V 8

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Red Velvet

Пэйринг и персонажи:
Венди/Йерим, Сон Сынван, Ким Йерим
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
AU, Мифические существа
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Венди Шон собирается отдохнуть, но работа не отпускает её нигде. Познакомившись с симпатичной девушкой в баре, Венди разрывается между собственными чувствами и служебным долгом.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
"Каждый здесь - паук, притворяющийся бабочкой...
Спрятавшийся за сладким вкусом и запахом ( о, цветочный аромат).

Паук притворяется бабочкой,
Укрывается за обманчивыми цветами." *




* Вольный перевод песни SNSD "Flower Power", вдохновившей автора на работу.
4 октября 2017, 06:31
Этот день должен был стать выходным для Венди Шон — редкая роскошь для людей её профессии. Перед выходом из дома она пообещала себе, что не обратит внимания ни на что, и даже если её будут преследовать «очевидные признаки наличия V в зоне пребывания», как гласила служебная инструкция, она просто уйдёт и будет утверждать, что никогда там не появлялась.

По правде говоря, подобные обещания, данные самой себе, она ещё ни разу не исполнила. Чувство того, что не получится это сделать и сегодня, преследовало Венди с того самого момента, когда она повернула на Чёрч-стрит. Когда же она вошла в O’Grady’s, предчувствие превратилось в сильный вишнёвый запах.

Венди чуть было не сплюнула прямо на пол от разочарования: надо же, в её любимом баре! Первым порывом было уйти, но поздно: её уже приметил Чан, радостно махнувший из-за барной стойки.

— Вен-Вен! Совсем там сгораешь на своей работе?

«Скорее, жгу других», — подумала Венди, а вслух прокричала:

— Ну с тобой мне точно не сравниться, дружище!

Смуглые, полнокровные руки с туго натянутыми венами в одно мгновение намешали для Венди виски с содовой, но она, к удивлению Чана, отказалась.

— Сегодня я пью ревеневый ликер, — объяснила она удивлённому бармену. — Твои запасы виски могут вздохнуть спокойно.

— Ты действительно Венди Шон? — парень пошутил, но в его улыбке на секунду промелькнуло сомнение. Венди похлопала его по плечу, и он тут же расслабился.

— По силе удара — действительно ты, — резюмировал он и отправился проверять запасы ликёра. Венди же схватилась за голову — теперь ей точно не избежать сверхурочной работы. И какой чёрт дёрнул её взять ревень?

«Чувство ответственности перед обществом», — сказал бы босс и оказался прав. Проклятая ответственность за прошедшие годы стала супругой мисс Венди Шон — неудивительно, что она так и не смогла найти вторую половинку.

— Ты удивишься, но он у нас есть, — Чан вынырнул из-под прилавка, сжимая в руке драгоценную бутылку с розовым ликёром. — Я и сам удивился, честно.

Как раз в тот момент, когда запах перезревшей вишни стал невыносимо сильным, и Венди собиралась повернуться, чтобы встретиться лицом к лицу с источником, за её спиной раздался голос:

— Можно мне то же самое?

Чан почесал в затылке.

— Только если вы предъявите документы, мисс. Как вас пропустили с таким молоденьким личиком?

Девушка (Венди назвала бы её девочкой, если бы не знала по опыту, как обманчива может быть внешность) с гордой ухмылкой протянула бармену ID.

— Они уже проверяли на входе, — зачем-то объяснила она Венди, и та вздрогнула. Ошибки быть не могло: «…очевидные признаки наличия V в зоне пребывания. Действовать согласно инструкции. Вызвать подкрепление, если возраст особи оценочно превышает сто двадцать лет».

О, в случае этой дерзкой девчонки подкрепление не требовалось. Венди наблюдала, как она вне очереди получила свой бокал (Шон не сердилась на Чана — он ничего не мог поделать с того самого мгновения, как только девушка установила с ним зрительный контакт).

— Я — Кэти, — девчонка протянула Венди руку, и это было её второй ошибкой. Первой, конечно, стало её решение прийти именно в этот бар.

— Такая ледяная, — рассеянно заметила Венди, пожимая тонкие ухоженные пальчики. Она пыталась казаться удивлённой, но у неё плохо выходило. — Венди, Венди Шон.

Она назвала своё полное имя в надежде, что Кэти (которую, конечно же, звали не так — из сумки девушки торчал краешек иммиграционного разрешения на въезд, где значилось «Ким Йерим») оно что-нибудь скажет, и она поспешит убраться отсюда быстрее, чем успеет разрушить Венди отдых.

Но, очевидно, её имя ещё не успело распространиться по миру — прощайте честолюбивые мечты — и девушка просто улыбнулась, радостно обнажив крепкие белые зубы. Венди поймала себя на том, что загляделась, и не только потому, что должна была оценить потенциальную опасность.

— Первый раз в Торонто? — выдала Венди дежурную фразу и, зажмурившись, сделала глоток ликёра. Он был потрясающе гадок на вкус, но того требовала служба, а значит, существовал лишь один выход — выпить.

— Спроси то, что тебе действительно интересно, — парировала Кэти и опустошила бокал одним глотком, даже не поморщившись. Венди на мгновение пожалела её: ревень был сильным возбудителем аппетита, а на девушку он теперь действовал и изнутри, и снаружи. Если после такого ей удалось бы сохранить контроль над собой хотя бы на публике, Венди обязательно прониклась бы к ней уважением.

«Что мне интересно», — подумала Венди. «Первое — когда вы оставите меня в покое? Второе — почему я не могла остаться дома и спокойно попить пива перед телевизором? Третье — сколько ещё приползло с тобой в этот район, маленькая сучка?»

— Ты подошла ко мне первой, — хмуро проговорила Венди. — Значит, ты захотела познакомиться.

Нет, совсем не так ей следовало себя вести. Она поняла, что неосознанно пытается отпугнуть девчонку, дать ей шанс скрыться, если она достаточно умна, чтобы увидеть перед собой смертельного врага.

Но она была непроходимо глупой — или же безрассудно храброй — и прижималась к Венди всё теснее. Сперва Кэти извинялась, мол, становится тесно, много народа, но потом перестала придумывать отговорки. Она то и дело задевала плечи Венди, иногда невзначай гладила её по рукам, а один раз наклонилась к ней и потеряла равновесие, из-за чего их щеки на мгновение соприкоснулись. Венди обдало жаром, несмотря на то, что кожа девушки была мертвенно холодно. Она подумала, что переборщила с ликёром, который после первого бокала уже перестал казаться таким уж отвратительным.

— Она на тебя точно запала, — доверительно сообщил Чан, когда Кэти ненадолго отошла «попудрить носик». Эти слова словно вернули Венди трезвость: пожалуй, она заигралась с «установлением доверительных отношений с объектом для максимального сокращения дистанции». Сокращать уже было нечего, оставалось только исполнить свой долг.

В этом-то и была загвоздка.

Кэти рассказала ей буквально всё о себе, и Венди была уверена, что большинство из этого — правда. Приехала из Сеула несколько дней назад, поступила в Йорк на исторический факультет (кто бы сомневался, что их туда тянет), оставила в Корее двух младших сестрёнок, по которым очень скучает. На этой части Венди скептически хмыкнула: она, как и босс, придерживалась теории об отсутствии у объектов способности к проявлению большей части человеческих эмоций. Но Кэти вдруг шмыгнула кукольным носиком и потёрла кулаком глаза — так по-детски, что Венди вдруг растерялась. Неудивительно, что у неё дважды спросили документы.

Венди никогда не имела дело с настолько юными особями.

— Я люблю танцевать, — сказала Кэти, когда вернулась из туалета. Её глаза подозрительно поблескивали, и Венди встревожилась — уж не приняла ли она там какой-нибудь синтетический состав? Их существование ещё не было подтверждено специалистами, но слухи ходили довольно давно, и все они были устрашающими. Что-то вроде «они выпивают глоточек и становятся почти непобедимыми, никакая натуральная субстанция с этим не сравнится».

Но тонкое обоняние учуяло слабоватый уксусный запах, и Венди едва не рассмеялась. За всю её службу ей не приходилось сталкиваться с объектами, употребляющими кислоту.

— Ты ведь не почувствуешь никакого эффекта, — не выдержала она. Чуть было не добавила «всё равно, что мёртвому припарка».

Кэти взглянула на неё с непониманием, а потом схватила чуть повыше локтя и сильно дёрнула. Венди сама не заметила, как оказалась в ледяных объятиях.

— Я люблю танцевать, — повторила Кэти и выдохнула густой вишнёвый запах в лицо Венди. Странно, но он больше не казался мерзким. — Потанцуй со мной.

Венди зачем-то согласилась, хотя по вздувшимся венам на лбу и шее Кэти (или правильнее было бы звать её Йерим, потому что последний час она почти не пыталась говорить по-английски и с огромным облегчением вздохнула, когда узнала, что собеседница владеет корейским) было видно, что она с трудом сдерживает желание как можно скорее насытиться. Стоило лишь немного подтолкнуть её, раздразнить, и она потеряла бы контроль, после чего Венди исполнила бы свой долг и ушла бы домой, чтобы провести без происшествий хотя бы остаток выходного дня.

Но Венди медлила. Она вышла за Йерим на танцевальную площадку, довольно тесное местечко, где уже кружились в ленивых полуобъятиях-полутанцах несколько пар, немедленно уступивших им место. По привычке просканировав местность — никакого следа враждебной активности — Венди вдруг почувствовала, что ледяная рука, сжимавшая её желудок, ослабла.

Музыка была настолько громкой и настойчивой, что последние сомнения улетучились из сознания Венди в одно мгновение. На какое-то время она словно бы позабыла, кем она являлась, и кем была девушка, танцующая напротив неё, постоянно облизывающая пересохшие губы и то и дело норовившая скользнуть ладонью под кофту Венди.

Во время очередной попытки Йерим добиться своего, Венди подалась вперёд и позволила ей сделать это. Почувствовав прикосновение обнажённой кожей, она вздрогнула и прильнула к уху девушки.

— Ты что себе позволяешь? — прошептала она, уверенная в том, что Йерим услышит её, несмотря на шум. Так и произошло, глупышка даже не попыталась сделать вид, что не расслышала.

Не попыталась скрыть свои нечеловеческие умения.

— Я просто не могу удержаться, — ответила Йерим, спускаясь всё ниже. Её пальцы были удивительно осторожными, прикосновения — ласковыми, и Венди не могла этому поверить.

— Ты ведь просто хочешь разорвать меня на куски, — пробормотала она, уткнувшись подбородком в костлявое бледное плечо Йерим и позволяя ей делать всё, что вздумается.

— Я просто хочу тебя, — шепнула девушка в ответ. Теперь она пахла невыносимо, этот запах отдавался вкусом во рту Венди, и многие люди на танцевальной площадке стали оборачиваться, чтобы поглядеть на Йерим.

«Объект привлекает жертву с помощью активного выделения феромонов, которые специально обученные специалисты (далее см. ИЩЕЙКИ) могут почувствовать без риска быть одурманенными».

— Давай уйдём отсюда, — попросила Венди, потянув Йерим за рукав белого платья (странный выбор для такой, как она). — Давай найдём место, где меньше людей.

Йерим улыбнулась, обнажив зубы — крепкие белые клыки, вылезшие почти наполовину, сразу привлекли внимание Венди. Времени оставалось совсем мало, поэтому Венди ускорила шаг и спустя пару мгновений буквально затащила девушку в туалетную кабинку.

— Не лучше ли было пойти в отель? — Йерим брезгливо сморщилась, и Венди тут же атаковала.

Она поцеловала юную вампиршу жадно и неумело, так, будто никогда в жизни никого не целовала. Её рот наполнился вязким вишнёвым вкусом — это было непривычно, ведь до этого ей никогда не приходило в голову вступить в столь близкий контакт с объектом.

В её голове звучал строгий голос босса: «То, что вы сделали, мисс Шон, является грубым нарушением должностных инструкций, и я, как ответственное лицо, обязан…»

Босс утих, ибо теперь она могла слышать только тихое постанывания Йерим, которая, похоже, получала искреннее удовольствие от этой предобеденной прелюдии. Она обхватила лицо Венди обеими руками и придвинулась к ней максимально близко, так, что Венди чуть не оказалась лишена мобильности.

— Я как будто горю, — прошептала Йерим, и Венди почти ответила «Я знаю». Она проходила всё это в самом начале обучения: лучший способ стать сильнее, чем твой враг — понять, что он из себя представляет. Все ищейки провели какое-то время в симуляторе состояний и знали каждую стадию, через которую проходят объекты перед тем, как вонзить свои острые клыки в сочные, полнокровные артерии своих жертв.

— Это твой первый раз? — тихо спросила Венди, приподнимая платье Йерим и прощупывая её бедренную артерию. Она не сразу осознала, что наслаждается этим прикосновением, больше напоминавшим ласковое поглаживание, нежели чем хладнокровную разведку. Ей приходилось делать такое на других объектах, и обычно проходила всего лишь пара секунд между обнаружением нужного места и атакой.

Но сейчас она просто не могла заставить себя вонзить тонкую серебряную спицу в основание артерии.

— Я делала это…пару раз, — простодушно ответила Йерим, не подозревая, о чём её спрашивают. В следующую секунду Венди услышала противный скрип (на самом деле он был не громче трепета крыльев бабочки, но натренированный слух увеличил его до максимума) и попыталась отстраниться.

Для этого было слишком поздно: зубы Йерим уже проткнули кожу на её шее, и анестетик, который организм вампиров вырабатывал в небольшом количестве для того, чтобы жертва не умерла от шока сразу и не превратилась в несъедобный труп, уже попал в её кровь.

Венди хмыкнула и одним резким ударом пригвоздила девушку к стене. Приятная эйфория и прилив сексуального возбуждения ослабили её до дрожи в коленях, но она всё равно находила в себе силы стоять прямо. Йерим шипела от боли и пыталась дотянуться до неё клыками, но не создавала шума — умная девочка.

— Я повторюсь: это твой первый раз? — Венди приложила к своей шее носовой платок, мгновенно пропитавшийся кровью. — Чёртов гирудин, — пробормотала она и часто-часто заморгала.

Лицо Йерим моментально переменилось: разгладилось и приняло жалобное выражение.

— Да, — проговорила она и посмотрела на Венди исподлобья, пытаясь дотянуться до спицы, мешавшей ей двигаться. Но это оказалось бесполезным: за долгое время существования своей конторы Ищейки сумели отыскать идеальную ахиллесову пяту вампиров, позволявшую максимально ослабить их, и и пользовались этим вовсю. Опытные объекты носили плотную защиту на бедрах, но Йерим явно не была ещё осведомлена о столь опасной точке, скрывавшейся на её теле.

— Ты одна здесь? — вопросы были пустой формальностью, большинство из коллег Венди никогда не заморачивались над подобным — как и она сама. Но сейчас ей ужасно хотелось заморочиться.

И ужасно хотелось вновь наполниться вишнёвым вкусом.

— Со мной мои сёстры! — наивная девушка явно увидела в этом вопросе возможность спастись, запугав Ищейку. Венди прыснула и потрепала её по щеке.

— Это наглая ложь, — сказала она ласково. — Поблизости нет ни одного вампира, и никто тебе не поможет.

— Но ты можешь мне помочь, — Йерим двинулась вперёд, насколько ей позволяла спица и застонала — на этот раз от боли. Её глаза наполнились кровавыми слезами, и Венди впервые за всё время службы почувствовала, как её сердце вдруг на мгновение замерло. — Пожалуйста, Венди… Я думала, мы понравились друг другу.

— Но ты вонзила в меня свои зубы, — возразила Венди. — И ты планировала это с самого начала.

Йерим не стала её переубеждать, а рванулась, пытаясь вытащить спицу из бедра и замерла, поражённая болью. Её лицо искривилось, теперь она больше походила на бесчеловечного хищника, безэмоциональное животное, коим, по сути, она и являлась. Это должно было упростить дело для Венди, которая вытащила из сапога тонко оструганный кол с блестящим заострённым концом.

— Ты действительно мне понравилась, — прошипела Йерим. Венди покачала головой.

— В этом-то и проблема, — грустно проговорила она. — Ты мне тоже.

Её рука дрогнула, когда она вгоняла кол между рёбрами, и он не вошёл в нужную точку сразу, доставив Йерим дополнительные страдания. Она плакала и пыталась молиться, пока синели её губы и стекленели глаза. Её пальцы неестественно изгибались и хрустели, и Венди, видевшая сотни подобных случаев, в этот раз не могла оставаться спокойной.

— Извини меня, — прошептала она. — Я должна была.

— Всё в порядке, — с трудом проговорила Йерим и криво улыбнулась. — Паук из меня вышел плохой. Сама попалась в чужую сеть.

— Так и есть, — сказала Венди, но Йерим больше ничего не ответила. Её тело засохло и безвольно повисло на стенке туалетной кабинки, удерживаемое только колом и спицей.

Убедившись, что она действительно мертва, Венди аккуратно вытащила оружие и убрала его на место, как того требовала инструкция. Уходить пришлось через задний ход — к счастью, Чан почти никогда его не закрывал.

— Я не оставлю тебя здесь, — пробормотала Венди, увидев большие мусорные баки. Обычно она избавлялась от тел именно таким образом — выбрасывала их в бак и затем поджигала. Трупы вампиров сгорали быстро, и от них не оставалось ни следа, только большая куча пепла, которая затем смешивалась с прочими отходами.

Венди аккуратно уложила труп Йерим в багажник (боже, она была такой лёгкой и такой маленькой, и теперь ещё больше казалась ребёнком) и села за руль. По радио передавали какую-то скучную христианскую проповедь, и Венди сменила станцию.

«С вами я, Мэтт Стефано, и в эфире передача „Добро пожаловать в Торонто“, в которой мы рассказываем о самых горячих и популярных местах нашего города, чтобы вы, наши уважаемые гости, могли почувствовать себя как дома».

Вцепившись в руль изо всех сил, Венди Шон, Ищейка первого продвинутого уровня со стажем в триста одно…триста два убийства V, громко зарыдала.