Лекарство от ненависти 1579

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Дима/Наина/??
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Мистика, Экшн (action), Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 145 страниц, 34 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Великолепная история!» от valery5
«Великолепно. но все же Т_Т» от Nastushok
«Автор браво!Апплодирую стоя!» от Laifraim
Описание:
Девушка-снайпер в составе группы спецназа борется с терроризмом. Её способность читать мысли других людей мешает ей спокойно жить: свой необычный дар она считает проклятием. Знать, что думают окружающие – большое испытание: мысли преступника могут отравлять своим зловонным содержимым, а в мыслях любимого человека можно неожиданно обнаружить желание изменить.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все события и персонажи вымышлены, любые совпадения случайны.

Глава 24

3 марта 2018, 18:06
Наина осмотрела свою квартиру критическим взглядом: после генеральной уборки чистота была идеальной, даже в шкафах на всякий случай был наведён безупречный порядок. Помня о предостережении Вити, Наина убрала подальше фотографию Димы и вообще всё, что о нём напоминало. К приходу Максима она готовилась очень тщательно – ей хотелось, чтобы ему понравилось у неё дома. Ещё с утра были замучены её звонками сестра с мамой: Наина пыталась приготовить мясо по-французски и испечь яблочный пирог с корицей. И хоть к концу этого кулинарного эксперимента она успела пожалеть, что замахнулась на сложные новые блюда, результатом она была всё-таки довольна: мясо получилось мягким и сочным, а запах пирога распространился по квартире, даря ощущение покоя и уюта.
Закончив с уборкой, девушка отправилась в душ. Когда замотанная в полотенце Наина вернулась в комнату, то услышала звонивший телефон, который, впрочем, затих прежде, чем она успела взять аппарат в руки. Не успела она решить, стоит ли перезванивать на незнакомый номер, как телефон зазвонил снова.
– Алло, – сказала она.
– Привет! Наина, не вешай трубку! – торопливо сказал Димин голос. – Это важно!
Наина вздохнула: она не отвечала на Димины звонки, но он всё равно своего добился.
– Привет. Ты что, номер поменял? – смирившись, спросила девушка.
– Нет. Просто, увидев мой номер, ты не берёшь трубку, – честно ответил Дима. – Мы ведь решили остаться друзьями? Почему же мы не можем пообщаться, как друзья?
– Хорошо, – Наине даже стало немного стыдно. – О чём ты хотел поговорить?
– Хотел об одном, а придётся о другом, в связи с обстоятельствами. Мне вообще неловко тебе об этом рассказывать… может быть, сообщив тебе, я поступлю не очень красиво… – начал он.
– Говори как есть, – попросила девушка.
– Я вчера с Колей в клубе был и встретил там твоего парня. Он отдыхал там с двумя девчонками, и я своими глазами видел, как он с одной из них целовался, – сказал Дима.
На какую-то долю секунды Наина ощутила, как по спине пробежал неприятный холодок. Она замерла, переваривая услышанное. Дима, воодушевленный возникшей паузой, продолжил:
– Понимаю, насколько больно и неприятно тебе об этом слышать, особенно после того, из-за чего мы с тобой расстались…
Дима говорил что-то ещё. Наина перестала улавливать суть, на мгновение абстрагировавшись от его голоса.
«Какого лешего?! Как он мог его в клубе видеть? Максим вообще вчера на службе был…», – думала она.
– Наина, я надеюсь, что ты не натворишь никаких глупостей, – продолжал тем временем тот.
– Дима, зачем ты это делаешь?! Нельзя таким подлым способом отношения вернуть! – разозлилась девушка. – Ни одному твоему слову не верю!
– Да не вру я! Зачем же ты так плохо обо мне думаешь?! – возмутился Дима. – Мы сидели за столиком, пили. Оборачиваюсь – Витя твой с тёлками сидит. В конце концов, у него спроси, возможно, даже отпираться не станет. Он так нагло себя вёл, когда я к нему подошел, сказал, что не собирается ничьим представлениям о порядочности соответствовать.
«Витя… вот оно что! – Наина облегчённо выдохнула и была готова рассмеяться. – Да уж, с Вити станется… похоже на него…»
Девушка вспомнила о том, что не знакомила Диму с Максимом, зато знакомила с сослуживцем. И, конечно же, бывший решил, что Витя её парень. Наина подумала, что на тот момент приняла не совсем верное решение – и результат того фарса не заставил себя ждать.
«Сама виновата», – сделала вывод она.
Теперь предстояло решить, что сказать Диме. Врать ужасно не хотелось, но и говорить правду было слишком неловко.
– Дима, прости, пожалуйста, я немного погорячилась. Спасибо за информацию, а теперь, если позволишь, пойду своими делами заниматься. Извини, я гостей жду, – сказала Наина.
– И что ты намерена делать? – спросил слегка обескураженный её реакцией Дима.
– Я, пожалуй, уйду в монастырь – достали грёбаные бабники вроде вас с Витей! – давясь от смеха, сказала она и положила трубку.
Наина подумала о том, что инцидент ещё не исчерпан – теперь ей предстояло извиняться перед Витей: наверняка тот был не в восторге, что на отдыхе к нему подошли отношения выяснять.

***

Максим появился на пороге не с пустыми руками: кроме вина он держал в руках коробку с пирожными – помнил о том, что Наина сладкоежка. После ужина парочка, захватив бокалы, переместилась в комнату. Они нашли интересный историко-приключенческий фильм и с удовольствием следили за происходящим на экране, попивая вино и обсуждая сюжет. Когда герои фильма среди египетских пирамид нашли древний артефакт, обсуждение потекло живее. Как оказалось, Максим увлекался не только средневековой историей; много интересного он мог рассказать и о древностях.
– … и ты согласен с тем, что их не египтяне строили? – продолжала расспрашивать его Наина.
– Потом расскажу, а то всё просмотрим, - ответил Максим. – Если тебе и правда интересно, хочешь, напишу, что на эту тему стоит посмотреть?
– Давай, – сказала Наина.
Максим, не вставая с дивана, потянулся к журнальному столику и взял ежедневник.
– Здесь можно написать? – спросил он.
– Да, конечно, – ответила Наина.
Она потянулась за телефоном, на который пришло сообщение и, прочитав, улыбнулась.
– Сестра спрашивает, не отравила ли я тебя своим пирогом, – усмехнулась она.
– Передай, что отравила и я уже в раю, – поддержал шутливый тон Максим.
Он открыл ежедневник и принялся писать, не забывая изредка поглядывать на экран телевизора.
– Вот этот сайт посмотри, – комментировал он. – А ещё фильмы вот этого чувака найди – отвечаю, тебе понравится!
Голливудские герои, отстреливаясь, убегали от киношного злодея, а Наина, как всегда, с усмешкой подмечала киноляпы, связанные с боевой сценой. Неожиданно для неё Максим спросил:
– А твой бывший хорошо рисует?
– Вообще не умеет, – не отрывая взгляда от экрана, сказала Наина. – Может, правда, в «Фотошопе» что-нибудь сляпать. А что?
Максим подвинулся к ней и развернул ежедневник.
– Значит, это не он рисовал?
Наина была удивлена появившемуся в мыслях Максима беспокойству. Она глянула на тропическую птицу.
– Нет, это Витя рисовал, – ответила девушка.
– Что за Витя? – каким-то слишком мягким тоном поинтересовался Максим.
– Мой сослуживец. Ты знаком с ним – Трактор, – ответила Наина.
– Ты этот ежедневник на работу носишь? – уже совсем позабыв о фильме, продолжал допытываться парень.
Как ни странно, но почему-то в его голове именно в этот момент крутились мысли о сексе.
Наина подумала о том, что свою политику относительно правды ей определённо стоит пересмотреть. Однако сейчас она была не готова обманывать, так как ложь всё же до добра не доводит.
– Нет, он был у меня в гостях, – призналась она. – Максим, я не понимаю, что тебя беспокоит?
Максим нахмурился.
– Ну, раз он эту птичку нарисовал, логично предположить, что и это его работа? – спросил он и перевернул лист.
Наина посмотрела в ежедневник и замерла: такого подвоха она не ожидала. На желтоватом листе бумаги была изображена парочка, занимающаяся любовью. Похожая на неё саму обнаженная девушка с косой сидела на столе, обнимая ногами пристроившегося к ней мужчину в приспущенных джинсах. Наина поразилась, как можно было с помощью ручки так реалистично нарисовать нечто подобное. По сравнению с этим рисунком тропическая птица и цветы теперь казались схематичной детской мазнёй.
Максим заметил замешательство в её взгляде, и поток его мыслей стал более мрачным.
– Да, наверное… больше некому. Но я не видела этот рисунок, – честно сказала Наина.
– А ещё кого-нибудь из группы ты в гости приглашала? – продолжил интересоваться парень.
– Восток как-то заходил. С женой, – тут же торопливо добавила она. – Да и у Трактора девушка есть. Просто он всё время на тему ниже пояса шутит, вот и тут наверняка нарисовал, чтоб поприкалываться.
– Он тебе нравится? – спросил Максим.
– Не больше, чем остальные бойцы из нашей группы, – пожала плечами Наина. – Я к ним как к родным отношусь. Послушай, ты же не можешь не понимать, кто мы все друг для друга? Разве в твоей группе не так? Разве ты не дружишь с ребятами?
– Конечно, я понимаю. Просто они мужчины, а ты девушка, поэтому и спрашиваю, – сказал Максим. – И да, дружу, естественно. Ты же помнишь, что Сапфир мой лучший друг. Я знаком с твоими сослуживцами, и они правда, классные мужики. Я вообще удивляюсь, как, работая там, ты выбрала себе гражданского, а не одного из них. И тут ещё этот рисунок…
– Перестань. Я люблю тебя, – сказала Наина и положила руки ему на шею.
Максим коснулся её щеки.
– Прости, не хотел с тобой ссориться, особенно перед отъездом. Я ведь послезавтра в командировку уезжаю. Точно не знаю, на сколько, но думаю, дней на десять, – сказал Максим. – Буду по тебе скучать.
– И я буду. А завтра мы увидимся? – спросила девушка.
– Конечно, – ответил он.
Судя по мыслям, Максим успокоился: ему даже стало стыдно за то, что не сдержался. Наина же сделала вывод, что, возможно, объясняться ей пришлось не в последний раз. Ведь мужчиной она не станет, да и ребята из их группы никуда не денутся. А ведь всего лишь следовало сказать, что да, она носила этот ежедневник на работу. Самое паршивое было в том, что как она ни старалась говорить правду – это всё равно удавалось не до конца, в итоге о чём-то приходилось умалчивать или отвечать не совсем честно.

***

После утреннего совещания у Иванова почти вся группа покинула кабинет, лишь Царя полковник попросил ненадолго задержаться. Выходившая последней Фламинго закрыла за собой дверь и поспешила догнать Трактора.
– Витя! – позвала она. – Можно тебя на минутку?
Трактор остановился посреди коридора и повернулся к ней.
– Да хоть на две, – сказал он.
Наина посмотрела в спину удалявшимся товарищам и, решив, что они отошли на достаточное расстояние, сказала:
– Я хотела извиниться. К тебе на выходных мой бывший подходил. Прости, что из-за меня тебе ещё и отношения выяснять пришлось. Мне жутко неудобно.
– И это всё? – поинтересовался он.
– А что? – не поняла Фламинго.
– Нет-нет! Так не пойдёт! – усмехнулся Трактор. – Птичка моя, я извинения только натурой принимаю!
– Витя, ты достал уже со своей «натурой», честное слово! – рассердилась девушка. – Нужно сказать, твои сексуальные фантазии в моем ежедневнике очень впечатлили Максима, да и меня тоже!
Фламинго упёрлась в собеседника недовольным взглядом.
– Я рад, – и не подумал огорчаться он. – Кстати, это хорошо. Пусть не расслабляется, больше ценить тебя будет…
– Мы из-за этого чуть не поссорились! Я тебя вообще не понимаю: Дима вроде сказал, что ты в клубе с двумя девушками был. Тебе, бедному, мало, да? А может, ни одна из них нарисованную тобой позу не любит? – подколола она.
– Слушай, я, конечно, думал, что ты мне сцену ревности закатишь, но не до такой же степени! – пошутил Трактор.
Он попытался взять её под локоть, но девушка сбросила его руку.
– Чего-чего? Ревности? – раздался сзади голос Царя. – Я в ваших отношениях важный этап пропустил?
Фламинго демонстративно закатила глаза:
– Игорь, ты что, Витю не знаешь? У него очередной приступ донжуанства начался, – посетовала она.
– Так дай ему в глаз! – рассмеялся Царь. – Я разрешаю. А потом ещё добавлю – для симметрии!
– Вот так всегда, блин! Каждый может обидеть бедного художника, – подыграл им Трактор.
Все трое отправились дальше по коридору, смеясь и подкалывая друг друга.

***

Перед выездом бойцы тщательно проверили оружие, снаряжение и радиосвязь. Уже в машине Царь провел инструктаж. Прибыв на место, чёрный минивэн въехал в открытую проходную полуразрушенного завода. Группа покинула автомобиль, рассредоточилась и заняла позиции.
Фламинго двинулась к одному из ветхих зданий. Бетонный скелет трёхэтажного строения был подходящей площадкой для выбора удобной лёжки. Девушка быстро поднялась по заваленным мусором металлическим лестничным пролётам и оказалась на уровне третьего этажа. Она постелила коврик и легла, приняв удобное положение. Обвалившаяся кирпичная кладка внешней стены обеспечивала ей незаметность, при этом оставляя отличный вид на территорию завода. В наушнике раздался голос командира.
– Царь – Фламинго. Что у тебя?
– Заняла позицию. Видимость хорошая, чувствую себя на лучшем месте в партере. Жду начала спектакля.
Примерно через час наблюдения в поле зрения снайпера попала белая «Газель» движущаяся к месту проведения операции.
– Фламинго – Царю. Вижу объект.
– Царь принял. Всем – доложить о готовности!
Бойцы отчитались о готовности начать захват.
Въехавшую во двор «Газель» пропустили в ворота, а затем блокировали – оставшийся в минивэне водитель перекрыл выезд.
– Работаем! – крикнул Царь.
По команде к машине бросились бойцы; они дали автоматную очередь в воздух и взяли объект под прицел.
– Всем выйти из машины!!!
– Быстро! Открыть двери и выходить с поднятыми руками!
Но террористы не думали сдаваться: они заблокировали дверь, и попытались дать по газам, чтобы смести с дороги мешавший минивэн.
Бойцам пришлось отпрыгнуть в стороны, чтобы не быть раздавленными.
– Стрелять по колёсам! – распорядился Царь.
Череда точных выстрелов не оставила бандитам шанса прорваться. Сугроб разбил боковое окно «Газели» ломом. Под прикрытием Трактора он распахнул дверь, вытащил мужчину и бросил на землю.
– Лицом вниз! Руки за спину! – орал Сугроб.
– Лежать! Не двигаться! Не двигаться, я сказал!!! – Трактор коленом придавил шею задержанного к земле.
Так же слаженно действовали Батон с Востоком, вытаскивая двоих с пассажирского сиденья. Царь открыл заднюю дверь фургона, но людей внутри салона не оказалось. Задержанных начали обыскивать. В этот момент к проходной подъехал внедорожник, из окна которого началась стрельба.
Двое террористов выскочили из машины и палили, спрятавшись за капотом, а третий стрелял прямо из окна. Бойцы открыли ответный огонь, им пришлось использовать минивэн как прикрытие.
Восток остался с задержанными, в то время как остальные приняли бой. Один из лежавших лицом вниз мужчин попытался вскочить, и Восток отвлекся на то, чтобы ударить его прикладом. Другой преступник, пользуясь ситуацией, сунул руку за пазуху и достал пистолет. Фламинго оказалась быстрее: мужчина получил дырку во лбу прежде, чем смог выстрелить.
Восток сразу понял, что произошло:
– Ещё одно движение – и вдогонку за этим уродом отправитесь! – крикнул он.
Трое террористов на внедорожнике были быстро ликвидированы. Батон и Сугроб осторожно двинулись к прошитой пулями машине. Батон присел и прицелился, позволяя товарищу осмотреть автомобиль. Сугроб открыл дверь и заглянул в салон – заднее сиденье было в крови, а на полу лежал труп; тела других нападавших валялись рядом с автомобилем. Царь велел бойцам осмотреть «Газель». Как и ожидалось, в машине было обнаружено автоматическое оружие и взрывчатка. На оставшихся в живых преступников надели наручники и через некоторое время принялись грузить их в подоспевший транспорт; в том месте, где лежал один из них, на асфальте осталось мокрое вонючее пятно. Царь объявил об окончании операции и дал команду снайперу оставить позицию.
Девушка не без радости поднялась с бетона: коврик, конечно, спасал от холода, но вот от жуткого сквозняка ничто не защищало. Когда она подошла к ребятам, Восток похлопал её по плечу.
На базу бойцы возвращались, обсуждая задержание и ругая тех, кто предоставил неточную оперативную информацию: машину ждали одну.




По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.