Коллекция 105

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Мистика, Ужасы, Мифические существа
Предупреждения:
Насилие, Изнасилование, Кинк, Ксенофилия
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо! » от Valeda
Описание:
Это был чудесный игрушечный городок, подарок, которому детки были всегда рады...

Посвящение:
Моей дорогой подруге! VALEDA, С НАСТУПАЮЩИМ! ДА ВОЗРАДУЕТСЯ ТВОЯ ИЗВРАЩЕННАЯ ДУША!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мое первое творение в подобных жанрах
31 декабря 2017, 13:01
      Серебристые нити света вливались в незавешенное окно и мягко ложились на белые покрывала. Свежий запах зелёной хвои наполнял дом. Было уже далеко за полночь, когда Кевин вбежал в гостиную и, наслаждаясь красотой сверкающей ёлки, с удивлением обнаружил под ней рождественский подарок. Откуда он взялся? Неужели, в кое-то веки Санта протиснул свой толстый отмороженный зад через дымоход? Конечно, сложно поверить в такие чудеса, когда тебе уже семнадцать лет, хотя в детстве Кевин каждый день с нетерпением открывал маленькие окошечки в рождественском календаре, отсчитывающие дни до его прихода.
      Парень пробежался глазами по золотистым буквам на прямоугольной коробке с изображением причудливых северных оленей. «Merry Christmas, Кevin!» – говорилось на ней.
      Внутри оказался миниатюрный игрушечный городок. Словно живой, освещённый тёплыми огоньками, покрытый искрящимся снегом, он притягивал к себе так, что хотелось немедленно в нём очутиться: маленькие уютные домики обвивали сотни разноцветных гирлянд, у дверей церкви и магазинчика сладостей красовались пышные ёлки, в центре блестел каток, где сновали крохотные человечки. Кевин улыбался и рассматривал этот удивительный мирок. Вспоминал, как они любили играть с младшим братишкой. Так было до прошлого Рождества, пока Джош не исчез, и прекрасный праздник обернулся для их семьи настоящей трагедией.
      «Grovertown – город вечного Рождества, население: 1554» – кричала сочная красочная вывеска на крошечных воротах. Рядом возвышалась фигурка в красной куртке с белым пушком и забавных штанишках. Склонив голову в поклоне, Санта-Клаус приглашающим жестом зазывал пожаловать внутрь. Кевин дотронулся до колокольчика на воротах и ахнул – вместе со звоном он очутился в огромном сугробе посреди сверкающего льда.
      Холод, упрямо заползающий под пижаму, сковывал внутренности. Крепкий мороз обжигал уши, щёки и пальцы, сбивал дыхание. Нестерпимо кололо озябшие пятки. Парень огляделся, изо всех сил пытаясь унять дрожь. Сквозь густые хлопья снега из темноты выплывали крыши домов. В мёртвой тишине мигали гирлянды. Нет, этого не может быть! Он не мог поверить, но мог поклясться – он оказался внутри этого городка. Что это? Подарок судьбы или проклятие?
      – Здравствуй, Кевин, – прошептал вдруг зловещий голос ему на ухо.
      Парень вздрогнул и обернулся, перед ним выросла двухметровая мужская фигура – местный Санта-Клаус оскалился в острозубой улыбке. Его чёрные глаза злобно прищурились.
      – Кто ты такой? – выдохнул Кевин, его тело пробила крупная дрожь – от страха, не от мороза.
      – Гровер, основатель этого городка. Каждое Рождество я пополняю свою коллекцию симпатичных маленьких жителей. Поздравляю, в этом году мой выбор пал на тебя.
      – Что это значит? – парень с трудом сглотнул.
      – Это значит, что я хочу тебя трахнуть, – улыбнулась тварь. – И тебе от меня никуда не деться.
      Существо стало приближаться. Кевин попятился от незнакомца, после чего развернулся и бросился бежать, пока вновь не застыл на месте от ужаса – перед ним на коньках стоял Джош, и ещё несколько мальчиков разного возраста. Все они были мертвы! Их замёрзшая, местами почерневшая от мороза, кожа потрескалась, глаза остекленели, а раскрытые в немом крике рты словно кричали: «БЕГИ!».
      – Брось, Кевин, ты же сам хотел попасть в мой городок, – невидимая сила сковала движения, заставила его опуститься перед демоном на колени, запястья туго скрутили гирлянды. – Как и твой брат. Как и сотни других ребятишек до вашей семейки.
      Чуть ли не облизываясь, существо сорвало с него одежду, точно она была из бумаги, огладило обнажённые бёдра, наслаждаясь ощущением упругой плоти под пальцами. Кевин сжал зубы от мерзких прикосновений и неверяще покачал головой.
      – Пожалуйста, не надо...
      – О, да, – расхохотался демон. – Обожаю, когда просят. Продолжай в том же духе, мой мальчик.
      Он впился в губы Кевина жестоким поцелуем, сминая, кусая их и грубо проникая шершавым языком в его рот. Парень тяжело дышал, покрываясь инеем, весь дрожа от ужаса и холода.
      – Кевин, ты будешь самым красивым экземпляром в моей коллекции, – с восторгом произнесло существо, изучая идеальные черты лица своего пленника, перебирая его волнистые золотистые локоны. – Даже не знаю, может быть, сделать тебе приятное, чтобы ты кончил перед тем, как умрёшь? Впрочем, не думаю, что это хорошая идея. Лучше мы сделаем вот что.
      Без лишних более слов Гровер схватил мальчика за затылок, другой рукой надавил ему на подбородок, вынуждая Кевина широко открыть рот, и вошёл в него сразу на всю длину. Член упёрся в заднюю стенку горла, пленник поперхнулся, на его глазах выступили слёзы. Стоны посреди катка утихли лишь тогда, когда тварь прекратила резкие толчки и излилась семенем прямо в глотку. Кевин закашлялся, задыхаясь, с отвращением ощущая, как стекает по губам сперма его насильника.
      – Неплохое начало, – похвалил себя демон. – А теперь самое интересное.
      Он поставил жертву раком и, раздвинув ягодицы, без малейшей подготовки, одним грубым движением засадил в парня до предела возбуждённый член. Кевин широко распахнул глаза. Отчаянный громкий крик сорвался с его губ, нарушая тишину мёртвого города. Гровер ухмыльнулся: «Обожаю свою работу!».
      Следующие минуты показались Кевину самым настоящим Адом. Демон трахал его с такой силой и скоростью, что перед глазами искрами рассыпались чёрные точки, а каждый толчок сопровождался его жалким непрекращающимся стоном. Тварь получала истинное наслаждение от процесса, без малейшего намёка на нежность разрывая задницу парня, и была особенно довольна, когда стоны пленника перерастали в крик. Кевин извивался, давился слезами, пытаясь спрятаться от боли, и где-то в глубине души надеялся, что сознание покинет его. Но оно не желало проваливаться в благословенную темноту, а удерживаемые крепким хватом ягодицы не давали хоть немного отстраниться от безжалостных и беспрерывных проникновений.
      Когда демон кончил, перед глазами Кевина всё поплыло. Тело постепенно переставало ощущать боль и холод, он не мог пошевелить ни единой частью своего тела. Последнее, что он увидел, прежде чем его глаза остекленели, а сердце остановилось, было лицо брата. Может быть, теперь они встретятся и будут, как прежде, вместе праздновать Рождество?

***



      Кейт возвращалась с работы уставшая, но счастливая. Сегодня ей пришлось задержаться в больнице почти на всю ночь. Зато им удалось спасти одной девочке жизнь. Ну разве не рождественское чудо?
      – Кевин, я дома!
      В доме было тихо и уютно. «Наверное, уже спит», – подумала она, оглядывая гостиную. Её сын такой молодец! В этом году он даже сам нарядил ёлку!
      Неожиданно взгляд женщины привлёк чудесный игрушечный городок. Он стоял на камине, оттуда доносилась весёленькая праздничная музыка.
      «Grovertown – город вечного Рождества, население: 1555» – кричала яркая кровавая вывеска на крошечных воротах. Рядом возвышалась фигурка в красной куртке с белым пушком и забавных штанишках. Склонив голову в поклоне, демон незаметненько подмигивал будущим детишкам и приглашающим жестом зазывал их пожаловать внутрь.