам хватит.

— Да, давайте так и сделаем. У вас есть какие-то планы?

— Мне нужно немного поработать, да и фотографии старых лет распечатать. Боюсь, сейчас я не составлю вам компанию. Сходите пока за вашими вещами. Соврите Марте, что пойдёте к Бьёрклунду, и подходите ко мне, — она порылась в сумке и извлекла ключ. — Вот, это запасной, держите. Если меня не будет, значит, я пошла в замок, подходите сразу туда.

— Так и сделаю. Ещё раз спасибо, вы ужасно меня выручаете.

— Это вам спасибо. Я бы себе не простила, если бы мы не смогли найти убийцу Катарины.

Рампо ободряюще ей улыбнулся:

— Не волнуйтесь. Уверяю вас, он получит по заслугам.


***


— Герр Рампо! — обрадовано воскликнула Марта, когда он вошёл в кафе. — Проходите, проходите, вы вовремя! Мы как раз собирались обедать.

— Ну что, нашли что-нибудь? — поинтересовался Дирк. Рампо кивнул с куда большим энтузиазмом, чем ощущал на самом деле:

— О да! У меня есть очень и очень правдоподобная версия, мистер Хоффман. Осталось лишь кое-что проверить. Скажите, вы сможете подойти к главному двору замка часам к восьми? И возьмите с собой Ганса, пожалуй, и вообще всех, кто заинтересуется. Думаю, они заслужили узнать правду.

Дирк удивлённо вскинул брови:

— Я смогу, конечно, но зачем?

— Сек-рет, — пропел Рампо. — Поверьте, вы не разочаруетесь. Преступник будет найден, разоблачён и наказан.

— Верю-верю, герр детектив. — Марта ласково потрепала его по голове. — А сейчас садитесь есть с нами, вам нужно набраться сил.

— С удовольствием! — воскликнул Рампо: блюда на столе пахли просто отменно. — Вы прекрасная хозяйка, мисс Шульц!

— Ах, вы мне льстите, — улыбнулась та, — а всё же, скажите: мы чем-нибудь можем вам помочь?

Рампо задумался.

— Знаете, на самом деле… Не то, чтобы помочь, однако мне любопытно: вы, кажется, упоминали некоего лесника? Стефан, если не ошибаюсь? Скажите, где он живёт? Хотелось бы предупредить его о диком звере.

— Да у кромки леса, чуть подальше от городских ворот, — махнул рукой Дирк. — Только это сейчас бесполезно: как Анке и сказала, он ушёл на охоту, а это — дней на пять. Как-то невовремя он собрался — я как раз было договорился отнести ему новые полки, а то ведь дома его так просто не застанешь, он вечно в лесу.

— Понятно… Охотник, значит? Наверняка не ладил с мисс Моро?

— Да, они не очень друг друга любили, — закивала Марта. — Стефан и по жизни человек довольно мрачный и нелюдимый, а Катарина… очень активно выступала против охоты, как вам, наверное, уже рассказали. К тому же, в последнее время Анке стала проводить с ней больше времени: видимо, они наконец-то смогли преодолеть свои разногласия и если не подружиться, то хотя бы начать считаться друг с другом. Ах, какая всё-таки трагичная смерть…

— Да, безусловно, вот только при чём тут Анке?

— Так ведь они со Стефаном вроде как пара! Он, конечно, немного странный, но её чуть ли не на руках носил. Анке у нас девушка боевая, так что ей охотник в самый раз. Подождите, герр детектив, вы что же, и его подозреваете?

— Нельзя исключать подозреваемых из списка раньше времени, — наставительно заявил Рампо. — Тем более, вы сами сказали, что они с Катариной не ладили.

— Да, но ведь с Катариной приятельствовала Анке! — воскликнул Дирк. — Анке ни за что в жизни не простит убийцу. Стефан никогда бы её так не расстроил.

— Вы в этом уверены?

— Как в себе самом. Они не ладили, но не враждовали: Стефан специально уходил подальше, в разрешённые для охоты части леса. Да и откуда бы у него взялся дикий зверь? Они его не любят, сразу чувствуют настоящего охотника.

— Согласен, убедили, — вздохнул Рампо. — Что же, тогда встреча в замке остаётся в силе, там и проверим главную версию.

— Но герр Рампо, восемь часов — не поздновато ли? — вдруг встревожилась Марта. — Мне как-то неспокойно.

Рампо надулся:

— Бросьте, что со мной может случиться?

— Вы уж не обижайтесь, но я же вижу: вы парень молодой, упрямый, не боитесь ничего, а за себя постоять не можете, ещё встрянете в какую-нибудь историю — зверя этого встретите, или к вам работяги навеселе прицепятся, всё же вы не местный. Уж не знаю, всё же мне будет спокойнее, если с вами пойдёт пресвитер. Как говорится, нечистая сила креста боится.

— Да ладно вам! Вы что, серьёзно?

— Абсолютно, — без тени улыбки кивнула Марта. — Давайте-ка я вам прямо после обеда к нему провожу! А Дирк поможет с вещами, правда?

— Конечно, дорогая.

«Кажется, я попал, — понял Рампо. — Я очень, очень сильно попал. Ой-ой».


***


Собор Святого Петра был громаден. Он возвышался над соседними домами, словно засохшая сосна над кустами роз, и Рампо совершенно не мог понять, зачем городку с тысячей жителей нужна такая здоровенная церковь. Как он надеялся, что чета Хоффман-Шульц доведёт его до собора, да на этом и представит самому себе! Если бы: Марта с неотвратимостью, сделавшей бы честь Куникиде, проводила его до небольшой пристройки и, цепко удерживая за руку, позвонила в звонок. Через пару секунд защёлкали замки, распахнулись двойные двери, выглядящие так, как будто их изготавливали для какого-то бункера в веке эдак девятнадцатом, и «пресвитер» Накахара Чуя, быстро оглядев их компанию, расплылся в довольной улыбке:

— Добрый день, Герр Хоффман, Фрау Шульц! Вижу, вы привели нашего гостя!

— Да-да, пресвитер, — закивала Марта, без особого труда затаскивая внутрь сопротивляющегося Рампо (ну почему он всегда отказывался, когда Фукузава предлагал заняться физической подготовкой и самообороной?!). — Вы уж не откажите ему в ночлеге, пожалуйста.

— О, не волнуйтесь, фрау Шульц.

Рампо нервно сглотнул: обманчиво-ласковая улыбка Накахары не предвещала ему ровным счётом ничего хорошего.

— Я изо всех сил позабочусь о том, чтобы ему было максимально комфортно, — издевательски продолжал Чуя. — Да что же вы стоите на пороге? Проходите, проходите, милости прошу! Дом господень — общий дом!

На негнущихся ногах Рампо двинулся за ними, экстренно соображая, как свалить от этого психопата куда подальше и как можно скорее. К сожалению, благие намерения Марты и Дирка вымостили ему дорогу в персональный ад: сбежать, не переполошив их и не произведя впечатление сумасшедшего, было совершенно невозможно.

Пока Рампо переживал приступ лёгкой паники, Дирк и Накахара печально обсуждали похороны «бедной, несчастной Катарины, земля ей пухом»! При этом Марта, поддакивающая их разговору, продолжала тащить его за собой, периодически охая и ахая в нужных местах. Такой процессией они поднялись на второй этаж и остановились у распахнутых дверей в небольшую квартирку, где, очевидно, и жил пресвитер Бьёрклунд.

— Ну вот и ваш новый дом, — улыбнулся Дирк, сгружая чемодан у порога. — Располагайтесь, а мы пока обсудим похороны Катарины. Уютно тут, правда?

Слово «уютно»… В принципе, вполне можно было применить к небольшой квартирке с бежевыми обоями, старинной деревянной мебелью и пушистыми коврами на полу, но если бы Рампо попросили описать её в двух словах, он не задумываясь ответил бы: «терминально религиозно». Каждая доступная вертикальная поверхности были увешана крестами или чётками. На комоде стоял здоровенный кувшин: видимо, со святой водой. В кухне свисали с верхних полок связки чеснока длиной с руку взрослого человека. Полки бесконечных книжных шкафов полнились жутко древними на вид томами. Надписи на корешках были на языке, который Рампо не мог прочитать — а если бы и мог, вряд ли понял бы их смысл. На журнальном столике валялся молитвенник, исчёрканный ручкой вдоль и поперёк.

В общем и целом, если бы в этом мире существовала нечисть, хозяин квартиры мог бы без проблем сыграть с ней в Вана Хельсинга. Наверное, весело было Накахаре осознать, что он тут живёт!..

Сзади раздался громкий щелчок.

Чувствуя, как сердце уходит куда-то в пятки, Рампо развернулся — и с ужасом уставился на захлопнувшуюся дверь.

«Чёрт, чёрт, чёрт, нет-нет-нет-нет!!!»

Чёртов Накахара просто… просто запер его здесь, как в клетке — дожидаться, пока они смогут «поговорить» без свидетелей!

Безуспешно пытаясь подавить приступ паники, Рампо кинулся к окну — и тут же отпрянул назад: оно не только было закрыто на ключ (дурацкие старые окна в дурацких старых домах!), но и находилось на высоте в добрых три-четыре метра над землёй! Он бросился в другую комнату — то же самое. К двери — только чтобы осознать, что эти замки он будет вскрывать целую вечность.

— Дирк!!! — прижавшись к косяку, заорал он. — Марта!!! Помогите мне!!! Дирк!!!

Бесполезно: они, как и собирались, ушли обсуждать гроб для Катерины, и Рампо небезосновательно подозревал, что такими темпами ещё один скоро понадобится ему. Он заметался по квартирке, как безумное животное, отчаянно пытаясь найти, чем защититься. В портфеле был травматический пистолет — вот только сам портфель остался снаружи вместе с чемоданом! Кухонные ножи? Лучше, чем ничего, вот только Накахара считался главным экспертом мафии в области ближнего боя: отберёт и не заметит. Подпереть дверь стулом? Не поможет — она открывается наружу. Передвинуть шкаф? Какое там — он неподъёмный! Чёрт побери, чёрт побери, если бы только у него была способность, если бы только с ним был кто-то ещё из Агентства, если бы только он не решил, что способен сам справиться с сильнейшим бойцом всей треклятой Портовой мафии!

С бесконечно долгим скрипом дверь в квартиру распахнулась. И с одного взгляда Рампо осознал, почему именно Накахару иногда называли самым пугающим человеком в мафии. Накахара не притворялся. Лицо его было искажено гримасой высокотемпературной ярости, в глазах полыхал адский огонь, и было совершенно очевидно, что в таком состоянии совершить хладнокровное убийство и спрятать труп от чужих глаз для него не составит никакого труда.

— Ну здравствуй, чудо-детектив, — протянул Накахара, скалясь хищно и неестественно, как готовящийся к прыжку гепард. — Поговорим?

— Н-нет, спасибо. — Рампо отступил назад, выставив перед собой самый большой нож из всех, что смог найти. Накахара посмотрел на эту картину скучающе и заметил:

— Ты бы положил свою тыкалку, если не хочешь, чтобы я, отнимая её, сломал тебе пару пальцев. Будь разумным человеком, ты же так уважаешь логику.

— Да уж больше, чем тупую силу, — огрызнулся Рампо, но нож на стол положил: это было реально безопаснее.

— Молодец, — ухмыльнулся Накахара. — Ну, что же ты такой напряжённый? Может, присядешь?

— Я постою.

Накахара картинно-беспечно пожал плечами:

— Как знаешь. А теперь, не хочешь ли ты мне объяснить, что за чертовщину ты с нами сотворил?

Рампо сглотнул и невероятным усилием воли заставил свой мозг работать. Накахара… не знал, где они находятся. Накахара понятия не имел, что происходит. Накахара обладал силой, но Рампо — информацией. И эту информацию он ещё как мог обратить себе на пользу.

— А ты ещё не догадался? — подивился он. — Мне казалось, это совсем очевидно.

Хрустнув костяшками (в другой ситуации Рампо рассмеялся бы, потому что священник-бандит смотрелся очень сюрреалистично, но сейчас ему было не до веселья), Накахара сделал ещё шаг:

— Не морочь мне голову, ты прекрасно понял вопрос. Я уже догадался, что способность твоего приятеля засасывает людей в книги. Я спрашиваю, как мне выйти обратно.

Рампо с сожалением развёл руками:

— Увы: до окончания книги — никак.

Накахара ухмыльнулся — а затем одним плавным движением перетёк вперёд, оказался перед Рампо и прошипел прямо в его лицо:

— Врёшь.

Рампо фыркнул:

— Даже если и вру, никакого способа проверить это у тебя нет.

Накахара склонил голову к плечу:

— Если ты не собираешься говорить мне правду, то зачем мне держать тебя в живых?

— Чтобы выбраться из этой книги хоть когда-нибудь, конечно же, — солнечно улыбнулся Рампо, стараясь не выдать свой страх, и, учитывая умственные способности Накахары, даже не соврал: — Без меня ты отсюда не выйдешь — так уж устроена эта история.

— А, — произнёс Накахара без всякого выражения, словно услышал несмешной анекдот. — Ты считаешь, что у меня нет способа заставить тебя отвечать. Ты ошибаешься.

В его глазах не отражалось ни жалости, ни сочувствия, ни сомнений. И поэтому прежде, чем он закончил говорить, Рампо нашёл в себе моральные силы схватить со стола нож и броситься вперёд.

Он даже не успел понять, что произошло. В один момент Накахара сильным пинком опрокинул его вперёд, вывернул кисть, выбивая нож, перехватил за предплечье и уронил на пол, уселся сверху — и сделал с его рукой нечто такое, что Рампо чуть было не ударился лбом об пол от нестерпимой боли.

— А-а-а!!!

— А я говорил, чтобы за оружие ты не хватался, — произнёс Накахара абсолютно спокойно. — Как говорится, не умеешь — не берись. Знакомься, домашний мальчик, это называется пытки. К твоему сведению, лучшим в них у нас всегда считался Дазай, но тебе и меня хватит. Так что, будешь отвечать?

— Нет! А-А-А!!!

— Ещё попытка. Знаешь, я ведь не шутил, когда сказал, что могу сломать тебе что-нибудь. Это несложно. Итак, спрашиваю ещё раз: как выбраться из этой culo?

— Из чего?! Ай!!!

— Ты понял вопрос. Отвечай.

Руку кололо и жгло тысячью раскалённых игл. Рампо не должен был, ни в коем случае не должен был отвечать — но боль затмевала логику и рассудок, и больше всего на свете ему хотелось лишь одного: её прекратить.

— Нужно… А! Вычислить всех… Преступников! И тогда она сама тебя отсюда… Выплюнет! А-а-а, хватит, хватит!

— О, вот теперь не врёшь. — Как Накахара в такой ситуации мог звучать довольно?! — М-да, низкий у тебя болевой порог. Подожди, преступники — это те пятьсот убийц? Что, серьёзно?! Это же просто нереально!

Сквозь волны отупляющей боли Рампо смог порадоваться: цифру в пять сотен Накахара принял на веру, хотя на самом деле По говорил лишь об одной. Пусть помучается, тупая рыжая скотина, он заслужил это больше всех!

— Эта книга была рассчитана на меня, — выплюнул Рампо, — а не на то, что в неё придётся пихать кого-то, кто никогда в жизни не думал головой и только и умеет, что бить людям морды! А-А-А, боги, хватит, хватит, пожалуйста!!!

— Знаешь, иногда следует думать перед тем, как говоришь, — прошипел Накахара ему на ухо, однако в следующий момент всё-таки отпустил его и скатился на бок. — Слабак.

Рампо медленно перевернулся и прижал руку к себе. Из глаз катились злые слёзы, хотелось свернуться в клубок, баюкая онемевшую конечность, и реветь от боли и ощущения собственного бессилия — вот только он не мог так подвести Агентство и директора Фукузаву. Рампо много раз ощущал восторг и эйфорию, вычисляя обстоятельства какого-нибудь преступления — но стать его жертвой оказалось куда ужаснее, чем он мог себе представить.

Накахара милостиво дал ему время прийти в себя и продолжил прерванный визитом гостей осмотр «рабочих инструментов» пресвитера. Результат его, похоже, не очень радовал: список получался донельзя комичный.

— Кресты, ещё кресты, Библии такие, Библии сякие, чеснок, — бормотал он, копаясь в ящиках рядом со столом, — рябина, ножи, — эй, они что, серебряные? — фляги, — нахрена священнику фляги? — ещё чеснок, соль?! А это что за волшебные палоч… колья?! — он достал из ящика тонкую узкую палку с острым концом и взмахнул ей в воздухе. — Что за гребучий Гарри Поттер?!

Несмотря на ситуацию, от такой картины Рампо нервно захихикал. Накахара поднял голову и спросил:

— Ну что, прочухался немного? Льда принести?

— Для человека, который только что чуть не сломал мне руку, ты какой-то слишком добрый, — ответил Рампо сорванным, жалким голосом, и немедленно себя за это возненавидел. Накахара пожал плечами:

— Ты мне нужен в рабочем состоянии, а не в виде полового коврика. Хватит ныть, это был даже не силовой захват: я просто пережал тебе болевые точки, за пару часов пройдёт. Почти от любого другого в мафии тебе досталось бы сильнее.

— В рабочем состоянии? — Рампо издал истерический смешок. — Ты думаешь, что я… что я буду тебе помогать, что ли?

— Мне казалось, я доходчиво объяснил, что будет, если ты откажешься, — заметил Накахара. Рампо продолжил смеяться: никакие русские горки в мире не сравнились бы с теми виражами, что сейчас выделывало его настроение.

— Нет, — выдохнул он, ощущая, как губы складываются в кривую улыбку, — это я не успел объяснить. Я физически не смогу искать убийц, пока ты меня пытаешь, поэтому твой метод не сработает. Выбить из меня ответы на парочку вопросов ты, быть может, и способен, но заставить разгадать эту книгу? — Он приподнялся на здоровом локте, насладился выражением нескрываемого бешенства на лице Накахары и выплюнул ему в лицо: — В этом ты куда более бессилен, чем все, кого ты пытал. Можешь хоть все пальцы мне переломать, делу это не поможет. Только ты этого не сделаешь — а знаешь, почему? Потому что я тебе нужен больше, чем ты мне, и ты всё ещё будешь надеяться, что твой жалкий ум сможет придумать, как заставить меня тебе помочь — а без меня ты отсюда не выйдешь в жизни. Я ведь никуда не спешу, знаешь ли: в отличие от тебя, я думаю и планирую перед тем, как что-то делать.

Рампо знал, что нарывается, нарывается в открытую и по полной программе — но к последствиям всё равно оказался не готов. Накахара в ярости вскочил на ноги, подлетел к нему и пнул в бок, — не прямо, а как-то по касательной, словно передумал в последний момент, — и удар, который неминуемо должен был сломать Рампо рёбра, всего лишь отшвырнул его на добрый метр в сторону. Рампо вскрикнул и сжался, потому что ему было, чёрт возьми, больно, потому что он совсем не этого хотел, потому что это была ужасная идея, и даже то, что все возможные расклады с Накахарой вне книги вели к неминуемому провалу Агентства, не могло заставить Рампо не сожалеть о своём решении.

— Не спешишь, значит, — прошипел Накахара с перекошенным злостью лицом. — Mon hostie de sandessein! Что же, замечательно! В таком случае предлагаю тебе насладиться свободным временем, le tabarnac!

Он подхватил Рампо за руки, вызвав слабый вопль протеста, поволок в гостевую комнату, кулем бросил на кровати и вымелся вон. Через пару минут, за которые Рампо не сдвинулся ни на сантиметр, Накахара вернулся, поставил на пол что-то тяжёлое и швырнул на кровать несколько брикетов льда, пачку каких-то таблеток и бутылку воды. Рампо зажмурился, невольно ожидая следующего удара, но услышал лишь злобный рык, сильный удар двери о косяк и щелчок провернувшегося в замочной скважине ключа.

Накахара запер его в комнате.

Рампо ошибся. Разгадка детектива точно не была основной проблемой. Проблемой было избежать увечий от рук неуравновешенного, тупого, до крайности разозлённого главаря мафии.

Он сполз с кровати, сел на полу, неуклюже приложив лёд к синякам, обхватил себя здоровой рукой и заревел от боли и безысходности.


***


Он затруднялся определить, сколько прошло времени после… конфликта. Рука перестала ныть так нестерпимо, и Рампо наконец нашёл в себе силы разогнуться и выпить таблетку обезболивающего. Задумчиво посмотрел на дверь, вздохнул.

Проще всего было жалеть себя. Сказать, что он сделал всё, что мог, что ему слишком больно, чтобы бороться с ситуацией. Сидеть в этой комнате, пока По не поймёт, что что-то не так, и не обратится за помощью к Дазаю.

Рампо знал, что никто в Агентстве никогда его в этом не обвинит.

Кроме него самого.

Потому что где-то в реальном мире сейчас умирал Фукузава, и хитровымудренный план Дазая всё-таки мог не сработать. Каким бы разбитым Рампо себя ни чувствовал, было необходимо выбраться из чёртовой книги, а значит — для начала найти способ сбежать из заточения.

Рампо встал и огляделся. Обстановка комнаты отличалась тем ещё минимализмом: кровать с резной спинкой, шкаф для одежды, — к сожалению, пустой, — рабочий стол да хлипкие короткие шторы на окне. Накахара — с ума сойти, этот маньяк ещё и в добродушие тут играть будет! — притащил ему чемодан, который Рампо, наверное, даже смог бы открыть за ночь методом тупого перебора, вот только перспектива не вдохновляла. До семи, по ощущениям, осталось всего час или два, такими темпами он пропустит встречу с Анке и окончательно разрушит свою репутацию среди персонажей.

Что он мог сделать? Какие у него были ресурсы?

Интересно, получится сбить замок с чемодана ножкой стола?..

Минуточку.

Накахара притащил ему чемодан. Значит, мог бросить рядом и портфель. Возможно, не обыскав.

А в портфеле был пистолет.

Мысленно молясь всем известным ему богам, Рампо бросился к чемодану — и действительно обнаружил рядом искомое.

И — слава тупости и бешеному характеру Накахары Чуи! — пистолет действительно был на месте.

— Да! — не удержался Рампо, борясь с желанием трепетно прижать оружие к себе. Спохватившись, прислушался — но Накахара, кажется, не обратил внимания на его возглас. Его проблемы: Рампо не собирался больше тут сидеть, как дама в беде.

Первым делом стоило сформировать план побега. Рампо, наверное, смог бы отстрелить дверной или оконный замок, — патроны у него были, хотя почему-то не резиновые, а металлические, — но не хотелось бы производить столько шума. Дверь вообще не была вариантом: мимо Накахары с его силушкой богатырской пройти не получится. Что же касается окна… Рампо подошёл к нему и заглянул в открытую форточку. Второй этаж, но для прыжка все-таки высоко. Зато широкий старинный карниз буквально через пару метров приводил к козырьку над входной дверью, с которого уже можно было попробовать перебраться на каменный забор, а оттуда — на землю. Затея была, по меркам Рампо, совершенно безумная, но отчаянные времена — отчаянные меры. Вот только как открыть окно?..

Рампо задумчиво осмотрел раму — тоже старую, деревянную, с серебристыми креплениями — и задумался. Он не слишком хорошо умел взламывать замки, но этот не был особенно сложным — может, и получится. На его счастье, среди письменных принадлежностей на столе лежали скрепки. Ухмыльнувшись, Рампо взял парочку, разогнул и приступил к работе.

Спустя двадцать с чем-то минут, за которые Рампо успел пятнадцать раз решить, что затея абсолютно безнадёжна, замок наконец-то негромко щёлкнул. Не веря своему счастью, Рампо осторожно повернул ручку, с тихим скрипом распахнул ставни и высунулся наружу. Взгляд сам опустился на не такой уж и широкий в реальности карниз.

Лезть как-то резко расхотелось: самоубиться внутри чужой способности — что за идиотизм! Вот только Фукузава… и Анке, и загадка…

— Я об этом очень пожалею, — пробормотал Рампо, поставил пистолет на предохранитель и, сняв со штор подхват, привязал к телу под рубашкой. Вышло так себе, зато не выпадет — а спрятать его незаметнее можно будет и на земле. Так, на всякий случай.

Он глубоко вдохнул. Выдохнул. И осторожно полез на карниз.


***


В сгущающихся сумерках город-название-которого-невозможно-произнести казался сошедшим из иллюстрации в книге сказок. Узкие улочки с вычурными фонарями, каменные дома с причудливыми фасадами, мост через спокойную речушку — казалось, сейчас мимо пролетит ведьма на метле или сквозь дверь просочится весёлое привидение. Замок Цаубершлосс в неровном освещении садящегося солнца вполне мог бы сойти за Хогвартс — правда, на летнем ремонте: строительных лесов вокруг него было прилично.

Рампо до сих пор немного колотило от экстремального спуска. На последних сантиметрах одна нога соскользнула, и лишь каким-то чудом перепугавшийся до смерти Рампо сумел удержаться на пологом козырьке. Удивительная штука — человеческая психика: когда Накахара, по ощущениям, чуть не оторвал ему руку, Рампо и то боялся не так сильно, чем в тот момент, когда чуть не упал с карниза. Руку, кстати, почти перестало сводить — и на том спасибо. Перспектива встретиться с разъярённым Накахарой в ближайшем будущем вгоняла Рампо в глубокое уныние, но он решил, что будет решать проблемы по мере их поступления: для начала разберётся с преступлением, а потом можно будет поговорить с Мартой и Диком — ну не монстры же они, в самом деле, а синяк на боку Рампо наверняка эффективно докажет невменяемость «пресвитера».

Анке стояла чуть в стороне от северных ворот замка и нервно курила. Рампо посмотрел на часы — он пришёл почти на десять минут раньше. Интересно, сколько же она его тут ждала?

— Эй! — негромко позвал он, подходя ближе. Анке встрепенулась, кивнула ему и молча показала рукой в сторону неприметной двери. Внутри были лестницы: в подвал, где, видимо, и находилась серверная, и ещё одна, ведущая во внутреннюю часть замка.

Интерьеры… на самом деле, потрясали. Такой показной помпезности Рампо не видел, наверное, никогда. Если тут все залы были такие, то неудивительно, что реставраторы отпиливали и воровали золото кусками — да из одной этой комнаты можно было вынести, по виду, килограммов пять драгоценных металлов!

— Напомните мне, что мы ищем? — спросила Анке, включив фонарик. Луч света выхватил пыль на столах и стёршиеся рисунки на обоях. Рампо, разглядывающий внутренний двор через мутное окно, тряхнул головой и ответил:

— Предметы, от которых механически откромсали кусок. Я бы начал с главного зала: он должен быть довольно помпезным, а вон там внизу, как я вижу, даже не заперты двери, и наш мистер Казински как раз говорил, что отпилил подвеску с люстры. Места идеальнее не придумаешь.

— Логично, — согласилась Анке, — тогда идём, тут недалеко.

Комнаты, по которым они шли, различались разве что цветом обоев. Наконец начался длинный коридор, ничуть не менее вычурный — с лепниной на потолке, зеркалами напротив окон и целой выставкой оружия на стенах между ними. Сквозь противоположную дверь Рампо увидел большое помещение, которое, очевидно, и было главным залом. До него оставалось совсем немного, когда Анке вдруг остановилась, прислушиваясь, нахмурила брови.

— Что-то случилось? — спросил Рампо, ожидая, что она на него шикнет, но Анке только покачала головой:

— Показалось.

— Вы выглядите довольно напряжённой. — Чтобы не нервировать её любопытным взглядом, он сделал пару шагов в сторону и засунул руки в карманы. — Что не так?

— Просто переживаю за Стефана, — откликнулась Анке, всё ещё стоя на месте.

— Это ваш друг-лесник? Который ушёл на охоту? Неужели вы боитесь, что он встретится с тем волком?

— Не совсем, — Анке отвернулась и подошла к противоположной стене. — Скажите, могу ли я полюбопытствовать?

Рампо мысленно выругался и очень тяжело вздохнул. Он надеялся отложить этот разговор до прибытия Марты, Дирка и всех, кого они возьмут с собой — теперь же придётся как-то тянуть время, пока они не появятся.

— Кажется, я знаю, что вам интересно узнать. Вот вам ответ: чтобы вы не сделали того, что хотели делать сейчас. — Он вытащил пистолет из-под рубашки и, как когда-то кучу лет назад учили в полицейской академии, направил его в пол. — Даже не думайте схватиться за оружие, я успею выстрелить первым.

О хладнокровии этой женщины многое говорило то, что она даже не дёрнулась — лишь усмехнулась и спросила:

— И когда?

— Я вас умоляю, — бросил Рампо, — это было очевидно ещё в доме. Вы проделали впечатляющую работу по заметанию следов, но, как я уже и говорил, дикие звери просто так не нападают — и уж точно не передвигают тело. Кровь на траве ведь была не Катарины — её пролили позже. Не говоря уже о клыках и когтях — у зверей они изогнуты, а следы на теле Катарины были глубокими и прямыми. Очевидно, что убийство было проделано не зверем.

Анке изогнула бровь:

— Допустим. Но на основании чего вы подозреваете меня?

— О, это просто. Для человека, который явно был в ней заинтересован с романтической и сексуальной точки зрения, вы уж слишком быстро оправились от потрясения.

— На что вы намекаете?

— Я не намекаю, я говорю прямым текстом. Вы состояли, или скорее хотели состоять в отношениях с Катариной. Там, на лужайке вы смотрели на неё не как на труп — скорее, как на пострадавшую и не подлежащую восстановлению красивую скульптуру. Что довольно нетривиально, если учесть, в каком состоянии её нашли. Меня сразу удивило, что вы не испугались и не почувствовали отвращения, словно у вас уже было время смириться с тем, что вы увидите. Когда же вы стали подталкивать меня к версии о реставраторах, сомнениям и вовсе наступил конец. Я, конечно, не силен в компьютерах, но в состоянии отличить человека, который лишь примерно знает, что ищет, от того, кто делает вид — ведь Катарина, как вы и сказали, плохо умела пользоваться техникой и вряд ли сама создала бы скрытую запароленную директорию на компьютере. Вы же явно знали об этих данных, и для удобства предъявления доказательств тем же утром собрали их в одном месте. Идея с реставраторами была довольно хороша, не спорю — да только Казински не выглядел как человек, нервничающий из-за только что совершённого убийства или даже просто нападения.

Ухмылка Анке превратилась из насмешливой в пугающую.

— Впечатляет. Вы и впрямь хороший детектив. Но почему вы не сдали меня на месте?

— Очень просто: мне нужно было убедиться, что Катарину убили не вы.

— Простите, что?

— Стефан, — ухмыльнулся Рампо, — лесник Стефан. Очень подозрительно, что он ушёл на долгую, многодневную охоту — и об этом не знал никто, кроме вас, хотя такие вещи не делаются спонтанно — он ведь даже договорился с Дирком, что тот зайдёт на днях. Я не был уверен, но мне ещё во дворе показалось, что вряд ли вы убивали Катарину самолично — не ваш стиль, слишком уж впопыхах всё проделано. К тому же, сами вы не смогли бы перетащить тело. Но ваш ухажёр, мрачный и суровый лесник, был вполне способен встретить вас вместе и убить её из ревности, а затем обратиться к вам за помощью. Вы же, не желая терять стабильного партнёра, когда он уже избавил вас от объекта минутной слабости, помогли перевести подозрение на Стива. Не так уж сложно, правда?

Анке почти оскалилась:

— Да, действительно впечатляет. Но зачем вы всё это мне рассказываете? Репетируете перед судом?

— Вроде того, — безмятежно улыбнулся Рампо, — но на самом деле нет. Видите ли, мне всё ещё не дают покоя несколько вопросов. Откуда вы знали, что Стив держит зверя? И он, и вы вели себя так, будто это секрет — но в его интересах было этого не делать, а сговориться вы точно не могли. Почему вы вообще решили так быстро перевести стрелки на него? И чем вы всё-таки подделали укусы и клыки? Они ведь и правда похожи, хоть размер челюсти мелковат, я не сразу понял, в чём разница. И ещё: почему всё-таки погибла Катарина? Что именно она сделала не так?

Невысказанным остался самый главный вопрос, на который Анке вряд ли могла ответить: о какой такой резне и толпе убийц говорил По?

— А вы и впрямь любопытны, детектив. Что заставляет вас думать, что я вам отвечу?

— У вас нет особого выбора, почему бы и нет? Да, по вам видна отличная физическая подготовка, но если вы рассчитываете на своё искусство фехтования, — вы же не думали, что я не отличу настоящие мечи от декоративных? — так для этого я и взял пистолет. Или вы думаете, что вы быстрее? Бросьте. Ведите себя как разумный человек. Расстояние три метра, я не промахнусь.

Анке печально вздохнула.

— Боюсь, вы правы. Поверить не могу, что вы так быстро это придумали. А всё же… — Она вдруг игриво улыбнулась. — Не промахнётесь? Спорим?

Ошибкой со стороны Рампо было то, что он и вправду попытался вскинуть пистолет. Анке в одно мгновение нырнула вниз, оказалась перед противником и просто выбила оружие из рук. Следующей была подсечка, и второй раз за день Рампо полетел на пол. Однако вместо того, чтобы поднять пистолет и сделать выстрел, Анке вдруг отшатнулась назад — нет, её ударили! — и зашипела:

— А ты что тут делаешь?!

— Да так, — хмыкнул Чуя Накахара, отточенным движением наматывая цепь от здоровенного креста на костяшки пальцев, чтобы вышел настоящий кастет, — одна птичка насвистела, что будет неплохо подойти к замку часов в восемь. Хорошо, что я решил прийти пораньше, правда? Вы двое не очень-то следите за окружением — я уж думал, заметите меня ещё на подходе, а вы тут беседы начали вести.

Несмотря на то, что Накахара был ничуть не менее опасен, чем Анке, а ещё при всей своей тупости как-то умудрился узнать от Дирка и Марты про главный двор замка, конкретно сейчас Рампо был ужасно рад его видеть. Смерть откладывалась хотя бы на полчаса, за которые можно что-нибудь придумать — для начала, хотя бы подобрать пистолет.

— Шёл бы ты отсюда, пресвитер, — злобно ощерилась Анке, — это мои дела, и только мои. Не стоит церкви лезть в это, если она хочет уцелеть.

— Ты, кажется, любишь спорить? — осведомился Накахара и бросился на неё.

Рампо хватило нескольких секунд, чтобы понять: Накахара был абсолютно серьёзен, когда говорил, что обошёлся с ним аккуратно. Сейчас же он бил со всей силы, не сдерживаясь и не стесняясь. Меньше чем через минуту кастет из креста прилетел Анке прямо в нос, а невероятно мощный удар с ноги отправил головой в зеркало. Приложив её ещё пару раз для верности, Накахара заломил ей руки — вот теперь по-настоящему заломил, так, что Рампо почудился треск костей, — и на выдохе заметил:

— Охренеть, и ведь в сознании ещё! Эй, детектив, что предлагаешь с ней делать?

Рампо не ответил. Поднявшись на ноги, он посмотрел на эту сцену, чем-то неуловимо неправильную: Накахара, чуть запыхавшийся, но довольно бодрый, притихшая в его руках Анке с запрокинутой головой, резная рама старинного зеркала, в котором отражались рыжие волосы, чёрная ряса и белые манжеты на руках Накахары…

Сжимающих пустоту.

В голове что-то щёлкнуло, и сложились в единую картину: следы подозрительно небольшой челюсти на шее Катарины, осиновые колья дома у пресвитера и шерсть от неизвестно куда подевавшегося зверя из квартиры Стива Казински. Ощущение глубокой неправильности достигло своего пика, и прежде, чем Рампо успел понять, как, почему, какого чёрта, он выставил перед собой пистолет и крикнул:

— НАЗАД!

Накахара инстинктивно отшатнулся и упал на пол.

Буквально за мгновение до того, как Анке повернула голову на сто восемьдесят градусов и с силой щёлкнула по тому месту, где только что была его шея, огромными клыками.

Рампо выпустил ей в голову половину обоймы. Пули отскочили назад и только чудом ни в кого не попали. Видимого эффекта они не произвели.

— Бежим!!! — рявкнул Накахара и рывком потянул его за собой.

Не понимая, что происходит, подгоняемый лишь паническим страхом перед тем чудовищем, что их преследовало, Рампо бросился за Накахарой. Сзади раздались рычание, довольный смех и громкое:

— Пресвитер, что же вы убегаете? А я ведь предупреждала!

— Fuck! — выдохнул Накахара, утягивая Рампо за собой по огромному танцевальному залу и дальше, в неизвестность и сгущающуюся темноту. Сердце стучало в горле, как сумасшедшее, и Рампо с ужасом понимал, что не успевает, просто не успевает за Накахарой, что ужасающий звук нечеловеческих прыжков приближается и приближается, — «Великие боги, во имя всего разумного, какого чёрта?!» — а потом коротко вскрикнул Накахара, Рампо оттолкнуло в сторону, тонкая рука схватила его за горло, с силой впечатала в стену, и чудовище певуче произнесло:

— Поймала.

Рампо забился в мёртвой хватке сверхчеловеческисильной руки, чувствуя, что не может вдохнуть; темнота расплывалась под веками, и в поле зрения чёткими казались только горящие алым глаза и длинные клыки, и о, боже, она сейчас сломает ему шею, а потом выпьет кровь, и он все-таки умрёт в этой чёртовой книге, и никто даже не поймёт, что произошло…

— In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti! — рявкнуло рядом, и душившая его рука исчезла, а чудовище издало громкий вопль боли. — Sed libera nos a malo, Amen!

Рампо упал на колени, отчаянно пытаясь втянуть в себя воздух, но кто-то — Накахара, чёрт возьми, молитву на латыни только что читал Накахара — схватил его за плечо, поставил на ноги и поволок за собой.

— Ну, давай, перебирай ногами! — ругался Накахара, и Рампо пытался, он правда пытался, но ноги не слушались и подгибались, дышать выходило рвано и с хрипами, и казалось, что сейчас он отключится прямо у Накахары на руках — и больше не проснётся уже никогда.

— Да ёб же твою мать! — Накахара швырнул его на пол какой-то комнаты, захлопнул дверь, перекрестил её и что-то забормотал. Рампо повернул голову и увидел, что он на полном серьёзе брызгает дверь водой из фляги и только затем подпирает комодом.

— Мать твою, god damn it, tabarnac de calice d’hostie de christ, yobaniy pizdets!!! — выдал Накахара на одном дыхании и бросился к окну. — А?.. О, да!!!

— Что… ты… де… — попытался прохрипеть Рампо, наблюдая, как тот сдирает с карниза шторы, а затем связывает их в тугой узел.

— Спасаю нам жизнь, — отозвался Накахара, сдирая простыню с кровати.

— Чт.?

Что-то с огромной силой впечаталось в дверь с другой стороны и издало бешеный рёв. Рампо с ужасом наблюдал, как толстенная деревянная дверь прогибается вовнутрь, лишь каким-то чудом не поддаваясь сверхъестественному напору.

— Sub tuum praesidium confugimus, sancta Dei Genetrix, a periculis cunctis libera nos semper! — отреагировал Накахара, одной рукой рисуя в воздухе крест, и снова принялся привязывать верёвку из штор и простыней — «О боги, только не говорите мне, что…» — к спинке кровати. Рёв снаружи усилился, и Рампо наконец-то смог выдавить:

— Ты с ума сошёл?!

— Ты как насчёт паркура, умеешь? — поинтересовался Накахара, споро завязывая прочный узел вокруг его талии, и потащил к окну.

— Что?! Нет!!!

Накахара вздохнул:

— А придётся, — и буквально вытолкнул его на улицу. Рампо заорал от ужаса, хотя падение замедлилось почти сразу же: Накахара отпускал верёвку понемногу, чтобы не убить его о каменную стену. Через пару секунд ноги Рампо зависли в метре от покатой крыши маленькой пристройки, сверху раздался шум, по верёвке из простыней почти что съехал Накахара, спрыгнул на крышу и перерезал её у Рампо над спиной. Тот чуть не грохнулся на черепицу и намертво вцепился в удержавшую его руку; рёв сверху достиг крещендо, раздался грохот; и Рампо даже не успел понять, куда его тащат: просто перед глазами появился люк, куда Накахара его практически впихнул. Скатившись по лестнице, Рампо обнаружил себя на чём-то вроде навеса под куполом маленькой часовни: внизу у алтаря горели свечи, а рядом с Рампо, захлопнув люк, крыл мироздание многоэтажным многоязыковым матом Накахара, абсолютно забив на то, что в церкви вообще-то ругаться нельзя.

— …hija de puta, no me jodas, что это сейчас была за хуйня?!

— Я не знаю! — отозвался Рампо, ощущая, что ещё немного — и он истерически расплачется. — Я не знаю!!! По говорил, что это будет детектив!

— Хера себе детектив! — возмутился Накахара. — Твой друг что, работает в Голливуде?

— Понятия не имею! Так не должно было быть! Это безумие какое-то! Колья, зубы, молитвы, вампиры, ааааа!!!

— Понятно, тебе он тоже спойлерить не стал. Делать-то что будем, детектив?

— Куда мы попали?! Что это за бред?! Это же не имеет никакого смысла! Я должен был разгадывать детективную загадку, а не пытаться спастись от смерти! Это нечестно, нечестно, нечестно, какого чёрта он вообще такое написал?!

— А я откуда знаю, это твой друг, а не мой. — Накахара схватил его за плечи и несколько раз сильно встряхнул. — Так, а ну приходи в себя, а то стукну!

Рампо безвольно мотнулся в его руках, но замолчал, только продолжил мелко трястись. Паника накатывала волнами и занимала все мысли, лишала способности думать не то, что логически — связно, дышать снова не получалось, и чёрт возьми, откуда, какого, почему, почему, почему?!

— Ой, мать, ну я предупреждал, — сказал Накахара и отвесил ему сильную оплеуху. — А ну успокойся и на меня смотри! И ровно дыши! Давай: вдох, выдох! Вдох, выдох!

Расфокусированным взглядом уставившись ему в глаза, Рампо попытался дышать в ритм с приказами. Он затруднился бы сказать, сколько времени так просидел, но в какой-то момент дышать всё-таки стало легче — он смог отшатнуться, опереться спиной на перила, и устало зажмурил глаза.

— Ну слава богу, я уж думал, ты сейчас тут кони двинешь, — вздохнул Накахара, — покажи шею, ещё не хватало, чтобы ты кровью истёк.

У Рампо не было ни моральных, ни физических сил возражать. Накахара осторожно схватил его за подбородок, повертел голову из стороны в сторону и заключил:

— Нормально, жить будешь, хоть и в водолазках месяцок. Эй, алло, ты не отключайся, я тебя сам отсюда не вытащу. Мне тебя что, водичкой побрызгать?

— Святой?! — пискнул Рампо. Накахара развёл руками:

— Уж какая есть!

— Нет, обойдусь! И вообще, какая ещё вода? Почему ты такой спокойный? Это же вампиры!

— По сравнению с тем, что регулярно творится у нас в Йокогаме, вампиры — это не такой уж и пиздец, — пожал плечами Накахара. — Да и вообще, у меня в церкви лежат хреновы осиновые колья и серебряные ножи — я думал, тут и должны быть вампиры, только не допёр, что они ещё и местные жители. Повезло, что я пришёл пораньше и решил в часовню слазать. Блин, надо было колья брать, а не ножи…

— Мамочки, — Рампо схватился за голову. — Вот чёрт, вот чёрт, что нам делать-то теперь?!

— Сидеть тут до утра, потому что в церковь, судя по всему, вампир не пролезет, а утром перебежками домой? — предложил Накахара. — Мы проебали один нож и пистолет, что печально, но если я хоть что-то понимаю в вампирах, то на свету им вампирить вроде нельзя.

Это… на самом деле звучало логично, если бы не одна проблема:

— Эта вполне себе ходила и на свету.

— Аргумент, — согласился Накахара. — Но это в любом случае безопаснее, чем выходить отсюда сейчас, когда во дворе замка беснуется сумасшедший вампир.

Рампо нахмурился, пытаясь вспомнить что-то, что он упустил — и ахнул:

— Дирк и Марта!

— Что «Дирк и Марта»? Чёрт, Дирк и Марта!

— Их надо спасать, — убито пробормотал Рампо: сил подняться он в себе не чувствовал. Накахара возмутился:

— Книжных персонажей? Да чёрта с два! Назови меня уродом, но они не живые, и им ничего не будет, а нам — ещё как.

— Дело не в том, будет им что-то или не будет, — простонал Рампо, — а в том, что они или приведённые ими люди могут быть одними из убийц! Я не знаю, как правильно должен идти сюжет этой книги! Может, в оригинале священник уничтожал вампира, а сейчас тот половину города пережрёт! И как мы тогда отсюда выйдем?

На лице Накахары отразилось всё, что он думал об этой ситуации.

— Твой друг — мудак, — заключил он. — Значит, так. Ты сидишь тут и никуда не суёшься, понял меня? Только тебя там и не хватало. Я сейчас посмотрю, что у меня с оружием, и очень, очень аккуратно выберусь посмотреть, что там происходит. Серебро и святая вода эту тварь вроде берут; посмотрим, что можно сделать. А ты — сиди тут! И никуда не лезь, ясно тебе?

— С радостью, — пробормотал Рампо, которому больше всего на свете хотелось стать невидимым и притвориться, что его тут вообще нет. — Желаю тебе большой-пребольшой удачи, Ван Хельсинг.

— Пошёл в жопу, — без огонька откликнулся Накахара, слез вниз к алтарю и стал стягивать с себя рясу. Рампо смотрел, как он рассовывает по креплениям ножи, вешает на шею крест и задумчиво приценивается — нет ли в часовне чаши, где можно набрать святой воды.

Однако уйти Накахара не успел. Потому что в дверь вдруг постучали.

— Мать-перемать! — прошипел Накахара и вытащил из поясных ножен длинный блестящий — видимо, серебряный — кинжал с заковыристым узором. Однако вместо уже привычного рычания, хохота или даже почти человеческого женского голоса из-за двери вдруг раздалось:

— Пресвитер Бьёрклунд! Пресвитер Бьёрклунд, это Дирк! Вы там?

Рампо и Накахара переглянулись. Накахара выразительно вскинул брови, Рампо пожал плечами и махнул рукой на дверь. Накахара закатил глаза и осторожно сказал:

— Допустим.

— Господи, пресвитер, слава богу! — воскликнула женщина, в которой Рампо узнал Марту. — Мы так испугались! Мы и подумать не могли, что Анке на самом деле… Герр детектив с вами? Выйдите к нам, пожалуйста! Ни вам, ни ему здесь никто не причинит вреда!

Рампо подполз к окошку над дверью и посмотрел вниз. Перед часовней собралась целая толпа. Двое здоровых мужиков держали вырывающуюся Анке, руки и рот которой были обмотаны какой-то тканью с узорами. Ещё трое пытались удержать Ганса, который явно рвался её убивать. Рядом стояли ещё несколько людей с электрическими фонарями; в одном из них Рампо с удивлением узнал Стива Казински.

В общем и целом, трудно было сказать, не попытается ли эта толпа их съесть.

Рампо обернулся к Накахаре и развёл руками, затем всё-таки подумал и кивнул.

— Хорошо, — напряжённо согласился Накахара, — я сейчас открою дверь. Но именем церкви заклинаю вас: пусть никто не войдёт внутрь с намерением причинить вред любому, кто есть внутри, и пусть кара божья постигнет его, как только оно у него возникнет. Во имя Отца, Сына и Святого Духа, да будет так, Аминь.

Перекрестив сначала вход в часовню, потом, после паузы, себя, Накахара медленно снял засов и распахнул дверь. И тут же отскочил назад, потому что Марта буквально ворвалась внутрь помещения и запричитала:

— Боже мой, мы так за вас испугались! Слава богу, что вы догадались пойти за герром Рампо! Я, старая дура, уж было решила — что может с ним случиться в нашем тихом городке при свете дня? — а оно, оказывается, вон как обернулось! — она подняла на Рампо взгляд сияющих глаз и воскликнула: — Простите меня, герр детектив, я должна была быть более внимательна!

— Вы что, тоже вампир?! — Рампо с ужасом отшатнулся назад от перил, краем глаза заметив, как Накахара перехватил нож поудобнее. Марта улыбнулась:

— Ну что вы, милый, не пугайтесь! Я не причиню вам никакого вреда! Что уж тут поделать, такая у нас деревня: ни одного человека в ней нет!

— О боже, — севшим голосом пробормотал Накахара. Марта продолжала:

— Мне так жаль, так жаль, что вам пришлось впервые в жизни столкнуться с магией в такой неблагоприятной обстановке! Слава богу, что наш пресвитер оказался прозорливее меня и помог вам справиться с этой ужасной напастью. Ох, что это у вас с шеей?! Боже мой, я себе даже не представляю: что это нашло на Анке?

— Я объясню, — хрипло сказал Рампо, осторожно спускаясь вниз. — О, я вам сейчас всё объясню.

Новая, продвинутая версия разгадки убийства Катарины Моро учитывала открывшиеся следствию удивительные факты из жизни города, а потому была куда более полной и логичной. Под конец рассказа Стив Казински получил по ушам от Марты за кражу подвесок с люстры («Вот хулиган, а ну немедленно верни!») и едва не дал Анке по лицу сапогом, Ганс всё-таки разревелся, а мрачный мужчина, похожий на персонажа готического романа, стоявший чуть поодаль от остальных, стал ещё мрачнее — казалось, даже свет затухал рядом с ним, настолько устрашающим он выглядел.

— Ох, боже-боже! — воскликнула Марта, когда Рампо, вещавший с крыльца, словно какой-то оратор или политик, закончил рассказ и неловко переступил с ноги на ногу, совершенно не ощущая привычного триумфа от раскрытия сложного (убийственно сложного!) дела. — Какой ужас, мы и подумать не могли… Спасибо вам, герр Рампо, огромное вам спасибо от всего нашего города. Если бы не вы, кто знает, что могло бы случиться?

— Герр Шварцвальд, нужно немедленно отправить людей на поиски Стефана Бирхгоффа, — подал голос Дирк. Мрачный мужик медленно кивнул и скрипучим голосом сказал:

— Непременно. А молодому человеку я очень благодарен за помощь, и оттого рекомендую этим же утром покинуть город, покуда он не навлёк на себя беду. Я пошлю кого-нибудь вас подвезти.

— Это ещё почему? — вскинулся Рампо, который совершенно не ждал такого поворота событий. — Я же вам помог!

— Именно, — степенно кивнул герр Шварцвальд, — но вот уже много лет обычные люди не оставались в этом городе дольше, чем на пару часов. Человек слаб и не умеет противостоять магическому миру; вы навлечёте на себя большую опасность, оставшись здесь.

Рампо растерялся. Шварцвальд говорил совершенно разумные, правильные вещи — вот только Рампо не думал, что он физически сможет покинуть черту города. Вне города книга не существовала, а значит, не существовало ничего. Но как объяснить это персонажу, для которого окружающий его мир — единственная возможная реальность?

— Опасность? Что, ещё больше, чем уже? — вдруг насмешливо произнёс Накахара, лениво покручивая в пальцах крест. — Господь вас помилуй, мы же не варвары. Неужели вы хотите сказать, что город не сможет принять у себя одного-единственного гостя в благодарность за то, что он для нас сделал? Если уж на то пошло, я лично готов обеспечивать его безопасность, — тут он хищно ухмыльнулся, — сегодня я непозволительно расслабился и решил, что мне предстоит лишь небольшой разговор. Уверяю вас, больше такого не повторится. Церковь превозносит чтущих её законы — но любой, кто решится их нарушить и причинить вред ближнему своему, получит от меня по заслугам, это я вам обещаю.

Лицо Шварцвальда, как впрочем и некоторых окружающих его людей, стало совсем уж кислым, однако он лишь кивнул:

— Будь по-вашему, пресвитер. С этого момента ответственность за этого человека лежит на вас.

— Господа, господа, — вмешалась Марта, — уже поздно, поэтому предлагаю всем разойтись по домам и попытаться хоть немного поспать. Сегодня был просто ужасный день — так пусть же он наконец-то закончится.

— Хорошая идея, — поддержал её Дирк, — парни, отведите-ка фройляйн Веррат в камеру заключения, пусть подумает о своих поступках. Я схожу с вами: убежусь, что она точно оттуда никуда не денется.

— Я тоже, — подал голос Шварцвальд, — Марта, Зигфрид, всего доброго.

Как сквозь толстый слой воды Рампо смотрел на постепенно расходящихся не-людей. Стив Казински подошёл к нему и что-то долго говорил, — благодарил, кажется, — пока Марта, эта святая женщина, не увела его подальше. Рампо, наверное, так и остался бы тупо стоять перед дверями часовни, но на его плечо опустилась тяжёлая рука, и Накахара со вздохом сказал:

— Поздравляю, теперь у тебя наконец-то шок. Пошли, детектив. Выспаться тебе сейчас точно не помешает.


***


Разувшись и повесив рясу в шкаф, Накахара первым делом заявил:

— Не знаю, как тебе, а мне очень нужно выпить.

Рампо не думал, что от него ждали ответа. Он прошёл к продавленному дивану и почти свалился на него. После всего пережитого за этот богатый на события день голова совершенно отказывалась работать, и даже злиться на По уже не было сил.

В кухне чем-то гремел Накахара — да так задорно, что оставалось лишь позавидовать крепости его нервов. У Рампо в голове не укладывалось, как можно после встречи с настоящим монстром, экстремального побега и без пяти минут смерти просто так взять и пойти за алкоголем, да ещё и с безмятежной ухмылкой на лице. Перед глазами вдруг возникла фигура Анке, маленькая и обманчиво-хрупкая, замотанная в наверняка магические ленты, по рукам которой текла кровь — подарочек от Накахары, очевидно. Когда только успел, маньяк со стажем?..

«…Когда меня спасал», — осознал Рампо, невольно прикоснувшись к шее. Та болела, но как-то приглушённо — то ли ещё действовали таблетки, то ли он не до конца оправился от шока. Чёрт, а ведь Накахара и правда спас его от участи стать вампирским ужином.

«А за пару часов до этого вёл себя так, словно готов был убить меня сам. Логика на высоте, нечего сказать. Это что же теперь, мне… нужно сказать ему спасибо?»

— Эй, детектив, — предмет его размышлений выскочил из кухни с бутылкой и двумя бокалами, — я нашёл кагор! Новый, даже непочатый. Будешь? Или ты такая неженка, что тебя с одного понюхать разнесёт?

— Насколько мне известно, мгновенно разносит тут тебя, — заметил Рампо, но как-то без огонька. Накахара насмешливо фыркнул:

— Всё-то ты знаешь, тоже мне. Я для этого и пью, дурень, а то я слишком трезв для всей этой хуйни. Точно не будешь? — Рампо пожал плечами: мол, пей без меня, обойдусь. — Ну, как знаешь. За безопасные, так его разэдак, приключения!

С этими словами он пригубил вино в своём бокале… И тут же принялся яростно отплёвываться.

— Тьфу, тьфу, господи боже, какая гадость!!!

Рампо с удивлением наблюдал за тем, как Накахара, едва не уронив бокал, пронёсся на кухню, выплеснул вино в раковину и стал полоскать рот проточной водой, в перерывах экспрессивно ругаясь:

— Пфу, ох ёпт, ну и бурда! На чём они это настаивали, на серной кислоте с примесью змеиного яда?! Тьфу, тьфу, а-а-а, я даже в юности подобного дерьма не пил! Да за такое вино убивать надо! Буль-буль-блин, лучше бы я жахнул технический спирт!

— Технический спирт не пьют, — не удержался Рампо. Накахара поднял на него снисходительный взгляд и бросил:

— С-салага. Пьют всё, кроме этой феерической бурды. Надо только знать как. Российская народная мудрость, yopta.

— Почему российская?

— Потому что пить технический спирт меня научили в Сибири. Только в местные минус тридцать по Цельсию можно было додуматься до такой херни, — припечатал Накахара, а затем полез в холодильник. — У-у-у, сука, до сих пор гадко… Так, ты чего там нахохлился, шея болит? Выпрямляйся, спирт сейчас будем переводить на тебя.

— Зачем?!

— Хочешь ходить с опухшей шеей? — Накахара снова появился в дверном проёме, на этот раз с аптечкой и льдом. — Вот хороший тут мужик жил, запасливый — в квартире хоть осаду можно держать, хоть дырку в животе зашить. Да распрямись ты, дай я посмотрю!

Рампо… чувствовал себя очень неуютно от мысли, что кто-то ещё полезет руками к его шее. Тем не менее выбора у него не было. К чести своей, Накахара явно знал, что делает, да и вряд ли стал бы убивать его ватным тампоном, поэтому Рампо зажмурился, но отбиваться не стал (ха, как будто он смог бы). Шею защипало, но больше ничего страшного не произошло.

— Вот кто душит людей с таким длиннющим маникюром? — пробормотал Накахара. — И как только сил хватило… А, ну да. Ща, погодь, я компресс, что ли, сделаю. Где-то я тут видел гепариновую мазь…

Рампо открыл один глаз и увидел перед собой густые рыжие кудри. Накахара был полностью поглощён процессом и наконец-то заткнулся, поэтому Рампо собрался с силами и сказал:

— Спасибо.

— А? — удивился Накахара. — Да забей, фигня вопрос. Это вообще не удушение, а так, лёгкая асфиксия. Через пару недель будешь как новенький.

Вот блин, подумалось Рампо, он же благодарил не за это. Но только как это сказать? Спасибо за то, что отбил меня от вампира? Как-то глупо… Рампо набрал было воздуха, чтобы всё-таки с этим разделаться, но внезапно для себя спросил:

— Почему ты меня там не бросил?

Накахара сел на пол от неожиданности.

— Чего?

«Ну, сказал „а“, договаривай и остальное».

— В замке. Когда Анке… когда эта штука меня схватила. Ты мог сбежать, пока она меня… того. Почему ты вместо этого на неё накинулся? Я понимаю, если бы тебе это ничего не стоило — но ты же своей жизнью рисковал. Ты настолько уверен в своей способности всё-таки добиться от меня способа выйти отсюда?

Броситься в атаку на вампира, от которого только что удирал — это что-то из области идиотизма, граничащего с суицидальными наклонностями. Рампо этого ни за что бы не сделал, даже если бы знал, что у него есть специальное оружие. И ладно бы Накахара спасал товарища, соратника, друга — но врага? Почему, чёрт возьми?

— …ну ты даёшь, гений. — Накахара ошалело тряхнул головой и уставился на него. — Какие, нахрен, способы? Я так быстро думать не умею. На нас напала какая-то стрёмная хрень, я попытался дать ей по щам. А что, я тебя там должен был оставить, что ли?

«Да! — чуть было не ляпнул Рампо. — Да, это сильно поднимало твои шансы на выживание. Да, это было бы очень логично. Да, я сам, наверное, так бы и сде…»

— Но за пару часов до того ты меня чуть не прибил, — вместо этого выдал он, потому что Накахара Чуя и последовательность в действиях существовали, очевидно, в параллельных реальностях. Накахара недовольно фыркнул:

— Там до «прибил» было как до Австралии пешком, не генери.

— Эй, это вообще-то было очень больно!

— Вижу, руки-ноги ты ни разу в жизни не ломал.

— Да какая разница?! Почему нельзя было хотя бы попытаться нормально поговорить?

Накахара смерил его долгим невыразительным взглядом и вдруг устало сказал:

— Да, действительно. Почему нельзя было попытаться нормально поговорить? Например, о том, что наши организации находятся посередине войны за выживание, и мы с тобой вообще-то враги. Или о том, что ты непонятно зачем и как затащил меня в какую-то, нахрен, другую реальность без способностей и оружия, где пять сотен человек потенциально могут меня убить, а я понятия не имею, как отсюда выйти, и вообще сру кирпичами от такого поворота дел. Или о том, что сотрудничать ты не собираешься, и не факт, что не планируешь меня грохнуть. О том, что сейчас происходит в реальном мире, пока мы тут сидим, в конце концов. И почему это, интересно, я не стал с тобой нормально разговаривать?

Рампо захлестнуло волной нерациональной жгучей злости. Как этот… этот мафиози, преступник, убийца мог обвинять его в желании защитить свою семью?! Как он мог что-то о Рампо знать?!

— Ты не понимаешь, — хрипло сказал он, — ты не понимаешь! Я должен был… если бы я этого не сделал, то!..

— О, я понимаю, — прервал его Накахара, и ухмыльнулся иронично и грустно. — Я тебя прекрасно понимаю.

При взгляде на его усталое лицо Рампо вдруг, как молнией, ударило болезненным осознанием: перед ним сидел человек. Не просто преступник и мучитель, а молодой парень, самонадеянный и эмоциональный, открытый и весёлый — со своими переживаниями, чувствами и слишком большим количеством крови на руках, которая наверняка появилась ещё до того, как он мог сделать осознанный выбор. Для члена Портовой мафии, возможно, коллеги были даже более семьёй, чем для самого Рампо. Накахара не просто защищал начальника — он пытался спасти наставника и благодетеля.

Возможно, как и Рампо — почти отца.

Он осознавал, что не виноват в случившемся, и делал в точности то, что было необходимо — но почему-то вдруг стало мучительно стыдно перед низким рыжим парнишкой с едва различимым шрамом на подбородке и глазами человека, привыкшего жить посреди жестокости и войны. Детям, выросшим в мафии, никто ведь никогда не показывал, что можно иначе. Никто не подходил к ним и не предлагал помощь, не щадил и не защищал. А потом из этих детей вырастали взрослые, которые постоянно пытались утопиться или прекрасно умели соблазнять сорокалетних мужчин в четырнадцать.

Или искренне считали это сборище маньяков своей единственной семьёй.

— Эй, ты там уснул, что ли? — недоверчиво спросил Накахара. Рампо помотал головой и вопросом на вопрос ответил:

— Почему тогда ты не переломал мне все рёбра, когда я отказался тебе что-либо говорить?

Накахара поморщился:

— Ох, это… сложно. Тебе нужен понятный или честный ответ?

— Хоть как-нибудь попробуй.

— Как хочешь. Ты… Понял уже, наверное, что я не очень-то хорошо справляюсь с агрессией. — Рампо, не удержавшись, фыркнул. — Нет, серьёзно: сейчас у меня с этим всё гораздо лучше, чем было лет пять назад. Но всё ещё не очень. Босс очень не любит, когда люди вокруг ведут себя глупо. Он приложил много усилий, чтобы научить нас не причинять больше вреда или добра, чем абсолютно необходимо. — Накахара машинально положил ладонь на живот, и от одной мысли о значении этого жеста Рампо конкретно замутило. — Ты, детектив, живёшь в совершенно другом мире. Где все убийства оказываются разгаданы, виновные — наказаны, а полиция почти всегда успевает прийти на помощь. Портовая мафия существует по законам силы. Ты объявил себя моим врагом. Ты, придурок, с ножом на меня бросился! Меня с такими вещами учили справляться очень определённым образом, знаешь ли. У меня даже понятие серьёзных увечий, и то другое. Чего ты ожидал, вот правда?

У Рампо не было ответа на этот вопрос.

Накахара приложил руку к лицу, опустил голову, раздражённо пробормотал:

— Блин, ну вроде ж даже не пил… Долбаная эта ваша книга. Не способность, а какой-то пиздец. Как ты вообще сотворил эту хуйню? У тебя ж вроде другая фишка?

— Друг помог, — фыркнул Рампо. Накахара застонал:

— Охуеть у тебя друзья. И это нас ещё после такого кто-то боится. — Он встал на ноги, встряхнулся и шагнул к двери. — Шёл бы ты спать, детектив. Если дальше нас ждут ещё пятьсот вампиров-психопатов, то я даже не знаю, как мне вообще жить с этой мыслью. Твой друг — мегаломаньяк, босс бы оценил.

Рампо повернул голову, посмотрел на его низкий силуэт, и всё-таки позвал:

— Эй, Накахара. Правда, спасибо.

Накахара застыл на месте и после паузы вдруг сказал:

— Чуя. Лучше просто Чуя.

— Вот так фамильярно?

— Меня так все зовут. Я в Европе пропадаю месяцами, жутко непривычно потом слышать обращение по фамилии. Так что вот. Не выёживайся давай.

— Тогда можешь звать меня Рампо. — Он вздохнул. — Всё равно местные, по-моему, решили, что это фамилия.

— А ты в каком порядке представлялся, гений? Вот то-то же. Всё, меня до рассвета не будить, а то дам в глаз. Осиновым колом, чтобы наверняка уж. Спокойной ночи.

Рампо откинул голову назад и тихо отозвался:

— Спокойной ночи, Чуя.
Примечания:
Обложка к фанфику от Megumi Koide (https://megumi-koide.deviantart.com/): http://i.imgur.com/V5mnUZw.jpg
Иллюстрация к сцене в кафе от asa.gava (https://vk.com/byasagava): https://vk.com/wall-97315989_1884
Иллюстрация к сцене в квартире от bzzzzzik (https://vk.com/neaksi): https://i.imgur.com/88CdjUzl.png
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

АААААА
ГОСПОДИ, КАК ПЕРЕСТАТЬ ОРАТЬ

Пять часов утроночи, и я пытаюсь не разбудить спящего за стенкой брата своими писками.

О ч е ш у е н н о.

Читается легко, слог красив и остроумен. Неожиданный поворот с вампирами - господи, ДА. Вхарактерные до радостных слёз Рампо и Чуя - жду, невероятно сильно жду их дальнейшего взаимодействия (понимание? доверие? странная и неловкая дружба? бэст фрэндс форевэр? как далеко это зайдет?). И Я ПРОСТО ОРУ, ОРУ С ЮМОРА, ДЕЙСТВИТЕЛЬРО ОРКАЮ, ЭТО НЕ ПРЕУВЕЛИЧЕНИЕ, Я БУКВАЛЬНО РЖАЛА, ЗАГЛУШАЯ ЗВУКИ ПОДУШКОЙ, ПРИ ПЕРВОМ ПОЯВЛЕНИИ ЧУИ. А ВСТАВКИ С РУССКИИИ МАТАМИ И ТЕХНИЧЕСКИЙ СПИРТ МЕНЯ УНИЧТОЖИЛИ.

Фух. Прошу прощения за капс, меня понесло :')

По, конечно, перестарался - так ведь и впрямь убить бедняжек мог! А какие палки в колёса понаставил, ой проказник!

Спасибо за офигенную главу. Включаю режим Хатико.
А я то все ждала, когда же появится кто-нибудь толковый, кто опишет происходящее в книге, и вот он вы.) Большое спасибо за то, что вы есть и за замечательный детектив, да еще и такого формата.))))
Фух, я здесь, здравствуйте. Дождалась вашей работы наконец :)
видели бы вы мое удивление из-за сорока страниц. И восторг. Рука об руку хд.
Рампо очень хорошо показали, то есть, без шуток, очень — ну человек, на серьезно, ну настоящий. Плач из-за бессилия, планы которые к чертям идут — :''>
Ха-ха, Чуя в костюме священника, ха-ха. Подсекли вы. Под ноги.
Когда оповестил Рампо о том, кого перед собой увидел в виде пресвитера, я аж за сердечко свое схватилась.
Ну а потом было облизывание монитора. Ох уж эта сцена дракии, бегства, потом разговор с Эдогавой **
И ругань. За нее отдельное спасибо. Как человек, который постоянно, но ненамеренно перенимает фразы/слова из разных языков, очень Накахару понимаю.
Ну и жанр фэнтези увидеть было очень неожиданно хд точнее, я его и не увидела, а когда вампиры появились — удивления было.. (хорошего, конечно, в принципе это все дело люблю)
чудесная главушка, я жду шестого ноября *º*
И также передайте мои благодарности оформителям — святые люди.
Стоит, пожалуй, сразу обозначить, что это просто восхитительно, Автор! Потому что дальше возможен мой несвязный поток слов...

Сказать, что это интересное и необычное развитие событий - значит не сказать ничего! Мастерству По (и, конечно же, Вашему) закручивать внезапные сюжеты остаётся только позавидовать. На моменте появления вампира (вот это поворот! Даже жанр "фэнтези" не смог стать для меня достаточным спойлером к такому) и всей последующей погони просто переполняли эмоции, заставляя восклицать вместе с Рампо и Чуей, нервно прохаживаться по комнате.

Яркие, живые действия и персонажи. Увлекательно следить за оригинальными персами, и, конечно же, сразу веришь этому шикарному дуэту детектива и пресвитера.

Сцены взаимодействия Рампо и Чуи заставляют вчитываться ещё более жадно, юмор вынуждает смеяться в голос даже посреди ночи, а рассуждения и новые повороты - всерьёз переживать за настоящее и будущее заключённых в книге!

Одним словом - спасибо! Ждём продолжения.
автор
>**Anyame**
После Вашего отзыва я весь день улыбался) Большое спасибо Вам за него!
>АААААА
>ГОСПОДИ, КАК ПЕРЕСТАТЬ ОРАТЬ
НИКАК :D Я сам ору. Орите вместе со мной, орите громче меня!
>понимание? доверие? странная и неловкая дружба? бэст фрэндс форевэр? как далеко это зайдет?
Хотите сделать ваши ставки?)

>**Boksen av drommer**
Спасибо! ♥ Надеюсь, дальнейшие главы понравятся Вам не меньше)

>**Tera-Tera**
Безмерно рад вновь видеть Ваш ник под своими работами! Ваши тёплые слова всегда согревают мне сердце ♥
>Ха-ха, Чуя в костюме священника, ха-ха. Подсекли вы. Под ноги. Когда оповестил Рампо о том, кого перед собой увидел в виде пресвитера, я аж за сердечко свое схватилась.
*играет бровями* Чуя горяч, правда? Вон какой красивый расселся на арте верхом на Рампо)
>Ну а потом было облизывание монитора.
*светится от радости и даже гордости за работу*
>И также передайте мои благодарности оформителям — святые люди.
Ох, не то слово! Художники нашей команды прекрасны ♥ Я обязательно передам им Ваши слова! И это, кстати, еще не все арты... В новых главах будут еще!

>**Master-TARDIS**
Благодарю за столь подробный отзыв! ♥ Рад, что Вам понравилось)
>Увлекательно следить за оригинальными персами
Я всегда очерень переживаю, если ввожу оригинальных персонажей, так что Ваши слова — как бальзам на душу. Спасибо! ♥
>Мастерству По (и, конечно же, Вашему) закручивать внезапные сюжеты остаётся только позавидовать.
*смотрит на повороты в будущих главах и ехидно улыбается* Это вы еще и половины не видели...

С самого начала думала га оборотней. Малость промахнулась, хех. Прекрасно, просто прекрасно!
Хорошая работа. Только почему Чуя тупой? Он,как один из главных должен хорошо уметь анализировать обстановку. Ну только если по сравнению с Рампо
автор
>**Ци**
>Хорошая работа. Только почему Чуя тупой? Он,как один из главных должен хорошо уметь анализировать обстановку. Ну только если по сравнению с Рампо

Судя по событиям манги, там все не очень умные xD А Чуя и вовсе отличается горячим темпераментом и в экстренных стрессовых ситуациях сначала делает, а потом думает, и то еще не всегда. Так что да, в сравнении с Дазаем, Мори и Рампо он очень тупой (честно говоря, я ему в фике сюжета ради ещё изрядно польстил со всеми этими языками и знанием основ архитектурных стилей Германии). Но это же не значит что он плохой человек, напарник и друг. А воин он вообще отличный. Каждому свое!
>**Алгоритмизация**
>Судя по событиям манги, там все не очень умные xD А Чуя и вовсе отличается горячим темпераментом и в экстренных стрессовых ситуациях сначала делает, а потом думает, и то еще не всегда. Так что да, в сравнении с Дазаем, Мори и Рампо он очень тупой (честно говоря, я ему в фике сюжета ради ещё изрядно польстил со всеми этими языками и знанием основ архитектурных стилей Германии). Но это же не значит что он плохой человек, напарник и друг. А воин он вообще отличный. Каждому свое!

Просто если в отсутствии Мори он фактически командовал операцией,то не думаю,что он сильно отличается от него интеллектом. В принципе,Рампо склонен считать всех тупенькими,то всё же
автор
>**Ци**
>Просто если в отсутствии Мори он фактически командовал операцией,то не думаю,что он сильно отличается от него интеллектом. В принципе,Рампо склонен считать всех тупенькими,то всё же

Так командовал операцией, что продолбал побег ВДА почти в полном составе вместе с директором-целью и почти сразу же на ровном месте по-идиотски влетел в магическую книгу, откуда, по всей видимости, до сих пор не выбрался. О-о-очень умно :D Так что да, Чуя очень-очень отличается от Мори интеллектом, как и характером, как и умениями как бойца.
>**Алгоритмизация**
>Так командовал операцией, что продолбал побег ВДА почти в полном составе вместе с директором-целью и почти сразу же на ровном месте по-идиотски влетел в магическую книгу, откуда, по всей видимости, до сих пор не выбрался. О-о-очень умно :D Так что да, Чуя очень-очень отличается от Мори интеллектом, как и характером, как и умениями как бойца.

Окей,но я остаюсь при своем мнении
автор
>**Ци**
>Окей,но я остаюсь при своем мнении

¯\_(ツ)_/¯
Я не большой фанат идеализированных персонажей, так что тоже остаюсь при своём.
Ну, сказать честно - это лучшая работа, что я пока читала.
Обычно, большие и длинные фанфики мне абсолютно не даются: внимание переключается на что-либо, а первые главы так и остаются не дочитаны. Эта работа к чертям перевернула мое прежнее представление о таком жанре, как Джен и размере, как макси.

Работа до ужаса интересна. Ты читаешь, а после невозможно оторваться. Время летит незаметно и ты думаешь: "Вау, когда успело пройти полтора часа?".

Великолепный язык написания. Все понятно и доступно. Никаких претензий нет, от слова вообще. Умеренный баланс описаний и действий, что я считаю одной из самых важных деталей фика. На этом уже огромное спасибо.

Персонажи такие живые, такие настоящие. Ты их понимаешь. Они, как я думаю, очень удачны и каноничны. Отдельный плюс за фоновых ребят, которые тоже проработаны, не смотря на то, что они второстепенны.

Упоминания По добавляли некую изюминку и юмор. Своевременно, не сильно много. Всего в меру.

Прекрасно продуманный мир книги, место действия, описания природы. Ты как будто самолично перемещаешься туда, расследуя это дело вместе с Рампо.

Черт. Впервые пишу столь огромный комментарий и не представляю, как его можно закончить, ведь эмоции на этом не заканчиваются. Остается столько вопросов, незаконченных дел и всего-всего, что только подогревает интерес продолжить чтение.

Danke fur Seine Arbeit
Это гениально - Шедевр. Только 1 глава а уже такой поворот сюжета. Вот он талант писателя. Незнаю почему но пока читала 1 главу уже успела Чую с Рампо зашиперить хотя для меня приемлим только пейринг Дадзай/Чуя. Это проста замечательная глава.
Знаете, я не фанат больших фанфиков... НО ЭТО РЕАЛЬНО ПРЕВОСХОДНО!
Столько чувств перполняется, что я даже не знаю, что и сказать...
Ах, как по мне, Рампо как раз тот персонаж, у которого должен быть на просторах интернета хоть какой-то странный-макси-рассказ. И Вы, Автор, прям сделали мой день!!
Рампо в книге не может "использовать" свою способность, но в некоторых фразах, таких как "эх, если бы сейчас со мной были очки!" (И.т.п.), замечается его подход к делу. Он может разгадать дело, но какое-то внутреннее "стоп", или просто 12 летняя привычка, говорят ему противоположное.
До этого момента, когда Чую унесло в книгу я еще не дошла, но мне кажется не много странным, что их места "пошутить-разозлиться" поменялись местами, хд
Но это приносит даже собственный стиль Автору.
Также хочу заметить, что Вы стараетесь, прям очень-очень, шагать по канону, это, Автор, у Вас очень даже хорошо получается. Но в местах, конечно, бывают мысли "лол... ЧО?!" Однако опять же на вкус и цвет)
Хочу добавить, что пишите отлично и незаурядно, не добавляете сцены (как я), где гг общается с какой-то левостортнней бабушкой, ох
Рассказом я ОЧЕНЬОЧЕНЬТВОЮМАТЬПРОСТИТЕОЧЕНЬЭТОСУПЕР довольна, видимо, я сегодня спать не буду...
И да: Чуя матерится. Обычно нецензуру в таком "стиле" я не воспринимаю, но тут... очень даже забавно)
Мне показалось, что планку Рампо немного снизили при общении с Накахарой. Ну, как мне это показалось отклонением, ведь все же "Мистер чудная шляпка", хэх...
Пошла читать вторую чать! Перфекттт!