На расстоянии вытянутой руки

Слэш
PG-13
Завершён
132
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
По заявке WWII-10. Стив спасает Баки от падения с поезда, но падает в петлю времени и все повторяется раз за разом, пока до Стива не доходит, что он должен сделать.
Посвящение:
Заказчику.
Примечания автора:
Тут есть ошибки, я уверена. Не стесняйтесь пользоваться "публичной бетой")
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
132 Нравится 11 Отзывы 22 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Стив спит и видит сон. Во снах он всё еще просто Стив с тощим телом и штампом4F. Видимо, сознание никак не привыкнет к изменениям.       Он просто тянет к Баки руки, а тот отшатывается и шепчет: «отпусти».       Стив не может этого сделать. Ни во сне, ни наяву, ни в любом из миров. Он хватает Баки, прижимает к себе, ощущает чужое сердце как своё. В глубине души Стив чувствует, что они одно целое. Так было с самого начала, с тех смутных времён, когда Стив еще говорить толком не умел, а Баки был единственным ребёнком в семье Барнсов. И Стив верил, что так будет до самого конца, неважно, жизни или посмертной вечности.       Стив держит Баки в своих объятиях, а мир разлетается вдребезги. В буквальном смысле.       Стив просыпается Капитаном Америкой. Сейчас, когда он стал быстрым, сильным, здоровым, пробуждения даются легко. Вот щёлкнул тумблер, открылись глаза, сознание прояснилось, и никакие сны не тяготят. Теперь можно позавтракать и отправляться на подвиг – им сегодня поезд Золы штурмовать.       Самое сложное, пожалуй, всё подготовить и забраться на исходную точку. Хотя нет, самое тяжёлое – это ожидание. Нельзя никуда отойти, поэтому мужчины толпятся на небольшом участке заснеженной земли, ожидая, пока Морита и Гейб всё подтвердят и дадут добро на начало операции. Немного страшно от того, что может зря они тащили сюда передатчик и проторчали несколько часов на холодном ветру. Вот вдруг не окажется никакого поезда. Или поезд будет, но там не будет Золы. Обидно ведь будет.       Стив всматривается вдаль и ему нестерпимо хочется отменить всю эту проклятую операцию. Конечно, Баки заметил. Подошёл, напомнил про Кони-Айленд, и напряжение со Стива как водой смыло. С Баки всегда так.       Да и не зря они здесь всё же мерзли. Зола в поезде.       А остальное всё просто. Стив – Капитан Америка. Он был создан для войны, рождён быть солдатом. Его новое тело, его щит – это всё пусть и важно, но наносное. Стив Роджерс всегда мечтал воевать за правое дело. Нет, Стив Роджерс должен был воевать. Спасибо доктору Эрскину, что дал для этого силы и возможности.       И всё это было по-новому, но уже привычно. Они не в первый раз в бою. Стив совсем забыл, что в бою, бывает, умирают, а Баки уже хватает его щит.       Следующее, что Стив помнит, это как он тянется к поручню, за который держится Баки. Поручень вот-вот оторвётся, но Стив успевает. Он с силой, почти до хруста, сжимает руку Баки и медленно втаскивает их в вагон.       Они испуганно смотрят друг на друга, но опять им повезло, смерть не успела. Стив в шоке, Баки неуверенно обнимает его. Они сидят в обнимку, наверное, минуту. Дышат в такт. Будто тут не два человека, а один. – Всё хорошо, – то ли констатирует, то ли спрашивает Баки. – Да, – кивает Стив. – Давай в следующий раз без этих фокусов с вылетом из вагона. – И потерей щита, – добавляет Баки. – И потерей щита, – соглашается Стив и встаёт.       Мир кажется тонким, будто нарисованным на бумаге дешёвой акварелью. Они всё ещё должны захватить Золу.       И этой ночью они с Баки, как всегда, спят в одной палатке, протяни руку – коснёшься чужого лица. Баки спит, а мира за пределами палатки как-будто и нет.       Стив засыпает. Ему снится поезд, как он хватает Баки и тот опять говорит: «отпусти». А Стив не может и никогда не сможет. Поезд разлетается цветными лоскутами, как и весь остальной мир, как и они сами. Иногда Стиву плевать на весь этот мир. ***       Стив просыпается резко, как и заведено. Всё в порядке, вот Баки еще спит. Пусть спит, они вчера наприключались на неделю вперёд, больший перерыв всё равно не дадут.       Когда Стив выходит из палатки, только начинает светать, все, кроме дежурящего Гейба еще спят. Что-то не так. Нет грузовика, в котором они заперли связанного пленника, а Гейб спокойно пьёт свой отвратительный порошковый кофе. Да и место не то, совсем близко к ущелью, хоть и укрытое скалой от ветра. Стив был уверен, что вчера они уехали подальше, всего несколько часов, и они будут в штабе. Вопросы крутились на языке, но Гейб успел первым: – Доброе утро, кэп. Кофе не предлагаю, всё равно откажешься, – Гейб отхлебнул из кружки и, взглянув на горизонт, добавил: – Скоро надо будить парней, если хотим успеть на поезд. – Какой поезд? – очень спокойно спросил Стив. Мол, всё в порядке, Капитан Америка ещё не сошёл с ума. – Не проснулся еще? – Гейб добродушно улыбнулся. – Наводка на Золу. Ради чего еще мы могли бы здесь осесть? – Точно, наводка на Золу, – тупо повторил Стив, наконец-то понимая, что именно не так. Утро вчера начиналось здесь же.       Стив растерянно опустился прямо на землю. Гейб уже хмурил брови, готовясь отчитывать своего капитана, но кое-кто успел раньше. – Стив, ты в порядке? – раздался за спиной заспанный голос Баки. – Доброе утро, сержант. Кофе будешь? – Не откажусь, – от улыбки Баки всегда становилось чуть лучше.       Пока Гейб выуживал пакетик из сумки, Баки подходит ближе, нагибается к Стиву, повторяет шёпотом свой вопрос. – У тебя бывало, когда-нибудь ощущение, что всё это уже было? – Регулярно, когда ты ввязывался в драку, – улыбается Баки и ерошит волосы Стива.       На душе сразу становится тепло. Какая разница, было это уже или нет, всё равно поезд штурмовать. А со второй попытки втаскивать Баки в поезд гораздо проще, сказывается практика. – Баки, ляг со мной, – просит ночью Стив, сам не понимая почему. – Замёрз? – почти испуганно спрашивает Баки и заползает к нему под одеяло. – Да нет, вроде тёплый.       Стив прижимает Баки к себе. Тот кажется ледяным, и Стив всю ночь пытается его согреть. Заснуть удаётся только под утро, но тело Баки остаётся холодным. Если бы Стив не слышал стук сердца напротив своего и не чувствовал как поднимается при каждом вздохе грудная клетка, то решил бы, что Баки мёртв.       Во сне он пытается удержать Баки, но тот лишь смотрит на него мёртвыми глазами и одними губами просит отпустить. Но Стив не отпустит. ***       И новое утро почти неотличимо от предыдущего. Гейб, кофе, Баки, пытающийся поддержать Стива. Поезд Золы. Баки почти падает, Стив его втаскивает в вагон, они ночуют в одной палатке, во сне Баки просит его отпустить, а потом наступает новое-старое утро.       Стив не дурак. Он понимает, что что-то в мире сломалось и надо разорвать этот бесконечный круг повторов. Для этого надо что-то поменять в распорядке этого дня. ***       Сначала, он не даёт разделить себя и Баки в поезде, но всё равно теряет щит и Баки приходится его подхватывать, а значит опять поручень и миг до падения. Видимо, этого недостаточно.       Следующие попытки показывают, что как бы Стив не действовал в поезде, Баки всё равно оказывается за пределами вагона и его приходится поспешно втаскивать внутрь. Один раз Стив чуть не опоздал, что дало ему гениальную идею: Баки не должен участвовать в операции и вообще оказываться на поезде. ***        Утро привычно выдирает Стива из столь же привычного сна. При идеальном раскладе, стоило бы тихонько выбраться из палатки и не будить Баки, оставить его здесь, самостоятельно разобраться с Золой, поездом и прочим. Только Баки встаёт вскоре после Стива, и никак не получится незаметно оставить его в лагере.       Стив делает вдох, поворачивается на левый бок и легонько толкает Баки. Сосед по палатке сонно хмурит брови, облизывает в полусне губы и лишь затем открывает глаза: – Стив? Что случилось? – голос только что разбуженного Баки бодр, руки уверенно нащупали винтовку, а во взгляде нет ни капли сна. – Ничего страшного, – медленно, растягивая слова, говорит Стив.       Взгляд Баки становится еще жестче. Стив набирает в лёгкие воздуха, как перед прыжком в воду: – Ты не участвуешь в операции.       Стив готовится к крикам, возмущениям, чему угодно. Баки молчит, из-за чего кажется незнакомцем, похитившим тело самого близкого человека. Также молча он одевается, подхватывает винтовку и покидает палатку. Стиву ничего не остаётся, кроме как последовать за ним. Между ними висит тишина. Не лёгкая тишина, к которой они были привычны, а тяжёлая и вязкая.       Баки собирается штурмовать поезд. – Ты не слышал? Ты не участвуешь в операции. Остаёшься сторожить лагерь.       Иногда Стиву кажется, что при общении с Баки у него атрофируются любые ораторские способности. Нельзя же действовать так прямо. – Я иду с вами, – раздаётся спокойный ответ. – Нет. Это приказ. – Я иду с вами. – Не идёшь, – отрезал Стив.       Командос растерянно смотрели на них. Ну да, правая и левая рука тоже иногда ссорятся. – Иду. Стив, что случилось? Ты сегодня какой-то бледный.       Если бы Стив сам знал, как это объяснить. – Неважно. Я капитан и ты обязан мне подчиняться. – Кому как не тебе знать, что мы с тобой не всегда подчиняемся приказам, Стив.       Стив мог бы продолжать спорить, но этот раунд был за Баки. Тот обиделся и определённо их вечером ждёт тяжёлый разговор. А завтра опять наступит сегодня и всё потеряет значение. ***       Во время где-то двенадцатой попытки оставить Баки в лагере, Стив тупо подсыпал ему снотворного в кофе. Те, кто считают упрямым Стива, просто не имели дела с Баки. Возможно, он просто устал от тягостного ощущения вечной ссоры между ними. Хотя, если всё получится, то пару дней Баки точно разговаривать с ним не будет.       Морита покрутил пальцем у виска, план пришлось спешно переделывать, Дум-Дум остался в лагере, чтобы сторожить сон Баки. Но Стив готов прыгать на движущийся поезд, а Баки сейчас беснуется в лагере или уже вынужденно вместе с Дум-Думом бредёт в направлении штаба. В любом случае, он определённо не успеет присоединиться к операции. – Зачем ты это сделал? – спросил наконец-то Фэсворт. – Это было необходимо, – ответил Стив. А потом времени для разговоров не осталось. Их поезд пришёл.       Когда удалось захватить Золу и остановить поезд, пришло осознание: они потеряли Гейба. Это было очень больно. Тем более, что Стив знал, что сам виноват в его смерти.       В эту ночь Стив спал один и думал, что они уже никогда не будут прежними и как он завтра вечером будет объясняться с Баки. Если, конечно, будет. Но какая-то иррациональная уверенность, что стоит Баки не попасть на поезд и петля сразу рухнет, не отпускала. ***       Сон пришёл неожиданно, но по всё тому же сценарию. Утром Стив с небольшим облегчением увидел на расстоянии вытянутой руки лицо Баки. Петля вернулась к своему началу. Их ожидала миссия по поимке Золы.       Стив почти невесомо коснулся кончиками пальцев правой руки щеки Баки. Ко снам привыкнуть не удавалось, как и к страху, что в этот раз поручень сломается раньше, чем Стив успеет на помощь.       Баки резко открыл глаза, и Стив не успел отдёрнуть руку. Они так и замерли. Баки потемневшими глазами смотрел прямо в его глаза, а он ни на миллиметр не сдвинул свою руку. За пределами палатки вскрикнула птица.       Только в этот миг мир неуверенно пришёл в движение. Баки чуть склонил голову, и пальцы Стива заскользили вверх: к скулам, вискам, лбу, зарылись в волосы. Потом к пальцам присоединилась остальная ладонь. Затем, неуверенно, двинулась левая рука. Ее пальцы легонько тронули другую щёку Баки. А потом Стив просто прижал голову Баки к своей груди и начал задумчиво перебирать его волосы.       Было настолько тихо, что едва слышный шорох одеяла показался слишком громким. Баки выпутал левую руку и неуверенно протянул ее к Стиву. Скользнул ей по его плечу, медленно прошелся по предплечью, а когда дошёл до запястья резко отстранил, чтобы положить на грудь.       Стив пропускал спутанные пряди, перебирал их и меньше всего хотел куда-то уходить. Баки тоже выводил какие-то узоры на груди. Это была их небольшая вечность, пока за пологом не раздались приближающиеся чужие шаги. Они синхронно отстранились и сделали вид, что спали.       На этот раз Баки удалось уговорить остаться в лагере.       Никто не умер. Идеальный был бы выход из петли. Стив на него искренне надеялся, потому что с ужасом понимал, что тем выходом, который упорно советуют сны, он не сможет воспользоваться. ***       Сон в эту ночь был необычным. Он целовался с Баки. Стив был таким, каким большую часть своей жизни, поэтому приходилось обхватывать Баки за шею, приподниматься на носочки, тянуть его к себе. Баки поддавался, почти целомудренно придерживал его за талию и разве что позволял себе слегка прикусить чужую губу. Они отстранялись только, чтобы сделать вдох.       В какой-то момент Стив осознал, что стал выше и уже тянет Баки к себе вверх, а не вниз, подхватывает под ягодицы, укладывает на траву (Стив только сейчас заметил, что они на какой-то поляне), продолжает целовать и начинает расстегивать рубашку, не особо даже понимая, что собирается делать. На третьей пуговице раздаётся оглушительный колокольный звон. Стив отстраняется и начинает озираться. Вроде всё в порядке. Он поворачивает голову к Баки, а тот уже сел. Его губы посинели, под глазами залегли тени, а голос звучит с каким-то треском: – Мне пора.       Стив только сжимает его запястья, чтобы тот никуда не ушёл. – Отпусти.       Стив качает головой. – Я с тобой до конца, – говорит он и целует.       Баки пытается его оттолкнуть, но как-то неуверенно, а мир опять рушится и заваливает их своими обломками. – Я тебя люблю. ***       Стив просыпается. Напротив спит Баки, а под его глазами пролегли тени.       Стив неуверенно встаёт на колени, придвигается к Баки и целует его. Потому что это надо было сделать еще десяток лет назад.       Баки вздрагивает, Стив на мгновение отстраняется, чтобы тот смог разобраться в происходящем. – Стив? Что ты делаешь? – Баки по привычке тянется к винтовке. Вряд ли он планирует застрелить Стива за почти невинный поцелуй, просто она играла роль своеобразного плюшевого мишки. Когда Баки обнимал ее или сжимал в руках, то вроде успокаивался. – Ты уже спрашивал, – улыбается Стив и целует опять.       Баки, кажется, не возражает. Но через несколько мгновений отстраняется: – Мне кажется, что это плохая примета, перед боем. – Ты веришь в приметы? – Иногда. – Тогда уже поздно что-то менять.       Стив снова его целует. А потом к палатке начинают приближаться шаги. Сначала Зола, потом поцелуи. Стив верит, что порвал этот цикл. А Баки странно задумчив.       В этот раз, когда Стив втаскивает его в поезд, Баки его не только обнимает, но и целует.       Наверное, это знак.       Спят они опять в одной постели, но дальше лёгких поцелуев они не заходят. Потом им дадут несколько дней отдыха и тогда они во всём разберутся.       Стив спит и к нему приходит старый сон. А утро они с Баки встречают в разных постелях. ***       Дни сменяют друг друга, и Стив запоминает их до мельчайших подробностей. Он пробовал вообще отменять миссию, не идти самому, один раз они даже подрывают поезд.       Но каждую ночь мир рушится, а наутро он просыпается в одном и том же дне.       В какой-то момент Баки замечает: – Мне уже кажется, что ты видишь будущее.       И Стив решается. Он рассказывает про бесконечный день и свои сны. Возможно, давно стоило это сделать. Баки внимательно слушает и, кажется, верит. – Я всегда тебе верю, Стив. Возможно, больше, чем себе.       Стив тоже ему верит. Но у них в любом случае поезд и Зола, как же они ему надоели. Баки шутит, улыбается больше, чем в их обычные дни и сам легко целует его в висок, когда никто не видит: – На удачу, – смеётся он.       Стив надеется, что вот он выход. Перестать скрываться от самого дорогого человека. Не хуже прочих.       Когда Баки висит на поручне, Стив уже почти не переживает. Может, привык, хотя казалось бы. Он уверенно тянет руку, собираясь втащить друга в поезд. Баки вдруг улыбается и разжимает пальцы.       Стив давно знал выход, но никогда не смог бы отпустить. Баки пришлось уходить самому. Стив не может даже заплакать. Возможно, просто не верит.       Он заканчивает миссию, не слушая чужих утешений. Он укрывается одеялом Баки и закрывает глаза. Утром, всё опять будет как прежде. Палатка, Зола, Баки на расстоянии вытянутой руки. ***       Стив спит и не видит снов. Утром он просыпается в одиночестве.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Первый мститель"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты