Лекарство от ненависти 1579

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Дима/Наина/??
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Мистика, Экшн (action), Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 145 страниц, 34 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Великолепная история!» от valery5
«Великолепно. но все же Т_Т» от Nastushok
«Автор браво!Апплодирую стоя!» от Laifraim
Описание:
Девушка-снайпер в составе группы спецназа борется с терроризмом. Её способность читать мысли других людей мешает ей спокойно жить: свой необычный дар она считает проклятием. Знать, что думают окружающие – большое испытание: мысли преступника могут отравлять своим зловонным содержимым, а в мыслях любимого человека можно неожиданно обнаружить желание изменить.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все события и персонажи вымышлены, любые совпадения случайны.

Глава 28

13 апреля 2018, 16:57
Зелёный чай медленно остывал в чашке. Длинные пальцы замерли, обхватив белый фарфор с синими цветами. Наина сидела неподвижно, как будто выпав из реальности. Она перевела тоскливый взгляд с воробьёв, резвившихся за окном, на гулявших во дворе детей. Мир вокруг продолжал жить привычной жизнью.
Наина вздрогнула, когда раздался звонок в дверь: он разрезал угнетающую тишину и заставил вспомнить о том, что она ждет гостей. Накануне звонили ребята с работы и спрашивали, будет ли она сегодня дома. Девушка посмотрела в глазок и открыла дверь – на пороге стояли Андрей и Витя. Ребята поздоровались и вошли.
– Проходите в гостиную, – пригласила Наина.
Андрей с Витей переглянулись и замялись.
– Птичка, ты это… одевайся по-походному: мы на рыбалку едем, – заявил Витя.
– Вы чего? Какая рыбалка!? – запротестовала девушка. – Никуда я не поеду. Почему вы мне по телефону ничего не сказали?
– Вот поэтому и не сказали. Знали, что будешь вредничать, – виновато улыбнувшись, ответил Андрей.

«Сейчас откажется и будет продолжать реветь дома, а тут наверняка всё о Ясене напоминает», - подумал Витя.

– Тебе нужно сменить обстановку, прийти в себя. Поверь, на природе тебе станет полегче. Выпьем немного, Ясеня помянем. Фламинго, не рви душу! Ехать далеко, так что чем быстрее ты будешь готова – тем лучше, – сказал он вслух.
Наина вздохнула, но ничего не ответила.
– Давай, давай! – поддержал Андрей. – Там Катька в машине ждёт.
Наина немного приободрилась: Катя хоть и не была её близкой подругой, однако всегда вызывала у неё искреннюю симпатию своим оптимизмом и пофигизмом.
– Ладно, я быстро, – сдалась Наина и пошла собираться.

День выдался безветренным и солнечным. Машина остановилась у излучины реки – место для пикника было выбрано отличное. Стоявшие на берегу деревья свисали над речкой и отражались в глади проточной воды. Когда ребята выгрузили из машины пожитки, все дружно принялись за дело: Андрей устанавливал удочки на небольшом деревянном помосте, Витя принялся разжигать костёр, а девушки разместили на пологом берегу складные стулья и стол, а затем занялись продуктами. Поскольку никто не был уверен, что клёв будет, на всякий случай было куплено мясо для шашлыка.
Когда прожаренная с дымком говядина была снята с шампуров и положена в глубокую миску, а овощи и сыр расположились на пластиковых тарелках, компания уселась за стол. Андрей открыл бутылку и разлил водку по рюмкам, а Витя сказал:
– При других обстоятельствах я был бы очень рад, что мы смогли в такой замечательный денёк на природу выбраться. Но повод собраться в этот раз очень грустный. Фламинго, мы не можем тебе позволить переживать в одиночестве. За Ясеня. Пусть покоится с миром.
Всё выпили молча. Наина заставила себя проглотить горькую жидкость и попыталась сдержать вновь подступившие слёзы.
– Держись, подруга, – обняв её, шепнула Катя.

«Как жалко! Каждый раз молюсь, чтобы Андрей живым с работы вернулся. Все нервы уже вымотал. А она добровольно такую профессию выбрала, вот дурочка! Хотя не известно ещё, что хуже: самой под пулями бегать или ждать дома, ничего не зная. Вот только бы Андрей на неё не позарился, теперь, когда она одна осталась… А что, целый день с ребятами вместе… хорошо, что Витя, кажись, на неё планы имеет…»

Наине были неприятны раздумья девушки, но она не обижалась. Привыкшая к скверным мыслям людей, она посчитала Катину ревность минутной слабостью.
– Птичка, я вот о чём поговорить хотел, – продолжил Витя. – Ты вообще дальше служить думаешь?
Наина, услышав такой странный вопрос, встрепенулась.
– Разумеется! – тут же ответила она.
– Тогда ты должна понимать, что если не прекратишь убиваться, то не пройдешь беседу с психологом. Тебя просто не допустят. А когда ты лишишься ещё и привычной работы, тебе станет хуже вдвойне. Подумай над этим!
– Витя прав, – поддержал его Андрей. – Постарайся отпустить эту боль и живи дальше.
Наина кивнула и прикусила губу.
– И ещё. Фламинго, ты ведь нас тоже любишь? – перемигнувшись с другом, улыбнулся Витя. – Ну хоть немножко?
– Люблю, конечно. Что за вопросы? – подняла брови Наина.
– Я вот к чему спрашиваю: чтобы завтра никто из нашей группы Ясеню на кладбище компанию не составил, тебе придётся взять себя в руки и снова быть сильной. Мы должны быть уверены в тебе, в том, что ты прикроешь и нам в спину не «надует», – теперь Витя смотрел ей в глаза серьёзным немигающим взглядом.
Наине стало стыдно. Погрузившись в своё горе, она совсем забыла о товарищах, с которыми во время операций они составляют единое целое, зависят друг от друга. Наина похлопала его по плечу:
– Я с вами, – сказала она.
Андрей снова наполнил рюмки.
– Девочки, нам с Витьком на работу завтра, да он за рулём ещё, так что мы ещё по одной – и всё, а вы пейте, на нас не смотрите, – заявил он.
– Мы без твоего разрешения стеснялись очень, – ехидно прокомментировала Катя.
– Давайте за мир! – предложил Андрей.
– Закусывать не забывайте, – Витя выпил и положил Наине в тарелку кусок мяса.

За разговорами время пролетало незаметно. Андрей время от времени отлучался, чтобы проверить удочки.
– Эх, плохо клюёт, – посетовал он подошедшему Вите.
Стоя на ветхом деревянном помосте, ребята разглядывали скромный улов: в ведре плавали всего три небольших рыбки.
– Не переживай, думаю, они сильно не расстроятся, – сказал Витя, кивнув в сторону девушек.
– Да вижу я. Ты чего их вдвоём оставил?
– Ну их в баню, они там принялись колготки обсуждать, – усмехнулся Витя. – Сегодня воскресенье, как бы на обратном пути в пробку не попасть. Надо подумать, как у них бутылку забрать и закругляться потихоньку.
– Ага, блин. Смертельный номер, – рассмеялся в ответ Андрей.
– Зачем ты вообще столько водки брал?
– Так, на всякий случай. Мало ли – в магазин-то тут не сбегаешь.
– Давай предложим им рыбу на костре запечь и собираться начнём, – сказал Витя и начал сматывать леску.

***

Голова, словно налитая свинцом, делала пробуждение отнюдь не приятным. Хотелось снова уткнуться носом в подушку и забыться, но жажда заставляла открыть глаза. Наина упёрлась взглядом в стоявшую на прикроватной тумбочке чашку – к её радости, там оказалась вода. Девушка заставила себя подняться с кровати, сунула ноги в тапочки и поплелась в ванную. Жесткая струя горячего душа коснулась кожи: она прикрыла глаза и позволила воде стекать по лицу, разгоняя остатки сна и даря свежесть. Душ возвращал силы и улучшал кровообращение, поэтому она почувствовала себя намного лучше. Помывшись, Наина соорудила на голове тюрбан из одного полотенца и завернулась в другое. Голова продолжала болеть, и стало ясно, что без таблетки не обойтись. Проходя через гостиную, Наина заметила беспорядок: диван был разложен, и на нём валялась белая подушка из спальни. Она толкнула дверь в кухню и замерла на пороге. Наина на секунду прикрыла глаза, по-детски надеясь на то, что, когда вновь их откроет, картинка изменится. Злая реальность не спешила баловать её такими подарками: стоявший на кухне Витя не спешил исчезать. Её взгляд переполз с коротко-стриженного тёмного затылка на обнажённый торс и небольшой шрам под правой лопаткой, затем на синие джинсы и босые ноги на холодном кафельном полу. Витя что-то резал на кухонной доске и оглянулся, только когда Наина сказала:
– Витя, ты что тут делаешь?!
– И тебе доброе утро, – улыбнулся он. – Я уже думал пойти тебя будить.
– Ты ночевал здесь? – задала девушка очевидный вопрос.
– Как видишь, – нисколько не смутившись, ответил Витя.

«Дура, блин. Небось, не поверит, что я за неё боялся. Вот вдруг бы ей совсем хреново стало?»

Наина чувствовала себя ужасно. К головной боли прибавились чувство стыда и ужас от всколыхнувшихся в памяти обрывков вчерашнего вечера. Полураздетый Витя одним своим присутствием подтверждал все наихудшие опасения.
– Мне жутко неловко… Витя… я даже не знаю, как спросить… в общем… дело в том, что я некоторые моменты не очень хорошо помню…
Наина начала путаться в словах, не зная, как безобиднее сформулировать свою мысль. Витя, закончив с нарезкой лука и зелени, отправил всё в сковородку и повернулся. В уголках его серых глаз появились лучики, а губы скривились в ехидной улыбке.
– Давай я тебе помогу? – сказал он. – Ты хочешь узнать, был ли у нас секс?
Наине захотелось провалиться куда-нибудь под землю. Глубоко-глубоко. Она ничего не ответила, нервно теребя в руке кончик полотенца. Было видно, что Витю эта ситуация забавляет.
– Фламинго, я бы тебя помучил, прежде чем ответить. Но у тебя такой вид несчастный, поэтому не стану. Успокойся: не было ничего. Я спал в гостиной, на диване.
– Витя, я помню, как ты меня раздевал, – собравшись с мыслями, сказала девушка.
– Ага, а ты просила делать это помедленнее, – поделился воспоминаниями Витя и ухмыльнулся.
Наина вздохнула, а парень развёл руками:
– Ты залезла в кровать в куртке и в кроссовках. Тебя в таком виде нужно было оставить?
– Я проснулась в трусах….
– Ну не без трусов же! – рассмеялся Витя. – Что ты мне мозг выносишь? Нужна ты очень – бревно пьяное!
Наина посмотрела на него недоверчиво, но в душе всколыхнулась надежда.
– Ты вообще помнишь, как приехали, в квартиру заходили? Как тебе плохо стало?
Она задумалась, а калейдоскоп картинок потихоньку сложился в чёткий узор: тошнить стало ещё до приезда домой; Витя помог открыть дверь, а потом отвёл в ванную. Девушка вспомнила, как он держал её над унитазом, засовывая два пальца ей в рот…
Наине снова стало стыдно, и она отвела взгляд.
– Да, да. Вижу, что помнишь! – прокомментировал Витя.
Он повернулся к плите и вылил взбитые с молоком яйца на шипящую сковородку.

«Не опоздать бы на работу. Эх, я бы тут подольше задержался, да сегодня, видно, не судьба», - думал он.

Наина набрала воды в чашку, затем открыла выдвижной ящик и достала лекарство. Таблетка зашипела в стакане, покрывшись пузырьками воздуха.
– Ты, главное, не переживай! – сказал парень, переворачивая омлет. – Польза от нашего мероприятия налицо.
– Что ты имеешь в виду? – не поняла Наина.
– Ну как же: вот ты, проснувшись сегодня, сколько раз о Ясене вспомнила? – задал вопрос он.
Наина нахмурилась и поставила чашку на стол.
– Во-о-от. У тебя с утра чердак раскалывается. Ты думаешь о том, как будешь мне в глаза смотреть. А ещё боишься, как бы я ребятам не рассказал, что ночевал здесь. В общем, у тебя голова уже другими вещами забита. И это – однозначно хорошо. Глядишь, так и оживёшь помаленьку.
Наина, проигнорировав его выводы, спросила неуверенным голосом:
– Витя, ты что… мысли читаешь?
Витя рассмеялся.
– Ты ещё не до конца протрезвела, что ли? Никто не может читать мысли, просто не первый год тебя знаю. Не парься, не скажу я никому. Кстати, если ты так и будешь тут сидеть в этом полотенце, я расценю это как призыв к действию…
Наина, пребывая в состоянии шока, совсем забыла в каком она виде. Она покраснела, извинилась и быстро вышла из кухни, чтобы одеться.








По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.