Улети и не вспоминай: Рыжая бестия 167

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Рыжие волосы, зеленые глаза, милое лицо, миниатюрная и стройная фигура, одним словом, - ангел. Но говорят "не суди книгу по обложке".

Посвящение:
Автору заявки и читателям~

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
!!!БОЛЬШОЙ И ЖИРНЫЙ!!!АХТУНГ!!!!!!
Т.к. этот фф я начинала аж в конце 2017 года, то, заведомо, главы в начале меньше последующих (примерно до главы 8-10), т.е. они меньше и по размеру и о них в принципе можно сломать свои глаза. Но я особа, которая особо ленивая, и поэтому переписывать их вряд ли буду.

Я вас предупредила.

Мой коллаж в двух вариациях:
https://pp.userapi.com/c846221/v846221265/2001d4/46R6AHU9KnI.jpg
https://pp.userapi.com/c846221/v846221265/2001de/sY8qJ1xc9mk.jpg

Василиса Миронова:
https://pp.userapi.com/c830308/v830308345/c074/fX77vCjoqvI.jpg

Руслан Бестужев:
https://pp.userapi.com/c834102/v834102345/4fcef/mChqGtx26Wk.jpg

Ксения Дубровская:
https://pp.userapi.com/c834400/v834400725/47396/zKqUqcFluCs.jpg

Ангелина Тарасенко:
https://pp.userapi.com/c834400/v834400725/4738e/0mlP86LKyes.jpg

Константин Ковалев:
https://pp.userapi.com/c840531/v840531691/326d6/Hr3PSbx3lYg.jpg

Денис Морозов:
https://pp.userapi.com/c840531/v840531691/326bd/ZZ3u8U-bP4Q.jpg

Работа написана по заявке:

Цирк уехал, клоуны остались

28 февраля 2020, 21:55
Ни слова не сорвалось с моих губ, пока мы с Бестужевым выходили из заброшенного здания, шли к его машине и ехали к посёлку. Слишком многое я поняла и осознала за такое короткое время, чтобы о чем-то говорить, ужасно устала и замерзла. Просто молча включила печку и подогрев сиденья и отвернулась. Бестужев тоже молчал. От незнания, что можно сказать, или у него были какие-то свои причины, я не знаю, но тишина раздражала, хоть никто из нас и не хотел начинать разговор. Когда пейзаж за окном надоел, я повернула голову и тут же наткнулась на мрачное сосредоточенное лицо парня. Брови нахмурены, губы сжались в тонкую линию, глаза смотрят только вперед. Я говорю себе перестать на него смотреть, а сама перевожу взгляд на руки, сжимающие руль. Он весь сидит какой-то напряженный, словно натянутая пружина. И вот вроде кажется таким холодным, как каменное изваяние, но нет-нет, а на лице промелькнет тень боли. «Он же держался за правый бок, значит, там и болит», — логично рассуждаю про себя, даже не собираясь переставать смотреть на Бестужева. Едем больше часа, а за это время даже музыку никто не удосужился включить. Зато я вроде как отогрелась, пальцы перестали дрожать, и под горячий душ больше не так хочется. Опять начинаю упорно сверлить дыру в Черном Принце и наконец задаю вопрос, увидев, как на его левой щеке все больше проявляется синяк от удара: — Тебе нельзя в таком виде домой. Людмила Михайловна в обморок упадет, если увидит тебя в таком состоянии, — после этих слов мысленно хвалю себя — получается даже более отрешенно и безынтересно, чем я думала. Бестужев никак не реагирует. — Останешься до вечера у меня, пока отек не спадет, маму уговорю к твоим в гости сходить, Дану заодно заберет, — уже более твердо говорю я, смотря теперь на дорогу. Картинка за окном становится знакомой, вскоре я узнаю свою улицу. Так ничего и не ответив, парень тормозит возле моего дома. Вылезая из машины я думаю, как бы обыграть для мамы ситуацию так, что, вроде мы с Бестужевым и не вместе были, но останется он сегодня у нас. Наверняка напридумывает себе, что не надо, но лучше пусть так, чем узнает, что на самом деле мы делали… Когда рука сама лезет в карман за ключами, на секунду меня охватывает паника — вдруг забрали ключи и телефон! — но потом пальцы нащупывают холодный металл и гладкую поверхность небольшого экрана, и я успокаиваюсь. «Какие-то они совсем странные, — думаю я, открывая дверь и пропуская Бестужева в дом. — Оно и неудивительно…» Пока хожу за аптечкой и ставлю кипятиться воду в электрическом чайнике, ловлю себя на мысли, что мне не верится, что я уже дома. Будто и не было этих нескольких часов в холодной комнате, не было этих дурацких мыслей. — Надо посмотреть, что у тебя там, — бросаю я, ставя чемоданчик на стол в гостиной. Бестужев сидит на диване без верхней одежды, и уже не скрывая болезненных ощущений. — Приложи пока к лицу, — я протягиваю ему завернутый в пакет лед, а сама забираюсь с ногами на диван и прошу Бестужева откинуться на спинку. В голове только одно: какая же эта ситуация странная. Доведенная до абсурда настолько, что самой становится дико. Сижу, задираю свитер парня, который только что меня спас и которого я хочу уличить в том, что как раз-таки из-за него вместе с семьей нахожусь в опасности, чтобы обработать рану. Смех да и только! — Не знаю насчет внутренних повреждений, но у тебя тут большой синяк с кровоподтеком, — предупредила я, осматривая место повреждения. — Можно попробовать компресс, но лучше сразу мазью, так быстрее пройдет. Только лед тоже придется приложить, — с этими словами я принесла еще один пакетик льда, который Бестужев послушно прижал к боку, только поморщившись от холода. Пока прибирала аптечку, оставив только заживляющую мазь, чайник вскипел, поэтому я быстренько разлила кипяток по чашкам, достала заранее нарезанный дольками лимон, сахарницу и перенесла это все в гостиную. Расставляя посуду на столе, хотела было начать разговор, как заметила, что Бестужев сидит с закрытыми глазами. — Э, нет, не спать! — громко произнесла я, беря свою кружку и усаживаясь в кресло напротив дивана. — Сейчас будешь объясняться. Насчет всего. И кто на самом деле этот Никита Гаркин, и кто такой Грязев, и почему моя жизнь была в опасности. Это еще наверняка на мою семью распространяться будет, да? Еще пару секунд Бестужев молчал, с мыслями собирался, наверное, а потом начал говорить, иногда прерываясь на небольшие паузы. — Это все началось пару лет назад. Я тогда был глупым подростком с сильным юношеским максимализмом… — подумала про себя: «Видимо, он у тебя до сих пор остался», но вслух ничего не сказала, — вот и ввязался в дурацкую авантюру. Грязев собирал одаренных подростков, в плане художеств, организовывал их, деньги даже за работу выдавал. Пошел я туда, правда, не совсем из-за них, решил попробовать себя в чем-то большем, чем в престижной, но рядовой художественной школе. Грязев скупал малоизвестные картины из мелких стран, а мы изменяли их на более «русские», выдавали за наши. Многие бизнесмены велись, отваливали крупные суммы, Игорь всегда осторожно подходил к этому делу. Только недавно им не повезло — уже более значимая личность узнала, что мы продаем разные картины и решила подарить одну такую своему другу. Только она будет обязана пройти проверку, которую Грязев с его компанией не пройдут, — Бестужев отвел от лица руку с пакетиком льда, подвигал челюстью и, поморщившись, снова приложил к скуле холод. — Я им нужен, чтобы сделал так, будто картина и правда подлинная. Только не получится ничего, потому что ее скорее всего будут пробивать по всем возможным и не найдут. — он вздохнул и прикрыл глаза, а я, вся в нетерпении, подалась вперед, чтобы услышать окончание истории. — Я ушел оттуда больше двух лет назад. Они никак не могли бы на меня выйти, если бы не этот Гаркин! — голос Бестужева наполнился злобой. — Но почему? — не выдержала и перебила я. — Чем он так важен? — Очередная пешка в игре Грязева, средство достижения цели, как все остальные художники, — уже более спокойно ответили мне, а я задумалась. В голове никак не укладывалось, что Бестужев был способен на такое — ввязаться в нелегальщину! Теперь нам всем, наверное, страдать придется. Будто поняв, о чем я думаю, Черный Принц быстро продолжил: — Это была случайность, что ты попала под удар. Только из-за Гаркина так и случилось, а он вряд ли полезет на те же грабли во второй раз, — Бестужев поймал мой взгляд, его глаза были серьезными, но почему-то меня не покидало ощущение, что Никита именно так и поступит. — Ни Даниэлле, ни твоей маме, ни тебе ничего не угрожает, поверь. А Грязев… Скоро он перестанет меня донимать. — Пусть лучше будет так, — безэмоционально ответила я, все еще держа в руках уже остывшую кружку и не смотря на парня. — Иначе мне придется предупредить обо всем маму. Тогда мы с Даной тут точно не задержимся. — Я поднялась с кресла, унесла свою кружку на кухню и вернулась в гостиную — Можешь пока отдохнуть. Я напишу маме, чтобы она задержалась, а когда уже пойдет домой, отсидимся у меня, — дождавшись утвердительного кивка головой, я поднялась в свою комнат, напечатала маме эсэмэску, а сама тоже легла, надеясь хоть немного поспать. Несмотря на усталость, сон не шел. Пролежав с закрытыми глазами с полчаса и поняв, что заснуть не получится, я тихонько спустилась на кухню и налила холодного сока в стакан, достав тот из холодильника. Заглянув по пути назад в гостиную, увидела, что Руслан спит. «Ему ведь тоже досталось, — подумала я, замирая у порога на несколько секунд. — Поскорей бы все это закончилось.» Как и договаривались, через назначенное время я разбудила Бестужева и увела в свою комнату. Мама с Даной, весело переглянувшись, сказали, что не будут нас беспокоить, и остались в гостиной. Я же, захватив мазь от синяков, открытую коробку сока и два стакана, поднялась к парню. — Мама обычно старается лечь пораньше, да и Даниэлле пора спать, — оповестила я, входя в комнату и закрывая за собой дверь. Бестужев полулежал на моей кровати, прижимая лед к лицу. Небольшой отек уже спал, но синяк все равно будет видно какое-то время. — Уйти получится без проблем. — Хорошо, — спокойно ответил он, выпрямляясь и слегка морщась. Поставив принесенные стаканы и сок на стол, я уселась в свое кресло на колесиках и пристально посмотрела на Бестужева. Весь этот вечер он был подозрительно тихим, а это не могло не напрягать. — Не пялься на меня так, как будто пытаешься загипнотизировать, — слабо усмехнулся вдруг он. — На меня все равно не подействует. И мы продолжили молчать, пока мама с Даной не улеглись спать. Тогда, подождав еще несколько минут, я наконец-то спровадила Бестужева и облегченно выдохнула. После того, как он ушел, осталось ощущение тяжелой грозовой тучи над головой, которая готова вот-вот разразиться громом.
Примечания:
промежуточная главка, рассказывающая немножко о Русе:з
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: