Квест для проклятых 12

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Пэйринг и персонажи:
Элли Смит, human!Тото, Смелый Лев, Страшила, Железный Дровосек
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Даркфик, POV, Hurt/comfort, AU, Дружба
Предупреждения:
Насилие, ОМП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Миди, 32 страницы, 5 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Их прокляли. Теперь они должны умереть. Но Волшебная страна предоставляет им квест в качестве последнего шанса выжить.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Метки:

Дорога, Вымощенная Жёлтым Кирпичом

8 декабря 2018, 15:15
Проснулась я довольно рано, живой – что странно – мобильник показывал семь часов. Страшила сидел у входа в хижину, Терри прогуливался неподалёку. – Я нашёл ручей за теми деревьями, – махнул он рукой. – Зачем он нужен? – поинтересовался Страшила, когда я ушла к воде. – Умыться и попить воды. Иначе никак. – Неудобно быть из мяса и костей, – покачал головой Страшила. – Зато у нас есть мозги, – съехидничал Терри. Они начали какой-то шуточный спор. Я не вслушивалась, так как всё моё внимание поглотил нежно журчащий ручей. Вдруг где-то на грани слышимости мне почудилось еле слышное «помогите». – Тихо! – шикнула я. Они замолчали. Действительно, из чащи кто-то просил о помощи. Мы стали пробираться сквозь кусты, росшие здесь так тесно, как будто они были единым растением. Вскоре нам открылась полянка, на которой, подняв топор, неподвижно стоял настоящий железный человек. Он был идеально сложен, казался совершенно обычным живым существом, вернее, даже настоящим воином. Но его тело покрывали раны от неравной битвы с противной рыжей крысой. Да, при взгляде на мужчину хотелось говорить высокопарным слогом, даже старое двустишие про ржавчину вспомнила*. — Кто ты? — спросил Страшила. — Лесное пугало? И почему ты здесь? — Я Фейр, Железный Дровосек, — ответил мужчина. — Год я простоял здесь неподвижно с тех пор, как заржавел под дождём. Я когда-то любил девушку, работавшую у подруги Гингемы. Ведьма по просьбе той женщины несколько раз заколдовывала мой топор, и тот разрубал меня на части. Только добрый кузнец всегда спасал меня — ковал мне железное тело... Но от колдовского дождя спасти не смог. — Ясно... Некромантия в действии... — пробормотала я и добавила уже громче: — Как тебе помочь? — В моей хижине есть маслёнка, принесите её, пожалуйста, и смажьте меня. Терри сбегал в найденный нами домик и принёс маслёнку, мы вернули Фейру подвижность, потом я спросила: — У тебя есть какое-нибудь желание? — Я хочу получить сердце, которого кузнец сделать не сумел, — признался мужчина, поправляя старую коричневую шляпу, единственную не железную его часть. — Чтобы снова любить свою невесту. — Зачем нужно сердце, если мозги важнее? — изумился Страшила. — А пойдём с нами в Изумрудный город? Великий Гудвин исполнит твоё желание! Мужчина согласился. Он повесил маслёнку на пояс, закинул на плечо свой верный топор и последовал за нами.

***

Фейр оказался интересным человеком: за полдня пути он успел рассказать многое об истории и о растениях и животных этой страны. Последние, оказывается, умели говорить и не уступали в сообразительности людям. К вечеру мы наткнулись на развилку. Жёлтая дорога двоилась: вела и прямо, и направо — в самую чащобу. Посередине стоял дорожный указатель. Он сообщал, что желания исполняются в чаще. — Ну, куда мы пойдём? — спросил Терри. — Указатель зовёт в лес, — я пожала плечами. Это было немного странно, но неизвестно ведь, что считается нормой в этой стране. Страшила и Дровосек были увлечены каким-то разговором и промолчали. Мы, опередив их, стали продираться сквозь кусты, разросшиеся прямо на дороге. Вскоре из леса выступил старый замок. Обветшалые стены, колючие кусты, провалившаяся кое-где крыша и ров с гнилой водой производили впечатление запустения. Ржавые петли и цепи давно уже не держали ничего — двери валялись прямо на потемневшем мосту. Внутри царили паутина и разбитые глиняные горшки. Солнечный свет клочьями висел на пыльных паучьих шалях. Полы протяжно скрипели под ногами. М-да, это точно не Изумрудный город! — Ба га ра! — прорычал кто-то из глубины. — Проклятые явились! Давно не забредали вы в мою обитель! Я Десперандум,** Пожиратель Проклятых! Вы сгинете в моём замке! Станете превосходным блюдом на пиру! Откуда-то появился невысокий толстый мужчина с длинными руками. Он был одет в дикарский плащ из звериных шкур, сапоги с огромными пряжками и большую кастрюлю вместо шлема. Лицо его скрывала грязная бурая борода. — А у дядечки явно мания величия, — прокомментировала я. — Но на всякий случай беж... А-а-а! Договорить я не успела. Внезапно мы провалились в подвал. Хороший сухой подвал. От боли в спине на глаза навернулись слёзы. Но, кажется, я ничего не сломала. Десперандум спустился к нам, закрыл потолочный люк и, усевшись на камень, принялся точить огромный тесак. Мрачное молчание затянулось надолго. Лишь противное "зиг-зиг" по лезвию нарушало звенящую тишину. Терри не сводил глаз с мерно двигавшегося тесака, губы его беззвучно шевелились. Я разобрала слова, которые он бормотал: — "Зиг-зиг" — шанс невелик. "Зиг-зиг" — умрёшь сей же миг. "Зиг-зиг" — друзья, спасите нас. "Зиг-зиг" — пока не пробил час. М-да, то ли он сумасшедший, то ли успокоиться пытается. Надо будет спросить. Я бросила взгляд на потолок. Люк был как будто отодвинут в сторону. В дыре поблёскивало лезвие топора. Вдруг оно полетело вниз. Ржавая кастрюля разлетелась на куски от сильного удара. Голова Десперандума оказалась разрубленной пополам. — Забирайтесь! — крикнул Фейр. К топору была привязана верёвка. Я отправила первым Терри, а потом поднялась сама. Дровосек втянул топор обратно, и мы быстро умчались из чащи. Позже Страшила поведал, как белка подсказала им, где найти спутников, которых они потеряли в пылу спора, как Фейр нашёл замок. А сам Дровосек заметил, что это именно Страшила догадался найти люк и привязать к топору верёвку. Не знаю, кто кому польстил, но они сумели найти и спасти нас, а это главное.

***

На ночь мы остановились под большим деревом, между корнями которого образовалось природное подобие дивана. С утра углубились в следующую чащобу. Здесь сразу стало страшно: свет не проникал под кроны деревьев, острые ветки торчали над дорогой, где-то рядом выли хищные звери, шелестели от их крадущихся шагов кусты. Неожиданно раздался ужасающий рёв, а затем из-за дерева выскочил огромный лев. Он отбросил Страшилу, будто тот был просто мешком. Фейр устоял под его когтистой лапищей — раздался только неприятный, режущий душу скрип. Терри встал передо мной, защищая. Лев раскрыл свою страшную пасть. — Стоп! — крикнула я. — Лев! Ты напал на соломенного Страшилу, на Железного Дровосека... Зачем? Лев молчал. Казалось, ему было стыдно. Он бросил взгляд на свою лапу с затупившимися от удара когтями и опустил голову, спрятав морду за густой рыжей гривой. — Что тебе нужно? — настойчиво повторила я. — Смелости бы немного, чтобы нападать лишь на равных по силе и не трогать слабых, — смущённо пробормотал он, прижав хвост с пушистой кисточкой к задним лапам. Терри озадаченно оглянулся. — Ты это серьёзно? — Да, — ответили мы со львом. — Пойдём с нами в Изумрудный город! Великий Гудвин исполнит твоё желание! — радостно предложил Страшила. — Точно? — осторожно осведомился тот. — Ага! — кивнула я. — Страшила получит мозги, Дровосек Фейр — сердце, ты — смелость, а мы с Терри вернёмся домой! — Или нет. Но попробовать стоит, — добавил Терри. — Как зовут тебя? — спросил лев, разворачиваясь ко мне. — Элли. — Красиво. А у меня имени нет. Просто лев. — Можно называть тебя Лео? Это похоже на льва. — Можно, — довольно жмурясь, пробасил он. — А я? — тут же вклинился Страшила. — Как зовут меня?! — У тебя же есть имя! — удивилась я. — Это будет фамилия, а то некрасиво получается. — Дэниэл, — предложил Терри. — Сокращённо Дэн, Дэнни. А? — Здорово! — пустился в пляс Страшила. — Я буду Дэн! Эй-гей-гей-го!

***

Путешествовать в компании огромного льва поначалу было страшновато (Терри и вовсе держался от него подальше), но вскоре мы к нему привыкли. Я даже рискнула погладить его пышную гриву, когда мы устроились на ночь под очередным деревом. Мы вдвоём устроились у костра, Фейр сидел почти рядом, остальные — далеко. Страшила боялся сгореть, а Лео пугало само существование огня. — Элли, у нас кончилась еда, — сказал Терри, доставая из корзины последние кусочки хлеба. — Я могу поймать кого-нибудь, — предложил Лео. — Хотя вы, странные существа, предпочитаете жареное мясо сырому, но почему бы не поджарить его на вашем костре? — Не надо никого ловить, — покачал головой Фейр. — Сегодня можете поесть орехов. Он указал на дерево, росшее на краю поляны. Дэн и Терри бросились собирать их в корзину. Страшиле трудно было шевелить соломенными пальцами, орехи выскальзывали из его рук, но он упорно собирал и собирал их, получалось всё лучше и лучше. Орехи мы ели на ужин и на завтрак. Дэн набрал их так много, что наша корзина снова заметно потяжелела. Мы шли по неизменному лесу не больше двух часов, когда на нашем пути возник овраг. Широкий и глубокий, с отвесными стенами, он тянулся в обе стороны и не кончался. К нам подступило отчаяние: неужели придётся повернуть назад?! — Это очень большая яма, — изрёк Дэнни, заглянув в овраг. — Мы через него не перепрыгнем. — Я, наверное, смогу, — неуверенно заметил Лео, измерив взглядом расстояние. — Значит, ты перенесёшь нас? — Надеюсь. Кто первый? — Я, — вызвался Дэн. — Элли и Терри разобьются, если ты упадёшь. — А я — нет? — усмехнулся лев. — Садись. Страшила вскарабкался на спину льва, вцепился руками в его гриву. Лео подобрался, готовясь к прыжку. — А разбежаться? — напомнил Терри. — Мы, львы, прыгаем с места, — сказал он и взвился в воздух. Оставив Дэна, он прыгнул обратно. Следующим Лео перенёс Терри с корзиной, потом вернулся за мной. Я схватилась за его гриву и приготовилась бояться, но мощный рывок был слишком коротким для этого. Через мгновение сильные лапы льва уже ударились о землю. Последним и самым тяжёлым был Фейр, чуть не потерявший свою шляпу. Лео немного отдохнул, и мы направились вперёд по жёлтой дороге. За оврагом начался ещё более жуткий тёмный лес. Была почти полная темнота. Все звуки остались там, на другом краю оврага. — Здесь живут саблезубые тигры, — тихо заметил Лео, прижимая хвост к лапам. — Кто это? — живо заинтересовался Дэнни. — Ужасные чудовища, — прошептал лев. — Они намного больше обыкновенных тигров, а их клыки-сабли могут проколоть меня, как крохотного котёнка! О, как я их боюсь! — У нас дома они давным-давно вымерли, — сообщил Терри. — Эх, а тут до сих пор живут, ко всеобщему несчастью, — отозвался Лео. — Я как-то увидел одного — чуть не умер от страха. Через какое-то время мы вышли к новому, гораздо более широкому оврагу. Лев посмотрел на него и сказал, что перепрыгнуть не сумеет. Мы снова не знали, что делать. Вдруг Дэн оживился. — Вон на краю оврага дерево. Фейр срубит его, и у нас будет мост! — Замечательно! Как будто у тебя уже есть мозги! — восхитился Лео. — Нет, я просто вспомнил, что он дровосек, — оправдался Дэнни. Несколько мощных ударов топором, минута коллективных усилий — и мост был готов. Но едва мы ступили на него, как в чаще раздался леденящий душу рёв и из-за деревьев выскочила пара зверей. Они были огромны, а их клыки — бритвенно остры. В их вое слышалось слово «пр-р-р-рок-клятые-э». — Саблезубые тигры! — прошептал Лео. — Переходим, не останавливаемся! — замахал руками Дэнни. Мы невольно ускорились. Внезапно ветка под моей ногой хрустнула, я зашаталась и упала бы, если бы меня не подхватил Фейр. В это время лев развернулся и испустил громогласный рык, заставивший тигров остановиться. Мы кое-как перебрались на ту сторону, но саблезубые пошли за нами. Лео уже приготовился драться насмерть, но Дэнни снова спас положение, крикнув Фейру: — Руби дерево! Тот быстро обрубил верхушку, и наш мост рухнул в овраг вместе с визжащими от ужаса тиграми. — Спасибо! — облегчённо выдохнул лев. — Я уже простился с жизнью. — Не за что, — отмахнулся Дэн. — Вот интересно, мне одному слово «проклятые» слышалось? Дровосек и лев закивали головами, подтверждая. — Это из-за меня, — призналась я. — Гингема знала, что я её убью, и поэтому прокляла меня и моих друзей. То есть вас. Проклятье действует даже после её смерти. — Мы должны умереть? — осведомился Лео. — Похоже на то... Ай! — вскрикнула я. Нога болела жутко. Фейр, осмотрев её, сказал, что это вывих. — Я могу понести тебя на спине, — предложил лев. — Мы же друзья, хоть и проклятые. И ты садись, Терри. Мы устроились на его спине и поехали дальше. — Знаешь, — проговорил мальчишка, обернувшись ко мне. — Я, кажется, начинаю верить, что мы пройдём этот квест. Скоро лес начал редеть. Наконец, мы вышли на берег широкой быстрой реки, другой край которой еле виднелся на горизонте. Здесь можно было, по заверениям Лео, не опасаться тигров. — Агорафобы***, значит, эти зверюги, — себе под нос усмехнулся Терри и уже громче обратился к остальным. — Как мы будем переправляться? — Река — это не суша, по ней нельзя идти пешком, — забормотал Дэнни, приложив палец ко лбу. — Значит... Фейр построит нам плот! — Умно. — Нет, ещё нет. Вот будут у меня мозги, тогда будет умно! — Ты тоже сначала даёшь ему шанс подумать? — спросила я, теребя какую-то травинку. — Ага, пусть развивается, — подтвердил Терри и в компании Лео ушёл помогать Дровосеку. Дэн, которому как всегда не сиделось на месте, нарвал яблок нам на ужин. Они оказались очень кислыми, но приятно разбавили уже приевшиеся орехи. Ещё он принёс мне мой передник, смоченный в холодной речной воде. Компресс, конечно, запоздавший, но боль всё-таки чуть отступила, хотя распухшая нога обещала не один день мучений. Спустя какое-то время я уснула. Подсознание решило, видимо, обобщить события последних дней, потому что снились мне мои новые друзья, водящие хоровод вокруг людоеда Десперандума, радостные жевуны... Потом появилась волшебница Виллина верхом на саблезубом тигре. Она протянула мне нож, которым я ранила Гингему, и произнесла: «Возьми, фея Разящего Клинка, отныне он твой». Утром этот «Разящий Клинок» лежал рядом со мной на траве.

***

Фейр сделал шесты для себя и Дэна (Терри вчера поранил руку и не мог помочь), меня аккуратно перенесли на середину плота, мальчишка сел рядом. Лео осторожно ступил на край, плот накренился и чуть не опрокинулся. Положение спасли Фейр и Дэнни, запрыгнувшие на противоположную сторону. Освещаемые ярким солнышком, мы, наконец-то, поплыли. На другом берегу нас ждала Дорога, Вымощенная Жёлтым Кирпичом, петлявшая среди рощ и полей. Примерно до середины реки всё шло хорошо, но потом она стала слишком глубокой: шесты не доставали до дна, нас понесло по течению. — Это несказанно скверно, — проговорил Фейр. — Так мы попадём в Фиолетовую страну, прямо в рабство к злой колдунье. — И заветные желания наши не исполнятся... — продолжил Дэнни. — Ну, нет! Он со всех сил надавил на шест. Тот глубоко воткнулся в некстати подвернувшуюся илистую отмель, и Дэн, не успевший отпустить шест, повис на нём над водой. А нас несло дальше... Скоро он скрылся за поворотом реки. Тогда Лео был вынужден лезть в воду. Фейр держал его за хвост (больно, наверное, было льву), и мы очень медленно, но всё же плыли к берегу. На мели я стала помогать им шестом. Это была трудная переправа. Выбравшись на берег, мы дружно повалились на землю. Лев хотел просушить намокшее брюхо, остальные просто отдыхали. Через какое-то время мы побрели против течения туда, где остался наш друг. На этот раз меня нёс Фейр. Терри и Лео запинались в густой траве, первый даже падал пару раз. И всё-таки мы дошли. Дэнни раскачивался на своём шесте в месте с самым сильным течением. Шест уже начинало подмывать, он покосился, и Страшила висел, почти касаясь воды сапогами. — Как ты там? — крикнул Фейр. — А-а е-у! — последовал ответ. Вероятно, это расшифровывалось как «пока вишу» или «пока держусь». Мы заметались по берегу в поисках средства спасти его. Ничего! Совсем ничего... Однако минуло какое-то время, и мимо нас величаво пролетел аист. — Э-эй! — Терри отчаянно замахал руками. — Мистер Аист, подождите! Птица с важным выражением лиц... клюва? морды?.. Короче, с осознанием собственной важности приземлилась перед нами, закрыв один глаз. — Пожалуйста, помогите достать нашего друга с шеста на реке! — А что он там делает? — зевнул Аист. — Висит. Помогите, пожалуйста! — нетерпеливо перебил Терри. Аист недовольно зыркнул на него, но полетел. Он без труда преодолел большое расстояние и перенёс Дэнни на наш берег. Мы по очереди пожали его тонкую лапку и продолжили наш путь. Жёлтая дорога пряталась в поле, поросшем маками. Их были тысячи, миллионы, миллиарды... И пахли они сладко-сладко, манили прилечь отдохнуть, погреться под солнечными лучами. Я опустила голову на плечо Фейра. Хорошо, когда кто-то несёт тебя — можно спа-ать и слушать шёпот цветов... Шёпот? Они тоже шепчут слово... — Проклятые! — закричал Дровосек. Все побежали. Кто-то, кажется, упал за спиной Фейра. Дальше наступила темнота.

***

Дико болела голова. Опять. Веки казались красными — должно быть, солнце светило в глаза. Ощущения были так себе. Неподалёку Дэнни и Фейр обсуждали что-то. — ...не хочу терять, — закончил дровосек фразу. Интересно, о чём это он? — Ладно, — беззаботно отмахнулся Страшила. — Как будем вытаскивать Лео? Мы не смогли его поднять! Я села и огляделась. Мы находились в поле с обычными лютиками, колокольчиками и ромашками. Зловещие маки алели где-то далеко. Терри и остальные сидели под соседним деревом и негромко говорили. — Как ты? — спросил мальчишка. — Как Спящая красавица после столетней спячки, — отшутилась я. — Где Лео? Вы не вытащили его? — Он чересчур тяжёлый, — вздохнул Дэнни. В это время в кустах послышалась приближающаяся возня, и к нам выскочила крупная мышь в красной мантии. В зубках она сжимала крохотную золотую корону. За ней мчался здоровущий кот. — Прыгай! — Я подставила руки. Мышка взлетела ко мне на плечо, а кот затормозил под грозным взглядом Фейра. — Нельзя обижать тех, кто меньше тебя! — сурово заявил Дровосек. — А что я есть, позвольте поинтересоваться, буду? Что? — несколько истерично вопросил охотник. — Рыбу. Она у вас вроде не разговаривает, — пожал плечами Терри. Кот смерил его высокомерным взглядом и ушёл, независимо задрав пушистый хвост. Мышка спустилась по моей руке на землю и, надев корону, сказала: — Благодарю вас за спасение, добрые существа. Страшно представить, что было бы, останься народ без королевы! — Вы Рамина? Королева полевых мышей? — удивился Фейр. Она с достоинством склонила головку и продолжила: — Как я могу отблагодарить вас за спасение? — Помогите нам спасти нашего друга Лео! — выпалил Дэнни. — Он лев и заснул в маковом поле. — Как же мы сможем это сделать? Он же огромен! — Мы вполне разделяли изумление королевы Рамины. На этот раз его воображение зашло слишком далеко! — Очень просто: Фейр построит телегу с колёсами, много-много мышей принесут по нитке, мы привяжем нитки к телеге и к их хвостам, положим на неё льва, а мыши вытянут его! План показался удачным. Рамина позвала мышей. Тут же объявилась куча её подданных: большие мыши, малые мыши, мышата, даже старуха-мышь, свалившаяся на землю, едва успев поклониться королеве. Рамина отправила всех за нитками, а бабушку заботливо попросила остаться. Тем временем Дровосек сооружал примитивную тележку. Когда мыши вернулись, начались наши мучения: привязать нитки к мышам, привязать их к тележке, распутать нитки хулиганистой мышиной молодёжи... Потом мыши отвезли тележку в поле, Дэн и Фейр с трудом взгромоздили туда Лео, затем Дровосек подталкивал их к спасению. Несколько мышек, конечно, уснули в поле, но льва всё-таки вытащили. Мыши перегрызли нитки, забрали уснувших и разбежались. — Вы очень хорошие друзья! — отметила королева Рамина. — Могу я узнать, кто вы? — Я Дэниэл, а это Фейр, Терри, Лео и Элли, фея Разящего Клинка, — гордо произнёс Страшила. — Откуда ты знаешь? — воскликнула я. Ещё ведь никому не говорила! — Мне старая фея приснилась и рассказала, — спокойно пояснил он. — В нашей стране появилась новая фея! — обрадовалась королева. — Что ж, мы, феи, всегда помогаем друг другу. — Она извлекла откуда-то и протянула мне небольшой серебряный свисток на изящной цепочке. — Подуй в свисток, и я — к вашим услугам. Рамина покинула нас, отправившись по своим мышиным делам. Вскоре проснулся Лео. Услышав историю своего спасения, он проговорил: — Мыши... Я, большой и сильный, всю жизнь презирал этих маленьких созданий, а они спасли мою жизнь! А ведь всё просто: они вместе, поэтому могут многое!
Примечания:
*Коррозия – рыжая крыса –
Грызёт металлический лом. © В.С. Шефнер.
**Desperandum — отчаяние (лат.)
***Боязнь открытых пространств.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.