Дожить до утра +38

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Oxxxymiron, SLOVO, Versus Battle (кроссовер)

Пэйринг или персонажи:
ОксиГнойный
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Психология, AU
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Зря вы отмахиваетесь, Мирон Янович.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Соулмейт ау, где если твоя родственная душа ебет*я с кем-то другим, то ты начинаешь задыхаться.
14 ноября 2017, 23:10
Итак, этот день настал. Историческая хуйня, баттл двух масштабных площадок, VERSUS против SLOVO, Великий и Ужасный Оксимирон против Славы КПСС. Толпа жаждет зрелища, им нужны победитель и побежденный, им нужна битва титанов и титаны выходят на арену, на радость возбужденным зрителям. Всё вокруг воет, свистит, воняет перегаром и потом, всё вокруг в ожидании мощного разъеба.

Ресторатор затыкает всех. Ресторатор что-то бубнит. "Пошумим, блять!" - кричит он и толпа взрывается новым криком. МС слева - самоуверенный Слава, МС справа - столкнулся с ним взглядом и потерялся в ощущениях. Это еще что за черт? Терять самообладание на баттлах не хорошо, Мирон. Опомнись! В груди неприятно кольнуло. Наверное, сердце шалит от перевозбуждения, сейчас отпустит.

Зря вы отмахиваетесь, Мирон Янович.

Воистину историческая хуйня, не поспоришь. Напряжение ощутимо физически, взгляды метают молнии, слова бьют пощечинами по лицу и сочатся ядом. Кажется, будто сейчас грянет гром и пол разверзнется под ногами зрителей, оставив только островок, где царствуют сложные сплетения слов, превращенные в панчи.

Подводить итог невероятно трудно. Судьи всё ещё растерянны, все пребывают в состоянии прострации, животная жажда крови отпускает.

"5:0, победил Гнойный" - звучит как приговор и все выдыхают. На троне нескладная цапля, у ее ног поверженная карлица. Хоть картину пиши.

И в ночь после баттла Мирон лежит на большой кровати, высверливая в потолке дыры, и скрупулезно перебирает каждое слово всех своих раундов. Где налажал? В чем ошибся? А потом вдруг вспоминает про боль в груди. Какого хрена?

"Так человек понимает, что нашел своего соулмэйта, Миро," - говорит ему голос из головы. Да что он понимает вообще! Сидит в лысой черепушке и неизбежно тонет в море строчек, воспоминаний, идей, вопросов. Кто из них двоих еще более безумен?

И вдруг Федоров чувствует, что не может сделать вдох. Паника. Горло сковывает железной хваткой, в висках пульсирует кровь. Мирон хватает руками простыню, кожа белеет, пальцы дрожат. Он уверен, что будь здесь зеркало, в отражении его бы встретило синеющее лицо с выпученными от ужаса глазами. Зеркала здесь нет, но эту картину он видит четко и от этого становится реально страшно. Не сдохнуть бы.

Проходит где-то минуты четыре, но еще никогда время не было таким тягучим и липким. У Мирона получается иногда вдыхать, поэтому надежда встретит рассвет еще держится.

Невидимая рука отпускает горло так же неожиданно, как и начинала душить. Мирон жадно и глубоко дышит, пытаясь успокоить колотящее сердце. Легкие горят, одежда промокла от пота, руки сводит. Ему нужно выпить, определенно, или выйти на балкон, а может и все сразу. Он стягивает футболку и надевает попавшийся под руку бомбер. Захватывает из тумбочки виски и кое-как выбирается на свежий воздух. Сил почти нет, но легкие никак не насытятся кислородом. Хотя здесь спокойно, хорошо даже. Внизу город копошится, его горящее живое сердце колотится, люди шуршат, машины шуршат и все вместе они тоже шуршат. Умиротворяет.


Проходит неделя после баттла. Ютуб пестрит разборами и реакциями на такое громкое событие, а у Славы тут событие по-круче. Он нашел родственную душу, назначенную ему судьбой, и он делает глоток пива. Окей, он ведь давно её искал, ждал, мечтал об этом, как гребанный подросток. Еще глоток. Даже был готов принять, что она может оказаться НЕ девушкой, подумаешь. Ещё один глоток. Но...Мирон?

Гнойный опустошает всю бутылку залпом и открывает новую. Ну что за пиздец! Нет, так не бывает. Не может быть соулмэйтом человек, которого ты презираешь. Судьба, она, конечно, та еще дама, но не конченная же сука, в самом деле. Херня. Просто совпадение, не больше. Окси не его соулмэйт, точно.


Мирон задыхается четвертую ночь подряд. Сваливать это на расшатанное здоровье уже глупо. Очевидно, что его родственная душа ебется с другими, он погуглил. Поэтому другого варианта, кроме как позвонить, больше не находится.

Трубку Слава берет не сразу, Мирон успевает миллион раз передумать и хочет уже сбросить вызов, но раздается хриплый голос:

- Алло?

- Здравствуй, Слава. Это Мирон Федоров, - как можно более спокойно и строго говорит Окси.

- Серьёзно?

- Более чем.

- Охуеть. Звонишь, чтобы успокоить свое уязвленное эго?

- Звоню, чтобы поговорить о... соулмэйтах, - на том конце Гнойный тупо смеется и считает Мирона придурком.

- На романтику пробило? Может лучше парню своему позвонишь, как там его...

- Замолчи, Слава. Ты прекрасно понял о чем я.

- Мало ли что я там понял. Херня это всё. Просто совпадение, Оксанка, не очкуй. И... не звони мне больше, окей?

Гудки заставляют сердце Федорова биться чаще и не в том смысле, в каком об этом говорят в романах. В голове вместо привычной кучи мыслей и текстов всего одна четкая фраза:

"Ну, пиздец теперь".


У Славы намечается тройничек. Он безнадежно пьян и дико хочет трахаться, его руки шарят то по талии одной девушки, то по бедрам другой, то сжимают упругую грудь, то ласкают нежную шею. Он путается в ощущениях, путается в мыслях, в словах и вообще едва ли понимает что происходит. Чисто инстинкт, чисто животное желание.

"Переживет ли это мой соулмэйт" - проносится в его голове, но додумать нет ни сил, ни времени.


А Мирон уже не надеется дожить до утра.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.