конкурсный фик. без названия +37

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
B1A4

Пэйринг или персонажи:
Баро/Сандыль
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Флафф, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
OOC, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
I pray no tears in your dream. I promise you.

Посвящение:
B1A4~ и вечной любви к пейрингу Барыль :3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
фик на конкурс в группу http://vkontakte.ru/club26021890 ~ ♥ и да. я таки написала гет :DD
15 сентября 2011, 13:02
– Я хотел бы порадовать ее...

Чунхван сидел за столом на кухне общежития B1A4 с листком бумаги. Он уже час сидел и что-то выводил на этом несчастном листочке, а СонУ наблюдал за ним, не отрывая взгляда.

– Ну так порадуй ее! Уж как-нибудь.. Ну подари ей цветы. – предложил Баро, вздыхая от отчаяния и скуки, ведь этот парень не обращал на него внимания. Никакого внимания. Ни взгляда, ничего.. А он ему еще и идеи раз в пятнадцать минут подкидывает. Идиот.

– Я. Уже. Дарил. Ей. Цветы. Почему если дело доходит до подарка, то это должны быть цветы?! – Сандыль бесился и причина была. Ведь сегодня он ни свет ни заря будил участников группы и поочередно спрашивал насчет подарка для девушки. Никто не понимал, что за девушка и почему именно ОНИ должны были придумывать для нее подарок и, видимо, чтобы побыстрее отвязаться от надоедливого Сандыля и досмотреть свои сладкие сны, говорили как один – цветы.

«Цветы... Цветы... Может, розы? Или лилии? А какого цвета? А как их красиво оформить?» – думал Сандыль, ходя из стороны в сторону по гостиной. Тогда как раз и встал Баро. На свою же беду.

– Тебе чего не спится? – зевнул тот, сонными глазами наблюдая за нелепой походкой старшего.

Но он даже не подозревал сначала, чего будет стоить ему его же вежливость.

Голова Чунхвана гудела, она была полна идей и прочих мыслишек, только вот он совершенно не знал, как это сформулировать на бумаге и как вообще воплотить в жизнь. И возможно ли это воплотить в жизнь вообще. Баро только мешал.. Хотя, нет.
Сандыль наверняка бы сошел с ума в полном одиночестве.

***



Сегодня был день свидания, поэтому Сандыль встал пораньше, что уже вошло в привычку. Он выгладил свою новую рубашку, даже почистил кеды. Стащил с тумбочки Лидера какой-то флакон с духами и надушился этим. Надеясь, что не переборщил, поплелся в гостиную, чтобы убить время за телевизором. Но по телевизору не шло ничего интересного, поэтому он, оставив записку для друзей на столе, отправился прогуляться по городу. Потому что у него сегодня выходной. Хотел того менеджер или нет.

Чунхван гулял по Сеулу целых два часа. До свидания еще оставалось время, поэтому он заскочил в студию, где сегодня СонУ записывал какую-то новую песню. Он понятия не имел, что за песня и зачем СонУ использует звукозаписывающую студию, но знал – если это делает его любимый младший, значит не просто так. Адрес он знал, поэтому без всяких неприятностей добрался почти до другого конца города. Осторожно постучав, он зашел в студию, но Баро его, кажется, не заметил...

СонУ пел. Он не читал реп, он пел... Конечно, у него не совсем хорошо выходило, но это было что-то, что радовало слух, не резало его. Песня была совершенно новой для Сандыля, тот подумал, что младший сам сочинил такую красивую мелодию, такие красивые слова... Если бы Чунхван умел, он бы сочинил такое для своей девушки. Она была бы на седьмом небе от счастья. Хечжин очень любит песни, особенно такие мелодичные, не спешащие никуда своим ритмом... Никакого репа. Вот что она любила. Иногда она просила Сандыля петь, он стеснялся, но она целовала его в щеку, проговаривая шепотом то, что она очень хочет этого... И он пел. Иногда запинался от смущения, но Хечжинни хлопала в ладоши и восхищалась талантом Чунхвана. Они были настоящей парой, Сандыль очень любил ее, он всем сердцем верил, что она тоже его любит. Поэтому он даже расстроился. Потому что его подарок был слишком прост для того сокровища, к которому он сегодня придет.

– Кхм кхм...
Этот кашель заставил Сандыля вернуться в реальность, его звал Баро, который закончил петь. Спохватившись, Чунхван начал хлопать, потому что ему действительно понравилось. Но потом он кинул грустный взгляд на розовые лилии вперемешку с белыми розами, потому что, насколько бы красив букет не был, он не подходит для его девушки... Совсем не подходит.

– Это так здорово... Но мне уже пора идти. Даже бежать. – Сандыль в который раз сказал эти слова, но так и не смог встать с кожаного дивана, который стоял у стенки в студии, чтобы уйти. СонУ чувствовал это напряжение, он чувствовал, что что-то тревожит его Хена. И как любому влюбленному идиоту, ему становилось больно от этого.

– Тебя что-то беспокоит? Моя песня тебе не понравилось или это... Из-за твоей девушки? Вы поругались? – Сандыль удивился стольким вопросам от порой молчаливого донсена. Но Баро просто растерялся, испугавшись за состояния его возлюбленного. Жаль только, что Чунхван об этом никогда не узнает. Или не жаль... Наверное, к лучшему.
– Все нормально... Мне действительно надо бежать. – Сандыль поднялся с дивана, посмотрев на часы.
– Я опоздаю, мне еще ехать через пол города.

СонУ натянуто улыбнулся, махая Хену рукой в знак прощания. Только в дверях Сандыль повернулся к младшему, только вспомнив то, что хотел спросить еще в самом начале.

– Как называется эта твоя песня?

– А? Что? Хм.. У нее нет названия. – правдоподобно соврал Баро.

– О, ну хорошо. Тогда, до встречи.

Сандыль аккуратно закрыл дверь, оставляя своего донсена одного. Тот в свою очередь достал свой телефон, покрутил в руках и убрал в карман обратно. Ну вот что он ему напишет? «Прости, Хен, но это песня называется ‹Я люблю тебя, Хен›»? СонУ запутался, он не знал, что теперь делать с этой песней. Зачем он ее написал... Ха, наверное, чтобы потравить свою душу.

***



Сандыль приехал на такси к фонтанам на центральной площади. Здесь было два или три человека, потому что в будни здесь мало кто гуляет, в отличии от выходных дней. Обычно люди собираются здесь, чтобы насладиться вечерним солнцем. А сейчас было холодно и моросил мелкий дождь. Сандыль очень боялся, что букет намокнет, но тогда он сможет его выкинуть и вообще ничего не подарить... Ему нравилась эта идея, потому что букет не нравился совсем. Появилась даже какая-то ненависть, беспочвенная, ведь этот букет ничего плохого для Чунхвана не сделал.

Он подходил к месту встречи, оно становилось все ближе и ближе.. Его девушка отличалась ото всех остальных девушек – она светилась, словно белоснежный снег под лучами солнца – и он свято верил, что это его девушка. Что она только для него, что по-другому не может быть.

– Ох, Чунхван! – девушка помахала ему и подошла сама. Она не обратила внимания ни на букет, ни на опрятный вид обычно растрепанного парня. Казалось, она была чем-то взволнована, но в то же время ее лицо не отражало вообще никаких эмоций. Ни единая черта. Сандыль понял только по ее действиям, которые отличались, например, от прошлой их встречи. Хечжин не налетела на него, сбивая с ног, не засовывала свой наушник в ухо Чунхвана, чтобы он послушал очередную ее любимую песню, не подходила к нему с румянцем на лице, нежно целуя. Они как будто не были парой сейчас. Словно чужие друг другу. Сердце Сандыля забилось чаще, против его воли.

– Чунхван... Я должна тебе кое-что сказать. Прости меня... За все. Ты прекрасный парень. Мне так стыдно перед тобой сейчас... – после этих слов ее лицо действительно залилось краской, можно было видеть, что ей тоже нелегко. Она начала неторопливо теребить воротник рубашки Сандыля. – Спасибо за все время, что мы вместе провели. Но ты такой... Занятой. И такой нерешительный. Мне сложно бросить тебя... Я сама не хочу бросать тебя. Но все вокруг твердят мне это, ведь даже если ты айдол... Я хочу быть счастливой, хочу каждый день видеть своего Оппу, а не раз в неделю. Прости. Я хочу, чтобы ты был счастлив, я тоже хочу быть счастливой. Но вместе не получится... – она отступила на шаг, наблюдая за реакцией мальчишки, который стоял напротив. Вообще, Сандыль, наверное бы, закричал, заплакал и ушел. Но сейчас он с совершенно серьезным видом слушал все, что говорила Хечжин и искал в ее словах подвох, повод для шутки.

Не может, так не должно быть... Неправда.

Прошел час. Хечжин давно ушла, а на улице пошел сильный дождь. Сандыль не испытывал сейчас никаких чувств, кроме предательства и боли. Вся его одежда давно промокла, но ему было все равно, он даже не двинулся с места. Ему казалось, что он перестал жить. Вокруг ходили люди и фотографировали бедного парня, а ему хотелось разбить их чертовы камеру об их же головы. Хотелось, чтобы все знали про его горе. Он ничего не понимал в этой жизни, по всей видимости, он верил, что если люди любят друг друга, то им все равно – сколько раз они видятся, сколько времени они проводят вместе. Ведь Сандыль был по-настоящему хорошим парнем, он делал все возможное и даже невозможное: он всегда желал своей девушке спокойной ночи перед сном много содержательной смс; он всегда звонил ей в перерывах на съемках, чтобы узнать, хорошо ли она поела и как вообще проходит ее день; он иногда сбегал из общежития, чтобы провести с ней больше времени, потом получал от менеджера. Он не хотел прощаться с этим временем. Ему просто необходимо было любить ее, он не хотел отпускать ее. Лишиться умиротворенного состояния, в котором он был, находясь рядом с ней, лишиться счастья просыпаться по утрам с мыслью, что сегодня они обязательно встретятся... Сандыль почувствовал себя настоящим слепым человеком. Нет, он видит, его зрение в порядке. Просто он чего-то не замечал, видно того, что хотела сама Хечжин. Сандыля передернуло от мысли, что ей были неприятны его звонки, его общество и его смс. Не могла же она настолько сильно врать ему? Но он уже убедился, что ничего не понимает в этой жизни. Вообще ничего не понимает.

***



СонУ вернулся со студии совсем поздно, время было за полночь. Ему предстояло увидеть душераздирающее зрелище – его Хен был полностью промокшим. Он лежал на диване, свернувшись дрожащим калачиком, рыдая. Конечно, не в слух, прям уж так громко, но Баро услышал... Он всегда слышал такое. Он готов был поклясться, что сейчас заплачет сам.

– Хен... Что случилось? Почему ты... Ну...

Сандыль поднял на донсена заплаканные глаза, чувствуя с собой невероятное тепло. В голосе этого парня было столько тепла, что Сандыль невольно отреагировал, прижимаясь к Баро. Только вот он был весь мокрый, до нитки промокший, поэтому СонУ засмеялся.

Он не смог ничего сказать своему Хену по существу. Он лишь, притворяясь старшим, приказал Хену идти в ванную переодеваться и вешать сушиться мокрые вещи. А потом достал телефон, как обычно прокручивая его в руках... Но таки решился написать. Услышав то, как старший хлопнул дверью в свою комнату, Баро стал набирать сообщение.

***



Сандылю нужно было забыть девушку по имени Хечжин. Он уже не плакал, потому что смех Баро, такой редкий, лечил его. Излечил все раны, что сейчас были на душе. А теплая, сухая одежда лишь вылечила раны окончательно. Все было... Даже очень хорошо. Чунхван мог бы даже сказать, что уже не сильно расстраивался их с Хечжин расставанию. Но тут телефон Сандыля оповестил его о входящем сообщении. Он, не колеблясь, открыл его, и глаза потихоньку стали увеличиваться в размерах. На самом деле, он был в шоке от прочитанного. Но в приятном или в неприятном, сам не знал.

«от кого: мелкий ♥
Хен, прости, что ничего не мог тебе сказать. Я надеюсь, я смог сделать так, чтобы ты больше никогда не плакал. Потому что я сейчас еле сдерживаюсь, чтобы не заплакать, все из-за тебя!! Я обещаю тебе. my only one~»


Неописуемое тепло наполнило всего Сандыля, а улыбка поселилась на его лице. Он предательски плакал, вытирая слезы тыльной стороной ладони, потому что младший попросил больше не плакать. Так точно, Босс. Сандыль мысленно рассмеялся и стал набирать сообщение своему... Любимому донсену.

***



СонУ сам по-тихому стал плакать. Нет, не плакать. пара слез скатились по его щекам, эта ситуация растрогала его. Потому что было необычно писать такие смс. Тем более писать их своему Хену парню.. Но не успел Баро убрать телефон в карман джинсов, как ему самому пришла смс. Он проворчал, но все равно достал телефон... Его сердце замерло, это было не похоже на него, но последний год он сам на себя не похож. С того момента, как полюбил его.

«от кого: Любимый Хен ♥
Эй, мелкий, не плачь там~ Я все вижу!!
Пожалуйста, подойди ко мне *хаха, как глупо писать такое посредством смс ㅋㅋㅋ* »


СонУ издал смешок, но повернулся, увидев там своего Хена. Тот ухмылялся тоже, оба делали вид, что не плакали только что. Баро убрал телефон в джинсы снова, стирая дорожки слез со щек, и подошел к старшему как он и просил. Тот обнял его, прижимая к себе. Не говоря больше ничего.

***



– Хеееен... Что ты делаешь?

– Пишу песню... Ой. Ну, пытаюсь, по крайней мере.

– О. Прикольно. Дашь потом почитать?

Сандыль засмущался, потому что в эту песню он решил выместить все свои чувства, которые он испытывал к Баро. Они были вместе уже три месяца, но никто не знал об этом, как в случае с его девушкой. Ни разу за весь срок их отношений никто из них не пожалел об этом. И в принципе было не тяжело... Потому что они всегда были рядом. СонУ даже переехал к Сандылю в комнату, сломав свою кровать. Да да, это был «несчастный случай», для менеджера. Теперь они даже спали, взявшись за руки. Правда Сандыль всегда жаловался, что рука под утро затекает и это мешает спать. Его донсен лишь смеется над этим, хотя его рука затекает тоже. Но они не отпускают руки друг друга до самого утра. Лишь потом, когда Лидер начинает будить каждого по очереди, они прячут руки под одеяло, притворяясь, будто ничего не было.

Вот о чем он собирался написать. Чунхван пишет песню уже неделю, по словам Гончана и ШинУ, у него даже получается. Гончан был в шоке от своего Хена, потому что тот раньше никогда таким не занимался.

– С чего бы ты это? Опять влюбился? – подозрительно сощурился Лидер, когда все вместе они сидели и обсуждали песню Сандыля. Помогали в чем-то, предлагали свои идеи по улучшению. Лишь Баро здесь не было, потому что он был занят и... Эта песня для него. Зачем ему раньше времени знать, что он написал для него?

Из мыслей его снова вытащил Баро, потому тот вдруг сжал его руку. Оказывается, СонУ сидел на корточках перед ним, разглядывая его лицо. Это очень смутило Сандыля, потому что кто-то мог войти и увидеть.. Хотя, какая теперь разница. Главное, что они теперь вместе. История его с Хечжин отношений кое-чему научила. Он не будет убегать больше от чего-то серьезного. Он будет решительней. И он верил, что никогда не услышит от СонУ «давай расстанемся».

Баро верил в то же самое. 

Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.