Лекарство от ненависти 1562

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Дима/Наина/??
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Мистика, Экшн (action), Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написана 141 страница, 33 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Великолепная история!» от valery5
«Великолепно. но все же Т_Т» от Nastushok
«Автор браво!Апплодирую стоя!» от Laifraim
Описание:
Девушка-снайпер в составе группы спецназа борется с терроризмом. Её способность читать мысли других людей мешает ей спокойно жить: свой необычный дар она считает проклятием. Знать, что думают окружающие – большое испытание: мысли преступника могут отравлять своим зловонным содержимым, а в мыслях любимого человека можно неожиданно обнаружить желание изменить.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все события и персонажи вымышлены, любые совпадения случайны.

Глава 8

12 октября 2017, 19:08
Медосмотр, как всегда, был неприятной, но необходимой процедурой. Хождение из кабинета в кабинет совсем не доставляло радости, а если к этому добавить пустой желудок и плохое настроение, то становилось совсем тяжко.
Наина вышла из кабинета окулиста и направилась к гинекологу. Очкастый дядечка с круглым лицом долго смотрел в её медицинскую карту.
– Что-нибудь беспокоит? – поинтересовался он.
– Нет, – ответила Наина.
Её всегда интересовал вопрос, зачем мужики идут в эту профессию. Даже обладая способностью узнавать чужие мысли, этого она понять так и не смогла. Проводя осмотр, врач усиленно думал о слове из четырех букв, попавшемся ему в кроссворде.

«Какой металл алхимики называли свернувшейся кровью? – вертелось в его голове. – Ну, ведь ртуть на кровь более-менее похожа? И мягкий знак на конце есть! Почему же из четырех букв?»

Наина точно знала, что это медь, но никак не могла помочь мучившемуся врачу. Ей оставалось лишь порадоваться, что он своими мыслями не заставляет её краснеть, и в очередной раз поразиться тому, о чём может думать человек, выполняя подобную работу.

Посещение психолога радовало её ещё меньше. Докторша с лошадиными чертами лица была дотошной и прилипчивой, она всегда была уверена в том, что лучше всех знает, что у человека в душе творится. Доктор любила поиграть с ней, задавая неожиданные или откровенно провокационные вопросы, делала попытки вывести её из себя, проверяя психологическую устойчивость. Мгновенное понимание того, какой ответ от неё ожидают услышать, и осознание причины, по которой задается конкретный вопрос, всегда давало девушке приличную фору. Впрочем, Наина старалась не раздражать её: докторша при желании могла создать реальные проблемы. Кроме того, не стоило забывать, что психолог учитывает и непроизвольные реакции: движения рук, взгляд и прочее. Кроме бесед были ещё и специальные тесты. И хотя в прохождении тестов знание того, о чём думает врач, не помогало, все-таки определенная польза имелась и в этом случае. Наина заранее могла узнать о том, что есть вопросы-ловушки.
Докторша, как всегда, бурила её пристально-всезнающим взглядом.
– Приходила ли вам мысль, что в вашей жизни мало радости и счастья? – задавала она очередной вопрос.
– Нет, – честно ответила Наина.
– Что вам доставляет наибольшую радость? – продолжила психолог.
– Моя работа, – начала Наина.
Но по реакции она поняла, что начинать следовало с другого, и спешно добавила:
– Общение с близкими и занятия спортом.
– У вас бывают кошмарные сновидения? – поинтересовалась доктор.
– Нет.
Всякий бред о том, что снайперов ночами неминуемо настигают кошмары, а перед глазами проносятся «диафильмы» с лицами ликвидированных преступников, она считала словесным поносом. Но доктор, в отличие от людей, любящих помусолить эту тему, задавала подобный вопрос по другой причине: она хотела определить уровень тревожности.
– Приходят ли вам мысли, что ваши близкие более счастливы, чем вы?
– Нет. Я люблю своих родных, и если им повезет стать более счастливыми, я буду только рада.
– Вас беспокоят навязчивые воспоминания?
– Нет, – ответила Наина и, вспомнив вчерашний вечер с Димой, подумала: «Хотя, возможно, скоро начнут».
Выходя из кабинета с карточкой в руках, Наина думала о последнем вопросе: «Как, по вашему мнению, выглядит идеальный мир?» Доктору она, конечно же, задвинула пару утопических идей о бесконфликтности, гуманности и справедливости. На самом деле Наина хорошо знала, что люди никогда не изменятся. И больше была согласна с прочитанным когда-то высказыванием о том, что «через оптику снайперской винтовки мир выглядит намного лучше».

***

Наина заняла удобную для огня позицию. Напротив находилось здание художественной школы, которую захватили террористы. Через оптику были в деталях видны все выходы из здания и прилегающая площадь. Только окна класса, где держали заложников, были плотно зашторены. Снайпер из другой группы, находившийся на крыше пятиэтажки с тыльной стороны школы, сообщил, что коридор хорошо просматривается. Находившиеся там люди были вооружены.
Согласно вводным данным, в комнате с детьми находились преступники. Не было точной информации об их количестве, зато уже имелась одна жертва: бандиты выкинули за двери школы труп охранника, демонстрируя свои серьёзные намерения. К счастью, на момент захвата в здании проходило лишь два урока, и детей было не очень много.
С террористами велись переговоры, и главным их требованием пока что было освобождение из колонии четверых преступников. Здание окружили, три штурмовые группы были готовы атаковать в любой момент.
Солнце палило нещадно, и Наина обливалась потом, лёжа в форме на покрытой гудроном крыше жилого дома.
– Восток смени Фламиго, – раздалось в переговорном устройстве. – Фламинго, оставь винтовку и возвращайся на исходную.
Через несколько минут Восток взял её винтовку, а она принялась спускаться по лестнице.

Полковник Иванов сидел в черном минивэне, и говорил по телефону. Вид у него был взъерошенный. Увидев Наину, он махнул ей рукой, приглашая войти внутрь.
– Значит так, Фламинго, сегодня придётся тебе поработать не по профилю, – сказал полковник. – У них там раненый – наверное, охранник пытался оказать сопротивление. В общем, врача попросили. Исключительно женского пола – опасаются, гады. Понимаешь, что к чему?
Наина кивнула.
– Это наш шанс, – сказал полковник. – Сейчас пойдешь к «скорой помощи», они тебя проинструктируют. Возьми у них халат и скажи, чтобы насобирали тебе гражданской одежды – если обуви подходящей у врачей не будет, в толпе родителей путь поищут.

В мыслях полковника Наина заметила сомнение и тревогу: он справедливо переживал, справится ли она.
– Я сейчас передал распоряжение, тебе медицинский кейс дадут – всё необходимое для проведения операции…
– А в какую область ранение? – с сомнением спросила Наина.
– В грудную клетку, – ответил Павел Павлович. – Ты, главное, не переживай. Постарайся извлечь пулю, осмотрись. Если он после проведённой тобой операции долго не проживёт – мы, как понимаешь, сильно не расстроимся. Только постарайся, чтобы он у тебя во время операции дух не испустил – это может осложнить тебе задачу. Они наверняка будут осматривать тебя, прежде чем впустить, поэтому идти нужно без оружия.
Идея оказаться среди преступников без оружия совсем не радовала, однако было понятно, что с её присутствием шансы детей на выживание повышаются.
Полковник продолжил:
– Не думаю, что после операции они тебя выпустят. Скорее всего, тоже оставят в заложниках. Ты сможешь действовать изнутри. Любой выстрел в захваченном классе будет считаться началом к штурму. В коридоре находятся три террориста. О них тебе думать не нужно, их возьмут на себя ребята. В комнате, предположительно, двое. Но тут неожиданности могут быть, конечно, поскольку наверняка мы не знаем. Создателя международной террористической организации, из-за которого они все это затеяли, и ещё троих боевиков они просили доставить в здание школы, и лишь затем они планируют все вместе выдвинуться. Хотят вертолёт. Вопросы есть?
– Нет. Разрешите выполнять? – спросила Наина.
– Постарайся сделать все как надо, – напутствовал Павел Павлович.

Седой усатый мужичок, врач «скорой помощи» открыл кейс с медикаментами и инструментами. Бинты, вата, скальпели, шприцы, хирургические зажимы и антисептики – все было компактно упаковано и готово к переноске.
– Я вообще не представляю, как вы сможете провести операцию, – заявил доктор. – Это сумасшествие какое-то!
Наина бросила в его сторону тяжелый взгляд, но ничего не ответила.
На сиденье в карете «скорой» лежала найденная для неё одежда. Наина забралась в автомобиль и спешно начала переодеваться. Вернулась она одетая в белый медицинский халат, под которым были белая кофта и коротковатые черные брюки. На ногах – сильно поношенные синие кроссовки. Она взяла кейс и направилась в сторону школы.
– Вы там поосторожнее, девушка, – врач перекрестил её в спину.

Наина медленно приблизилась к зданию. Кто-то изнутри потянул дверь, и она распахнулась, приглашая войти. За дверью никого не было видно. Она вошла. Как только дверь за ней закрылась, в спину ожидаемо упёрся ствол автомата.
– Не делай резких движений. Чемодан на пол, руки медленно подними вверх, – раздался сзади хриплый мужской голос.
Этот человек говорил чисто, без акцента. Наина в точности выполнила указания.
– Иди вперёд, – снова раздалась команда, подтверждённая грубым тычком ствола.
Говоривший поднял кейс и последовал за ней. Когда Наина достигла основного коридора, голос приказал остановиться. Один из стоявших в коридоре бандитов направился к ней.
– Осмотри её, – произнес хриплый голос сзади.
– Снимай халат, – велел человек в чёрной маске.
Наина послушно сняла и бросила вещь на пол.
– Руки подними, – произнес мужчина со среднеазиатским произношением, начиная осмотр.
Он быстрыми движениями ощупал спину, плечи, подмышечные впадины, затем присел и провел руками по бедрам и икрам.
– Чисто! – сказал бандит.
– Смотри, чтоб в сиськах ничего не спрятала, – усомнился тот, что стоял сзади.
Мужчина дёрнул вверх белую кофту, посмотрел и вернул ткань на место.
– Вперёд, – снова раздалась команда.
Террорист остановился перед дверью в класс, стукнул в дверь два раза и произнес несколько слов на чужом языке. Дверь открылась, и Наину впихнули внутрь.

Зрелище в комнате было довольно печальным: сбившиеся в кучу дети сидели у стены, рядом с ними находились две учительницы. Дети тихо всхлипывали, их глаза были полны слёз и страха. На полу валялись мольберты и детские рисунки с отпечатками мужских ботинок. Напротив на полу, лежал раненый, а возле дверей стояли двое мужчин в масках и с автоматами. Их, как и предполагал полковник, оказалось двое, но сюрпризом было то, что на них были надеты пояса смерти.
– Слушай сюда! – сказал тот, что повыше. – Сделаешь что-нибудь не так – всё тут взлетит на воздух, поняла?
– Да, – коротко ответила Наина.
– Приступай! – сказал мужчина.
Он тоже говорил с сильным акцентом.
– Раненого нужно положить на стол, – сказала Наина.
Она смела всё с учительского стола. Один из бандитов подошел к товарищу, помог встать, а затем и лечь на ровную поверхность. Раненого трясло в лихорадке, он двигался с большим трудом.
Наина сняла с него маску, затем раскрыла чемодан и достала ножницы. Она разрезала ткань серой толстовки, залитой кровью. Ранение было единичным, в район грудной клетки. Наина надела перчатки, достала ампулу и взяла шприц.
– Что ты собираешься делать? – спросил террорист.
– Вводить внутривенный наркоз, чтобы он не умер от болевого шока, – спокойно объяснила она.
Из мыслей террористов Наина поняла, что при захвате школы охранник ухитрился выстрелить в бандита из его же оружия, за что немедленно поплатился.
Готовясь к операции, Наина не забывала бросать быстрые взгляды по сторонам, оценивая обстановку. Один из бандитов периодически подходил к окну, и через дырочку на шторах, наблюдал за тем, что творится снаружи. Эти двое, не таясь, общались на своем языке, будучи абсолютно уверенными, что их никто не понимает. Для Наины языкового барьера не существовало, поскольку она слышала мысли ещё до того, как они произносились вслух.

«Когда наших братьев привезут, – думал и говорил высокий, – нужно будет дать им детей для прикрытия. Чтобы они с ними сели в вертолёт».
«Да нет, вертолёт всё равно не собьют, пилота пожалеют, – возразил ему тот, что пониже. – Хотя им самим решать, конечно».
«А я говорю, с детьми надежнее. Не волнуйся, у нас, чтобы подорваться, достаточно людей останется. Ты бы лучше своим поясом занялся».
«Да я уже смотрел. Как надо не сработает, но когда ты свой взорвешь, буду рядом находиться, и сдетонирует».

В клоаке их зловонных мыслей Наина не нашла ни намека на страх. Она с ужасом поняла, что террористы не намереваются выйти из этой комнаты живыми. С одной стороны, обнадёживало то, что один пояс, судя по всему, неисправен, с другой стороны, ситуация намного осложнялась. Наина поняла, что они собираются позволить боевикам улететь на вертолёте, выждут время, а затем всё равно приведут в действие взрывной механизм. Раненого они собирались отправить вместе с освобожденными преступниками и автоматчиками, стоявшими в коридоре.
Наина сделала разрез скальпелем и через некоторое время щипцами извлекла пулю, затем зашила рану и взяла еще один шприц.
– А это что? – спросил бандит, наблюдавший за её действиями.
– Антибиотик, – объяснила она. – Для проведения таких операций нужны стерильные условия, иначе он очень скоро умрет от заражения крови.
Наина сделала укол и наложила повязку.
– Нужно его обратно на пол переложить, – сказала она, нагибаясь над больным и кладя его руку себе на плечо.
В этот момент положение девушки оказалось очень выгодным: оба преступника находились сзади и не могли видеть, что происходит за её спиной. Наине удалось незаметно взять со стола скальпель.
– Помоги мне, – сказала она, обращаясь к бандиту, у которого пояс смерти был исправен.
Тот кивнул товарищу и поместил ремень автомата на шею: теперь оружие висело на его груди, оставляя руки свободными. Он взял больного, всё ещё находившегося без сознания, под другую руку и вместе они направились к стене.
– Портфель возьми, – сказала Наина, обращаясь ко второму. – Сейчас ему под голову положим.
Бандит сделал несколько шагов и наклонился, чтобы поднять портфель. Наине хватило и этого времени: она полоснула скальпелем по горлу преступника. Когда тот падал, схватила автомат и прижала раненого к себе, закрывшись его телом. Они выстрелили одновременно: бандит попал в товарища, а Наина выстрелила ему в голову, чтобы не задеть взрывчатку на поясе. Преступник упал, загородив телом вход. Тут же послышался крик в коридоре и приближающиеся шаги. Дверь распахнулась не полностью, встретив препятствие. Выстрелить бандит не успел: сзади раздалась очередь, и он упал, поражённый в спину. Вбежавший Царь быстро осмотрел комнату и, убедившись, что террористы обезврежены, обернулся и махнул рукой прикрывавшему его Трактору.
Наина перешагнула через раненого и помогла Царю отодвинуть тело террориста, освобождая проход.
– Фламинго, ты ранена? – обеспокоенно спросил Трактор.
Наина опустила взгляд: белая кофта и руки были в крови.
– Нет, это чужая кровь, – успокоила она.
– Приготовьтесь выводить заложников! – скомандовал Царь.
Наина посмотрела на сидевших на полу детей и двух учительниц. Многие лежали пластом и прикрывали головы руками, в глазах других был ужас – они ещё не успели осознать, что спасены.






По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.