Феномен Скамандера 12

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Фантастические твари и где они обитают (Фантастические звери и места их обитания)

Пэйринг и персонажи:
Ньют Скамандер, Гектор Подмор; упоминаются: Ньют Скамандер, мадам Скамандер, Тесей Скамандер
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фэнтези, Повседневность, Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Десять лет жизни Ньютона Скамандера глазами совершенно постороннего человека

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Написано в рамках фб2017 для Марины и команды Фантастических тварей
10 декабря 2017, 17:05
Все знали, кто виноват, но мадам Скамандер не состояла в Визенгамоте. Скамандеры вообще только недавно снова были внесены в официальный перечень британских магов. Тем более, ни Медоуз, ни оба её сына не настраивали на продолжении разбирательства. Неприятную историю быстро замяли и, казалось, забыли все, кроме молодого Дамблдора. Даже когда вчерашний школяр устраивался на испытательный срок в не в самый бесполезный отдел, документы не всплыли — Ньютона Скамандера взяли, просто взглянув на баллы СОВ. Гектор и сам бы тоже никогда не вспомнил о младшем Скамандере, если бы тот тихо работал на своём месте. Но, как Гектор понял немного позже, просто тихо работать Скамандер не умел.

Не прошло и двух месяцев, как отдел распределения эльфов встал с ног на голову. Всплыли нарушения регистрации, взятки, спаивание, изменение процедуры передачи новым хозяевам. Ньют Скамандер, конечно, был совершенно ни причём, и это выглядело тем более подозрительно, чем дальше продвигалось следствие, к которому совершенно не имел отношения Тесей Скамандер. К тому моменту, как дело дошло до Визенгамота — а оно дошло, поскольку все, кто хоть как-то проявлял желание его завершить, внезапно становились фигурантами, — почти каждый приложенный документ был помечен заклятьем неразглашаемости, и Гектор мог его читать только находясь на территории отдела Тайн. В кабинете, так сильно пропахшим вишней и вереском, что сводило скулы.

После окончания закрытых слушаний дела о домовых эльфах наступило затишье. Скамандеры скромно сидели каждый за своей конторкой: младший перебирал бумажки и вёл картотеку, не жалуясь на дополнительную нагрузку, старший проверял отчёты и производил опись, не обращая внимания на презрительные взгляды и кличку канцелярской крысы. Оба почти каждый день задерживались допоздна — Гектор видел их отметки в журналах посещаемости.

Потом случился экзамен на лицензию для аппарации.

Ньюта расщепило пятнадцать раз подряд. Гектор пришёл к третьему и собирался запретить продолжать, но под взглядом Медоуз стушевался и присоединился к невольным зрителям. Даже ко всякому привычный экзаменатор под конец был бледнее стены, на которую опирался, но тоже не порывался вызвать ни авроров, ни колдомедиков, предоставив мадам Скамандер собирать сына по залу самостоятельно. На шестнадцатый раз всего лишь располовиненный Ньют дёрнулся одновременно двумя половинками и аппарировал в одного целого Ньюта. Экзаменатор упал в обморок, лицензию подписывал Гектор. Протокол экзамена не то затерялся в недрах архива, не то был съеден бумажной молью. На следующий же день.

Через месяц Ньют Скамандер сдал ТРИТОНы. Шуточка о том, что в отделе распределения эльфов раздают бесплатных саламандр, снова пронеслась по министерству, но утихла, стоило Ньюту перевестись в соседний отдел — по контролю за особо опасными волшебными существами.

На новом месте младшего Скамандера будто подменили: ни о нём, ни об отделе Гектор мог не вспоминать неделями. Он даже не сразу понял, что подписал назначение в Европу Ньюту, а не его старшему брату. А когда снова пробежал глазами пропитанный почти забытым запахом бланк Тайного отдела, то не сразу поверил. Снимать резолюцию было поздно, так что, разобравшись с текучкой, Гектор на всякий случай обновил завещание и отправился к Медоуз с повинной. За ужином Ньют косил на него сияющими глазами и ёрзал от нетерпеливого предвкушения, ничуть не напоминая того незаметного скромного клерка, каким обычно выглядел на конторкой. Медоуз тоже сверкала глазами, и от её взглядов хотелось то провалиться сквозь стул, то схватиться за палочку, защищаясь.

Обошлось, как всегда. Награждать Ньюта официально было не за что, так что пришлось довольствоваться устной благодарностью и возможностью навесить орден на Тесея. Тот выглядел одновременно гордым и недовольным, сбежал ещё до конца торжественной части и год с Гектором не разговаривал. Ставшие традиционными ежемесячные ужины превратились в пытку, потому что не разговаривали с ним в итоге все трое. В годовщину победы Медоуз сжалилась и пригрозила, что ещё одна «подобная выходка», и Скамандеры снова уедут. Пошутила. Наверное.

Через некоторое время Гектор осознал, что всех кандидатов в преемники сравнивает с Ньютом и Тесеем. Не в пользу первых, но оба Скамандера строили свою карьеру ровно там, где могли проявить себя лучше всего. Тесей, к этому времени ставший не последним человеком в департаменте обеспечения безопасности, в таких выражениях отказался от места в Визенгамоте, что даже самые замшелые пни вспомнили, почему Скамандеров туда обычно не зовут; Ньют в отделе по контролю особо опасных стал чем-то вроде легенды — не потому, что кто-то рассказывал о его подвигах на второй должности, а потому, что застать его в Британии становилось всё сложнее, и никто никогда не знал точного расписания его командировок. В общем, периодически поднимающая голову мечта Гектора уйти хотя бы в отпуск так и оставалась мечтой. Вместо этого он буквально чувствовал, как при прочтении пахнущих вереском и вишней отчётов, подписанных Ньютом, у него всё прибавляется седины.

Годовой отпуск он подарил Ньюту на Рождество. Недрогнувшей рукой вывел «Разрешено» и «Ньютон Скамандер», с ужасом понимая, в какое болото превратится за этот год целый департамент. Вручил конверт лично, не доверяя носкам и ёлочным лапам. Чуть задержал руку, поддавшись сентиментальности момента.

Ещё неделю после отбытия Ньюта в путешествие Гектора преследовал аромат цветущего вереска и вкус вишнёвого варенья.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.