In the cold light of morning.

Слэш
PG-13
Заморожен
8
Yiry_Ray автор
Реклама:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Описание:
Если бы окна спальни в доме Гарри выходили прямо на окна дома напротив из-за слишком узкой улицы.
Посвящение:
Написано для Тани Грищенко. Даже если разочарую, знай, я старался.
Примечания автора:
По мотивам зарисовки: https://vk.com/wall-90893580_1462
Автора благодарю за вдохновение.
Группу Placebo за атмосферу.
___________
Гарри Харт пребывает в депрессии. Светлый луч первое время режет глаза, как это обычно бывает спросонья. Но потом мир обретает другие краски.
Очень плавное развитие. Любителям жанра "хоп и сразу всё получилось" рекомендую пройти мимо.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 6 Отзывы 8 В сборник Скачать

Рассвет.

19 февраля 2018, 14:04
Настройки текста
Примечания:
АУ, в котором Гарри Харт преподаватель в университете, Гэри Анвин ученик выпускного класса.
Холодный утренний свет, не желая разрушить Сонное Царство, неторопливо прокрадывается меж неплотно закрытых створок окна, пробирается в образовавшуюся щель штор, чья шёлковая ткань так безропотно поддавалась сентябрьскому ветру, размыкаясь. Постепенно окутывая всю комнату, он осторожно скользит по стенам, словно лаская каждый изгиб узора на обоях, забирается на кровать, покрывая неторопливыми поцелуями каждую складку постельного белья, обнимает мирно спящего мужчину и прижимается к нему как можно теснее, выбеляя и без того светлую кожу. Рассвет ложится на плечи Гарри Харта, становясь единственной ношей, чей вес не давил на спину, не заставлял задыхаться в серости однообразных будней, лишь пробуждал ответное чувство благодарности или, может, даже любви, грани которой стирались каждое утро и забывались под вечер, чтобы потом вновь обрести чёткость во время полуночного боя часов. Каждое воскресенье ровно в девять часов Гарри всегда распахивал до конца шторы и закрывал окно, будто надеясь сохранить призрак уходящего тепла. Но даже чашка кофе, об которую он тщетно пытался согреть пальцы, казалась холодным фарфором, совсем бездушным. Жизнь потеряла краски, а новый смысл не спешил раскрасить холст бытия яркими цветами. Еда казалась пресной, книги не впечатляли, музыка, к которой Харт никогда не был равнодушен, не вызывала ни одной эмоции. Внутри поселилось безразличие, степень которого грозилась достичь абсолюта, засевшее настолько крепко и глубоко, что можно было сочинять пророчество будущего слияния апатии и грудной клетки. И Гарри уже почти смирился с течением безграничной серости и невеселой перспективой, едва ли лелея мечту возродиться из пепла. Надежда угасла каждый день, лишь на кончике свечи ещё тлея угольком. Галахад, как уже успели окрестить мужчину студенты, привык проживать каждый день по одному и тому же сценарию. И даже не думал, что в какое-то утро обычный распорядок изменит свой ход. Окна в спальне выходили на соседский дом, но, изученный до мельчайших трещин краски, тот не вызывал интерес. Ровно до того момента, пока в ожидаемый пейзаж не добавилась новая деталь, менявшая всю суть и образ картины. На подоконнике, прикусывая кончик карандаша, сидел юноша лет восемнадцати, вряд ли больше. Гарри не мог вспомнить его, хотя и пытался. Объявлений о продаже дома мужчина не видел, да и с соседями общался всего несколько раз за всё время. Именно поэтому появление кого-то нового привлекло его внимание, заставило мозг строить теории, предполагать, куда делись предыдущие жильцы, кто этот молодой человек и откуда он взялся. Словно почувствовав на себе чужой пристальный взгляд, парень поднял голову, ловя интерес Харта и будто усиливая этот невероятный магнетический эффект. А потом соседский мальчик улыбнулся, помахав рукой в знак приветствия. Забыв, как выглядят яркие цвета, Гарри вдруг ощутил их кожей. Воздух стал сладковатым на вкус, как-будто кто-то растворил в чашке кофе слишком много карамели. Но ожидаемой приторности не последовало. Наваждение не ушло даже тогда, когда Гарри кивнул в ответ. Он уже было собирался отойти от окна, но не смог. Нечто внутри оказалось сильнее, не позволило сдвинуться с места. А негласный собеседник опустил голову, переворачивая лист в альбоме, что покоился на обтянутых джинсовой тканью коленях, и что-то старательно вывел на белоснежных листках. Пальцы прислонили арт-бук к стеклу, демонстрируя послание. "Привет", - гласил карандашный неровный шрифт, обведенный несколько раз, чтобы было лучше видно. Под словом красовался смайлик, вызывая на лице улыбку и пропитывая начинавшееся воскресное утро юношеским задором, от которого по телу пробегало колкое электричество, задевая каждый нерв, заряжая бодростью получше душистого зернового напитка. От окна Галахад всё же отошёл, но только для того, чтобы найти чистую тетрадь и ручку. Ответ не заставил себя долго ждать. Повинуясь неведомой силе, мужчина коснулся листа, оставляя на бумаги следы чернил. Стоило поднять только взгляд, как рука молодого человека из дома напротив перевернула лист. Слегка прищурившись, Гарри смог разобрать чуть более бледные буквы, нежели на предыдущей странице. "Я Эггси". Эггси... Несколько раз про себя мужчина повторил это имя, один раз даже решившись выдохнуть, чтобы попробовать на вкус, растереть звук по нёбу. Ненадолго замешкавшись, он дописал свой ответ и поднял тетрадь так, чтобы юноша смог его прочесть: "Доброе утро, Эггси". И только потом Харт задумался о том, что ему тоже не мешало бы представиться. Юноша годился ему в сыновья. Само по себе это требовало указания полного имени, соблюдения правил, установившихся в обществе. Но складывающийся формат своеобразного разговора к тому совсем не располагал. "Я Гарри". Рука сама останавливается на имени, не позволяя продолжить. Тяжелый выдох вырывается из груди, а сердце трепетно замирает в ожидании, пропуская удары, а потом будто пытаясь наверстать упущенное, ускоряет пульс, бьющий в висок, раздававшийся шумом в ушах, заглушая все остальные звуки. А после тишина разверзлась, осыпаясь на пол мелким стеклом. Неосознанный страх, что вот на этой короткой своеобразной в двадцать первом веке переписке всё и закончится, не успев возникнуть в полной мере, рассеивается, растворяется в небытие. Едва ли мужчина мог объяснить даже себе, что могло начаться. Абсолютно детское предвкушение чуда, противоречащее здравому смыслу, что так ехидно повторял одни и те же слова, затмевало всё реальное, заменяя обыденное чем-то волшебным. В голове начинает играть мелодия, которую Гарри никогда не слышал, но хотел бы, чтобы та не заканчивалась. Душа, невнятная материя, чьё существование преподаватель литературы ещё недавно для себя ставил под сомнение, хотя и рассказывал студентам о её совершенно неожиданных проявлениях, расчленял саму суть, разделяя её на множество деталей, после чего заново собирал подобно пазлу, являя каждый раз картину, описанную глазами очередного творца, трепетала где-то под ребрами, доказывая своё существование. Всё внутри ликует, радуется, расцветает, игнорируя осенний пейзаж за окном. Эггси пишет ответ, всё также прислоняя альбом к стеклу: "Рад знакомству". Вряд ли Харт мог описать, как рад он. Впрочем, с чего бы? Разнообразие? Действительно симпатичный сосед? Теперь собственное волнение, мгновение назад казавшееся приятным наваждением, начинает раздражать. Непривычная беспечность, куча собственных противоречий, внезапно прорезавших сознание, впившихся под черепную коробку острыми иглами, совершенно неуместное легкомыслие и ещё целая лавина невнятных причин заставляют вздрогнуть, отпрянуть от окна. "Я тоже рад", - против воли отвечает мужчина, продолжая вести внутреннюю борьбу, но теперь совершенно не понимая, на какой стороне воюет. Да и за что сражается он тоже не знает. "Удачного дня, Эггси", - аккуратный почерк ложится на лист, столь же сухой, как выведенный ответ. А после Гарри Харт задергивает шторы, на прощание коротко кивнув новому соседу. Он ругает себя, повторяя вновь и вновь, что так вести себя нельзя. Не в его возрасте. Нет, просто не ему. А мысли вертятся ворохом, заглушая ту прелестную мелодию, ещё недавно игравшую в голову, обрывая её на середине, обращая ноты в прах. И даже кофе в это утро горчит немного сильнее.
Реклама:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Какая прелесть! Наконец-то я дождалась, причем мои ожидания оправданы - чудесная глава. И, что еще приятнее, никаких быстрых развитий отношений, все происходит плавно. Буду ждать каждой главы аки Хатико. Крепкое МУА тебе в щеку за такой приятный сюрприз с утра ;-)
автор
Yiry_Ray
>**Таша Гри**
>Какая прелесть! Наконец-то я дождалась, причем мои ожидания оправданы - чудесная глава. И, что еще приятнее, никаких быстрых развитий отношений, все происходит плавно. Буду ждать каждой главы аки Хатико. Крепкое МУА тебе в щеку за такой приятный сюрприз с утра ;-)

О, mon cher, ты вынуждаешь меня прямо по прибытию домой сесть за новую главу.
Рад, что тебе нравится.
Спасибо. <3
Реклама:
автор
Yiry_Ray
>**_Angely-Virginia.de Grande_**
>Автор ... а продолжение будет ?

Будет, если автору помогут. Х)
Доброго дня, автор!
Пишет Вам человек, совершенно не знакомый с фэндомом, поэтому мнение будет мое не совсем полное.

Начну с того, что описанная ситуация с тем, как познакомились герои, достаточно милая, простая и несколько наивная. Однако для иней разглядеть ее было достаточно муторно из-за обилия уж очень пафосно-ванильных описаний. Не знаю как это лучше сформулировать, но скажем так: будь все написано с меньшим пафосом, то работы была бы легче. Лишние сравнения, обращения к высоким материями и тому прочее - это конечно хорошо, но тут оно получилось много, но очень скомкано и не очень... скажем, не очень грамотно.

И вижу, что уже почти год нет продолдения, что, конечно, для обитателей этого в долота печально. И если у вас вновь появится вдохновение дописать работу, то советую вам обратить внимание на эту главу и немного не откорректировать.
А так в целом неплохо, но есть куда расти.
Так что вдохновения вам, автор! И не мучайте своих читателей :3
Доброго времени суток с фестиваля отзывов.

Количество фанфиков по Хартвину, которое прилетает мне в лицо каждый новый фестиваль, просто поражает, поэтому я уже не могу писать отзывы объективно: слишком надоел пейринг, чтобы трезво и без предрассудков оценивать работы. Я за пару месяцев уже учитался ими, вот честное слово, а потому буду суховат на эмоции касательно Вашей работы.

Сонгфиг... Я слушал в своё время Placebo и даже сейчас, читая работу, решил вспомнить о них, однако мне лично не показалось, что их можно включить фоном так, чтобы читалось и звучало органично. Ну вот не ложатся текст и слова. Может быть, дело в том, что депрессия Харта какая-то ненатуральная. Вообще, довольно трудно писать об экзистенцентральном кризисе или кризесе среднего возраста, когда сам не переживал его. То же самое касается депрессии. Текст не вызывает никакого душевного отклика, никакого сочувствия к Харту я лично не почувствовал - не потому что я чурбан такой бесчувственный, а потому что накиданные кое-как описания, кашей наложенный и неумело утяжелённые. Бывает такое, когда текст угнетает - это эффект, создаваемый словами. А у Вас он просто неуместно тяжёлый для восприятия, оттого откровенно неинтересный.

Харт не в характере. Не только потому что Вы не справились (имхо) с задачей реализации депрессии героя, но и потому что выход из этой депрессии находится как-то быстро. Да и вся ситуация эта... Мило, конечно. Но не в духе ни Гарри, ни Гэри.

Облегчите текст, уделите больше внимания качеству языка, пытайтесь в канон - тогда всё будет нормально. Из всего произведения понравилась только одна фраза: "Забыв, как выглядят яркие цвета, Гарри вдруг ощутил их кожей".

Удачи.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: