Улети и не вспоминай: Рыжая бестия 167

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Рыжие волосы, зеленые глаза, милое лицо, миниатюрная и стройная фигура, одним словом, - ангел. Но говорят "не суди книгу по обложке".

Посвящение:
Автору заявки и читателям~

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
!!!БОЛЬШОЙ И ЖИРНЫЙ!!!АХТУНГ!!!!!!
Т.к. этот фф я начинала аж в конце 2017 года, то, заведомо, главы в начале меньше последующих (примерно до главы 8-10), т.е. они меньше и по размеру и о них в принципе можно сломать свои глаза. Но я особа, которая особо ленивая, и поэтому переписывать их вряд ли буду.

Я вас предупредила.

Мой коллаж в двух вариациях:
https://pp.userapi.com/c846221/v846221265/2001d4/46R6AHU9KnI.jpg
https://pp.userapi.com/c846221/v846221265/2001de/sY8qJ1xc9mk.jpg

Василиса Миронова:
https://pp.userapi.com/c830308/v830308345/c074/fX77vCjoqvI.jpg

Руслан Бестужев:
https://pp.userapi.com/c834102/v834102345/4fcef/mChqGtx26Wk.jpg

Ксения Дубровская:
https://pp.userapi.com/c834400/v834400725/47396/zKqUqcFluCs.jpg

Ангелина Тарасенко:
https://pp.userapi.com/c834400/v834400725/4738e/0mlP86LKyes.jpg

Константин Ковалев:
https://pp.userapi.com/c840531/v840531691/326d6/Hr3PSbx3lYg.jpg

Денис Морозов:
https://pp.userapi.com/c840531/v840531691/326bd/ZZ3u8U-bP4Q.jpg

Работа написана по заявке:

Рабочие будни

9 февраля 2020, 22:45
Примечания:
глава полностью пов от лица русика

и вся вот эта чушь по поводу старения картины тоже выдуманна;)
В конце января передо мной встает реально тяжелая задача: не срываться на каждом встречном из-за переживаний по поводу уезда Мироновой. Когда она только рассказала мне о ее семейных планах на ближайшие несколько недель, хотелось запретить ей куда-то ехать и оставить с собой. Вот чем у меня было бы хуже?! Увы, девушка прямым текстом послала меня, когда я в очередной пытался уговорить ее остаться здесь. Ведь ее мама бы точно согласилась, предложи мы присмотреть за ее дочерями. — Дана давно не виделась с бабушкой, — хмуро говорила тогда Вася, скрестив руки на груди. — А на тебя она и потом насмотреться успеет! И я тоже. После отъезда четы Мироновых интерес к повседневным занятиям как будто испарился. В школе все казалось слишком унылым и скучным, вечные назидания учителей по поводу приближающихся экзаменов только сильнее угнетали. Денис и Костя с девчонками пытались меня как-то растрясти, но отвечал я на их попытки вяло, так что вскоре им пришлось прекратить. А после занятий, дома, делать тоже почти нечего было. Первое время я проводил большинство свободных часов в комнате-галерее, где рисовал по памяти новые портреты Василисы, иногда изображая и ее семью. Потом время стала занимать Яра — постоянно таскала меня гулять в далекие парки, куда родители не отпускали ее одну, а вечерами хныкала, что никак не может понять очередную задачку по математике. Звонить-то я Мироновой звонил, каждый вечер, чаще она просила ее «не доставать». Эсэмэсок было, конечно, в разы больше — пожелания с добрым утром и спокойной ночи отправлялись регулярно, в независимости от того, отвечала на них Вася или нет. Все бы, наверное, так и шло. Учеба, дом, картины и прогулки с Ярославой чередовались бы больше месяца, а потом я наконец-то поехал встречать Мироновых, если бы не одно но… Это был самый обычный из самых обычных понедельников. Новая неделя грозилась начаться с контрольной по литературе, а если есть одна контрольная, значит, в этом дне скрывается еще парочка. С уезда Васи я стал приходить в школу позже, так как не нужно было приезжать раньше девушки, которая и так приезжала чуть ли не в семь. Сегодняшний день не стал исключением. Заехав на школьную стоянку и оставив там машину, я направился к школе, на ходу убирая ключи и доставая телефон с наушниками. Когда до здания оставалось не больше ста метров, а я уже погрузился в мелодичные звуки, абстрагировавшись от реальности, кто-то резко дернул меня за руку, стремясь развернуть к себе лицом. Когда, поддавшись движению и крутанувшись на месте, с удивлением уставился на человека передо мной, почувствовал, как в животе что-то нехорошо сжимается. Гаркин. — Доброго утра, Рус, — весело улыбнулся Никита, отпуская мою руку и делая небольшой шаг назад. — Поздно теперь приезжаешь. — Не твое дело, — холодно ответил я, все же доставая из одного уха капельку наушника. — Чего надо? — И так разговаривать со старым другом, — покачал головой Гаркин, у меня тут же кулаки зачесались врезать ему хорошенько пару раз. Бывают же такие люди! — А я к тебе с приглашением вообще-то. — С каким еще? — фыркнул я, хотя сам уже догадывался, о каком таком приглашении, скорее всего, пойдет речь. — От самого Грязева! — довольно ответил Никита, засовывая руки в карманы. — Просил передать, что очень надеется увидеть тебя в ближайшее время. Давно в гости, говорит, не заходил. — С чего он решил, что я хочу к вам в гости? — Сказал, ты сам сможешь ответить себе на этот вопрос. Он прав? — рыжеволосый с интересом уставился на меня, словно хотел прочитать мои мысли. «Хер тебе, а меня так просто не прочитаешь,» — мрачно подумал я, а сам только нехотя качнул головой. — Вот и отличненько! Тогда я тебе адрес по эсэмэске кину. Ну, бывай, — он хотел было хлопнуть меня на прощание по плечу, но я вовремя развернулся и первым быстрым шагом поднялся по ступенькам в школу.

***

Уж не знаю, что меня все-таки дернуло снова сунуться во все это дело… Как и обещал, Гаркин отправил мне на телефон адрес сразу после уроков и пристально следил за мной, пока я выезжал со стоянки. Переборов желание демонстративно свернуть в сторону дома, я все же забил нужный адрес в навигатор и двинулся по нему. Почему я все-таки поехал к этому ублюдку Грязеву? Все просто. Он знал, как вывести меня из себя. Как заставить сделать так, как надо ему. Ему всего-то стоило подослать Никиту, чтобы тот неоднозначно намекнул на то, что мне стоит лучше следить за Мироновой, и я сразу попался на его крючок. Анатолий Грязев был главной шишкой в почти что преступной банде нелегальных молодых художников. Он умел хорошо организовать нас, дать каждому свое задание, которое было по силам, а потом и оплатить нашу работу. Попал я туда совсем ребенком, мне едва исполнилось пятнадцать. И всю среднюю школу я подкрашивал малоизвестные поделочные картины, которые привозились из зарубежных стран, дорисовывая туда что-то «исконно русское». Потом эти недоподелки продавались каким-нибудь бизнесменам, мало что понимающим в искусстве. Через два года я опомнился. К счастью, именно тогда родители решила переехать из шумного города в коттеджный поселок, так что мне очень повезло, что я смог так легко исчезнуть. Как видно, повезло, но не очень. Остановив машину возле высокого старого забора на окраине нашего поселка, я вылез на улицу и, заблокировав транспорт, подошел ко входу. На двери висела табличка, по которой было достаточно сложно что-то прочесть, только отдельные буквы. Так и не поняв, что это за объект, я вошел на внутреннюю территорию и сразу же встретился взглядом с холодными серо-голубыми глазами напротив. Грязев был примерно одного со мной роста, несмотря на то, что он был на восемь лет старше. Коротко стриженные осветленные волосы, небольшая щетина и худое лицо с острыми скулами — он совсем не изменился за два года. Даже одежда в старом стиле — черный свитер без горла, длинное пальто и развязанный серый шарф. — Давно не виделись, Руслан, — приветственно произнес он. Я кивнул в ответ. Никто из нас не протянул руку для пожатия, Грязев знал, что я все равно не отреагирую на это. — Пойдем внутрь. Здание было двухэтажным, старым. Со стен осыпалась сухая грязно-серая краска, пол в некоторых местах проваливался из-за обилия влаги. Такое себе местечко для жилья. Но все-таки мне казалось, что здесь Грязев и компашка обосновались не на постоянной основе, так, для отвода глаз. Поднявшись на второй этаж про такой же облезлой лестнице, мы зашли в небольшое подобие кабинета. Под потолком висела одинокая лампочка, однако освещавшая комнату довольно хорошо, под ней стоял крепкий стол и два стула. — Садись, если хочешь, — предложил Грязев, садясь за стол. Я остался стоять на месте. — Как хочешь. Думаю, стоит перейти сразу к делу? Я непроизвольно стал прокручивать в голове все те разы, когда приходилось с кем-то драться. Правда, если мне не повезет, я в любом случае вряд ли смогу противостоять Грязеву. Уже давно знаю, что у него за поясом всегда есть пистолет. — Никита немного рассказал тебе о нашей ситуации. Признаюсь, моя вина, отлучался тогда по делам и пришлось оставить вместо себя одного парня. Раньше думал, что он хорошо справится с обязанностями, но как показала практика — не очень, — я даже как-то облегченно вздохнул, когда услышал, что Грязев не напрямую создал эту проблему. Просто ну не мог он так ошибиться, не такой человек Анатолий, просто так никогда не подставится. — Искупить вину он не смог. Сбежал, а через пару дней мои ребята уже устранили его. Так что теперь рассчитываем только на тебя, — прямота Грязева просто зашкаливала. — И как предлагаешь мне это сделать? — скептически спросил я. — Сказать, что эту картину уже купили более состоятельные люди? Так это и ты можешь сделать. А мне светиться нельзя, у меня фамилия известная. — Возьмешь снова свой псевдоним, если проблема в фамилии, — спокойно ответил Грязев. — Я хочу, чтобы ты переделал эту картину. Если ее исполнение будет больше похоже на стиль Васнецова, у нас появится шанс пройти их проверку. Тебе всего лишь надо немного «состарить» картину. — Ты хоть знаешь, сколько времени и сил на это уйдет? — не выдерживаю я и возмущенно усмехаюсь. — Да пока я полотно буду подготавливать пройдет месяц! — Поэтому я и рад, что нашел тебя так быстро! — улыбнулся Грязев. — У меня как раз есть время, чтобы уговорить тебя. И, думаю, скоро ты все же согласишься. — Как всегда самоуверен… — Как и ты, — резко перебил меня Грязев. — Все думаешь, что теперь сможешь опять исчезнуть? Спешу тебя расстроить, ничего не выйдет. Ты же знаешь, как у нас все работает. — Знаю. Поэтому и отказываюсь иметь с вами хоть какие-то дела, — твердо отвечаю я, сжимая кулаки. — Всего доброго, — уже отворачиваясь добавляю язвительное: — босс, — и наконец выхожу из этого кабинета.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: