his own light +22

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Основные персонажи:
Бён Бэкхён, Пак Чанёль
Пэйринг:
Чанель/Бэкхен
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Философия, PWP, Hurt/comfort, AU, Мифические существа
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Кажется я нашел то, что полюбил больше моря. Могу ли я остаться в твоем мире с тобой навсегда?

Посвящение:
Йолю и Ббх

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ну такое

18.11.17 №39 в топе «Слэш по жанру Философия»
11 ноября 2017, 00:30
Чанель любил море с самого рождения. Глубокое и таинственное, неизвестное, оно всегда влекло его к себе какой-то магической, даже мистической силой. Любил бушующие волны, бьющиеся о скалы, завывающий холодный ветер, пробирающийся через одежду, посылая по телу мурашки. Он приходил посидеть в одиночестве в маленькую бухту каждый день, приносил с собой холст, краски всевозможных тонов синего и рисовал. Будучи оборотнем Пак был очень вспыльчивым, и ничто не успокаивало его так, как прикосновение кисти к листу бумаги, выведение плавных линий. В такие моменты он чувствовал свободу и легкость. А ещё Чанель любил легкий туман, расстилающийся над поверхностью моря, словно призрак.

Ему нравилось чувство умиротворения и душевного спокойствия, но чего-то не хватало. Чего-то очень трепетного, нежного и трепетного. Любви. Чанель не гнался за ней, но именно сейчас ее стало смертельно не хватать, как глотка воздуха.

Проведя в своих мыслях слишком много времени, он даже не заметил, как давно стемнело. Оборотень начал собирать все свои вещи, готовясь поехать домой, хотя это место таковым даже язык не повернётся назвать. Маленькая квартирка на окраине города, вечно холодная и сырая постель, еда быстрого приготовления, обшарпанные обои, в следах от когтей и неработающий телевизор, видимо оставшийся после прежнего владельца; десятки картин, наваленные друг на друга, из-за банальной нехватки места. Разбросанные потрёпанные изображения русалок, фей, эльфов и других мифических существ, которые были ещё одним увлечением Чанеля, от которого он буквально начинал сходить с ума. Томительные сны, где он плавится от их многочисленных прикосновений, голосов и поцелуев, стали его частью, без которой он, скорее всего не сможет больше жить или хотя бы просто существовать.

Устремив свой взгляд на воду, у Чанеля сперло дыхание. Серебряный свет освещал все жгучим блеском, и все его сны, фантазии, будто покинули рамки воображения, вторгаясь в реальность. Полнолуние, в этом он был точно уверен. За все время, проведённое в бухте, ни разу ещё ему не удавалось запечатлеть такую картину, потому что он всегда успевал уйти до появления луны.

Бросив собранные вещи на землю, он не мог отвести взгляда от вдруг стихшего моря, такого гладкого и спокойного, влекущего. И ничего, что сейчас ноябрь, ночь, и слышно чьё-то тихое пение из глубин моря; Чанель, будто ведомый отражением луны в воде, направился прямиком в нее, не чувствуя ни холода, ни странности всего происходящего, и погрузился с головой. Закрыв глаза, он опускался все глубже и глубже, выпуская последний воздух из своих лёгких, пока не почувствовал чьи-то горячие руки, вытягивающие его из этой засасывающей пучины. Пелена с глаз исчезла, будто ее и не было, после чего пришло осознание всего происходящего. Липкий страх начал парализовать его тело, хотелось бежать и бежать подальше от этого места, спрятаться где-нибудь, но руки, те самые руки, которые его вытянули, не отпускали, а прижимали к себе все сильнее и сильнее, успокаивая, даря забвение. Силы начали покидать тело Пака, и он так и заснул в объятиях своего неизвестного спасителя.

***



Оборотень проснулся от чего-то тёплого и сухого, касающегося его лба. Приоткрыв веки, он увидел нечто прекрасное и волшебное, будто светящееся, с мягкими, как он предполагает, на ощупь огненно-рыжими длинными волосами, розовыми пухлыми губками и миленьким носиком. Этот кто-то только что поцеловал Чанеля в лоб, проверяя наличие температуры, которой не оказалось. Миниатюрный фейри отстранился, смотря глубоко в глаза Паку, словно ища на что-то ответ, но так его и не найдя, попытался встать с кровати, но его остановила большая ладонь, словно прося остаться.

— Ты такой чудесный, — Чанель погладил нежную кожу и поддался вперед, соприкасаясь губами в легком поцелуе. Фейри отстранился первым, слегка покраснев. — Как тебя зовут?

— Б-Бэкхен… Можно просто Бэк, — смущающийся фейри, что может быть прекраснее? Он заправил длинную огненную прядь изящным движением, открывая свои заострённые ушки. Отвел взгляд от Пака, потому что тот слишком… Слишком сексуальный: отсутствие одежды, растрепанные волосы после сна и большие выразительные глаза. Фейри наблюдал за оборотнем уже около десяти лет, с того самого момента, как увидел его на своём месте в крошечной бухте. Он решил, что не покажет себя, пока Чанель не почувствует его присутствие каким-то образом, но обстоятельства сложились другим образом, чему Бэк был даже благодарен. Мысль о том, что он может потерять этого прекрасного волка, встряхнула его и заставила действовать не умом, а сердцем, которое желало Пака рядом. И сейчас он может видеть его в своем волшебном лесу, в своем маленьком мирке, да что уж там говорить, в своей кровати.

— Бэкки, как мило, а меня Чанель, — оборотень не смог сдержать своей улыбки и тихого смеха. — Спасибо, что спас меня. Я правда благодарен тебе, потому что сейчас я могу тебя видеть, такого смущенного и миленького. Бэкхен, ты серьезно такой милый, знаешь? — Пак снова приблизился к лицу фейри, который прикрыл его маленькими ладошками, и слегка дунул в ушко.

— Ой! — Бэк вскрикнул, потому что уж точно не ожидал такого действия от волка. — Перестань смеяться.

— Прости, просто мне хочется заставить тебя смущаться еще больше, — Чанель подхватил Бэка под бедра и посадил на себя, удивляясь его легкости. Фейри обвил свои руки вокруг шеи оборотня и потянулся за поцелуем, но Пак, дразня, уклонился, еще и еще, после чего почувствовал укус в шею и, поняв намек, все-таки поцеловал. Сначала лишь слегка прикасаясь, пробуя, потом сминая губы в нежном и невинном поцелуе. Они никуда не спешили, делали все медленно, размеренно, в полной мере наслаждаясь вкусом друг друга. Волк оттянул нижнюю губу Бэка и отпустил с характерным звуком. Этот звук эхом отскакивал от стен и легкая дымка начала застилать глаза обоих, создавая волшебную атмосферу вокруг них. Их взгляды пересеклись на секунду, но этого стало вполне достаточно, чтобы все понять. Пак быстро избавил Бена от одежды, чуть ли не разрывая ее, любуясь на молочного цвета мягкий животик, пышные бедра и аккуратный член.

— Прекрасный, — Чанель уложил Бэкхена на кровать, и, сидя на коленях, притянул фейри к себе, взяв за лодыжки, до соприкосновения аппетитных ягодиц к паху, издав тихий стон в унисон с Беном. Придавливая своим весом его тело, волк наклонился к ушку Бэкки и поцеловал мочку, вбирая ее в рот и посасывая, слыша прерывистое дыхание под ним. Спустился поцелуями на шею, засосал нежную кожу, оставляя свои метки, потому что Бен теперь только его. Фейри, понимая это, сдавленно простонал и вплел свои руки в волосы оборотня, притягивая к себе за глубоким и страстным поцелуем, сталкиваясь языками, кусая губы друг друга до крови, потому что это все слишком для них. Пак нехотя отстранился и продолжил свою муку из легких поцелуев, спускающихся по груди Бэка, обводя один чувствительный сосок языком, а другой слегка сжимая пальцами, услышал чувственный громкий стон, выходящий из приоткрытого влажного рта фейри. Ведя языком по мягкому животу, волк достиг паха Бена, дуя на покрасневшую головку и облизывая ее, чуть посасывая, словно сладкий лед, который Чанель всегда любил покупать летом.

— Чанни, пожалуйста, — фейри весь извивался на мятых простынях, сжимая их маленькими кулачками от переизбытка эмоций. Так хорошо ему еще никогда не было, и никто другой не сможет сделать так, потому что эти двое были созданы друг для друга и они чертовски горячо смотрелись вместе. И они это прекрасно понимали.

— Что пожалуйста? — оборотень открыто издевался над своим фейри, слегка ухмыльнувшись.

— Я хочу тебя… Заполни меня собой, мне так хочется этого, — Фейри перевернулся на живот, приподнимая бедра и виляя ими, показывая свое нетерпение и желание.

— Блять, Бэкхен, что ты творишь… — оборотень надавил еще сильнее на поясницу, открывая себе лучший вид на сжатое колечко мышц. Прижавшись к фейри, он завел его руки за спину, поднося свои пальцы к покрасневшим от поцелуев губам и Бен, поняв, вобрал их в горячий плен, облизывая и покусывая подушечки, обильно смачивая собственной слюной для плавного и более безболезненного входа. Пак вытащил их и повернул голову фейри к себе для глубокого поцелуя, одновременно проталкивая первый палец, чувствуя тесные бархатистые стенки, и буквально сошел от этого с ума. Тихие стоны, исчезающие в его собственном рту, были словно усладой для ушей. Немного подождав, волк добавил сразу два пальца, и видимо задев простату, еле удержал тело под ним, потому что Бена начало судорожно трясти от такого острого попадания. Чанель вытащил пальцы из ануса и надавил на спину Бэкки, заставив того лечь грудью на кровать, а руки так и оставил за спиной, сжимая их одной собственной.

Плюнув на свободную ладонь, он размазал свою слюну по члену и начал плавно входить, миллиметр за миллиметром, чтобы доставить фейри как можно меньше боли. Заполнив его до конца, Пак остановился, что давалось с большим трудом, потому что Бэк был чертовски сексуален, и дал ему немного привыкнуть. Бен слегка повел бедрами, насаживаясь, таким образом давая волку разрешение двигаться. Чанель начал плавно толкаться в фейри, мягко вбивая его в кровать, и слушая самую прекрасную музыку в своей жизни — мелодичные стоны Бэкки и тихие поскуливания. Пак оттянул ягодицу в сторону, открывая вид на раскрасневшуюся дырочку, обхватывающую плотным кольцом его член и зарычал своим глубоким, проникновенным басом, и стал двигаться быстрее, увеличивая амплитуду толчков. Голоса этих двоих переплетались в идеальном сочетании между собой, создавая прекрасный дуэт. Чувствуя скорую разрядку, оборотень сорвался на бешеный темп, Бэкхен почти сразу же излился в ладонь Пака, сжимая его еще больше, и через пару-тройку толчков Чанель заполнил фейри своим семенем, слегка оттянув на себя за рыжие волосы, продолжая плавно двигаться, размазывая сперму по стенкам ануса. Не выходя из тела Бена, Пак лег вместе с ним на бок, прижимаясь сзади и накрывая легкой шелковой простыней темно-зеленого цвета.

— Бэкхен, — волк наклонился к ушку, прикусывая заостренный кончик.

— Ммм… — сил не осталось даже на простой утвердительный ответ, так что удалось только промычать.

— Кажется я нашел то, что полюбил больше моря, — волк заметил самую прекрасную улыбку на губах фейри. — Могу ли я остаться в твоем мире с тобой навсегда? — в ответ слыша, тихое, но такое необходимое «да».

Потому что Бэкхен намного лучше света порочной луны. Потому что Бэкхен — его собственный свет.
Примечания:
Это что-то странное, непонятное и слишком быстрое
но надо было с чего-то начать
и все-таки первая нц, не бейте