Лекарство от ненависти 1587

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Дима/Наина/??
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Мистика, Экшн (action), Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 149 страниц, 35 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Великолепная история!» от valery5
«Великолепно. но все же Т_Т» от Nastushok
«Автор браво!Апплодирую стоя!» от Laifraim
Описание:
Девушка-снайпер в составе группы спецназа борется с терроризмом. Её способность читать мысли других людей мешает ей спокойно жить: свой необычный дар она считает проклятием. Знать, что думают окружающие – большое испытание: мысли преступника могут отравлять своим зловонным содержимым, а в мыслях любимого человека можно неожиданно обнаружить желание изменить.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все события и персонажи вымышлены, любые совпадения случайны.

Глава 11

3 ноября 2017, 19:04
Дима позвонил в дверь, желая убедиться, что хозяйки действительно нет дома, и только после этого вставил ключ в замок. Он неторопливо зашёл в квартиру: в этот момент его переполняло какое-то ноющее и грызущее чувство. Еще недавно в этой квартире его ждали как желанного гостя, а теперь ему было предложено забрать вещи самостоятельно.
«Она специально это сделала, чтобы со мной не встречаться!» – злился Дима.

Он разулся, прошел в комнату и бросил сумку на диван. Открыв шкаф, Дима довольно быстро нашёл свои вещи. Флешку он обнаружил на полке журнального столика. Дима долго смотрел на стоявший на столике ноутбук: в его душе боролись противоречивые чувства. С одной стороны, ему очень хотелось узнать то, что Наина от него скрывала, и он был уверен, что содержащиеся в компьютере файлы, если хорошо в них покопаться, помогут ему пролить свет на многие вещи. С другой стороны, предполагаемая находка обещала быть отнюдь не приятной, поэтому его терзали сомнения, не лучше ли оставить всё как есть, забрать шмотки и уйти. В итоге здравый смысл проиграл неравную борьбу с чувствами обиды, несправедливости и ревности.

Наина никогда не ставила пароль, поэтому он включил компьютер без лишних сложностей. Всё, что он нашёл после продолжительных поисков, – это несколько интересных, не виденных им ранее фотографий, а свойства файлов говорили о том, что созданы они два года назад.
На одном из снимков Наина сидела на шее у какого-то здоровяка, оба были в камуфляжной форме и с оружием. Название файла гласило: «С Сугробом». В момент съёмки Наина что-то кричала, подняв винтовку вверх. Одна рука здоровяка лежала на автомате, а другой он придерживал лодыжку девушки. На второй фотографии Наина стояла среди высоких молодых ребят, все тоже были в форме и с оружием. Руки стоявших рядом лежали у неё на талии, она же обнимала бойцов за плечи и улыбалась во весь рот.
Дима подумал, что нет ничего удивительного в том, что эти фото у Наины «случайно» оказались в файле со скучным названием «У родственников» – она точно не хотела, чтобы он их увидел.
Третье фото было явно постановочным, и, очевидно, делал его профессионал. На нём девушка, замерев в эффектной позе, целилась из гранатомета. В этот раз она была без камуфляжной куртки – белая, заправленная в штаны майка на тонких бретельках подчеркивала грудь, а длинная коса на левом плече, оттеняла брутальность оружия, лежавшего на правом.
«Красиво», – подумал Дима и отправил фото к себе на почту.
Никаких компрометирующих снимков с новым ухажёром, писем и прочего он так и не нашёл. Дима выключил компьютер, сделал кофе в кофемашине и открыл холодильник в поисках молока. Молока там не оказалось.
«Ну-ну… как раз тот случай, когда говорят, что в холодильнике мышь повесилась. Впрочем, учитывая склонности хозяйки, правильнее будет сказать: “Мышь застрелилась” Интересно, а сахар у неё есть?»
Дима отыскал сахар и уселся с чашкой кофе в кресло. Подумать было о чём: Наина всегда очень мало рассказывала о работе и тренировках, ссылаясь на секретность и объясняя свое нежелание откровенничать тем, что ничего интересного там не происходит. Найденные же снимки говорили как раз об обратном: судя по её радостному выражению лица, скучно ей там явно не было. Последний же снимок произвел на него сильное впечатление. Он столько раз жаловался другу на то, что Наине недостаёт женственности. И только глядя на это фото, он осознал, что женственность – это совсем не обязательно навязчивая сексуальность, высокие каблуки, длинные ногти – как у его новой подруги. Гораздо лучше под это определение попадало странное сочетание нежности и силы, имевшееся у Наины, лицо которой дышало с экрана монитора каким-то внутренним обаянием.

Дима допил кофе и поставил чашку в раковину. Он взял сумку и направился в прихожую, но вспомнил, что забыл забрать ветровку. Открыв дверь в небольшую кладовку, Дима принялся искать вещь среди висевшей на перекладине верхней одежды. Неожиданно он обратил внимание на неплотно прикрытую дверцу сейфа.
Внутри сейфа был бардак: создавалось впечатление, что там впопыхах что-то искали. На пистолете лежала золотая цепочка, а сверху и снизу валялись денежные купюры. Дима посветил телефоном внутрь и достал из сейфа небольшую коробочку. В ней обнаружилась медаль и маленькая книжка, на которой было написано: «Удостоверение к медали». Дима с любопытством открыл книжку и прочитал: «Князева Наина Михайловна в соответствии с приказом награждена медалью “За заслуги в борьбе с терроризмом”».
Он сел на пол и перечитал написанное ещё раз.
«Какие, к чёрту, могут быть заслуги? Она же инструктор! – вытаращил глаза он. – Или, может быть, существуют обстоятельства, в которых инструктора привлекают к выполнению такой задачи? Нет, это бред какой-то…»
Дима поспешно выгреб всё содержимое сейфа. Покопавшись немного, он вытащил из кучи сложенный лист мелованной бумаги. Это оказалась грамота. Дима быстро пробежал глазами по строчкам:
«“Лучшему снайперу...” Не может быть… она что, снайпер?!»
Дима ошеломлённо переводил взгляд с медали на грамоту и обратно. Ему вспомнилось когда-то услышанное высказывание о том, что из биатлонистов получаются отличные снайперы. Он вспомнил «учебные тревоги» среди ночи и командировки – кажется, головоломка начинала складываться, приобретая весьма зловещий вид.

***

С раннего утра начался завершающий этап соревнований – прыжки групп с парашютом с минимальной высоты, затем сорокакилометровый марш-бросок с преодолением водной преграды. Предыдущие несколько дней были насыщенными и сложными: программа соревнований содержала множество упражнений на выносливость и силовую подготовку.
– Ребята, нужно поднажать! – сказал Царь, когда группа собралась после прыжка с парашютом. – Мы на некоторых испытаниях победили армейцев только потому, что были «на своём поле», как говорится. Им не нужно думать о том, чтобы не попасть в заложников, у них обычно ставится задача на уничтожение противника, и в этих упражнениях мы их обошли, но тут начинается их территория. Так что – бегом!

Группа двигалась быстро и бесшумно. Начавшийся противный моросящий дождь добавил бойцам новых ощущений.
Ещё в спорте Фламинго привыкла к многокилометровым дистанциям, и они давались ей легко. Но марш-бросок отличался от спортивного соревнования тем, что приходилось бежать в полной боевой выкладке. Тяжеленный рюкзак, бронежилет и оружие делали этот забег сложным и изнуряющим. Спустя некоторое время на горизонте показалась речка.
– Привал пять минут, – сказал Царь.
Все бойцы остановились и опустились на траву.
– На переправе действовать будем так: Фламинго, переправляешься на противоположный берег и оттуда прикрываешь остальных; я, Трактор, Сугроб и Батон – ядро группы; Восток – занимаешь охранение и переправляешься последним. Вопросы есть?
– Нет, командир, – за всех ответил Восток.

Сугроб что-то перекладывал в рюкзаке. Восток и Трактор, отойдя на пару шагов и отвернувшись, справляли нужду. Фламинго принялась перешнуровывать ботинок, который доставлял неудобства. Пять минут пролетели необычайно быстро, но более долгий привал делать было невыгодно во всех смыслах: терялось не только время, но и собранность – после более длительного отдыха было тяжелее снова войти в нужный ритм.
– Подъем! – скомандовал Царь и двинулся вперёд.

Когда бойцы приблизились к речке, оказалось, что на берегу они не одни. Группа военной разведки приступила к переправе. Царь дал знак начать подготовку. Ребята стали быстро доставать из рюкзаков плащ-палатки и снимать одежду. Фламинго тоже принялась спешно раздеваться. Она заметила, что боец из находившейся неподалеку команды соперников, глядя на неё, жестом изобразил «буфера» на своей груди и поднял кверху большой палец, чем тут же заслужил недовольство своего командира.

Фламинго, не раз участвовавшая в подобных переправах, заранее позаботилась о том, чтобы бельё было плотным и закрытым – со стороны её чёрные трусы-шорты и лифчик-топ скорее напоминали очень скромный купальник. Поэтому она не ожидала такой реакции. Фламинго торопливо сложила обмундирование и снаряжение в плащ-палатку, завязала её, взяла винтовку и вошла в реку.
По условиям, переправа должна была проходить в тишине, и за соблюдением этого четко следили судьи. Фламинго была уверена, что именно это обстоятельство избавило её от неприличных шуточек команды соперников. Она на секунду оглянулась и посмотрела в их сторону. Симпатичный черноволосый командир ГРУшников распорядился начать переправу основной части группы – их боец уже достиг противоположного берега. Переправившись, Фламинго заняла удобную для обороны позицию.

Когда группа собралась на другой стороне реки, все, не теряя времени, принялись одеваться.
Бойцы в быстром темпе преодолели несколько километров. Теперь им предстояло продемонстрировать свои навыки в минно-подрывном деле: требовалось найти цель и подорвать её. Целью были связанные вместе кучки столбов, имитирующие опоры небольшого деревянного моста. Трактор, Сугроб, Батон и Царь принялись минировать «опоры», а Восток и Фламинго прикрывали их с двух сторон.
Заряд ребята рассчитали правильно, установили и взорвали тоже грамотно и быстро. Выполнив задачу, группа, по условиям, должна была изобразить отход в точку эвакуации, которая в реальности являлась финишем. До точки предстояло бежать, имитируя стремительное отступление. Уставшие бойцы знали, что нужно сделать последний рывок, и мысль о том, что по итогам предыдущих дней у них были неплохие шансы на победу, придавала им сил.

К финишу команда пришла второй: группа ГРУ их опередила.
– Ребят, не хмурьтесь, – приободрил своих бойцов Царь. – Они по этому этапу впереди нас, но ещё не известно, что по общему подсчету всех дней соревнований!
– Ну, да. Посмотрим ещё! – согласился Восток.

По итогу соревнований лучший результат показали всё-таки бойцы из ГРУ. На последнем этапе, как и полагал Царь, они смогли отыграть то лишнее время, которое им было начислено за выполнение некоторых упражнений, в том числе за «освобождение заложников». Второе место заняла группа ФСБ. Полковник Иванов сердечно хвалил ребят, он искренне считал, что второе место – весьма почётное, и то, что его команда смогла вырваться в первую тройку, его невероятно радовало.
Генералы с большим удовольствием произносили патриотичные речи, уделяя большое внимание тому факту, что подобные соревнования с участием такого количества разных ведомств проводились впервые. Боевые будни всех специальных подразделений имели свою «специфику», но именно на этих соревнованиях бойцы смогли доказать, что могут быть универсальными и выполнять задачи любого рода.
Команды, занявшие призовые места, были награждены грамотами под общие аплодисменты, а финальным актом торжественной церемонии стал гимн России.


Ближе к вечеру все команды начали возвращаться в места постоянной дислокации. Группы ФСБ и ГРУ ждали приказа выдвигаться и с интересом общались: несколько дней соревнований оставили у бойцов яркие впечатления.
Фламинго стояла вместе со всеми, но по большей части молчала – не хотела привлекать к себе лишнего внимания. Она пару раз поймала на себе взгляд командира чемпионов. Интересный молодой человек в общении оказался очень весёлым и добродушным. Он охотно шутил и рассказывал о том, в какие передряги они попадали на предыдущих соревнованиях.
– Ясень, собирай группу! – крикнул ему появившийся возле машины подполковник. – Мы готовы выдвигаться.
– Ладно, ребята, нам пора! Приятно было пообщаться, – сказал он за всех.

Две команды пожелали друг другу удачи и принялись расходиться.
Повернувшаяся, чтобы уйти вместе со всеми, Фламинго ощутила чью-то руку на своем локте и услышала приятный голос у себя над ухом:
– Задержись немного.
Фламинго обернулась. Перед ней стоял улыбающийся Ясень. Фламинго сразу обратила внимание на этого разведчика. Он выделялся среди остальных ребят благородными чертами лица и располагающей искренней улыбкой.
– Я хотел бы извиниться за неспортивное поведение своего бойца на переправе, – начал он. – Надеюсь, он не сильно тебя обидел.
Фламинго улыбнулась в ответ.
– Ладно, проехали, – сказала она. – Я на такие вещи стараюсь просто не обращать внимания.
Ясень смотрел на неё восхищенным и заинтересованным взглядом.
– Ну, придется тебе ещё и на мою наглость глаза закрыть, – пошутил он. – Скажи, мы могли бы встретиться в Москве? Я хочу пригласить тебя поужинать.
Услышав вопрос, Фламинго решила, что ей выпала удача поближе познакомиться с интересным человеком.
– Хорошая идея, – ответила она.
– Предлагаю созвониться и договориться о времени, – сказал Ясень. – Дашь телефончик?
– Записать нечем, – сказала она, ощупывая карманы.
– Ты скажи, я так запомню, – пообещал Ясень.
Только она открыла рот, как сзади раздался голос Царя.
– Фламинго, тебе персональное приглашение нужно?! А ну греби в машину, живо! – рявкнул командир.
– Есть, – не посмела ослушаться она.
Фламинго пошла за командиром и на секунду обернулась, чтобы бросить в сторону несостоявшегося ухажёра виноватый взгляд. Ясень подмигнул и улыбнулся. Как ни странно, расстроенным он не выглядел.



По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.