Лекарство от ненависти 1587

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Дима/Наина/??
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Мистика, Экшн (action), Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 149 страниц, 35 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Великолепная история!» от valery5
«Великолепно. но все же Т_Т» от Nastushok
«Автор браво!Апплодирую стоя!» от Laifraim
Описание:
Девушка-снайпер в составе группы спецназа борется с терроризмом. Её способность читать мысли других людей мешает ей спокойно жить: свой необычный дар она считает проклятием. Знать, что думают окружающие – большое испытание: мысли преступника могут отравлять своим зловонным содержимым, а в мыслях любимого человека можно неожиданно обнаружить желание изменить.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все события и персонажи вымышлены, любые совпадения случайны.

Глава 3

16 сентября 2017, 09:07
Знакомый сосновый лес приветствовал отряд бойцов приятным запахом хвои и пением птиц. Лишь ровное дыхание и мягкий звук касавшихся земли ботинок нарушали утреннюю тишину.
«Почти как в санатории, – усмехнулась Наина. – Те же сосны, та же погода, только задачи разные».

Бег на большие расстояния по пересечённой местности в бронежилете и с рюкзаком был важной частью их подготовки. Выносливость и умение быстро убраться с территории противника – гарантия выживания в тех случаях, когда группу засекли. В этот раз забег планировался на двадцать километров, что, впрочем, было далеко не рекордом. Наина, как бывшая спортсменка, легко переносила многочасовые маршброски. Ещё в биатлоне она научилась правильно дышать и грамотно расходовать силы по дистанции. За маршброском обычно следовала тренировка по стрельбе, физподготовка и рукопашный бой. Наина с радостью пробежала бы ещё двадцать километров, лишь бы не заниматься последним. Во время этих занятий её противниками всегда были мужчины, и ей приходилось становиться чрезвычайно изворотливой, чтобы хоть как-то компенсировать их перевес в силе. Жалеть её никто из группы уже давно не решался, поскольку, пожалев, можно было самому жестко огрести от инструкторов.

Через двадцать минут интенсивного бега инструктор отдал команду переползти открывшуюся поляну на животе. Ещё через четверть часа он заорал:
– Сугроб ранен! Спасаем!
Двое потащили «раненного» Андрея Снежинского, самого тяжёлого из всех. Бойцы старались двигаться как можно быстрее, чтобы уложиться в норматив.

***

Группе предстояла отработка упражнений по стрельбе. На базе были смоделированы «общественные места» для тренировки навыков ликвидации опасных преступников. Бойцам было дано время на отдых и все уселись на землю, в ожидании команды.

Наина стояла чуть в стороне. Она достала из рюкзака бинт, оторвала кусок, сложила и засунула в рот: во время рукопашного боя ей случайно разбили губу, и она пыталась остановить кровь.
Недавно пополнивший их группу Батон сидел рядом с Царём и пытался отчистить заляпанный грязью рукав.
– Слушай, а почему у неё позывной «Фламинго»? – он кивнул в сторону Наины. – Вот Миха с Дальнего Востока, и позывной у него Восток. Ну, тут логика есть. Белорусов – Трактор. Я – Хлебников, тут тоже всё понятно. А у неё с фамилией не связан, да и вообще ни хрена она мне эту райскую птичку не напоминает…
Царь наклонился к нему ближе и сказал:
– Говорят, ещё учась в институте, она к Палычу на собеседование в коротком розовом платье пришла, – он подавил смешок. – Сам понимаешь, такого ей Палыч простить не мог. А вообще, если что – это слухи только.
– Понятно.
Не успели эти двое насмеяться, как прозвучала команда к возобновлению тренировок.

***

Наина и Дима коротали летний вечер в недорогом кафе под открытым небом.
Вечерняя прохлада уже успела опуститься на город, давая возможность отдохнуть от жаркой погоды.
– И ты собираешься съесть на ночь глядя два куска торта? – изумился Дима. – Мы хорошо поужинали. Не боишься, что в любимые джинсы не влезешь?
– Не боюсь. При твоем сидячем образе жизни сладкое на ночь – может, и рискованно, но при моих тренировках – я слона могу съесть и не поправиться.
– Слон – диетический, – улыбнулся в ответ Дима. – Он не считается.
Девушка отрезала кусочек «Наполеона», положила в рот и зажмурилась от удовольствия.
– Очень вкусно. Хотя домашний, у мамы, всё-таки лучше, – Наина взяла чашку с кофе и поднесла к губам, но тут же поставила обратно. – Ну вот, кофе с мясом. И почему эта здоровенная моль решила именно в моей чашке утопиться?
Она достала ложкой насекомое и положила его на блюдце.
– Давай позовем официанта… – начал Дима, но договорить не успел.
Наина сделала большой глоток и махнула рукой.
– Будем считать, что это новый сорт экзотического кофе, – усмехнулась она. – Брезгливость для меня, увы, непозволительная роскошь.
– Может, и здоровый вид – тоже? – подколол он. – Почему у тебя губа опухшая?
– В рукопашном бою разбили. Ничего, уже почти не болит, – ответила девушка.
– А с шеей что? – продолжал допытываться Дима.
– Какая-то хрень в лесу укусила, представляешь? Мало того, что покраснение вокруг укуса, так еще и чешется! – пожаловалась она.
– Вечно на тебе живого места нет, – посетовал Дима, приподнялся из кресла и мягко коснулся ее губ. – Тебе следует быть осторожнее.


***

Наина спала на спине. Рядом, положив руку на её голый живот, тихо похрапывал Дима. Резкий, неугомонный звонок телефона разорвал ночную тишину и заставил её вскочить: Наина была уверена, что это с работы, и знала, что просто так, посреди ночи, звонить никто не будет.
– Да. Есть. Хорошо, – краткие и четкие ответы последовали один за другим.
Окончив разговор, Наина спешно принялась одеваться.
– Ты куда это? – поинтересовался окончательно разбуженный Дима.
Повисла небольшая пауза: девушка обдумывала ответ.
– Учебная тревога, – в итоге сказала она.
Наина подумала, что в чем-то Миша был прав. И обманывать не только нехорошо, но еще и непрактично: вот будет номер, если она с «учебной тревоги» в гробу вернётся. Она попыталась отогнать эти мысли – в конце концов, в этом случае объясняться ей точно не придётся.

***

Здание больницы было оцеплено полицией. Благодаря ночному времени суток, вокруг не было зевак, и лишь некоторые особо любопытные жители окрестных домов стояли, завернувшись в халаты, и наблюдали за происходящим. Этих людей разбудили вой полицейской сирены и выстрелы.
Наина выбралась из служебной машины и поспешила к огороженному жёлтой лентой периметру, в руке она держала винтовку. Девушка молча достала и открыла удостоверение, когда к ней подошёл полицейский, и двинулась дальше.

– Капитан Князева! – окликнул её полковник Иванов.
Как только Наина приблизилась, он поспешил перейти к делу:
– У нас тут, как видишь, веселье в самом разгаре: сбежавшие во время перевозки преступники захватили заложников. Эти зэки у нас пару лет назад по терроризму проходили. Сбежали они три дня назад, был введен план «Перехват». Тут их случайно гаишники тормознули – они двоих из пистолета положили. Убегая, разбили окно и залезли в инфекционное отделение больницы. Один из преступников был убит офицером полиции, когда в окно лез. Оставшийся в живых кинул гранату – офицер серьезно ранен. Он захватил больных и несколько человек медперсонала. У преступника есть ещё гранаты, и он обещает взорвать себя и заложников, если не будут выполнены его условия.
Полковник сделал паузу, а затем спросил:
– Думаю, догадываешься, какие условия?
– Ну, конечно: «вертушку» и денег побольше, так? – усмехнулась Наина.
– Совершенно точно, – вздохнул командир, его выражение лица осталось серьезным. – Ему бы, как пугалу у Гудвина, мозгов попросить: ну вот куда тут «вертушка» сесть может?
Он раздраженно махнул рукой в сторону небольшой улицы перед больницей – по причине замены коммуникаций всё было перекопано, а из-за строительных ограждений торчали трубы.
– Террорист на втором этаже, вон окно, видишь? Твоя задача, – продолжил Иванов, – снять его так, чтобы чеку выдернуть не успел. Нужна ювелирная работа.
– Понятно, – ответила Наина. – Прикажете выполнять?
– Да. Не подведи! – полковник похлопал её по плечу.

Наина развернулась и отправилась к развесистому дереву. Она забросила винтовку за спину, подтянулась, схватившись за толстую нижнюю ветку, и исчезла в густой листве. Она залезла наверх и расположилась, выбрав удобную позицию.

Опытным взглядом Наина оценила дистанцию в триста метров. В окнах горел свет, и цель была, как на ладони. Но ситуацию осложняло то, что террорист беспорядочно двигался: он то кричал на кого-то, размахивая руками, то мерил нервными шагами больничную палату, то резко останавливался и оглядывался.
«Даже свет не выключил. Не в то ты отделение впёрся, придурок, – подумала она. – Тебе бы в психиатрическое…»

Наина понимала, что её он видеть не может: из ярко освещенного помещения улица должна была казаться сплошным тёмным пятном. Листва дерева идеально скрывала её от посторонних глаз. Снять цель не представляло особого труда: сложность была в том, что требовалось не только выстрелить в голову противника, но и попасть именно в зону МСР – мгновенно-смертельного ранения, именно при таком попадании произойдёт расслабление психофизиомоторики, и он не сможет выдернуть чеку. А эта зона – небольшой треугольник между глазами и кончиком носа, или совсем маленькая точка за ухом.
Наина определила направление ветра и, наблюдая за целью в оптический прицел, сделала необходимые поправки. Затем аккуратно опустила пальцем флажок на правой стороне ствольной коробки – сняла с предохранителя.

В такие моменты её посещало одновременно пугающее и приятное чувство. Это было похоже на вдохновение, страсть, исполнение желания. Как будто вместе с вырвавшейся из ствола пулей из неё самой вылетала накопленная годами боль. Та боль, которую причиняли ей люди.
Если мысли обычных людей вызывали в ней обиды и неприязнь, то мысли бандитов отравляли своим зловонием всё пространство вокруг. В случае задержания их группой живых преступников ей приходилось несладко: чудовищный смрад их сознания вызывал тошноту.

Террорист повернулся лицом к окну. Наина задержала дыхание и нажала на спусковой крючок. Мужчина упал плашмя, выронив гранату: он не успел её взорвать. Люди в ужасе вскочили и кинулись к выходу.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.