Валентинка 14

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Dong Bang Shin Ki

Пэйринг и персонажи:
Ким Джеджун, Чон Юнхо, Шим Чанмин, Чанмин, мельком Юнхо и Джеджун
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Флафф

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Чанмин скучает по любимому человеку, который не присылает ему валентинки.

Посвящение:
всем прочитавшим)))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально эта история была другой, но я не умею писать окончания фанфиков, поэтому получилось так. Выложила по принципу - лучше поздно, чем никогда. Сорри-сорри за недосказанность)))
16 февраля 2013, 00:47
Чанмин уже третий год проводит День Святого Валентина дома в одиночестве, потому что, именно в этот день, он чувствует себя никому не нужным. Конечно же, ему приходит множество валентинок от фанатов, подруг и прочих людей, кому не лень прислать ему бумажное сердце, с каким-нибудь милым подарком. Чанмин однажды даже подумал, что променял бы все полученные бумажные сердечки только на одно настоящее. Нет, он не хотел получить человеческий орган в подарочной упаковке, да и был с ним подобный случай, когда Кюхен раздобыл такое искусственное сердце, что было похоже на настоящее и прислал на День Святого Валентина, явно перепутав его с Днём всех Святых. А Юнхо, который не знал о содержимом коробки, решил невинно пошутить, приделав к ней валентинку Кюхена для Джеджуна. Вообщем, в тот день, все услышали, как впечатлительный Джеджун получил самый большой шок в своей жизни. До того дня, никто не слышал, что он может так громко кричать самыми нецензурными словами. Вспомнив сейчас об этом, Чанмин улыбнулся, отпив холодный кофе из любимой чашки Джеджуна. Уже столько времени прошло, а Чанмин бережёт её так, словно она - одна из самых важных вещей в жизни, ведь она напоминает ему о том, кто попал в его сердце и не даёт покоя, кто уже третий год забывает о том, что было хорошей традицией. Юнхо сегодня ушёл на свидание с любимой девушкой и это значит, что сегодня его можно не ждать. Чанмин уже всех друзей предупредил, что у него важные дела, хотя на самом деле был полностью свободен. Впереди ещё целый вечер, а делать совершенно нечего, кроме просмотра телевизора, который на кухне, где у Чанмина так быстро остывает кофе, ведь каждый раз, заваривая его в той чашке, он вспоминает, как же всё было раньше хорошо, и как теперь всё изменилось. И эти перемены были не к лучшему, но и не к худшему. Он думает о том, как их часто вспоминают ребята, если, вообще, помнят о нём и Юнхо. Конечно же помнят, но вот хотят ли что-то знать о них? Чанмин же хотел знать о них всё и поэтому сейчас ждал начала программы, в которой участвовали JYJ. Он, с начала года, ничего не узнал о них нового, а ведь так хотелось знать о них, хоть что-то из того, чего нет в Интернете и по телевидению. Но Ли Суман запретил с ними общаться, предупредив, что тогда дуэт будет оштрафован за нарушение условий контракта, в котором прописано, что они не должны общаться с теми, кто противоречит политике агентства. На самом деле, этот пункт был написан в контракте более заумно, но суть всего одна - запрет на общение. Передача началась, заставив Чанмина внимательно смотреть на экран. В студии он сразу заметил бывших одногруппников и даже почти прекратил дышать, когда в ведущая обратилась к ним. Обычные банальные заученные вопросы и такие же ответы. Ничего нового. Ничего про их двоих. Чанмин знает, что им не запрещено с ними общаться, но за эти почти три года никто так и не попытался выйти с ними на связь. Чанмин и Юнхо успокаивали себя тем, что ребята просто не хотят их подставлять, ведь прекрасно знают про условия контракта. - Так как, наша программа сегодня посвящена дню Святого Валентина, то у меня такой вопрос к участникам, - сказала ведущая, слишком широко улыбнувшись. - Любили ли вы кого-то сильно? - Чанмин повторил за ней вопрос, подражая её словам, мысленно надеясь на то, что камеру направят именно на Джеджуна, когда он будет отвечать, чтобы проследить за его реакцией. Все трое быстро ответили, что любили, и что им это сложно, потому что, они популярны и их девушкам всегда сложно с этим смирится, поэтому никто рядом с ними долго не задерживается. - Ничего не изменилось, - прокомментировал Чанмин и поперхнулся кофе, громко закашлявшись. - Также врать надо. - А я, до сих пор, люблю только одну, - признался Джеджун, грустно улыбнувшись. - И поэтому для меня - это грустный праздник. Ючон и Джунсу недоумённо посмотрели на него, а зрители и ведущая внимательно стали его слушать. Чанмин же даже кашлять перестал, подумав о том, что после того случая с приколом Кюхена, праздник для него, действительно, связан не с самыми приятными воспоминаниями. И тут он стал понимать, что тут Джеджун стал говорить не по сценарию, но это пропустили в эфир. Чанмин просто был очень догадливым, да и по лицам гостей в студии это было очень понятно. - И почему же? - озвучила ведущая вопрос, который был всем интересен. - Потому что, любимая девушка не верит моим признаниям, - сказал Джеджун, посмотрев прямо в камеру. - Уже много лет я дарю ей валентинки, в которые она не верит. А три года назад... Я понял, что не могу перестать её любит. Я желаю ей счастья, где бы и с кем она не была. А ещё я надеюсь, что она не разбила мою любимую кружку с пандой. Джеджун обворожительно улыбнулся, а Чанмин снова подавился кофе, едва не пролив его на джинсы. Он поставил чашку на стол, смотря на панду, которая была на ней изображена. Внутри груди как-то потеплело, хотя Чанмин, только что, выпил холодную жидкость. Новая надежда появилась в его голове, но была зажата другими мыслями о том, что Джеджун просто пошутил, в своём обычном стиле или у какой-то девушки тоже есть кружка, оставленная им. Чанмин хлопнул себя ладонью по лбу несколько раз, чтобы, образно говоря, выбить мысли о том, что Джеджун говорил про любовь именно к нему, ведь не стоит верить и надеяться - он этого давно понял. Но ведь лицо Джеджуна было хорошо видно и Чанмин определил, что Джеджун не врал, говоря, про свою любовь. - Не стоит принимать на свой счёт, - произнёс Чанмин, на каждый слог фразы ударяя себя уже кулаком по виску. В передаче уже говорили о других участниках - группе Born to Beat, поэтому Чанмин не смотрел на экран, а пытался привести свои мысли в порядок, вспоминая, говорил ли когда-нибудь Джеджун о той своей подруге, у которой могла быть такая же чашка. Слишком сложно вспомнить прошлое, которое теперь кажется, словно, ежиком в тумане из того странного мультика, что Чанмин когда-то давно посмотрел на ютубе. - Ровно триста шестьдесят пять! - довольно выкрикнул Джеджун, вываливая, на сонного Чанмина, кучу маленьких бумажных сердечек. На каждой бумажке написано старшим только одно " Я люблю тебя, Чанмин!!!" - А где ещё одна? - каверзно спросил Чанмин, потянувшись на кровати и обняв Джеджуна, который заполз на него, прижимая к матрасу, и теперь ждал только одного. - Чёрт, забыл про високосный, - наигранно расстроенно сказал Джеджун, но всё равно держал указательный палец на своей щеке. - Во сюда, а то обижусь и есть будешь сам готовить. - Прощаю, - улыбнулся Чанмин, поцеловав Джеджуна в указанное место. - А ты, кстати, не лёгкий. - Скажи спасибо, что я - не Джунсу, - усмехнулся Джеджун, быстро поцеловав Чанмина в нос. - С Днём Святого Валентина, любимый вредина! - С Днём Святого Валентина, любимый хён! - проговорил Чанмин, сильно смутившись под внимательным взглядом Джеджуна, который упёрся своим подбородком в его грудь и мило улыбался. И такую улыбку он дарил только ему. Только ему и так по-особенному. Чанмину память подкинула ему именно этот момент из жизни, когда в последний раз он был забросан этими сердечками, что раньше каждый год в этот день делал Джеджун, подписывая каждую маленькую валентинку. Была такая у них такая традиция, которая появилась после того, как Чанмин, ещё до дебюта пошутил, что Джеджун его не любит, когда тот не подарил ему на День Святого Валентина открытку, хотя Чанмин это ему сделал. В тот же вечер, Джеджун принёс ему кучу валентинок, и было их столько, сколько они тогда дней были знакомы, и сказал, что это части его сердца, и что, написанное на них - правда, на что Чанмин ответил, что не любит парней, так как понимал, что Джеджун так просто извинился. Но с того случая, в День Святого Валентина, каждый год, за исключением предыдущих двух праздников и сегодняшнего, Чанмин получал эти сердечки. Даже если получалось, что Джеджун и Чанмин были в разных местах, то эти открытки всегда в этот день приходили к своему получателю. А сейчас в этот день, Чанмин бы многое отдал, чтобы получить их снова, чтобы просто увидеться с Джеджуном, чтобы всё было как раньше. Нет, даже не так - чтобы всё было ещё лучше, чтобы была возможность поверить в его чувства и узнать, действительно ли, для старшего он больше, чем друг, что всё эти слова о любви были правдой. Но это было всего лишь пустой надеждой. - Мин, я пришёл! - раздался из прихожей довольный крик Юнхо, будто, он не домой пришёл, а как минимум на вручение премии. - Мин! Ты где?! Это такое... Он замолчал, когда забежал на кухню и увидел Чанмина, который сидел завернувшись в плед и стирал слёзы, которые предательски бежали по его щекам, а ведь макне не хотел, чтобы их кто-нибудь увидел. Приход лидера был слишком неожиданным. - Эй, ты чего? - спросил Юнхо, присев рядом с Чанмином, приобняв его за плечи. - Нам тут радоваться надо, а он тут плачет. - С чего радоваться? - поинтересовался Чанмин, посмотрев на Юнхо, который здесь быть совсем не должен. - Ты же хотел уйти до завтра... Ай, чего?! - А я тут по-важному, очень важному делу! - Юнхо был в режиме невозможности спокойно говорить и повторно ущипнул Чанмина за щёку. - Ты выиграл Нобелевскую премию? - съязвил младший, прикрыв щёку рукой. - Если нет, то это не важно. - О, ребята! - Юнхо заметил передачу по телевизору и когда показали JYJ, то быстро встал и три раза поцеловал экран. Каждого из группы отдельно. У Чанмина нервно задёргался глаз от увиденного и парень подумал, что лидер просто сошёл с ума, ну или попробовал какую-нибудь наркоту. В последнем он не был уверен, но и сумасшествием лидер не страдал. До этого момента. - Ты чего так? - спросил Чанмин, когда Юнхо начал напевать Sorry-Sorry, соединив её с Mirotic. - Что, вообще, случилось? - Может, я потом об этом пожалею, но сейчас я просто счастлив, - сказал Юнхо. Чанмин подумал, что нужно как-то ему это счастье обломать, но вот только нужно узнать, чему тот так радуется. - Я не могу тебе сказать почему, - словно ответил на мысли Чанмина Юнхо и помахал перед его лицом небольшой валентинкой. - Потому что, если сам не поймёшь, то тут явно кто-то глупый-глупый-глупый... Ой, время! Мне пора бежать - она меня убьёт! - Юнхо выбежал с кухни, положив валентинку на стол и уже из прихожей крикнул, что это сердечко - Чанмину. Дверь за лидером захлопнулась, а Чанмин ещё несколько минут смотрел на край стола, где лежала открытка, размышляя о том, от кого она может быть, если Юнхо принёс её лично. И, вообще, он был каким-то странным, каким-то слишком весёлым, хотя его можно понять - всё-таки счастлив и у него свидание с любимой. И он её, действительно, любит, раз так рискует, если их вдруг кто-то заметит вместе. Но только ради любви, люди совершают такие беспечные рискованные поступки. Передача закончилась и теперь показывали очередную дораму, которая по сюжету специально совпала с этим праздником, о котором там говорили так много, что это стало Чанмина раздражать и он выключил телевизор. Взял в руки валентинку, которая состояла из двух половинок, связанных между собой тонкой ленточкой пурпурного цвета, Чанмин оглядел её со всех сторон, но никакой подсказки от кого она - не было, поэтому он осторожно, стал открывать её, стараясь не повредить бумагу. Ленточка упала на пол, а Чанмин, напряжённо вздохнув, раскрыл бумажное сердце. "Примешь ли ты - сейчас моё сердце? Или растопчешь - бросив под ноги? Поверишь ли ты - в этот раз мне? Или мне опять - будет так больно? Нужен я тебе - или опять дистанция, Останется между - нашими душами? Между жить и быть - есть разница, И без тебя давно - я лишь существую. Ждал ли ты - от меня это послание? Если так это - то нужен ли тебе я? Прости, что я - не держу обещание, Но ты ведь знаешь - я люблю тебя!!!" А в конце была, мелким, таким же знакомым, подчерком приписка: "Если веришь любимому хёну - если есть чувства, то жду тебя сегодня там - где бывает грустно. Ты знаешь, где это место." Чанмин довольно улыбнулся, прижав бумажной сердце к своей груди, подумав о том, что делает это, как влюблённая девушка. Но, ведь, он сейчас так рад, что его заветная надежда превратилась в реальность, что просто не знал, как реагировать. Прыгать от радости, попробовать как Юнхо петь, станцевать что-то? Чанмин вместо этого присел на пол, навалившись спиной на кухонную тумбочку и снова заплакал, но не от грусти, а он того, что был счастлив. Всего одна валентинка, но она была важнее всех предыдущих, потому что, только этой валентинке, Чанмин по-настоящему верил. Юнхо вернулся в общежитие, только поздним утром, и Чанмина в квартире не было. На кухонном столе стояла кружка с пандой и лежала та валентинка, которую вчера Юнхо передал Джеджун. И вчера он отдал не только это, а ещё две папки, о которых просил пока не говорить Чанмину. Юнхо уже знал, что написано на листах, что были внутри. Ради свободы и любимых людей стоит рискнуть всем. Мобильный телефон в кармане завибрировал и Юнхо достал его, чтобы прочитать новое сообщение от Чанмина. "Я самый счастливый человек!!!"