Улети и не вспоминай: Рыжая бестия 167

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Рыжие волосы, зеленые глаза, милое лицо, миниатюрная и стройная фигура, одним словом, - ангел. Но говорят "не суди книгу по обложке".

Посвящение:
Автору заявки и читателям~

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
!!!БОЛЬШОЙ И ЖИРНЫЙ!!!АХТУНГ!!!!!!
Т.к. этот фф я начинала аж в конце 2017 года, то, заведомо, главы в начале меньше последующих (примерно до главы 8-10), т.е. они меньше и по размеру и о них в принципе можно сломать свои глаза. Но я особа, которая особо ленивая, и поэтому переписывать их вряд ли буду.

Я вас предупредила.

Мой коллаж в двух вариациях:
https://pp.userapi.com/c846221/v846221265/2001d4/46R6AHU9KnI.jpg
https://pp.userapi.com/c846221/v846221265/2001de/sY8qJ1xc9mk.jpg

Василиса Миронова:
https://pp.userapi.com/c830308/v830308345/c074/fX77vCjoqvI.jpg

Руслан Бестужев:
https://pp.userapi.com/c834102/v834102345/4fcef/mChqGtx26Wk.jpg

Ксения Дубровская:
https://pp.userapi.com/c834400/v834400725/47396/zKqUqcFluCs.jpg

Ангелина Тарасенко:
https://pp.userapi.com/c834400/v834400725/4738e/0mlP86LKyes.jpg

Константин Ковалев:
https://pp.userapi.com/c840531/v840531691/326d6/Hr3PSbx3lYg.jpg

Денис Морозов:
https://pp.userapi.com/c840531/v840531691/326bd/ZZ3u8U-bP4Q.jpg

Работа написана по заявке:

Первая репетиция

15 декабря 2018, 21:41
Стоя в обнимку с Бестужевым, я думала, как бы поступила на его месте, оказавшись безответно влюбленной. Сложно, наверное, ему со мной… Хотя какая разница? Нечего было в меня влюбляться! — Ну все, хватит, — я попыталась убрать его руки с моей талии. — Бестужев, убери свои руки! От Черного Принца меня спас телефонный звонок. Тяжело вздохнув, Бестужев потянулся к карману, нехотя выпуская меня из своих объятий. А пока он с кем-то разговаривал, я удачно слиняла из дома и уехала на его машине.

***

На литературе, которая стояла последним уроком, меня ожидал еще один сюрприз. Вероника Семеновна встретила нас с распростертыми объятиями. На уроке то и дело поглядывала то на меня, то на Бестужева, а после звонка оставила в классе и закрыла дверь. — Руслан, Василиса, — торжественно начала она, — а сейчас у нас первая репетиция! Вы, наверное, забыли свои сценарии… Из моего горла вырвался сдавленный стон. Я умоляюще посмотрела на Веронику Семеновну и промычала: — Может, не надо?.. — Надо-надо! — быстро ответила она и, покопавшись в своей сумочке, достала небольшую кипу бумаг. О, мой Бог. Кажется, я поняла, зачем. А Бестужев наверняка наслаждался моим до крайности изумленным выражением лица, которое появилось сразу после того, как Вероника Семеновна разделила кипу пополам и всучила по одной ему и мне. — Пять минут, чтобы пролистать текст, — сказала она, — и мы начинаем репетицию! Жду вас в актовом зале. С этими словами женщина развернулась и скрылась за дверью кабинета. Отходя от шока, я тупо начала перелистывать листочки один за другим. Перестала считать их на пятнадцатом. Бестужев в это время на удивление серьезно вчитывался в текст, так что причины для разговора у нас не возникла, чему я была несказанно рада. Но вот, пока пыталась в десятый раз вникнуть в смысл первого предложения, Черный Принц уже закончил со своей частью и слез с парты, на которой сидел до поры. — Вперед и с песнями, — бодро объявил он. А перед тем как выйти из класса, добавил: — Василек. Я застыла, точно громом пораженная. Да как… Да как он вообще смеет так меня называть?! Вспыхнувшая ярость и бесконечная злость на Бестужева будто вытолкнули меня со стула и погнали вдогонку за брюнетом. — Бестужев! — кричу я, догоняя его. — Твою ж!.. Стой! Не заметив, как он остановился, я с силой врезалась в его грудь. Подхватив меня за локоть, чтобы я не упала, Бестужев прижал меня к себе и заглянул в глаза. Сразу стало неприятно. — Чего раскричалась? — спросил он. Почему-то я почувствовала себя неуютно под этим его взглядом и сжалась. Но это не помешало мне в следующее мгновение озвучить свои мысли. — Никто… Никому нельзя так меня называть!.. — Да-а? — в своей привычной манере протянул он, делая притворно-удивленные глаза. — Правда что ли? — Да! — прошипела я. Потом бросила злостный взгляд на место, где его ладонь соприкасалась с моим запястьем. — И отпусти меня наконец! — Ну уж нет, — хмыкнул Бестужев. — Вдруг опять захочешь меня ударить? А я не хочу портить свой прекрасный внешний вид перед самым выступлением. — Тебе бы в театре работать, — фыркнула я. — Выпендрежник. — Это кто тут у нас выпендрежник?! — Ты! — я быстро выкрутилась из его хватки и рванула к кабинету. Боже, и что меня заставляет каждый раз бежать за ним? Схватив со стола свой текст, аккуратно выглянула из-за двери. Ну, уже хорошо, что он ушел. Оправив свою одежду, я подошла к стулу, на котором лежал мой рюкзак, и тут в голову пришла идея. — Скоро ты ответишь, Бестужев, — коварно усмехнулась я. Прихватив с собой и его рюкзак, вышла из класса и направилась в сторону женского туалета. Дойдя до самой дальней кабинке, часто пустующей именно из-за того, что там редко убирались, бросила туда портфель Бестужева и, отряхнув руки, пошла в актовый зал. Войдя в просторное помещение, я увидела, как Вероника Семеновна что-то воодушевленно рассказывает Бестужеву, при этом активно жестикулируя. А подойдя ближе, заметила, что на сцене декорации для нашего выступления уже почти готовы. — Василиса, как-то ты долго, — заметила женщина, но тут же переключилась на другую тему. — Итак, залезай на сцену… После того, как я послушно поднялась туда, Вероника Семеновна пролистала сценарий и повернулась к Черному Принцу. — Первая ваша сцена будет начинаться с того, что ты, Руслан, стоишь рядом с Василисой, касаясь ее руки своей рукой… Иди, вставай на исходную позицию. Сначала прорепетируем первый абзац, а когда будут готовы декорации, уже и с ними попробуем. Она села на первый ряд, чтобы наблюдать за репетицией, а Бестужев тем временем встал на свое место и едва коснулся моей руки. Вздохнув, я посмотрела на сценарий и стала ждать слов Бестужева, чувствуя тепло от его ладони. — Я ваших рук рукой коснулся грубой, — начал он тихим голосом, приправленным благоговейным испугом. При этом он смотрел на меня, и даже больше чувств отражалось в его глазах. — Чтоб смыть кощунство, я даю обет: к угоднице спаломничают губы… И зацелуют святотатства след… Я, словно завороженная, смотрела на движение его губ. В горле отчего-то пересохло, и только спустя какое-то время поняла, что моя очередь произносить слова. — Святой отец, пожатье рук законно, — начала я хриплым голосом. Потом кое-как взяла себя в руки и, кашлянув, продолжила. — Пожатье рук — естественный привет… — Василиса, больше чувств! — разочарованно воскликнула Вероника Семеновна. — Давай, еще раз! Я раздраженно цыкнула и поборола желание отойти от Бестужева подальше, только лишь бы не чувствовать на себе его смеющийся взгляд. — Святой отец, пожатье рук законно. Пожатье рук — естественный привет. — Однако, — теперь он улыбался, — губы нам даны на что-то? — Святой отец, молитвы воссылать, — так, Бестужев, не нервируй меня своим голосом… — Так вот молитва: дайте им работу, — он улыбнулся еще шире, а я, посмотрев на сценарий, запаниковала. Нам, что, поцеловаться надо будет?.. — Склоните слух ко мне, святая мать. — Склоненье слуха не склоняет стана, — я уже не заботилась о том, как играю. Во-первых, я не актриса, а, во-вторых, не собираюсь ничего такого делать! — Василиса!.. — вздохнула Вероника Семеновна. — Не надо наклоняться, сам достану, — голос Черного Принца превратился в шепот. Он начал медленно ко мне наклоняться. Атмосфера накалялась. И вот когда его губы были в сантиметре от моих, вот тогда я и не выдержала… — Я не собираюсь целоваться тут перед всеми! — буквально заткнув его рот своими руками, я зажмурилась, инстинктивно отклоняясь назад. Бестужев тоже отпрянул, усмехаясь. — Миронова, это всего лишь постановка! — женщина встала со своего места и подошла к сцене. — Если хорошо отрепетируешь сейчас, я не буду трогать тебя до генеральной репетиции!.. — Позвольте, Вероника Семеновна, — улыбнулся Бестужев. — Я что-нибудь придумаю, хорошо? А сейчас нам лучше сосредоточиться на самих словах. В каком-то смысле я была даже благодарна ему, но злость не проходила. Когда учительница вернулась на место, меня снова начали мучить. Честно сказать, у Черного Принца бесподобно получалось передать все эмоции Ромео, а вот играть Джульетту у меня с каждым разом выходило все хуже. В конце-концов нас с миром отпустили домой, потому что Вероника Семеновна поняла, что на сегодня с меня хватит. Не дожидаясь Бестужева, я вышла из школы и направилась к своей машине. Хмуро смотря перед собой, пыталась отвлечься от мыслей и просто ни о чем не думать. И тут меня окликнули. — Миронова Василиса? — ко мне приближался рыжий паренек с голубыми глазами. И с чертовски знакомым лицом, которого я никак не могла вспомнить. — Она самая, — ответила я. — Ты что-то хотел? — Вообще-то, да, — он казался немного смущенным. — Я сегодня перевелся в эту школу… Не могла бы ты мне завтра устроить экскурсию? — Легко устроить. Но почему именно я? — было интересно осознавать, что в первую очередь он пошел ко мне. — И как тебя звать-то? — Просто Никита. Да мы, вроде как, виделись уже… А больше никого я здесь не знаю. — Стой, — я еще раз попыталась вспомнить, где могла его видеть. — Не напомнишь, где это было? — В кафе, — улыбнулся он. — На меня тогда еще шеф орал… — А, вспомнила! — воскликнула я. — Конечно, я помогу тебе освоиться. Завтра к восьми жди меня в раздевалке, идет? — Хорошо. Спасибо! — он еще раз улыбнулся и ушел. А я еще пару мгновений смотрела ему вслед, но потом также пошла к своей машине. Уже едя домой, еще раз прокрутила в голове события того дня. Что-то в Никите показалось мне странным. И даже немного пугающим, как бы глупо это не звучало. Быстро отогнав мысли, я настроилась на вечерний отдых.
Примечания:
Эээ... драсьте :D
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: