Колыбельная +4

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Naruto

Основные персонажи:
Ирука Умино, Какаши Хатаке (Копирующий ниндзя, Шестой Хокаге)
Пэйринг:
Какаши/Ирука
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, AU, ER (Established Relationship)
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Спой мне колыбельную.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Просто что-то невнятное, да. Как и всегда.
25 ноября 2017, 04:02
      - Ирука? - позвал Какаши мужчину, смотря на его сутулую спину за столом.

      - М? - отозвался тот рассеянно, перебирая ворох бумаг перед собой.

      Хатаке прекрасно знал, что они оба выкладываются на работе на полную. Но то, кто сильнее из них устают было загадкой. Наверное, все же Умино. Тот всегда не щадил себя, работая сверх собственных возможностей. Отчего то, он считал себя менее способным, чем остальные. Менее хорошим. Менее талантливым. Какаши не нравилось, что он принижает себя в собственных глазах, но ничего не мог поделать с этим. Ему всегда плохо удавалось подобрать слова. Он не умел утешать, лишь слушать и прикосновения показать, что ему не все равно. В такие моменты мужчина чувствовал себя неприятно потерянным. Ему это не нравилось, но все компенсировала слабая искренняя улыбка Ируки в ответ на его попытки.

      Только вот сейчас у Хатаке не было сил даже чтобы просто встать и обнять его. Вымотавшись за день, стоило ему переступить порог, как он тут же был категорично уложен на кровать, чтобы отдохнуть. Жаль, что Какаши не мог уложить Умино рядом с собой, чтобы и тот тоже отдохнул. Мужчина бы просто отмахнулся тем, что у него работы не початый край. И было тоскливо наблюдать лишь за его спиной, сгорбленной и вымотавшейся.

      - Ирука… - снова позвал он его. Хотелось сказать что-то такое, чтобы ему стало лучше. Что-то что вызвало бы улыбку. Хоть какую-нибудь эмоцию.

      - Что? - все так же вяло отозвался Умино, черкая что-то ручкой на листке.

      - Ирука, я не могу уснуть. - сказал Хатаке первое, что пришло в голову. - Спой мне колыбельную.

      В ответ донесся лишь тяжелый вздох, следом за которым рука Умино приглушила свет настольной лампы.

      - Спи.

      Кровать скрипнула своими старыми пружинами, когда Какаши перевернулся на спину и закрыл глаза. Скорее бы уже чертов отпуск.

      Провалившись в беспокойную черную дымку призрачных сновидений, Хатаке продолжал думать о том, насколько односложна жизнь. Постоянная работа. Постоянные обязанности… хотя, черт возьми, не будь бы всего этого, смог бы он быть с Ирукой? Хренова загадка мироздания.

      Какаши проснулся от тихого всхлипа кровати. Приоткрыв глаза, он увидел как рядом, рукой можно было дотянуться, на полу сидит Умино. Откинув голову на кровать, он прикрыл глаза ладонями и можно было подумать, что дремлет, если бы Хатаке не знал Ируку слишком хорошо. Тот порой делал себе такие "лживые" передышки по считанным минутам. Что ж, лучше, чем ничего.

      Мужчина боялся пошевелиться, чтобы ненароком не спугнуть Умино и от того, казалось, даже затаил дыхание. Через какое-то время до него донеслась тихая мелодия. Поняв, что это, уголки губ Какаши предательски дернулись. Эта была та детская колыбельная, которую абсолютно все знают. И Ирука неловко напевал ее сейчас, чуть ли не шепотом, боясь, что Хатаке ее услышит, пусть и пел ее для него.

      Когда он умолк, Какаши резко приподнялся, не давая Умино и шанса резко ретироваться прочь, обнимая со спины и прижимаясь с тихим смешком на ухо.

      - Никогда не пойму, почему ты приятные вещи любишь делать втихую.

      Он ожидал в ответ чего угодно. "Вот именно поэтому". "Черт возьми, почему ты не спишь?". "Мне нужно работать" и прочие полупроклятия-полуотмазки. Но сегодня Ирука лишь слегка сжал пальцами ткань его рукава на запястье, тихо смеясь и отвечая:

      - Понятия не имею.

      Хатаке, когда удивление сошло на нет, прижал свой висок к его.

      - Давай посидим так еще немного?

      Ответом ему был едва заметный кивок.