My placebo 248

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Мин Юнги/Чон Чонгук, Ким Тэхён/Чон Чонгук
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 177 страниц, 17 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Ангст Драма Любовь/Ненависть Насилие Нецензурная лексика ОЖП ООС Психология Художники Элементы гета

Награды от читателей:
 
«Боль моей души!» от ЕкаВиГук
«Отличная работа!» от NTDS
Описание:
Тэхён не может почувствовать чужую любовь, как безногий инвалид, что никогда не встанет с коляски при всем желании. Чонгук — его последняя надежда на излечение. Волшебный эликсир, сила, новые ноги — что угодно.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
!Значительные отклонения от заявки.

Работа написана по заявке:

Отвергнутые

2 января 2019, 22:32
Когда Сора сталкивается со стеклянными глазами напротив, ей становится холодно, не по себе. Но она быстро берет себя в руки и радостно машет Тэхёну, который и без этого еще издалека замечает ее. В этот раз свидание в кафе на противоположном конце города от Чонгука. В софтовом месте, о котором точно знают только избранные, например, такие, как Сора. Она решила раз и навсегда отказаться от привычки посещать излюбленное кафе, чтобы никогда больше не встречать того парня, даже не находиться рядом с ним в одном помещении. — Привет, — бодро здоровается, получая в ответ холодный кивок. Тэхён как всегда садится напротив и аккуратно кладет перед собой телефон. Пристально смотрит на темный экран и больше ничего не говорит. — Как твои дела? — все еще так же энергично и жизнерадостно интересуется Сора, получая в ответ ужасающий, злобный взгляд. Сора придумывала каждую фразу, которую собиралась сказать Тэхёну при встрече, репетировала перед зеркалом и гадала о вариантах ответа. Но сейчас в голове пустота, и нечего сказать. — Как будто крыса, что попалась в мышеловку, — девушка начинает нервничать. Притихает и сжимается. Неужели это чувство вины дает знать о себе? Приходится напоминать себе, что она, якобы, ничего не знает, также как и Тэхён не знает о том, кто именно причастен ко всему случившемуся. Что именно Сора вчера утром смотрела на Чонгука, который забирал прямо из ее руки стопку денег. Девушка удалила при нем фотографию, в душе злорадствуя, радуюсь этим опухшим, вымученным глазам. Неужели этот мальчишка действительно его любит? Нет, точно нет. Сора уверена. Иначе, почему он бы так просто согласился, поддался этому элементарному шантажу. Но все-таки какие-то сомнения закрадываются в её голову при этих мыслях. Соре не понять, что значит думать о других. Ставить чьи-то чувства и жизнь превыше собственной. Чонгук согласился, чтобы спасти маму, чтобы оставить Тэхёна просто в тихом незнании, а не с болью предательства. Он всегда хочет как лучше, другое дело, что не знает, как это сделать. Девушка ещё несколько секунд выжидает ответного вопроса, хотя бы из вежливости, но Тэхён тупо смотрит в окно, подперев голову. — У меня тоже плохо, — на кой черт сдалась тебе, Соре, гордость. Кому она нужна, если перед ней сидит Ким абсолютно разбитый, нуждающийся в чье-либо помощи. Вдруг это её последний шанс. Снова удается привлечь его внимание. Так унизительно испытывать удовольствие только от одного единственного, заинтересованно взгляда. Когда она могла бы просто идти по улице, обращая на себя внимание окружающих. Заметит ли Тэхён её как никогда скромный наряд? Сора ненавидит серое, но Киму ведь нравится такой же непримечательный Чонгук, одно из определений которого «серый». Прищурившись, тот подозрительно смотрит на неё. — Так, что ты хочешь от меня? Могли бы просто остаться со своими проблемами наедине. Зачем эти встречи? — раздраженно и быстро проговаривает парень. — Может, поделишься со мной? А я расскажу про себя. Так будет легче, — говорит с надеждой и долей неуверенности. Сора от волнения опирается двумя локтями на поверхность стола, желая быть ближе. Тэхён уже делает глубокий вдох, чтобы дать ответ, но в этот момент на телефон приходит оповещение, и Ким тут же хватает его в руки. Смотрит, а спустя секунду разочарованно кладет обратно. — Хочешь сказать, нам нужно узнать друг друга поближе? — девушка быстро кивает. На секунду сердце наполняется светлой надеждой, но Ким тут же убивает её. — Нет, я не хочу. Хватит с меня этих сближений, — слова колкие, резкие, беспощадные. Огромная червоточина медленно расползается у неё в груди, становясь все больше, больше. Сора смотрит на дисплей, где на заставке виднеется фотография Чонгука, и все как рукой снимает. Снова он здесь и снова мешает ей! Она крепко сжимает руки, ногтями впиваясь в собственные ладони. Так хочется открыть глаза Тэхёна на настоящего Чонгука. Сора, конечно, не могла так легко все удалить, поступая по совести. Пусть бы Ким знал, зачем скрывать от него эту правду. Пусть мучается, так же как мучает её сейчас. Но она сдерживает себя. — Кто это? — невзначай спрашивает, возвращает себе маску стервы, за которой ей так привычно скрываться. Когда ей не нужно быть чувственной и влюбленной. Тэхён несколько секунд молчит, тоже смотря на фотографию, а потом резко поднимается на ноги. — Ладно, мне пора. Много дел, — Сора хватает его за руку, не давая сдвинуться. Он вытягивает из нее душу своим безразличием, заставляет думать о себе, переживать. И не дает снова быть легкомысленной дурой, как бы сильно не хотелось. Пока Сора знает и помнит такого человека, как Ким Тэхён, ничего не станет прежним. — Стой! — вскрикивает она. — Я просто хочу поговорить. Будь со мной искреннен, — девушка опускает взгляд и растерянно объясняет. — И я не знаю, что это за чувства такие, ничего не могу поделать с ними, — добавляет более тихо, — Ты мне нравишься, — никогда ей не приходилось этого говорить. Только слышать от других. Оказывается, это две большие разницы. Сора не смотрит на его лицо, жмурится и прислушивается к звукам: Тэхён снова садится обратно и наступает легкое облегчение. Сработало? Она несмело поднимает на него глаза. Нет, никакие эмоции почти не изменились. Только страх просматривается в глубине его зрачков. Чего Тэхён так боится? — По-моему, мы уже говорили на эту тему, — спокойно, почти как обычно начинает он. — Это брак по расчету, я здесь только по этой причине, — эти слова ранят. Сора хотела бы, чтобы не так все было. Она надеялась, что сможет приютить Тэхёна, утешить его, а получается только хуже. Он продолжает. — Знаешь, почему ты мне не нравишься? Даже не как девушка, как человек. Потому что ты никто. Просто куча денег, макияжа и пустоты внутри. Я не хочу слушать ни о твоем испорченной маникюре, ни о плохом платье. Хватит с меня. Будь так добра, избавь меня от всех этих деталей супружеской жизни, — он снова поднимается, и на этот раз Сора не хватается за него. Даже не шевелится. — Все это игра, не реальность. Хочу, чтобы ничего, кроме штампа в паспорте нас не связывало. Ненавижу таких, как ты. — Про Чонгука ты так не скажешь. — Что? Откуда ты его знаешь? — единственное слабое место Тэхёна. Хотя это было очевидно ещё с самого начала. Даже приятно его видеть таким испуганным. И больно, потому что не из-за Сора он чувствует это. Не она будоражит его чувства, а только единственное имя того, кто на самом деле даже ногтя Тэхёна не стоит. — Да так, — она вскакивает на ноги и быстро собирает свои вещи, — просто проходила мимо, просто случайность, что я все знаю о вас. Думаешь, это нормально? Вот так вот поступать с людьми? — она чувствует нарастающую внутри истерику. Можно было бы пустить слезы, если бы они были не ненастоящими, как она всегда это делала раньше. Но теперь ни за что. Тэхён полон непонимания, возмущения, злости. Почему он должен верить чувствам этой скандалистки, которой только и нужно, что всеобщее внимание? Сколько ещё над ним будут насмехаться, лезть в жизнь, личное, пытаться обмануть? — А что ты хотела? Мама не рассказывала, какой я? Не знала, что меня не интересуют чужие чувства? Плевать я хотел на эту свадьбу, на тебя! Делаю все это, лишь бы вы оставили меня, наконец, со всей своей грязью. И его не трогали! Но, видимо, я выпал из реальности, забыл, что из себя представляют люди, — на них уже оглядываются сидящие за другими столиками, но Тэхёна и это не волнует. Он больше не может молчать. — Что в нем такого особенного? Он же бросил тебя, неужели не больно? — Ким удивленно моргает глазами, слегка мотая головой. — Откуда ты знаешь? — шепчет он, медленно приподнимаясь из-за стола. Сора больше не может ни секунды смотреть на него. Она срывается с места и как можно скорее выбегает на улицу. Даже куртку не забрала. Ледяной ветер пробирается к ее телу сквозь тонкую рубашку, но уже ничего ей не поможет успокоиться. Внутри все горит живьем, по-настоящему. Она никто по сравнению с Чонгуком. Никто. *** Быстрые движение, резкие толчки, громкие стоны на грани между мучением и наслаждением. Тэхён ведет рукой по её бедру и крепко сжимает пальцы на горячей плоти. Он входит в нее снова, поражая новой волной экстаза, и Сора кричит его имя, выгибается, как змея на сковородке. Она чувствует, как его зубы впиваются в шею и снова вскрикивает, на этот раз от эфемерной боли. — Тэхён, пожалуйста! — в этот момент можно почувствовать к ней жалость и позавидовать этому удовольствию. Она просит его любви, жаждет его так сильно, что чувства разрывают на мелкие кусочки тело, которое не способно вынести этого. Еще несколько решающих движений, и Сора готова рассыпаться на атомы. Так ей хорошо, так замечательно с ним. И одновременно больно. Девушка падает на кровать. Мягкое покрывало принимает её в свои объятия. Она поворачивает голову в его сторону. Темная макушка пятном теряется в белых одеялах. Тянет ладонь к его волосам и мягко касается, гладит, перебирает шелковистые пряди. Парень не двигается несколько секунд, даже задерживает дыхание, а потом медленно отстраняется, отодвигаясь дальше. — Кричишь его имя, — хрипит голос не Тэхёна, и маленький мир Сора, в котором она счастлива с ним, моментально рушится. — Ты сумасшедшая, — нет, просто сильно нуждается в том, кого не может достичь, даже коснуться пальцем. Сора сжимает свою руку в кулак и медленно убирает ее, прижимает к груди, где колотится бешенно сердце. Она ничего не отвечает, лишь смотрит на темный мужской силуэт рядом с собой на кровати и желает снова представить на том месте Тэхёна. Но больше не удается. Его здесь нет. Даже никогда не было и точно не будет. Сора не знает его мягких касаний, не знает, что такое чувствовать жар именно его тела. Она только может представлять. — Ты же говорила, что у вас все хорошо, — тихо начинает размышлять вслух Хосок, отдышавшись. — Что скоро мы с тобой разойдемся, и будешь жить счастливо со своим муженьком, — его слова больно режут. — А тут снова зовешь меня побыть подстилкой, — он на самом деле не против. Теперь безразлично все это, хотя и раньше особого смысла не играло. Они - замена друг для друга одного и того же человека. Как иронично и в то же время забавно спать вместе, думая о том же. Другой такой смеси не найти, поэтому Хосок раз за разом соглашается. Будто она может заполнить его пустоту внутри своими криками, стонами, громкими мыслями. — Ты же знаешь, что я врала, — слабо хрипит девушка. И в этот момент такая горькая несправедливость окутывает нутро. После разговора с Кимом она чувствует себя нездоровой. Все тело ломит, никакие таблетки не помогают. Чон сам себе поражается, что делает с людьми любовь. Или может только любовь к Тэхёну так калечит, лечит — не поймешь. Представить, что Сора с такой легкостью будет признавать свои ошибки и огрехи — никогда в жизни. Но все случается впервые. — Конечно, я знаю, — спустя некоторую паузу отвечает Хосок. Он знает, что у Тэхёна есть кто-то по-настоящему важный. А Сора не может быть такой, потому что она в каком-то смысле копия Хосока. Такие люди больше не нужны Киму. Но есть тот, кого он любит. Сам сказал, что любит! Чону хотелось бы посмотреть на того парня. Точно лучше его. Хосок чувствует себя никому ненужным, потому что все вдруг стали для него Тэхёном, который класть на него хотел. Да, сейчас он признает свою ошибку и корит себя за это. Когда Хосоку предложили исчезнуть из жизни Тэхёна за круглую сумму денег... почему он согласился? Лишь из-за своей глупости. Когда впервые увидел Кима, подумал точно также, как думали все вокруг: серая мышь, простак, которому повезло родиться с золотой ложкой в зубах и который совершенно не умеет жить, пользуясь этим. И их общение сначала было просто интересным экспериментом. Хосок был зависим от своих друзей, также как Тэхён был зависим от него. Между ними было что-то искреннее, ведомое только им двоим, но только Ким понимал всю важность их отношений. Они носили непонятный характер: не любовные, не дружеские, не приятельские, но и не чужие люди. Хосоку бывало стыдно за его нелепость перед друзьями, поэтому, когда были в компании, он сторонился Кима, притворялся, будто не знает немного странного парня, которого сам же привел. Но присутствие Тэхёна легко можно было оправдывать его деньгами. А когда оставались наедине, единственным, кому он рассказывал обо всех своих переживаниях, был именно этот «незнакомец». Поэтому Чон оставался рядом. После инцидента, сделки, от которой не смог отказаться под прессом чужого мнения. Он знал, что не должен был оставлять Тэхёна — единственного человека в этом мире, которому искренне был нужен. И Хосок пытался забыть, выкинуть все из своей памяти, стереть любое сожаление, но это оказалось невозможным. Все, купленное за деньги, не важно, на какую сумму, — уже дешево. А Тэхён, он бесценен. Продать его можно, а купить уже не получится. Сора переворачивается на спину и продолжает тяжело втягивать воздух, который уже не хочет проникать в легкие. Почему вся её красивая ложь, все истинные желания оказываются неправдой? Она сделала все возможное и невозможное, чтобы Тэхён стал ее, так почему он до сих пор не рядом? Чонгук ушел, причинил боль, так почему Ким не может сразу отпустить? Сора знает ответ: другие называют что-то подобное любовью, когда не смотря ни на что ждешь его, оправдываешь, хранишь верность, защищаешь, питаешь надежды. Это лишает ее всех шансов. И она не может так просто отпустить его, как всех остальных до этого. Сора мучается не из-за безответной любви, а потому, что Тэхён оказался первым, кто отнесся к ней искренне. Да, он ненавидит её, но это лучше, чем фальшивые улыбки картонных друзей, который всегда резко пропадают из твоего мира, стоит чему-то случится. Ким первый, кто дает понять, кто открыто говорит, что она «никто» без приуменьшений этого слова. И это ранит самолюбие до глубины души. Прошлое рушится. Все это время ей врал каждый, говоря о том, какая хорошая, красивая, добрая. Каждый, кроме него. И Тэхён уже не просто тот, кто появился и также быстро исчезнет из её жизни, как все остальные. От одержимости мыслью заставить Тэхёна полюбить себя просто для удовлетворения собственного тщеславия, Сора пришла к осознанию, что только он способен спасти ее, вытянуть из террариума, замкнутого личного мира, в котором она — бог, она — удав. Тэхён сможет превратить ее из чудовища в человека, но ему это ничуть не интересно. — Что со мной не так? — она смотрит в темноту перед собой, широко распахнув глаза. Что-то наболевшее рвется наружу. Ее вечное одиночество в мире денег, богатств и чужого внимания. Кому нужна была бы она без этого всего? Кто захотел бы иметь дело с вечно капризной, разбалованной особой? Хосок отвечает тихо, отвернувшись в противоположную сторону. — Оказывается, за всю свою жизнь я любил одного человека. Все не мог понять этого, пока не потерял. В нем было что-то, чего нет в нас: способность видеть во мне хорошее, — Хосок шумно выдыхает. — Я предал его, оставил, — и замолкает. — И что дальше? — тихо спрашивает Сора. Она ищет ответов в каждом слове. Ведь теперь Хосок её единственная подпорка в мире. А глаза щиплет, голос надломлен, голова раскалывается и все плывет, как в тумане. — Не так давно мы встретились, но это был уже другой человек. Теперь он ненавидит меня, презирает, — девушка слушает внимательно, и пытается представить образ того человека, но перед глазами только лицо Тэхёна. — Но хуже всего то, что это я сделал его таким. И вся та ненависть, жестокость... он должен был остаться чистым. На самом деле не было и нет во мне ничего хорошего. Также как и в тебе. Ты пустая, Сора, просто красивая обертка. И теперь Тэхён даже не будет пытаться найти в тебе что-то хорошее, как делал это раньше. Больше он не тратит на это время. Сора не может осознать его слов. Не может понять, почему слезы бегут по её лицу, затекают в уши и все не кончаются. Бесконечный, бесконечный поток захватывающего отчаяния. И не важно ей, почему Чон в конце упомянул Тэхёна, не важно, откуда они знакомы, что пережили. Сора впервые обнаружила зияющую дыру внутри. Впервые за всю жизнь, она не хочет лелеять в себе эти чувства. Сора чувствует, что так все и должно быть: она должна плакать, она должна быть слабой и той никому ненужной, кем была всю жизнь, но боялась думать об этом. Мы принимаем только ту любовь, которую, как нам кажется, заслуживаем. И когда она ничего не получала от него, любить хотелось все больше. И она не нужна ему, но хочет быть нужной. — Хосок, а ты смог бы полюбить меня? — Нет, — не задумываясь отвечает он. Потому что Чону теперь ничто не нужно. Ни ночные пьянки, ни новые подружки и друзья. Он больше не хочет быть тем, кто все испортил из-за своей алчности и жажды развлечений. Единственного человека, которому был по-настоящему нужен, он умудрился потерять много лет назад. Того Тэхёна больше нет. И того Хосока больше нет. Все это время без него он чувствует упущенным впустую. Все бессмысленно. *** Снова ему хочется курить, и он не отказывает себе в этом удовольствии. Купил несколько пачек сигарет и дымит, где только придется. Тэхёну приятна мысль, что он может вдыхать в себя смерть. Он бы поместил на этих пачках лицо Чонгука, подписал бы, что опасно для жизни и вредит здоровью, а потом бы каждый день скупал их десяками, сотнями. В темноте ночи он ощущает себя защищенным от лишних взглядов. Белые хлопья липнут к щекам, лбу, когда Тэхён поднимает голову к небу, стягивая кепку. Прикрывает глаза, делает глубокий выдох. Он хочет успокоиться, быть внутри таким же холодным, каким кажется снаружи. Но его убивает небезразличие, разносит на части, и резкая злоба, ненависть накатывает приступами. Потом Тэхёну плохо, неописуемо страшно, и тогда он снова тянется за сигаретой. Возвращается в свое прошлое, и это сводит с ума. Ким находится на тонкой грани, когда еще немного и окажется по ее обратную сторону. Снова садится в машину. Измученно откидывается на спинку сиденья и смотрит на вход больницы. Он сюда приехал за очередной порцией личного анальгетика, почти бесполезной херни, которую Тэхён принимает уже пару месяцев — он здесь, чтобы увидеть Чонгука. Пытался без него, бесился несколько первых суток, но пора признать свое поражение. Киму нужно его обезбаливающее от жизни, чтобы он снова хотя бы на мгновение мог словить кайф от чувств, в которых жил последнее время. Впомнить бы первую дозу. Тэхён сидит неподвижно, боясь пошевелить даже пальцем, тяжелые веки сами смыкаются и воображенние рисует яркие картины: Вот он замечает парня, идущего к остановке. Сразу же понимает, что нашел свою жертву и резко тормозит. Берет в руки фотоаппарат, идет к нему, садится рядом, впервые ощущает его тепло, впервые ловит на себе его взгляд. И вот это чувство. Удары сердца гремят в ушах, слышит каждый свой глубокий вдох и выдох и смотрит в маленькое окошко видоискателя своего старого полароида, в котором видит того незнакомца... Тэхён резко спохватывается, больно ударяясь головой о низкий потолок машины. Он стонет от боли, держась одной рукой за голову, а второй почти панически роется в бардачке и резко замирает, заметив вглуби маленькую, единственную фотографию, лежащую там среди других набросков с ним же. Он дрожащей рукой вытягивает её и долго не решается посмотреть. Юноша в темной майке, с взлохмоченными волосами на голове сидит на фоне насыщенно-красного неба. Взгляд неосознанный. Тэхён засматривается на него. Он тогда по привычке искал новых знакомств, чтобы пообщаться немного с кем-нибудь, заполнить чем-нибудь свою голову. Странно подумать теперь, чем это обернулось. Тэхён от и до помнит разговор, чуть ли не каждое слово. Ведь ему впервые в тот день захотелось запомнить лицо этого случайного незнакомца. Помнит, как после поспешно возвращался в темную квартиру, где не был с самого приезда в Корею, когда отвозил туда картины. Впервые за долго время достал все краски, что были, с желанием нарисовать что-то конкретное. Одно единственное лицо. Утром следующего дня Тэхён вернулся к родителям и снова заперся у себя. Он не мог перестать рисовать. Не мог выкинуть его из головы. Впервые захотел снова встретиться со своей случайной жертвой. А может на самом деле не случайно, потому что никуда ехать не пришлось. Чонгук сам появился перед ним. И с этого момента жертвой стал сам Тэхён. Ким рычит от досады и сжимает в руке фотографию. Он уже готов разорвать её на мелкие кусочки и выкинуть вон, как в очередной раз вовремя останавливает себя. Чудовище внутри ищет успокоения, но этим поискам никогда не будет конца. Нельзя позволить себе мысли о том, что Чонгук его предал. Он ходит вокруг да около этого ужасного осознания, говорит об этом вслух, но отказывается верить. В его голове все так смешалось. И постоянно приходится напоминать себе, что Чонгук — не Хосок. Он другой, иначе Тэхён не поверил бы ему. Ким мечтает помочь Чонгуку справиться с его непосильной ношей. Видимо, этот парень на самом деле далеко не такой стойкий и сильный, каким притворяется. Он уходит от реальности, в которой у Чона нет сил бороться со всем этим в одиночестве. Всегда молчит о своих проблемах. Отказывает принимать помощь. Тэхён ведь просил быть честным… — Значит, недостаточно сильно, — вслух говорит он, закидывая фотографию обратно в бардачок. Тэхён просто должен взять себя в руки, но ему неимоверно сложно совладать с собой. Если Чонгук ушел, значит, это необходимость. Пройдет время, все прояснится. Он вернется, и Ким лишь незаметно попытается помочь ему в этом. Он в сотый раз вылазит из машины и идет в больницу. — Здравствуйте, — Ким здоровается с медсестрой на посту, лицо которой уже знакомо ему. Не раз приходилось проходить мимо, записываясь на прием к маме Чонгука, которую пару раз Тэхён навещал. Он это делал, потому что важно было пообщаться с ней, рассказать немного о Чонгуке и его делах. Оказывается, не только от Кима он все скрывает, но можно понять, почему он пытался скрыть их отношения. Не сказать, что Тэхён сильно сблизился с этой женщиной. Единственно, что их связывает, — Чонгук, которого они оба любят без памяти. Пусть и не говорят об этом друг другу, но знают. — Я бы хотел спросить насчет больничных счетов. Могу ли я оплатить операцию? — медсестра вопросительно приподнимает одну бровь. — В качестве благотворительности, — настойчиво добавляет Тэхён. — Кто вам нужен? — после короткой паузы интересуется девушка. Тэхён быстро называет имя и терпеливо ждет, пока та что-то ищет в своем компьютере. — Что же вы собираетесь оплачивать? Деньги перечислили позавчера, — Ким сразу ловит себя на мысли, что в тот день ушел Чонгук. Сказать, что он удивлен, не сказать ничего. Парень взволнованно откашливается. — Кто оплатил? — девушка не задумываясь отвечает, хотя вряд ли такую информацию можно говорить первому встречному. — Чон Чонгук. Извините, если это благотворительность, может, оплатите другую операцию? — но Тэхён уже не слушает. У него в ушах звенит одно единственное имя. Голова раскалывается и без того. И он рассеянно извиняется, отходя в сторону, чтобы сесть на свободный стул. Сидит. Уже спустя десять минут размышлений, Ким решает дождаться Чонгука здесь. Даже если придется сидеть до завтрашнего вечера. Он клянется себе, что не будет его трогать. Просто посмотреть одним глазком и ничего больше. Тэхён кутается в свою черную, огромную куртку, пониже натягивает кепку и сидит. На вопросы любопытной медсестры отвечает, что все в порядке. Он просто ждет. Тэхён слышит знакомые шаги примерно через пол часа, и его обдает жаром. Сердце начинает быстро колотиться. Хочется моментально поднять глаза, чтобы посмотреть на его лицо, но он сдерживает себя, еще сильнее сжимается и старается не двигаться. Краем глаза видит, как Чонгук отдает свой халат и быстро проходит мимо. Он поднимается следом, совершенно не контролируя свои ноги, которые сами несут его за парнем. Только пусть не исчезает. Ким быстро находит его в толпе и медленно идет следом. Трясёт то ли от холода, то ли от напряжения. Он старается не терять его из виду, поэтому держит определенно расстояние всего в шагов десять. Не хочет Ким быть надоедливым бывшим, как бы неприятно не было ему это слово, но ничего не может с собой поделать. Оправдывает себя только желанием жить. Без Чонгука ведь все потеряно. Ни рисовать не хочется, ни спать, ни есть. И даже существовать без него нет смысла. Только боль, сигареты и постоянные атаки ненависти. Ким не хочет быть таким, но отрицать эту свою часть уже невозможно. Как бы Тэхён хотел иметь эликсир, стирающий память, чтобы забывать о всём плохом. Но сейчас он просто идет за Чонгуком шаг в шаг. Прожигает взглядом его спину и еле удерживает себя, чтобы не рвануть вперед, схватить, заключив в своих объятиях, почувствовать его неповторимое тепло, которое греет лучше солнца, а тем более, других людей. Никогда не отпускать и выполнять любые прихоти, лишь бы не вырывался. Возможно, Чонгук даже Бог для Тэхёна. Особенно сейчас: такой недосягаемый, загадочный, далекий. Ким не хочет насильно заставлять вернуться к себе. Если надо, он будет бесконечно долго вот так вот ходить за ним, наблюдать со стороны. Он ненормальный, это слишком очевидно. Где взял деньги? Почему ушел, хотя говорил, что не будет? Откуда Сора знает его? Все это вопросы, на которые Ким обязательно найдет ответы, нужно лишь немного времени. Чонгук начинает ускорять шаг, и Тэхён не отстает. «Как только повернет, уйду», — зарекается он, не отрывая глаз и резко останавливается вместе с ним в туже секунду посреди дороги. С замиранием сердца ждет чего-то. Чон резко оборачивается. Их взгляды сталкиваются, и внутри у Кима все обрушивается: какая сдержанность, какое, к черту, терпение, если они теряют друг без друга их драгоценное время вместе. Такой животрепещущий взгляд: разочарование, вина, немая просьба оставить, спасаться, но это только провоцирует. Если от Чонгука надо бежать, то лучше он мучительно погибнет, сгорит, но пойдет за ним. Парень срывается с места и несется вперед. А Ким за ним, и хочется ему и смеяться, и плакать — так глупо пытаться убежать от него. Чонгук сам не знает о том, что хочет быть пойманным. Хорошо, что хотя бы один из них признает это. Парень спотыкается на одном из узких поворотов улочек, и Тэхён с разбега врезается в спину. — Думал, так легко сбежать от меня? — с мягкой издевкой в голосе спрашивает он, тяжело дыша. Чужие пальцы крепче и крепче вжимаются в руку Чонгука и он мотает головой, отшатываясь в сторону. — Надеялся, — опирается спиной о стенку здания, стараясь удержать себя на ногах. Тэхёна сразу же приводит в чувства этот ответ, и он хмурится. Чонгук слабый, понурив голову, он избегает взгляда и весь трясется, как осиновый лист. Как раненный, держится за руку, которую все еще не отпускает Ким. Тэхён выпрямляется и делает несколько решительных шагов навстречу, останавливается, оказавшись предельно близко. — Почему? — он пытается коснуться кончиками пальцев его лица, но Чон резко дергает головой в противоположную сторону. Тэхёна больно ранит этот жест. В нем снова появляется необъяснимая злоба как нежелание принимать что-то подобное от человека, которому он уже заведомо посвятил остаток своей жизни. Бывают чувства случайные, а это чувства вечные, когда ты знаешь, что не будет никакого «сильнее», «больнее», «ярче» с кем-то другим. Киму без него остается только умереть. У него уже мелькают первые мысли об этом. — Почему? — снова грустно повторяет он, на этот раз просто утыкаясь носом в теплую щеку. Прикрывает глаза и концентрируется на неосязаемом запахе его кожи. Чонгук не отдергивается на этот раз. Тэхён каждой клеточкой тела чувствует его напряжение. Тот даже не дышит в его руках. Тело Чонгука само тянется навтречу. Рвется к родному, но крепко связано по рукам и ногам жестоким разумом, памятью о случившемся. Он, наконец, спертым голосом отвечает. — Это не важно, — Чонгук еле заметно для себя, но так очевидно для Тэхёна слегка ведет головой, пытаясь получить ещё одну капельку нежности, последнюю, чтобы после упиваться ей до конца дней. Это придает ему немного сил, чтобы говорить дальше. Сдержанно, размеренно, холодно, чтобы голос не дрогнул. — Я просто не люблю тебя. — Лжец, — мгновенно перебивает его Ким, сильнее прижимая собственным телом к стене. — Мы же договаривались не лгать друг другу. — Это правда. — Нет. — Ты мне не нужен, Тэхён. — Нужен, — почти рычит он, до боли сжимая чужое запястье. И Чонгук принимает эту боль как вознаграждение, потому что ничто уже не сравниться с тем, что у него внутри. Пепелище, он выгорел изнутри и продолжает догорать с каждым сказанным словом. Когда все закончится, в нем не останется ничего, кроме этих оставленных Тэхёном синяков и горстки жалких воспоминаний. Еще секунда рядом с ним и он сделает решающий рывок. Господи, пожалуйста, дай ему сил прожить эту секунду, либо просто убей на этом же месте. Но проходит первая, вторая, а силы не появляются и Чонгук все не умирает. Тэхён дышит тяжело над ухом. Чон бы обнял его, прижал к себе и попросил прощения за все слова. Да, он лжец. Гореть ему в аду за это, за все бесконечные страдания, за то, как сейчас крошится в руках тот, что всегда собирал его по частям. — Я понял, что все было ошибкой. Мне не стоило приходить к тебе, не стоило вообще появляться в твоей жизни. Не получилось полюбить тебя, мне не нужны твои чувства. И ты мне больше не нужен, — предсмертное «прости» так и не срывается с его губ. И хотя Чонгук продолжает стоять на ногах, даже все ещё чувствует прижавшегося к нему Тэхёна, который непрерывно мотает головой, внутри он мертв. — Пусти, —это последнее, о чем он попросит. И Ким медленно отрывается от его щеки. Глаза блестят, все ещё сверкают даже в темноте ночи, но уже не от счастья. Он наклоняется и легко касается его губ. Это не страстный поцелуй прощания, не полный обиды и горести. Надежды, которая в очередной раз рвет на части. Не хочется Чонгуку этой надежды! Не заслужил он этого. — Когда я докажу тебе эту ложь, ты вернешься. Мы забудем обо всем, я прощу тебе все. Если придется, запру тебя в доме, и никуда не выпущу, пока ты сам не поймешь, что… И он обрывается на полуслове, делает глубокий вдох, чтобы договорить, но не может. Уходя, Тэхён тихо повторяет про себя, что это не Чонгука он сейчас видел, что это не он говорил с ним сейчас. Завтра Ким проснется в теплой кровати рядом с ним и поймет, что это был всего лишь страшный сон. Но даже когда он садится в машину, даже когда приезжает домой, укладываясь в кровать, сон не прекращается. Тэхён гулко кричит на весь дом его имя. Закрывает и открывает глаза, в надежде увидеть знакомую, сонную улыбку. Но пробуждения не наступает. Засыпая от бессилия, Ким молится своему Богу с лицом Чонгука о том, чтобы забыть все, что случилось. Забыть его навсегда и стать атеистом.
Примечания:
когда-нибудь я умру из-за вашего молчания
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Автор, спасибо вам за эту прекрасную работу! Всегда жду с нетерпением! Вдохновения вам побольше:)
Больно
Только подумала об этой работе, и вот тебе, читай взахлеб
Спасибо, Вы прекрасны
Если это не стекло,то что?
Если это не стекло,то что?
Стекло? приятного аппетита.
Я всё же надеюсь что Тэхен не опустит руки даже после этого случая и влюбит в себя Чона. Хоть тот и так уже и очень давно. Чонгук для Тэ как кислород, но и Гук тоже сильно его любит. Он сам себя не может простить за его поступок. Мне было бы очень интересно прочитать какая бы была реакция Тэхена когда он бы обо всем узнал.. Радость?..Гнев?..Сожаление?.. Надежда?, ну..мечты так сказать :з
Спасибо большое за вас труд, вдохновения. Жду продолжения. Ииии.. С новым годом з(0э0)з

Sarang hae~
пиздец,я сдох.
автор
>**Родинка на носу Чонгуки**
>Мне было бы очень интересно прочитать какая бы была реакция Тэхена когда он бы обо всем узнал.. Радость?..Гнев?..Сожаление?.. Надежда?, ну..мечты так сказать :з Спасибо большое за вас труд, вдохновения. Жду продолжения. Ииии.. С новым годом з(0э0)зSarang hae~

Никаких спойлеров, нет-нет.
Спасибо за отзыв и поздравления)
автор
>**supremeshipper**
>пиздец,я сдох.

Так долго вы не появлялись, что даже переживал. теперь могу быть почти спокойна

>**purpleyou**
>Автор, спасибо вам за эту прекрасную работу! Всегда жду с нетерпением! Вдохновения вам побольше:)

Спасибо:3


>**Пламенная Мечта**
>Больно Только подумала об этой работе, и вот тебе, читай взахлеб Спасибо, Вы прекрасны

Думаю, это вы прекрасны)*
Хм,я помню паренка из супермаркетта. Думаю Тэхен не зря упоминал его.Он новая жертва по-моему.Но это лишь догадки.
автор
>**Neko Name**
>Хм,я помню паренка из супермаркетта. Думаю Тэхен не зря упоминал его.Он новая жертва по-моему.Но это лишь догадки.

О какой жертве вы говорите?
Больно, в этой истории я больше ощущаю себя Тэхёном
Грустно