Ты подарил мне чудо 8

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Оз: возвращение в Изумрудный город

Пэйринг и персонажи:
human!Страшила Мудрый/Дороти Гейл, Маршалл Мэллоу, ОМП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Флафф, Повседневность, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
ОМП, Беременность
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Жизнь невозможно подогнать под какое бы то ни было расписание, ведь всё предугадать невозможно...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
26 декабря 2017, 10:56
Декабрь в этом году, вопреки всем ожиданиям, выдался снежным. Ударившие в первых числах морозы сковали море льдом, стоявшие в портах корабли оказались в своеобразном плену. Изумрудный город уже с чистой совестью можно было назвать «Белым». Дома старательно украшались к Рождеству и Новому Году: на дверях висели венки из еловых веток, обвязанные золотыми лентами и обвешанные бубенцами, над улицами были протянуты гирлянды, ёлки отяжелели от сладких украшений, окна исписаны пожеланиями своей семье и соседям. Над городом витала предпраздничная атмосфера.

Во дворце, конечно, тоже готовились к праздникам, но все ждали с нетерпением другого события – рождения ребёнка у Страшилы и Дороти. Когда супруги узнали о том, что они через некоторое время станут родителями, счастью обоих не было предела. Правитель Изумрудного города после этого известия всё свободное время, которого, к сожалению, было не так много, проводил со своей женой. Множество часов они провели за разговорами о ещё не рождённом чаде, пытались подобрать ему имя, угадать пол, но так ничего и не решили. Это оказалось сложнее, чем выглядело. Разумеется, не обошлось без помощи друзей и прислуги, что лишь внесло ещё большую путаницу в и без того непростую ситуацию. Лев был твёрдо уверен в том, что появится мальчик, и настаивал на имени Арил, но Страшила посоветовал другу либо проштудировать справочник имён ещё раз, либо больше не лезть с советами. И Дровосек не остался в стороне, который не только подобрал имя для, как он думал, девочки – Вена, но ещё и откуда-то платьица бледных цветов и крошечные башмачки, две или три пары. Споры между царём зверей и ним достигли точки кипения тогда, когда первый предложил заключить пари и посмотреть, кого родит их подруга. Бывшему пугалу такой расклад более чем не нравился, но просить их перестать трепать нервы как друг другу, так и ему с Дороти, было уже поздно.

Хотя сама Гроза Ведьм об этом не знала. Находившаяся постоянно с ней Грэйс Блю – одна из наиболее уважаемых служанок, имеющая довольно сильный характер и добросовестно исполняющая свои обязанности, всячески ограждала её от стрессов. Будучи матерью десятерых детей и имеющая за плечами немалый опыт, она давала девушке полезные советы и внимательно следила за состоянием её здоровья, чтобы ничего страшного не случилось. Вот и сейчас, когда день родов был близок, как никогда, женщина морально настраивала на это свою юную подопечную.

- Главное, соберитесь с духом, Ваше Величество. Беременность прошла более чем спокойно, осталось лишь родить ребёнка, и всё.

- Я это всё понимаю, - Дороти шумно выдохнула и обняла себя за плечи. – Но мне всё равно страшно. А если он родится мёртвым? Или больным?

- Накручивать себя не надо, моя дорогая.

- Да знаю, что не надо! Просто ничего не могу с собой поделать!

- Ну-ну, не нервничайте. Вам просто нужно отвлечься от этих мыслей. Хотите прогуляться до порта?

- Нет, мне холодно. Пойдём назад, во дворец.

Грэйс кивнула, и они повернули назад. Девушка облегчённо улыбнулась и почувствовала, как ребёнок внутри неё начал несильно пинаться, что спровоцировало тихий смех. Но радостное выражение лица вдруг сменилось гримасой нестерпимой боли, поясницу, казалось, пронзило тысячами ножей, ноги подкосились, и она чуть не упала. Служанка помогла подопечной удержаться в вертикальном положении, после чего пришлось ускорить шаг. Ей не нужно было объяснять, что произошло, и она прекрасно знала, что делать в подобных ситуациях.

Поэтому, уже стоя в коридоре, женщина разбудила задремавшего с саблей в руках стражника. Стоило ему открыть глаза, она заговорила:

- Ты знаешь, где сейчас Страшила?!

- Допустим, знаю, - мужчина смачно зевнул и потянулся. – А тебе-то что?

- Мне-то ничего! А у него тут жена рожает!

- Как? Уже? Но мы все думали, это будет через недельку или полторы…

- Вот ведь болван свалился на мою голову! Ребёнок у вас разрешения должен спрашивать, что ли, когда ему родиться?! Так, у меня нет времени с тобой размусоливать! Поэтому ноги в руки, и возвращай Страшилу в город!

Гроза Ведьм уже перестала ориентироваться в пространстве, правое у неё поменялось с левым, потолок и пол также находились не на своих местах. Глаза застилала кроваво-красная пелена, пальцы рук онемели, всё тело пронзил болезненный жар, какой бывает при гриппе или болезнях похуже. Краски поплыли, словно на картине, на которую случайно вылили стакан воды, звуки превратились в отвратительную какофонию. Стопы налились свинцом, и переставлять их было крайне тяжело, во рту пересохло, однако желания выпить воды не появилось. Хотелось только одного – лечь в постель, заснуть и забыть о мучающих её болях. Уже около спальни взгляд слегка прояснился, и помимо Грэйс Дороти увидела её младших дочерей, тоже служивших во дворце – Делайт, Ивет и Каролину. Девочки, и без всяких слов всё понявшие, немедленно открыли двери и пропустили мать вместе с её юной подопечной, после чего зашли сами…

***

В Конфетном графстве бушевала пурга. Никто, находящийся в здравом уме, не высунул бы даже кончика носа на улицу. Здания из пряников и печений покрылись тонкой корочкой льда, фонтан на центральной площади полностью занесло снегом, и теперь он больше походил на большой сугроб, парочка фонарных столбов из лакрицы уже упали под напором ледяного ветра.

Страшила смотрел на бунт погоды и в задумчивости мял кожаные перчатки. В груди засело какое-то странное беспокойство, которые грызло его и шептало, что ему сейчас нужно быть не здесь, а дома, в Изумрудном городе. Приложившись лбом к холодному окну, он старался вернуться мыслями к работе, но всё это отступало перед осознанием того, что у них с супругой скоро появится первенец. Несколько раз мужчина порывался уехать, но сначала его задержали наиболее срочные дела, затем – снежная буря. «Тот, кто сказал, что у природы нет плохой погоды, нагло соврал»! – буркнул он себе под нос и спрыгнул с подоконника, после чего практически сразу растянулся на полу.

- Аккуратнее, - капитан Зефир помог правителю Изумрудного города подняться на ноги и отряхнуться. – Ушибся?

- Нет. Думаю, даже синяка не будет. Когда буря уляжется?

- Через пару или тройку часов. Домой торопишься?

- Разумеется, - Страшила снял просохшее пальто тёмно-синего цвета, затем повесил его назад, на стоящую у камина напольную вешалку. – У меня странное предчувствие, я должен быть там!

Капитан вздохнул, но помочь ничем не мог. Он не был волшебником, и одним щелчком пальцев заставить бурю улечься не мог. Усадив собеседника за стол, который ранее занимали стопки документов, схем и пара чернильных пятен, Зефир поставил перед ним чашку с горячим травяным отваром, и весь его вид показывал, что отказы не принимаются. Страшила задумчиво щёлкнул ногтем расписанный синей краской фарфор и всё же немного отпил, поморщившись от горького вкуса во рту, к горлу подкатил приступ тошноты. «Не знаю, чего они туда намешали, но полыни не пожалели»! – закашлялся правитель Изумрудного города, придвинув оставленный генералом стакан с водой и в мгновение ока жидкость пропала, осталось лишь лёгкое пощипывание на языке. Нервам легче не стало, зато появилась головная боль. Вытянув ноги и откинувшись на спинку стула, мужчина сложил руки на груди и прикрыл глаза, накатила тяжёлая сонливость.

Внезапно жёсткие волосы колыхнулись от проникшего в помещение сквозняка. Нехотя повернув голову, бывший пугало кинул взгляд на вновь вошедшего стражника. Он попытался что-то сказать, но губы покрылись морозными узорами, щёки и уши горели, капли пота на лбу заледенели, как и кончики седых усов, снег на бровях растаял и потёк по вискам. Натянув перчатки, Страшила помог ему отряхнуться и, попросив капитана принести что-то горячее (не отваром же с полынью поить несчастного), отвёл его к камину.

- Я даже не спрашиваю, как вы добрались сквозь этот буран, друг мой, - начал спокойно правитель, пока стражник вешал всю верхнюю одежду у огня. – Только скажите мне, ради чего?

- Да-да, конечно. Сейчас. О, благодарю, - усач благодарно улыбнулся капитану Зефиру и забрал у него чай. – Меня к вам Грэйс отправила. Сказала, что это срочно.

- И что же случилось? Что-то с Дороти?

- Боюсь, что да, Мудрейший. Но ничего страшного, если верить словам этой, если можно так сказать, дамы.

- А с женой-то моей что?!

- Ах да, я же ради этого прибежал. Рожает.

- Как рожает?! – закричал светловолосый мужчина и вцепился собеседнику в плечи. – Должна же была только через неделю!

- Ну, я так и сказал, за что на меня накричали и едва ли не пинками погнали к вам.

Но Страшила его уже не слушал. Натянув пальто и водрузив на голову неизменную шляпу, с которой он всё никак не может расстаться, правитель Изумрудного города уже практически выскочил на улицу, как Зефир придержал его за локоть:

- Тебя снесёт, едва ты дверь закроешь! И рта не успеешь раскрыть, чтобы произнести заклинания.

- Слушай, мне как-то сейчас плевать! Если я не буду рядом, когда родится сын или дочь, никогда себе не прощу!

- Это понятно, но почему ты не хочешь произнести заклинание перемещения здесь?

- В замкнутом пространстве оно не сработает. Так что я отчаливаю, дружище. Генералу передай, что пусть сам теперь ко мне приходит, потому что из города я теперь, как минимум, полгода точно никуда не выйду.

- Вот сам потом и скажешь. Я с тобой пойду, и даже не спорь! Сам понимаешь, если ты пойдёшь один, у Льва с Дровосеком разыграется паника и тогда…

Светловолосый махнул рукой, мол, делай, что хочешь, и всё же вышел. Практически сразу потонув в снегу, он в который раз посетовал на врождённую неуклюжесть и стал несколько нелепо перебирать ногами, злясь на воду в сапогах и вцепившись пальцами правой руки в поля шляпы, пальцами левой сжимая трость. И все мысли сгруппировались вокруг одной фразы: «Только бы успеть»…

***

Во дворце все служанки были поставлены на головы, начались настоящие паника и суета. Грэйс раздавала указания направо и налево, одновременно с этим следя за состоянием метавшейся по подушке Дороти. Та же кричала, царапая всех, кто случайно попадался ей под руку. Терпеть уже было невозможно, ноги свело судорогой, в голове словно гремел огромных размеров колокол, как в соборе Нотр-Дам де Пари. Перед глазами снова всё поплыло, по щекам текли слёзы, тёмные волосы спутались и казались теперь ещё темнее, практически чёрными. Кусая до крови и без того обветренные и обкусанные губы, девушка пыталась что-то сказать, но получался только дикий вопль.

- Терпи, моя дорогая, терпи, - бормотала служанка, вытирая мягким полотенцем пот с лица. – Значит, уже пора ребёнку появиться на свет. Собери все свои силы и немного напрягись, он без твоей помощи не справится.

Её подопечная едва ли разобрала смысл сказанных ей слов, и всё же напрягла все имеющиеся в теле мышцы, чувствуя и усилившуюся боль, и подступающее маленькими шажками облегчение. Глотая текущие из глаз солёные капли, она зажмурилась и скомкала в ладонях простыню. Услышав шаги и знакомые голоса за дверью, Грэйс отправила одну из служанок стоять в дверях, никого пускать пока что нельзя. Дороти сейчас было всё равно, кто там пришёл и с какой целью кричит на несчастную молодую женщину, кроме равнодушия к окружающему пространству и страха за ребёнка, который вот-вот появится на свет, ничего не осталось.

Она потеряла счёт времени, не знала, сколько часов прошло с начала схваток. Час? Два? Три? Никто не мог ей ответить наверняка, да и не ждала она ответа. Меньше всего её он стал интересовать, когда уши уловили громкий детский плач. Миссис Блю, аккуратно держа в руках новорожденного, начала его осматривать. Не найдя того, что могло бы насторожить или потревожить, она облегчённо выдохнула и закутала малыша сперва в пелёнку, затем в одеяло. Понемногу приходя в себя, Гроза Ведьм вопрошающе смотрела на широкую спину женщины, та же с улыбкой подошла к ней и протянула лениво шевелящийся свёрток: «Вы молодец. У вас мальчик». Стоило девушке взять его в руки и взглянуть на маленькое, пухлое личико сына, как в носу снова защипало от подступающих рыданий, на этот раз от счастья. Мальчик же в свою очередь не сводил взгляда пока что серых глаз с матери, заботливо прижимающей его к себе.

- Ваше Величество, - стоявшая в дверях служанка вернулась в спальню. – Там ваш муж стоит, пройти хочет. Можно его пропустить?

- Да, можно. Он же отец всё-таки, должен посмотреть на сына. И да, я сколько раз просила не обращаться ко мне «Ваше Величество»? Я же не королева.

- Прошу прощения.

Дороти едва сдержала смех, когда Страшила на негнущихся ногах зашёл к ней, бледный, с нездоровым румянцем на скулах. Мужчина смотрел то на новорожденного, то на жену, пытаясь подобрать хоть какие-то слова, но язык отказывался его слушаться. Поэтому она сама встала и подошла к нему, предлагая посмотреть на сына. Правитель Изумрудного города снял левую перчатку и отодвинул край шерстяной ткани, мальчик, почувствовав холод, сморщился и попытался зарыться в тепло одеяла и пелёнки. Мужчина, начинавший терять контроль над своими эмоциями, просто заключил супругу в объятия и тихо спросил:

- Кто?

- Мальчик. У нас с тобой сын.

- Что тогда с именем? То, на котором мы сошлись?

- Да, - кивнула девушка, отстранившись от мужа. – Его будут звать Лин. И да… спасибо тебе, Страшила.

- Мне? Но за что?

- Ты подарил мне это чудо, нашего ребёнка.

Чуть приподнявшись на носочках, Гроза Ведьм дрожащими губами дотронулась до его в лёгком поцелуе. Лин же, тихо зевнув, закрыл глаза, всем своим видом показывая, что ему не интересно, что сейчас происходит. Он просто хочет спать.
Возможность оставлять отзывы отключена автором