Children of Earth 81

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Вольтрон: Легендарный защитник

Пэйринг и персонажи:
Широ/Кит, Кит, Широ
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Hurt/Comfort Первый раз Психология Фантастика

Награды от читателей:
 
Описание:
У Вселенной нет права отбирать у него Широ. Не после всего пережитого. Кит боролся с собственными демонами, но когда победил их, оказалось, что Широ слишком долго смотрел в темную пустоту космоса, и бездна манит его больше, чем кто бы то ни было.

Посвящение:
Дорогим товарищам, которые получили небольшую порцию боли с прошедшего кона, и продолжают страдать в ожидании 4 сезона Больтрона.

Ксонте и ее идеям. Спасибо, что ты есть.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Специально публикую перед 4 сезоном, пока не появилась новая информация. Говорят, стекло в новом сезоне будет особенно хрустящим и нарожистым, жду с нетерпением.
Анатис - это спутник Сатурна Титан, на его основе лепилось описание. Как и в каноне, все очень условно.
Вдохновлено похожей сценой на пляже из "Moonlight".

15/10/2017: №39 в топе «Слэш по жанру Фантастика»
16/10/2017: №38 в топе «Слэш по жанру Фантастика»

10 октября 2017, 17:55

Янто: Значит нужно наслаждаться каждой секундой. Может прямо сейчас? Джек: Янто, кажется Земле приходит конец. Янто: Ей всегда приходит конец. А я скучал по тому плащу. "Дети Земли" Торчвуд, 3 сезон

Is it enough to have some love, Small enough to slip inside the cracks? The pieces don’t fit together so good With all the breaking and all the gluing back. And I am still not getting what I want. I want to touch the back of your right arm. I wish you could remind me who I was, Because every day I’m a little further off. Amanda Palmer ''Astronaut''

Миссия на Анатисе увенчалась успехом, хотя и заняла чуть больше времени, чем предполагал Коран. Однажды Команда Вольтрона уже освободила планету от галра, но не так давно они получили сигнал бедствия — галра вернулись и восстановили свою власть. Времени было не так много — нужно было действовать быстро и эффективно, поэтому Аллура отправила на миссию Черного и Красного паладина. — Я бы сама поехала, но я и остальные нужны здесь, в Замке. Не задерживайтесь долго, и если что, мы пошлем подкрепление. — Аллура смотрела, как Широ и Кит забираются в своих львов. — Аккуратнее там! На планете много морей и озер, только они смертоносные, хоть и похожи на ваши, земные, — напутствовал Коран. — Интересный факт, но 10 тысяч лет назад жители всех соседних систем слетались на Анатис, там процветал туризм, особенно брачно-романтический. Сейчас это все, конечно, уничтожено… Принцесса, помните, как вам там понравилось? — Да, там очень красиво, Анатис можно сравнивать с Алтеей... — Аллура резко нахмурилась, и мечтательное выражение тут же исчезло с ее лица. — Постарайтесь уже разобраться с этими захватчиками. — Мы постараемся, принцесса. Широ и Кит никогда не встречали такого. На поверхности Анатиса находились реки и озера жидкого метана, а под верхней корой бурлил настоящий океан — похожий на земной, но содержащий убийственный процент солей. Стараниями империи Галра, которые изрыли всю поверхность каньонами и шахтами, моря метана скудели и пересыхали, и подземный океан вырвался наружу. — Кто бы мог подумать, что среди местной аристократии есть сторонники Заркона... — Под ногами Широ хрустели кристаллы замороженного метана. — Надеюсь, они здесь больше не появятся. После изгнания галра можно было улетать с Анатиса, однако Широ решил не торопиться и хоть немного поспать перед вылетом. Кроме того, шторма, бушующие сейчас в верхних слоях атмосферы могли, хоть и незначительно, но навредить львам. — Мы же не можем вечно вмешиваться во внутренние дела планеты... — Кит посмотрел на Широ, который присел на размельченные кристаллы, похожие на песок, и опустился рядом. Тот помолчал, потом ответил: — Аллура, как политик, понимает, что оставлять в тылу врага небезопасно. Так что дело даже не в свободе местного населения. В конце концов, я рад, что мы здесь оказались. Даже колонизация империи Заркона не смогла уничтожить холодноватую красоту планеты. В системе не было звезды, подобной солнцу, и в атмосфере можно было заметить лишь далекие всполохи комет и умирающих далеких звезд. Кристаллы на поверхности преломляли свет, который отражался в густом и темном океане. В воздухе парили мелкие кристаллы, похожие на белую изморось. — Ты знал, что во многих местах на Земле есть светящиеся пляжи? — проговорил Широ. — Это все биолюминесцентный планктон, он на поверхности воды, и его прибивает к берегам. Ты идешь по пляжу, и у тебя словно звезды под ногами. И над головой, если ночь ясная. Я видел такое в Тояме. И не думал, что увижу нечто подобное здесь. Одно дело — все эти фантастические планеты, с флорой и фауной, а здесь… словно я снова дома. — Я никогда не был на море или у океана. — Кит перчаткой зачерпнул кристаллы, отчетливо отдающие аммиаком, и тут же выбросил их. — Серьезно? Ничего, это можно наверстать. Ходить по берегу, собирать ракушки, дышать бризом, а вмятины от ног на мокром песке… — Я успел насмотреться на песок в пустыне. Он сухой, и если не закрывать окна и дверь, то он забьет всю хижину, помнишь? — Кит наклонил голову, пристально глядя на Широ. — Да, мы сдували пылесосом, помню, — Широ легко улыбнулся, — и тупо шутили про бурю в пустыне. Они замолчали. Кит хорошо помнил тот день: это был первый и единственный раз, когда Широ гостил у него. До Кербера. На что он тогда надеялся? Прости, Широ, ты не поместишься на диванчике, на нем даже я не помещаюсь, но, знаешь, в комнате есть кровать, как раз для нас двоих, ты же понимаешь меня? Разумеется, Широ лег на полу. Разумеется, он отказался отбирать у сироты его кроватку, а делить — ни-ни, законы штата, моральный закон, закон Ома и еще пара-тройка законов. Кит лежал и смотрел в потолок, на котором уже давно не было побелки, а в смежной комнате на полу спал Широ — на диванчике он, естественно, никак не помещался. Это было каким-то издевательством: лежать с открытыми глазами и прокручивать события вечера — как они убирают кухню, как вместе готовят ужин, как Кит в какой-то момент просто прижимается к спине Широ и чувствует чужую дрожь и волнение. Кит тянет его на хлипкий диванчик с неприлично старой и порванной обивкой, и Широ смотрит умоляющим взглядом, перед тем как погрузиться в поцелуй, который обрывается слишком быстро. Широ хорошо контролирует себя: да, еще год нужно подождать, а пока давай на этом остановимся, Кит. У нас в запасе вся жизнь, вот вернусь с Кербера… Кит боролся с обидой и со стояком, но раз Широ сказал, то решение обжалованию не подлежит. Ну и ладно, ему же хуже. Было ли плохо? Нет, все было прекрасно. С Широ не могло быть иначе. Он был рядом, он обнимал его, легко касался пальцами, и этого хватало. На целый год хватило. Знал бы, что будет потом — не ныл бы. Широ вдруг коротко рассмеялся, словно что-то вспомнил. — Давно хотел тебя спросить: откуда у тебя в хижине моя одежда? Я тебе ничего не оставлял. — Ну, я ее спер… Широ отчетливо фыркнул, и с интересом посмотрел на Кита. — Зачем? — А сам как думаешь? Думал толкнуть на ебее. Хей, кому нужны трусы Широ? — Трусов я у тебя не нашел как раз. — Их так просто не найдешь…. Они посмотрели друг на друга и расхохотались. Кит не помнил, когда они в последний раз так сидели рядом и несли смешную чушь… ну да, как раз на той ночевке это и было. Тогда Кит даже смог урвать еще один поцелуй перед сном — как раз после перепалки о том, кто где спит. Получилось нежнее и дольше, чем в прошлый раз. Когда Кит приоткрыл глаза, Широ снова отстранился и, словно извиняясь, провел рукой по его волосам. Год спустя Широ вернулся в хижину — с металлической рукой и разбитым сознанием, загнанный в угол ежедневной борьбой со своей физической и ментальной болью. Всем был нужен Широ. А Широ была нужна помощь и поддержка. Больше всего Киту хотелось заорать: «Не трогайте его, пожалуйста, оставьте его в покое!» Ему было больно смотреть, как Широ со спокойным лицом позволяет рвать себя на части, да еще и повторяет: «Да, я в порядке». Никто здесь не в порядке. Кит дотронулся до ладони Широ. Теплая человеческая ладонь, так непривычно. Его пальцы очертили линии, бугорки, мозоли, слегка царапнув ногтями. Кит касался ладони Широ то своей кожей, то кожей перчаток. В отличие от его собственной, кожа Широ грубоватой, шершавой. Широ вздрогнул, и его расслабленность исчезла. — Кит… не нужно. — Почему? Тебе неприятно? Широ вздохнул и убрал руку Кита со своей. — Не заставляй меня врать тебе. — А ты не заставляй меня игнорировать это все! — Кит почувствовал, что начинает горячиться. — Я боюсь тебе навредить, мне страшно, что мы это все начали, но не могу отступиться и ошибиться боюсь. Я загоняюсь так, как ни по чему никогда не загонялся. Широ обнял его сзади и прижал к себе. Он внимательно слушал, а Кита просто несло. — Тогда я не знал еще, что ты исчезнешь на год... Каждый раз я боюсь потерять тебя, каждый раз думаю — вот сейчас ты вернешься или же я последний раз тебя вижу? что мне сказать или сделать, чтобы потом не сожалеть о том, что я упустил шанс? Кит перевел дух и понизил голос. — Меня это убивает, Широ. Мы или теряемся или ждем неизвестно чего. — Сейчас не тот момент, Кит. Идет война, от исхода которой зависит судьба мира. Судьба Земли, кстати, тоже... — Широ продолжал обнимать его, и Кит слышал чужое сердцебиение, чувствовал, как вздымаются от прерывистого дыхания ребра. Их бедра и руки тесно соприкасались, и Киту подумалось, что они сейчас словно обнажены. Во всех смыслах. — У нас никогда нет нужного момента. И не будет. Вселенная ждала Вольтрон десять тысяч лет и может продолжать дальше ждать, что с ней случится. Вселенная сильнее тебя, Широ. Она победит, а мы проиграем. Рука Широ, которой он медленно гладил Кита по спине, замерла. Наверное, сложно признать, что никакие таланты лидера, порядочность, и даже — о ужас — слаженная команда, не всесильны. — Это уже часть меня, Широ. Самая лучшая часть. Я не могу просто так оторвать ее от себя. — Я тоже не могу. — Широ наклонился и заглянул в глаза Киту. — Это то, что дает мне жизнь. Сколько лет, сколько жизней нужно Широ, чтобы прийти в себя? Сколько любви нужно? От Анатиса до Земли несколько раз туда и обратно. Но ничего. Кит затаил дыхание и просто ждал. Но Широ ничего не предпринимал, только смотрел на него, кажется, умоляюще. Кит знал, что нужно делать, но боялся ошибиться, боялся сломать душевный баланс, собственный и Широ. Кит глубоко вдохнул, как будто перед погружением в воду, и поцеловал Широ. Душевные травмы возводили некоторые рамки, и Кит не собирался их нарушать — он просто хотел сделать шаг навстречу. Это же нестрашно. Через несколько секунд Широ мягко отстранился. Хорошо, а вот это немного страшно. — Прости, я просто подумал, что это поможет… — Кит, ты молодец, спасибо... — Широ казался очень взволнованным. — Ты… — Да. Широ поколебался еще секунду, но затем решительно обхватил Кита за шею, запуская руку в волосы и прижался к его губам. Кит судорожно вздохнул, отвечая на поцелуй — Широ частенько ерошил его волосы, но теперь все было совершенно по-другому. Было бы интересно узнать, какой Широ в этом плане? Властный, страстный, нежный? Впрочем, Кит даже не решил, каков он сам. Сейчас ему больше всего хотелось довериться Широ и исчезнуть, раствориться. У Вселенной нет права отбирать у него Широ. После всего пережитого — нет. Кит боролся с собственными демонами, но когда победил их, оказалось, что Широ слишком долго смотрел в темную пустоту космоса, и бездна манит его больше, чем кто бы то ни было. Кит лихорадочно вжимался губами в губы Широ, словно от его усилий Вселенная бы капитулировала. Кажется, он прикусил Широ губу, потому что тот сначала тихо ойкнул, а затем хмыкнул. И притянул уже за волосы, касаясь сначала губ, а затем и всего рта Кита языком, постепенно углубляя поцелуй. Рука-протез как-то незаметно очутилась у него на бедре; Кит сам беспорядочно шарил руками по чужой груди и спине. Ритм движения размягченных губ, языков каким-то образом синхронизировался с биением сердца и дыханием — и начисто сносил крышу. Может, дело было в кислородном голоде, а может, в том, что они слишком долго не находились наедине, тем более, без своих скафандров… Кит чувствовал, как нарастает его возбуждение, как голова становится пустой, а тело — как будто ватным. Он изредка приоткрывал глаза и замечал, что Широ примерно в таком же состоянии — размягченный, распаленный. Неповоротливые мысли о том, что Широ в эту минуту получает удовольствие, что ему с ним хорошо, заставили Кита осмелеть: не прерывая поцелуя, он приподнял на Широ рубашку, чтобы огладить кожу на его торсе и спине. Теперь это казалось совершенно нормальным; сам Широ прерывисто задышал и царапнул пальцами мимо уха Кита, по шее и дальше, до воротника. Больше всего хотелось лечь на ледяные осколки и представить, что это все не по-настоящему — и он скоро проснется в Замке или, хуже того, в своей хижине в бедленде. И эта планета, застывшая в своей трагической неподвижной красоте. И Широ, который совершенно непроизвольно вжимается в него, так, словно они вместе очень давно и уже успели изучить реакции тела друг друга… словно они еще могут что-то поменять, словно они властны над временем, над событиями. Неужели они… свободны? Широ целовался обстоятельно и нежно — насколько это вообще было возможно в этом сумбуре — но Кита швыряло от исключительной чувствительности до импульсивности, когда он начинал терзать рот Широ, толкаясь языком и закусывая губу. Его руки соскользнули ниже — поясница, низ живота, бедра, слои другой ткани, чужое неприкрытое возбуждение… Кит просто хотел касаться, хотел почувствовать и унять. — Кит, постой... — Широ вдруг оперся на свою искусственную руку. — Это… необязательно. Ты не должен. Я вообще не должен был. — Что прикажете, СЭР? — Это был максимальный уровень сарказма, которого смог достичь Кит, сидящий практически на коленях Широ и держащийся ладонями за задние карманы его штанов. — Наверное, нам лучше попробовать поспать перед вылетом! — Широ выпалил страдальчески. Лучше оно, конечно, лучше, да. Но лучшее враг хорошего. Ему очень непросто умолять Широ, потому что он полностью доверяет ему. И раз Широ решил, что лучше остановиться и идти спать — надо остановиться и идти спать. Так будет лучше. Широ знает, что говорит. Кит непонимающе уставился на Широ, который, кажется, был готов рассыпаться в извинениях. Внезапно он понял: Широ сам не знает, что делать. Широ самого ведет, и он просто хочет уйти от проблемы, пока это еще возможно. Кит потянулся за поцелуем, пытаясь отвлечь Широ, но тот мягко отстранил его и продолжал молчать. Поэтому заговорил Кит: — Я, наверное, неправильно делаю. Просто я не знаю, как правильно. Но таким я могу быть только рядом с тобой. И если ты не хочешь, я приму это. Просто скажи это прямо. — Не могу я этого сказать... — Широ вздохнул, и через секунду они снова судорожно целовались. Кит чувствовал, что еще чуть-чуть — и он рухнет, придавив собой Широ, на прибрежные кристаллы. И что их унесет в море, и когда-нибудь их, полностью закристаллизованных и прекрасно сохранившихся, выловят добрые местные жители. Но сейчас ему хотелось стереться, размазаться, убиться об Широ; он словно потерял скелет, каркас — потерял и обрел в собственном возбуждении. Кит не был готов к тому, что рука Широ окажется сначала на него ширинке, а потом залезет под ремень, под белье. Он уже смирился с тем, что Широ отказывается двигаться дальше. Потому он на секунду изумленно замер и обмяк. — Мне не продолжать? — Нет, ты… — Кит уже не говорил, а хрипел. — Умоляю. Продолжай. Эти ладони, эти пальцы, на которые он не так давно смотрел, до которых дотрагивался с опаской, словно они могли разлететься от прикосновения, теперь обхватывали его член, двигаясь вверх-вниз. Кит не успел сообразить, что происходит, не заметил, стонал ли кто-то и каким было лицо Широ в тот момент. Он кончил, кажется, совсем быстро, всего от нескольких движений. Кит перевел дух и теперь уже сам положил руку на пах Широ. Пока у него достаточно смелости и уверенности, пока Широ еще разгорячен, пока Вселенная дала им эти драгоценные тики… Кит не ожидал, что Широ согнется и спрячет лицо у него на груди. Не прекращая двигать одной рукой, другую Кит положил ему на затылок, проводя пальцами по волосам, по шее… Широ охнул и содрогнулся в оргазме. Пару минут они сидели молча. Потом Широ зашевелился, поправляя одежду. — А мы весьма быстрые, да? - Кит посмотрел на Широ, чтобы увидеть лукавую, но искреннюю улыбку. — Вообще это нормально для твоего возраста, если что. А для меня… Широ замолчал и отвел взгляд, посмотрел вдаль. Небо и море сливались в неопределенном темно-фиолетовом блеске. - А для моего возраста это следствие долгого воздержания. Кит… ты знаешь, почему я не хотел? — Ты же сказал, — Кит обнял Широ и уперся головой в ему у плечо. - И в этом нет ничего такого... — Я боялся. Я не помню когда делал это последний раз… с собой. В плену у галра я… Я чувствовал только ненависть к себе и чувство вины за то, чем я стал. Я не мог даже расслабиться. Я пытался, но не мог. Когда у меня отняли руку, то мне казалось, что все тело отчуждается от меня. Что я больше никогда не захочу секса. Я сравнивал себя с тем, каким я был до Кербера, и между этими людьми, казалось, была пропасть. У меня есть набор воспоминаний из плена, которые всегда будут со мной, всегда. Даже потом, на свободе, когда я хотел сделать себе приятно, сознание выпускало монстров, и я не мог… я чувствовал, что стану еще хуже, еще грязнее, чем я есть сейчас. Я отвратительный человек, который должен сосредоточиться на миссии, иначе… я противен сам себе. — А теперь? — Кит чувствовал, как тихая радость уступает место панике и отчаянию. — Я не знаю. Мне хорошо и спокойно. И не хочу думать, что будет потом. Смогу ли я снова… — Я люблю тебя, Широ. Мне важно, чтобы тебе было комфортно. И чтобы ты был рядом со мной, в безопасности. — Спасибо, Кит. Но ты должен был знать. Они поднялись, неловко отряхивая одежду. — Пообещай, что ты не потеряешься снова. Что позволишь защищать тебя. — Кит заглянул Широ в глаза. Широ резко отвернулся и зашагал к подъемнику. — Пообещай хотя бы, что не будешь вредить себе! — крикнул Кит, преодолевая расстояние между ними и хватая Широ за руку. Широ кивнул. Затем он вдруг улыбнулся, перехватил руку Кита своей и прислонился губами к его пальцам. — Сколько же нам сейчас лет по-земному, интересно. Мне не меньше пятидесяти, наверное. Кит вздохнул и промолчал. Его любви хватит, чтобы целиком заполнить океан Анатиса, чтобы заполнить космос блестящей ледяной пылью. Но сколько лет, сколько жизней нужно Широ, чтобы залечить раны? Сколько любви нужно?
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: