Если что-то я забуду, вряд ли звезды примут нас 48

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Москва - Кассиопея, Вольтрон: Легендарный защитник (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Широ/Кит, Кит, Широ
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Дружба Фантастика Флафф

Награды от читателей:
 
Описание:
Не было никакой миссии на Кербер, зато была миссия "Москва-Кассиопея". Широ - непростой американский школьник, Кит - непростой советский школьник. 1970-е годы, железный занавес, космическая гонка, политика разрядки. И шестерка подростков, которые на протяжении 30 лет собираются лететь в неизвестность.


Посвящение:
Прекрасной Ксонте, которая показывала мне советский фильм, и которая вдохновила на фик***

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Когда-то нас сильно смешил тот факт, что сокращение от "Никита" во многих, особенно советских детских книжках, это "Кит". А потом мы посмотрели "Москва-Кассиопея" и ОНО САМО ПОЛЕЗЛО.
Примечание № 1: фик вобрал в себя фатальное отсутствие логики из обоих произведений.
Примечание № 2: хотелось сделать команду из разных стран, но увы, в то время такие полеты могли себе позволить только лишь США и СССР. Так что национальность Пидж - это большая натяжка.

Цитата из песни из " Я возьму этот большой мир" из кинофильма "Москва - Кассиопея".
5 октября 2017, 10:34

Ночь прошла, будто прошла боль, Спит земля, пусть отдохнет, пусть. У Земли, как и у нас с тобой, Там, впереди, долгий, как жизнь, путь. Я возьму этот большой мир, Каждый день, каждый его час, Если что-то я забуду, Вряд ли звезды примут нас.

— Итак, согласно моим подсчетам, наш корабль прилетит на Шедар через лет 30. Следовательно, целесообразнее посылать группу подростков, чтобы первый контакт состоялся при участии зрелых, взрослых людей. У меня все. Вопросы? Такаши Широгане положил кусок мела на стол и обвел взглядом аудиторию. Будущие астронавты, казалось, не слишком впечатлились его зажигательной речью. Даже для международного молодежного содружества идеи Такаши казались чересчур смелыми. И потом, кому охота бессмысленно лететь в космосе лучшую часть жизни, только для того, чтобы встретиться с неизвестными пришельцами, которые, может, и не горят желанием общаться? Юные космонавты шушукались, хихикали, а часть просто смотрела в пространство стеклянными глазами. Очевидно, всем хотелось поскорее расправиться с формальной частью, лекциями и презентациями и приступить к неформальному общению — ожидалась богатая развлекательная программа. Может, они еще недостаточно зрелые для такой серьезной миссии? Такаши не понимал, как можно не хотеть лететь в космос. Да, ему было 18 лет, вся жизнь была впереди, но он был отдать ее тому, чем он горел с раннего детства — космосу. Учась в школе, он ни на секунду не забывал, что он всего лишь сын японских мигрантов, и добропорядочные американцы не признают его своим. Другое дело космос — пространство, где нет привычных времен года, суток, где испаряются любые стереотипы, где не так важно, какой ты расы и пола, где все равны. Главное — это персональное мужество, ум, доброта. Идеальное общество. Разве нет? Такаши вопросительно посмотрел на ребят из советской делегации. Втайне он надеялся как раз на них — все-таки они безумные романтики и энтузиасты, разве нет? Первый спутник, первый человек в космосе — неужели его идеи не находят у них отклика? Его слушала сосредоточенная девочка, кажется, из Европы — вон сколько накатала, пока он говорил. Но явно задаст вопрос потом. Довольно крупный темнокожий подросток, его соотечественник, был готов задать вопрос, но его ежесекундно отвлекал долговязый латинос. Такаши вдруг осознал, что во время его доклада на него пялился какой-то странный парень в красной куртке. Он сидел далеко от кафедры, где-то в углу, поэтому Такаши не мог его разглядеть как следует и не видел нашивки с флагом. Скорее всего, соотечественник, такие прически бывают в основном у хиппарей. Может, он проявит интерес? Но тот молчал. Зато самого Такаши на целых на 20 минут отвлек какой-то физик, расспрашивая насчет топливной энергии. Затем высокая темнокожая девушка резко раскритиковала саму идею полета. Такаши максимально вежливо пытался объяснить, что вопросы экологии конечно, важны, и вообще человечеству нужны новые планеты для обитания. Но в итоге каждый остался при своем мнении. Наконец, ему передали листок с вопросами из зала. «Как можно так долго находится с девочками в космосе? Они испортят миссию», «Это что, надо будет русский учить?», «А как люди с разным цветом кожи будут жить рядом?», «А где деньги возьмешь?», «А нас освободят от домашки?». Такаши тяжело вздохнул. Он перевернул листок, проверяя его, и вдруг увидел надпись «Я полечу с тобой куда потребуется, и столько раз, сколько потребуется». Такаши почувствовал, что краснеет. Он возблагодарил судьбу за то, что выступал какой-то астрофизик, и можно было перевести дух. Кто же это написал? Та мрачная итальянка? Или радикальная биологиня? Или какая-то советская девочка? Безусловно, та, кто написала это, хотела оказать знак внимания, но уж слишком ненавязчиво, анонимно. Хотя кто знает, может, она проявит себя позднее? Наверное, это было лестно, однако Такаши не чувствовал нечего, кроме легкого смущения и неловкости. Ему нужны были сторонники, люди, которые бы горели его идеей и поддерживали его, а не потайные заигрывания.

***

— Мне очень понравился твой доклад, мистер Широгане. Хмурый хиппи теперь стоял рядом, изящно прислонившись к стенке, неподалеку от которой стоял столик с газировкой и соком. Теперь, когда Такаши увидел его ближе, он рассмотрел нашивку на его рубашке. Ничего себе, он совсем не так представлял себе советских подростков. — Можешь звать меня просто Широ, — Такаши улыбнулся. — А ты… — Никита Каган. Можно просто Кит. — Очень приятно, спасибо, мне важно знать, что кому-то понравилось. Широ с интересом скользнул глазами по миниатюрной фигуре парня, по необычной куртке и стрижке. Встретив его на улице, он бы принял его за полукровку. Такие всегда привлекали его внимание. Кстати, Кит был очень симпатичным… — …могло бы уйти несколько лет. Широ вынырнул из размышлений. Хм, что-то он отвлекся. — А? — Я говорю, что у тебя очень прогрессивный проект. А то, как ты о нем рассказывал… это звучало очень убедительно. — Кит неожиданно отвернулся и начал разглядывать линолеум. — Жаль, что мне не верят, — Широ развел руками, — ни наши, ни ваши. — Они думают, что если согласятся участвовать, то станут игрушкой в руках американцев. И потом... им просто лень думать о завтрашнем дне. — Нет, наоборот, я хочу, чтобы это сплотило нас! — воскликнул Широ. — Да, я из Америки, но потомок мигрантов, у нас дома все еще говорят по-японски, а в младшей школе я вообще ничего не понимал по-английски! — А, так ты японец… Широ вдруг понял, что легкое разочарование Кита связано с тем, что японцы — не самые любимые азиаты в СССР. — А ты надеялся, что я китаец? Кит помотал головой, но было очевидно, что такой вариант его бы устроил больше. Хотя стоп, в каком смысле устроил бы? — Должен признаться, я восхищен вашим обществом. У нас много ругают СССР, но мне кажется, что у вас много чего хорошего. Дружба народов, социальное равенство, высокие идеалы… у нас пока только борются за права. Кит смотрел во все глаза на Широ, который продолжал: — Я хочу, чтобы небольшая группа людей перестала притеснять тех, кто от них отличается… хоть как-то… Я ходил в обычную школу… это тяжело. И несправедливо. Что-то он разоткровенничался. Впрочем, Кит терпеливо ждал, когда Широ закончит.  — Знаешь, ты сильно идеализируешь, - протянул он, помолчав. - Равенство, свобода — это просто красивые слова. Моя мама украинка, а отец — казах, и… в общем, поверь, у нас своего дерьма по этой части хватает. На секунду Широ резко захотелось обнять Кита, но он передумал и лишь энергично пожал ему руку. — Как здорово, что мы, из разных стран, говорим об одном и том же! Ты пионер? — Ага. — Кит выудил из кармана кусок красной ткани, помахал им, а потом засунул обратно. — А куртка и прическа… — Да, — нетерпеливо прервал его Кит, — не будем об этом. Мне и так много кто много чего про это говорит. — А английский… — Твой тоже хорош. — Ладно, — Широ сдался. — Но как же круто, что мы сходимся во взглядах! Дай мне свой адрес, чтобы я мог отправить тебе письмо. — Конечно, и ты тоже. Кит быстро накарябал что-то на салфетке и отдал ее Широ. Что ж, как минимум, одного сторонника он нашел.

***

Ночь была неприятно-жаркая, и даже вентилятор, казалось, просто гонял горячий воздух по комнате. Впрочем, это было не единственной причиной бессонницы у Широ. Нет, он в последнее время много думал о своем проекте, вносил поправки, убирал все спорное. Та итальянка написала целое сочинение о недостатках проекта, но в конце вроде как ободряюще фыркнула. Ее замечания оказались дельными, как, впрочем, и критика того темнокожего здоровяка, которого звали Ханком. Он решительно поправил некоторые формулы Широ, но заменил своими уравнениями, чем очень сильно помог. Широ даже жалел, что не обратился к ним раньше — итальянка (как ее зовут, кстати?), Ханк и Кит оказались дельными ребятами. Темнокожая американка, Аллура, тоже оставила ему адрес, и даже телефон. Ее отца заинтересовал проект, правда, сама она отметила, что ни в коем случае не собирается поддерживать такую безумную затею. Широ включил настольную лампу, залез в ящик тумбочки, и достал немного помятый листок. Он сам не понимал, зачем ему сохранять глупые вопросы из зала, но его немного волновала надпись на обратной стороне. Он не мог поверить, что чей-то романтический интерес к нему может примирить человека с его идеями. Это неправильно — ему нужны союзники и товарищи… но значит ли это, что он так уж хорош? Широ улыбнулся самому себе в темноте. Неожиданно ему в голову пришла идея. Он снова зашуршал бумажками, и вытащил листок с замечаниями итальянки и адресом Аллуры, чтобы сравнить с той неизвестной припиской. Нет, совсем не совпадает. Это не они. Его сторонник. Тот, кто сразу и безоговорочно принял его. Нет, нет, быть такого не может. Широ колебался секунду, но затем приложил салфетку с адресом Кита к надписи. Почерк не совпадал. И как он мог вообще о таком помыслить? Кит просто потрясающий парень, определенно талантливый и умный. Необычный, удивительный, понимающий идеи Широ и сочувствующий ему. Симпатичный, что уж говорить. Кстати, его тело уже сформировалось, и он выглядит вполне взросл… нет, стоп, не то. И еще они похожи. Вот. Только и всего. Они могли бы стать хорошими друзьями. Ведь это нормально, что друзья нравятся тебе во всех отношениях, да? Широ улыбнулся и уставился в потолок. Думать о Ките, вспоминать об их встрече было приятно.

***

— Широ, а ну, быстро иди завтракать, и Мари отпусти, сейчас же! Широ, который отжимался с трехлетней Мари на спине, вздохнул, аккуратно спустил с себя хохочущую сестру и обтерся полотенцем. Надо бы в душ, но опаздывать к завтраку не стоило — какой пример он подает своим братьям и сестре? В столовой было довольно шумно — братья, как обычно, устроили потасовку с участием еды, мать кричала на них, иногда вмешивался отец, который пытался тихо почитать газеты, также работало радио. Насыпая себе и Мари хлопья в тарелку, он вдруг выловил в монотонном бубнеже радиодиктора слова «Кассиопея» и «Шедар». Хлопья просыпались на стол. — Быстрее, сделайте громче! — Широ вдруг понял, что перекричал и своих братьев с сестрой, и родителей, и диктора. Но сейчас ему было все равно. Он сшиб стул, добежал до приемника, надеясь услышать что-то еще, но к тому моменту там уже транслировали какую-то классику. Первый раз в жизни Широ хотелось бить посуду и кричать. Он упустил что-то важное, что касалось его, и теперь… Внезапно зазвонил телефон. Широ подбежал, рывком снял трубку и рявкнул туда что-то похожее на «арроу». — Это дом Такаши Широгане? Пожалуйста, позовите его к телефону. — Это я, — Широ перевел дух. — Здравствуйте. — Широ, это так круто, ты же слушал радио? — Это была Аллура, ее голос звенел и едва не дрожал от волнения. — Мой отец срочно хочет тебя видеть! И не только он!

***

Новый план Широ, в разработке которого принимали участие Ханк и Аллура, наконец, был утвержден. Для полета требовалось шесть участников-подростков, не старше 18 лет. Были утверждены Широ, Аллура, Ханк, и тот мутный друг Ханка, которого звали Лэнс. — Здравствуйте, я Пидж Холт, хочу присоединиться к группе. Широ разглядывал мальчика, и не мог вспомнить, где же видел его. — Мэтт Холт приходится вам… — Старшим братом, сэр. — И сколько вам лет? — 14, сэр. — Знаете, вы нам подходите. — Широ решительно посмотрел на всех остальных. — Я уверен, что нам пригодится ваша светлая голова. Уже потом он подошел к Пидж и положил руку на плечо. — Твои замечания были очень ценными для меня. Можешь больше не изображать мальчика, Кэти. — Кэти? Ничего не знаю про нее. — Подросток нахмурился. — Я – Пидж. Широ открыл рот, чтобы возразить, но тут его внимание привлекло кое-что другое. — ШИРО! — КИТ! Через секунду он уже прижимал к себе Кита, который, впрочем, быстро обмяк в его объятиях и не особенно сопротивлялся. — Как же я рад тебя видеть! Теперь мы полетим вместе, это уже решено. — Широ, — Кит широко улыбался, — я… — На твое место хотели взять какую-то девочку, но я смогу договориться, жди здесь. И Широ, чуть ли не вприпрыжку, отправился к руководителю проекта.

***

— Такаши, я бы хотел поговорить с тобой. — Да, конечно. Он немного нервничал в последние дни. Уже все было готово к отлету, раздавались последние указания, и Широ чувствовал себя порядком измотанным. Хорошо, что товарищи по команде работали в полную силу, а потом проводили вечера вместе, играя в настольные игры. Впрочем, он жалел, что время, проведенное с командой, отнимает у него время личного общения с Китом. А он ведь столько всего хотел с ним обсудить! Руководитель кивнул на кресло, а сам сел за стол. Протер очки, откашлялся, и посмотрел в окно. Широ показалось, что мужчина чувствует некоторую неловкость. — Все хорошо? Какие у вас вообще отношения в команде? — Сэр? У нас потрясающие товарищеские отношения, мы готовы вместе работать и проводить досуг. Проблем нет. — Да? Что ж, неплохо. Впрочем, я должен был сразу сказать тебе об одной вещи. Дело в том, что количество участников изначально задумывалось так: три мальчика и три девочки. Но ты настоял, и мы все-таки сошлись на том, что раз ты, как лидер, видишь потенциал в Кагане, то можно пойти навстречу. А еще советский ребенок в команде также повышает международный успех миссии… — Постойте, Пидж… — Да, она прошла медосмотр, так что мы с самого начала не понимали, что это за блажь - прикидываться мальчиком… но не суть. Важно то, что в многолетний полет отправляются разнополые подростки. Ты уже взрослый, Такаши, и ты понимаешь, что это значит. Широ промолчал. У него были подозрения, но это выглядело чересчур цинично. — Сэр, у нас немного другая цель, я разве не прав? — Вне зависимости от цели, вы — первые колонисты. Ну посуди сам, это произойдет само собой, рано или поздно. Вы с Аллурой, к примеру, ровесники, а остальные… ну, разберетесь. На корабле будет специальная комната, код от нее покамест есть у тебя и у Аллуры. — Мы что, животные? — Широ резко встал. — И вы серьезно думали над тем, как мы будем…? Нет, сэр, это отвратительно. Мы все члены экипажа… — Молодой человек, сядьте. — Руководитель присел на край стола, и наклонился к Широ — Неужели ты думаешь, что можно избежать этого? Ты же первый из всех и начнешь, и в этом нет ничего такого. Рекомендую присмотреться к Аллуре получше, потому что этот латинос явно уже начал подбивать к ней клинья. Широ все еще был возмущен, но он очень устал. К тому же, ему не терпелось отправиться в полет, чтобы больше не видеть как раз вот таких людей. Поэтому он просто спросил: — Но вы ведь не исключаете такой вариант, что нам просто не захочется сближаться? — Не исключаю. И вас никто не заставляет. Но, как я уже сказал, природа возьмет свое, и нужно быть готовым. — Конечно, сэр. Я могу идти? Руководитель замялся. — Эм, нет, еще одна вещь. Она слегка странная, но… в рамках этой миссии недопустим сексуальный контакт двух мужчин. Ты, как лидер, должен следить за этим. Особенно за Каганом, говорят, у них в стране это нормально. Понимаешь меня? Широ даже не знал, что на это ответить. Это был какой-то театр абсурда и невежества. — Я прослежу. Да. — Можешь идти. Широ выскочил из кабинета, тут же побежал в туалет — его мутило. Ополоснув лицо холодной водой, он постарался разложить мысли по полочкам. Итак, если отбросить эмоции, ничего такого экстремального не произошло. Хороший руководитель должен предусмотреть все. Хотя, по сути, как они вообще с Земли собираются это контролировать, смешно. Широ фыркнул и потянулся к полотенцу. Какие бы чувства ни возникли у ребят, они не должны мешать работе и другим членам экипажа. Остальное - уже их личное дело. Что же касается Аллуры… Широ осознавал, что дальше теплых товарищеских чувств они не продвинутся. Как, впрочем, и с Пидж. Девушки были настроены работать, и Широ понимал, что они сами пресекут любую попытку адюльтера при первой же возможности. По крайней мере, в ближайшее время. Широ был так погружен в мысли о разговоре, что не сразу заметил Аллуру, которая его окликала. — Широ, привет, ты от начальства идешь, я права? — Да, ты права, — Широ стало тут же стыдно перед Аллурой, — и кажется, я должен… — Давай сразу к делу: он тебе про пестики-тычинки рассказывал? Потому что мы, вроде как, самые старшие. — Да, и я… — Он просто свинья, говорил, чтобы я и Пидж делали все, чтобы мальчикам было удобно, и чтобы они... э-э-э… получали любовь от нас, а не друг от друга. — Ничего себе... — Широ почувствовал, что снова закипает. — Как же это всех волнует. — Послушай, я предлагаю просто забыть про этот бред, и про эту дурацкую комнату. Я собираюсь проводить исследования над животными и растениями на корабле, и я хочу, чтобы мои младшие сестры и подруги видели, что можно работать наравне с мужчинами, даже в космосе. — Аллура, я полностью тебя поддерживаю. И спасибо, что сказала мне. Они пожали друг другу руки. Неожиданно Аллура отняла руку и засмеялась. — Кстати, я с самого начала знала, что ты никогда не примешь эти советы. У тебя ведь есть свой интерес, я права? — Боюсь, мой интерес - это космос. — Может быть. Но еще ты говорил, что любишь социализм. Аллура подмигнула и зашагала прочь.

***

— Ох уж эти лабораторные мышки, такие быстрые и умные, не то, что мы. Весь день на корабле прошел под знаком ловли одного из мышат Аллуры. Сперва все думали, что он удрал сам, но позже Лэнс признался, что хотел поиграть с ним, а тот вырвался и убежал. Аллура очень долго ругалась на него, но Широ понимал Лэнса — за месяц на корабле все уже успели истосковаться по своим родным, а также по своим питомцам. Все-таки на корабль нужно было взять питомцев, не только мышей. — Кстати, — Широ выплюнул зубную пасту в раковину, — у тебя определенно есть талант к ловле мышек. После долгих поисков и беготни им удалось обнаружить мыша, однако поймать не удавалось. Пидж предложила накинуть на него сетку или ткань, но зверек все равно ускользал. Самым проворным оказался Кит, который в итоге умудрился схватить мышонка и отнести его обратно в бокс. Он же предложил назвать его Пафнутием, что сильно возмутило Лэнса, но все остальные решили, что у Кита есть право назвать мышонка по собственному усмотрению. — Ну, просто мне удобно ловить и правой, и левой рукой, и это увеличивает шансы в два раза. — Так или иначе, у тебя есть крестник. — Ну, хоть что-то. Широ делил комнату с Китом, Лэнс с Ханком, Аллура — с Пидж. К слову, за этот месяц Широ выучил три истины. Первое: Аллура - отличная лидерка, и хотя на Земле командиром экспедиции назначили Широ, тем не менее, знания и характер Аллуры иногда давали несколько очков вперед. Второе: Лэнс и Кит — плохой тандем, вместе у них плохо получается выполнять задания — в основном из-за духа соперничества и несовместимости характеров. Третье: на кухне должен заправлять Ханк. Поэтому Широ зачастую передавал право принимать решения Аллуре, а также старался не поручать совместную работу Лэнсу и Киту — но в остальном проблем не было. Все были настроены на единую цель, и каждый старался выполнять свою работу. Для Широ не оказалось неожиданностью, что с Китом работать и просто проводить время было лучше всего. Сам Кит тяжело вливался в коллектив, однако к Широ он относился теплее, чем к остальным, и старался проводить с ним больше времени. Именно поэтому Широ решил перед сном поделиться с Китом тем, что не давало ему покоя. — Слушай, я не показывал тебе этого, — Широ развернул листок, — но это меня волнует, поэтому решил с тобой посоветоваться. Кит вытянул шею и замер. — Не знаешь, чей почерк? Кит пожал плечами. — Там было много девчонок… ты же сравнивал с почерком Аллуры? — Да. И не только ее. Не совпадает. — Думаешь на кого-то конкретного? — Нет. Кит минуту промолчал. Потом очень нерешительно спросил: — Хочешь… чтобы это была какая-то конкретная девчонка? Широ медлил с ответом. Наконец, он решил сказать правду. — Скорее хочу узнать, чьих ожиданий не оправдаю. — Вот как? — Мама говорит, что когда-нибудь я встречу «ту самую», но меня всегда манил только космос. Если честно, у меня девушки не было никогда, хотя я очень хорошо отношусь к ним… Не знаю, — Широ смешался. — Какая уже разница, мы летим, а если нам придется заново восстанавливать человеческую расу, я лучше постою в сторонке. — Мне казалось, у тебя есть девушка. — К счастью, нет. Что ей делать с таким бесчувственным чурбаном, как я? — Широ, — Кит нервно засмеялся, — мне кажется, ты был бы хорошим парнем. И отцом, кстати, тоже. Ты так рассказывал про своих братьев и сестру… Ты совсем не бесчувственный, наоборот, довольно эмоциональный, увлеченный, даже страстный… когда дело касается твоей мечты. — Ты правда так считаешь? — Широ почувствовал, что резко вспотел. — Если честно, ты первый, кто говорит мне такое. — Да, — глухо ответил Кит. — Ладно, — Широ спохватился. — Давай спать. Спокойной ночи. Кит затих, но через некоторое врем повернулся лицом к Широ и заговорил: — Широ… ты веришь в существование родственных душ? Широ не сразу понял, шутит Кит или нет. Но судя по голосу, нет. — Ну, я не верю в мистику… — Я не про мистику. — Но я верю в то, что психологически могут быть очень похожие друг на друга люди, хоть и живут совсем далеко друг от друга. В Канаде и в Австралии, например. Но если они так похожи, то рано или поздно их интересы, идеи, убеждения должны свести их. — Забавно, прям как мы, — тихо произнес Кит. — Да! — Широ был поражен таким простым выводом. — И это чудо. У меня были приятели, но ты самый лучший друг. Ты понимаешь меня, как никто другой, и… Неожиданно Широ почувствовал, что задыхается. Как он может выразить свои чувства, если они… такие… ненормальные? Широ сел на кровати, но Кит уже был рядом, крепко обнимал его, прижимаясь к груди Широ лицом. — Широ, я… Широ погладил Кита по голове и, неожиданно для себя, уткнулся ему в макушку лицом. Ну и денек. — Мне жаль, что мы больше не увидим своих родных, но теперь наша команда — это семья. Ты мой брат, Кит. А теперь иди спать. — Хай, они-сама. Широ фыркнул и хлопнул Кита по спине.  — А ты быстро учишься. Кит, улыбаясь, отстранился, и Широ с ужасом осознал, что нет, он не сможет спать спокойно. И он вообще не хочет, чтобы Кит отстранялся. Кажется, руководители миссии сильно расстроятся, узнав, что Широ, на которого все так надеялись, оказался тем самым, перверзным. Или ему просто показалось? Что он вообще за чушь наговорил? Но взгляд Кита был очень мягок, и он, напоследок коснувшись руки Широ, лег в кровать и отвернулся к стене. Широ не мог понять, дремлет он или просто слишком погружен в свои мысли. Этот день с беготней и полуночным разговором не выходил у него из головы. Широ знал, что истина где-то рядом, но мозг отказывался ее принимать. Старший брат, просто смешно. Не в этот раз. Видимо, помимо космоса и социализма его привлекает кое-что, вмещающее в себя оба эти понятия. Широ вышел из комнаты и отправился к командной комнате. Он достал бортовой журнал, и нашел в нем записи Кита. Даже не доставая листок, Широ узнал почерк. Конечно, Кит же амбидекстер. Он просто писал разными руками на салфетке и на листочке. С самого начала у Широ в руках была подсказка, которую он просто не знал, как интерпретировать. Бедный Кит... «Я полечу с тобой куда потребуется, и столько раз, сколько потребуется». Написал, и мучился, и боялся, правильно ли его поймет Широ. А он, тупица, просто не верил в очевидное. Но теперь он точно знает, что чувствует сам и что чувствует Кит. Осталось лишь объясниться. Широ бережно сложил замызганный листок в карман. Пусть это будет забавным напоминанием им обоим. Им лететь еще долго. Впереди вся жизнь.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: