Ждет критики!

Коллекция 207

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Мистика, Даркфик, Ужасы, Мифические существа, Попаданцы
Предупреждения:
Насилие
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо! » от Valeda
Описание:
Это был чудесный игрушечный городок, подарок, которому детки были всегда рады...

Посвящение:
Merry Christmas, everyone! ;)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Отдала дань классике, вдохновили любимые писатели: БРОМ, Роберт Лоуренс Стайн и Стивен Кинг, а также потрясающие фильмы ужасов: «Дом восковых фигур», «Музей восковых фигур» и «Крампус».

Обложки:
http://images.vfl.ru/ii/1547449089/8a031897/24943243.jpg
http://images.vfl.ru/ii/1547449114/952a8437/24943245.jpg
31 декабря 2017, 13:01
      Серебристые нити света вливались в незавешенное окно и мягко ложились на белые покрывала. Свежий запах зелёной хвои наполнял дом. Было уже далеко за полночь, когда Кевин вбежал в гостиную и, наслаждаясь красотой сверкающей ёлки, с удивлением обнаружил под ней рождественский подарок. Откуда он взялся? Неужели в кои-то веки Санта протиснул свой толстый отмороженный зад через дымоход? Конечно, сложно поверить в такие чудеса, когда тебе уже семнадцать лет, хотя в детстве Кевин каждый день с нетерпением открывал маленькие окошечки в рождественском календаре, отсчитывающие дни до прихода рождественского деда.
      Парень пробежался глазами по золотистым буквам на прямоугольной коробке с изображением причудливых северных оленей. «Merry Christmas, Кevin!» — говорилось на ней.
      Внутри оказался миниатюрный игрушечный городок. Словно живой, освещённый тёплыми огоньками, покрытый искрящимся снегом, он притягивал к себе так, что хотелось немедленно в нём очутиться: маленькие уютные домики были обвиты сотнями разноцветных гирлянд, у дверей церкви и магазинчика сладостей красовались пышные ёлки, в центре блестел каток, где вокруг снеговика сновали крохотные человечки. Кевин улыбался и рассматривал этот удивительный мирок. Вспоминал, как они любили играть с младшим братишкой. Так было до прошлого Рождества, пока Джош не исчез и прекрасный праздник не обернулся для их семьи настоящей трагедией.
      «Grovertown — город вечного Рождества, население: 1554», — кричала сочная красочная вывеска на крошечных воротах. Рядом возвышалась фигурка в красной куртке с белым пушком и забавных штанишках. Склонив голову в поклоне, Санта-Клаус приглашающим жестом зазывал внутрь. Кевин дотронулся до колокольчика на воротах и ахнул: вместе со звоном он очутился в огромном сугробе посреди сверкающего льда.
      Холод, упрямо заползавший под пижаму, сковывал внутренности. Крепкий мороз обжигал уши, щёки и пальцы, сбивал дыхание. Нестерпимо кололо озябшие пятки. Парень огляделся, изо всех сил пытаясь унять дрожь. Сквозь густые хлопья снега из темноты выплывали крыши домов. Башенки ближайших зданий напоминали впившиеся в небо гигантские когтистые пальцы. В мёртвой тишине мигали гирлянды. Нет, этого не могло быть! Он не мог поверить, но готов был поклясться: он оказался внутри этого городка. Что это? Подарок судьбы или проклятие?
      — Здравствуй, Кевин, — прошептал вдруг зловещий голос ему на ухо.
      Парень вздрогнул и обернулся: перед ним выросла двухметровая мужская фигура — местный Санта-Клаус жизнерадостно оскалился в острозубой улыбке. Его чёрные глаза злобно прищурились.
      — Кто ты такой? — выдохнул Кевин. Его тело пробила крупная дрожь — от страха, не от мороза.
      — Гровер, основатель этого городка. — Демон с гордостью взмахнул руками, тонкие бледные губы шире растянулись в улыбке, зрачки сузились ещё сильнее. — Каждое Рождество я пополняю свою коллекцию симпатичных маленьких жителей. Поздравляю, в этом году мой выбор пал на тебя.
      Кевин с трудом сглотнул:
      — Что это значит?
      — Это значит, что очень скоро ты присоединишься к своему брату.
      — Джош?.. — Неожиданно для себя парень сделал неосознанный решительный шаг по направлению к пугающему незнакомцу. — Ты знаешь моего брата? Где он?!
      — Конечно, он уже давно ждёт тебя здесь. Вон там, — выдал демон и указал далеко вперёд тонким длинным костлявым пальцем.
      Кевин проследил за жестом и бросился бежать через весь каток, мимо сияющих в мёртвой тишине оледеневших домиков, мимо их неподвижных владельцев, пытливо наблюдавших за ним из гнетущей темноты. Гровер проводил вмиг умчавшегося мальчишку коварным, хитрым взглядом.
      Кевин постоянно поскальзывался и едва ли не падал наземь. Инстинкт твердил ему, что верить незнакомцу — плохая идея, но опьянённый неугасающей надеждой разум устремлял его ноги к небольшой толпе человечков возле снеговика посреди серебристого льда. Кевин мечтал вновь увидеть любимого брата и уже отчётливо мог разобрать, что в нескольких метрах перед ним разрезают коньками лёд маленькие ребятишки. Его сердце забилось с удвоенной силой в предвкушении чуда.
      Неужели он в самом деле найдёт Джоша?
      Он бы отдал всё за возможность снова его обнять, услышать его звонкий смех. Воспоминания нахлынули на Кевина светлой волной: Джош сердито надул губы, потому что Кевин отвесил какую-то очередную шутку и взъерошил его лохматую шевелюру; Джош тихонечко хмыкнул и довольно облизнулся, успев хорошенько подпортить брату стакан молока; большие карие глаза Джоша расширились от восторга, ведь в одно рождественское утро мама преподнесла ему настоящего щенка — крошечный ретривер неугомонно облизывал лицо Джоша, а шею питомца украшал красный бантик из атласной ленты…
      Все радужные чувства разом затмил мрачный занавес. Кевин застыл на месте, сражённый жуткой картиной реальности. Лишившись дара речи, он стал озираться по сторонам: оказывается, мальчики и девочки вовсе не катались на коньках. Все они просто стояли на них, окружив снеговика. Они будто замерли в молчании, застигнутые врасплох его внезапным вторжением. И все они были мертвы! Их замёрзшая, местами потрескавшаяся от лютого мороза кожа была покрыта толстым слоем краски. Она блестела, словно её натёрли воском и отполировали. Щёки были раскрашены тёплой палитрой цветов, придававшей им некое подобие румянца. Контуры губ и остекленевших глаз подчёркивали более тёмные оттенки. Такая цветовая гамма добавляла трупам особенно устрашающей, более выразительной непривлекательности.
      Некоторые дети точно заледенели в дёрганых, пугающе реалистичных движениях. Создавалось невольное впечатление, будто они подражают знаменитым фигуристам и теперь обречены выполнять одно и то же нелепое действие вечность. Их раскрытые в немом крике рты будто кричали: «Беги!». Застывшие в мучительной агонии гримасы свидетельствовали о том, что перед смертью детям довелось испытать нечто поистине ужасное, и Кевин с содроганием поймал себя на том, что испытывает облегчение, что его не постигла подобная участь.
      Только действительно ли под всей этой краской находятся люди?
      Неожиданно взгляд парня остановился на фигурке мальчика с хоккейной клюшкой. На нём был точь-в-точь такой же свитер, какой носил Джош. Кевин вгляделся в бледное кукольное лицо с тёмными слезящимися глазами. Как и у других детей, оно походило на фарфоровую расписную маску, однако в нём узнавались до боли знакомые черты…
      Джош!
      Нет, он не должен позволять себе так думать.
      Джош не мёртв! Не мёртв!
      Кевин в отчаянии сжал зубы и неверяще покачал головой.
      — Это Джош, — подтвердил его самые страшные опасения вновь бесшумно возникший за спиной демон.
      Кевина настолько парализовало услышанное, что он даже не обратил внимания на то, что тот смог прочесть его мысли. В этот же момент ему вспомнились многочисленные сводки новостей: газеты пестрели заголовками о бесследном исчезновении детей в канун Рождества, местные телеканалы просто разрывались, сообщая о бессилии полицейских. Теперь он попал в этот таинственный пугающий мир, созданный демоном, где живых людей превращали в кукол, и причастность твари к пропажам вдруг показалась Кевину до жути правдоподобной, логичной. Мог ли кто-то подумать что-то плохое о миленьком игрушечном рождественском городке, случайно обнаруженном ребёнком под ёлкой? Определённо, такая чудесная маскировка не привлекла бы лишнего внимания.
      — Рад, что ты узнал брата. Мне казалось, я немного переборщил с макияжем.
      — Ты… — Кевин с трудом обернулся к твари, и им овладел панический ужас. Сердце колотилось так, что, казалось, вот-вот разорвёт грудную клетку. Отчаянно хотелось бежать — подальше от этого проклятого места, туда, где можно будет успокоиться, взять себя в руки. Но ноги ему не повиновались. Словно обезумевший от страха мозг стал пленником скованного незримыми путами тела.
      Гровер приблизился к парню, без малейших усилий одной рукой схватил его за горло и приподнял высоко над землёй.
      — Пришла пора прикоснуться к высокому искусству, Кевин. Ты будешь самым красивым экземпляром в моей коллекции, — с восторгом произнёс демон, изучая идеальные черты лица своей жертвы. Его голос звенел и переливался, как сотни крошечных колокольчиков, растворяясь во тьме. В холодных угольных глазах вспыхнули серебристые полумесяцы.
      Кевин жадно ловил губами воздух, балансируя на грани между жизнью и смертью. Наконец его сознание накрыл мрак.

***


      Кевин очнулся от глубокого забытья, ощутив лёгкое дуновение ветерка на своём оголённом теле. Маленькая комнатка, в которой он находился, напоминала старинную мастерскую. В огромном камине из чёрного мрамора пылал яркий огонь, повсюду были расставлены горящие восковые свечи. Где-то играла затёртая пластинка, весёлая рождественская песенка «Santa Claus Is Coming To Town».

Oh! You better watch out,
      Открой пошире глазки,
You better not cry,
      Не нужно плакать,
You better not pout,
      Не стоит надувать губки,
I'm telling you why:
      И вот почему:
Santa Claus is coming to town!
      В город едет Санта!

He's making a list,
      Он составляет список,
He's checking it twice,
      Дважды его проверяет,
Gonna find out who's naughty or nice.
      Чтобы выяснить, кто был непослушным, а кто вёл себя хорошо.
Santa Claus is coming to town!
      Санта едет к нам!

He sees you when you're sleeping,
      Он видит, когда ты спишь,
He knows when you're awake,
      И знает, когда ты просыпаешься,
He knows if you've been bad or good,
      Ему известно, каким ты был — хорошим или дрянным,
So be good for goodness sake!
      Поэтому, ради Бога, будь хорошим!

      Кевин оглядел помещение сквозь мутную пелену, после чего сфокусировал взгляд на собственном теле. Он обнаружил, что не связан и лежит на широком деревянном столе, а уже знакомый монстр, склонившись над ним, старательно обтирает его кожу влажной тряпкой. Кевин попытался подняться, но получилось лишь слегка пошевелиться. Он хотел позвать на помощь, но вместо слов из горла вырвался только невнятный сдавленный хрип. Похоже, чёртова тварь накачала его каким-то наркотиком.
      Гровер отложил тряпку и провёл горячими пальцами по покрытым испариной лбу и вискам юноши. Эти омерзительные прикосновения заставили Кевина почувствовать себя ещё хуже.
      Мгновением позже демон убрал руку. Теперь он занялся тщательным изучением инструментов, аккуратно разложенных на верстаке рядом со столом. Естественно, здесь присутствовало множество разнообразных кистей: от самых тонких, для росписи мелких деталей, до широких, для нанесения лака или более крупных узоров. Рядом теснились загадочные склянки без этикеток, жестяные баночки, акриловые герметики и баллончики с краской. На стене, за спиной твари, Кевин смог разглядеть и другие внушавшие тревогу предметы: всевозможных размеров металлические шпатели, скарпели, долота, штихели-резцы и разной формы стеки…
      Внезапно монстр ухватил Кевина за подбородок и повертел его голову из стороны в сторону, внимательно осмотрев скулы. Затем, призадумавшись, принялся перебирать громоздившиеся на старом деревянном подносе палитры.
      Кевин вновь обвёл глазами своё тело и только теперь заметил, что все волосы на нём были начисто сбриты. Кожа выглядела гладкой и бархатистой, как у младенца.
      Гровер выхватил из своих запасов один баллончик и, встряхнув, стал равномерно распылять краску по фигуре пленника. Сначала он покрыл спреем его ноги, после — пах, живот, грудь, потом перешёл к плечам и шее…
      Секунды превратились для Кевина в минуты, а минуты — в часы. Его подташнивало, от пропитавших воздух удушающих испарений краски кружилась голова. Он поморщился, почувствовав прохладный налёт спрея на лице, и на его веки легла ладонь.
      Надо же, какая забота…
      Вскоре монстр осторожно перевернул пленника на бок. Нужно было провести аналогичную процедуру с обратной стороны. Кевин боролся с заторможенным телом, пытаясь заставить себя двигаться, сопротивляться. Но ослабившая его дрянь не оставляла ни единого шанса на спасение. Все части тела отяжелели, ему очень хотелось спать. Приходилось прикладывать неимоверные усилия, чтобы держаться в сознании. Впрочем, последнее, учитывая обстоятельства, уже не казалось Кевину такой уж блестящей идеей.
      Как только первый этап работы был полностью проделан, демон вернул тело жертвы в изначальное положение. Кевин издал мучительный вздох, и его ненадолго оставили в покое. Парень понял, что не из сердечной доброты. Тварь просто хотела, чтобы краска подсохла.
      Гровер вернулся к нему с широкой кистью. Щурясь от удовольствия, получаемого от процесса создания очередного мрачного шедевра, он обмакнул её в баночку с лаковой перламутровой краской, и пучок ворса щекотно заскользил вдоль внешней стороны правого бедра пленника.
      Спустя час Гровер закончил накладывать на тело Кевина вязкий лак, придавший новому цвету кожи красивый глянцевый блеск. Покрытие уже затвердело, и осознание этого факта наполнило душу Кевина леденящим ужасом: его заживо хоронили, последовательно закупоривали в плотном могильном панцире.
      Кевин попробовал пошевелиться. Это далось ему куда труднее, чем раньше. В уголках глаз собрались горячие слёзы. Всё, что ему оставалось, — лишь беспомощно наблюдать за тем, что будет дальше.
      Демон отложил в сторону широкую кисть, с которой стекали густые капли раствора, по очереди поднял покрытые лаком руки жертвы и сдавил её ладони. Теперь Кевин не мог сжать в кулак слипшиеся друг с другом пальцы.
      Гровер порылся в глиняном горшочке и извлёк оттуда крошечный металлический тюбик с присохшей пробкой. Разобрав, что это суперклей, Кевин тихо вскрикнул от ужаса. Он понимал: на теле человека не так уж много мест, где можно его применить, но у демона явно имелись определённые идеи на этот счёт.
      — Открой ротик, — оскалившись, с издёвкой обратился к своей жертве Гровер.
      Тюбик клея оказался перед самым носом Кевина. Вместо того чтобы подчиниться, парень в бессильной злобе упрямо сжал челюсти. Большие руки демона тотчас подавили эту жалкую попытку сопротивления. Гровер заставил пленника раскрыть рот, дополнительно расперев его медицинским ретрактором.
      Кевин застонал, когда монстр щедро выдавил клей на палец в резиновой перчатке и начал торопливо наносить на нижние и верхние зубы. Безусловно, демон знал, как быстро тот сохнет. Закончив, он вынул роторасширитель и сдавил пальцами челюсти. Кевин пытался ими двигать, чтобы помешать склеиванию, и настолько увлёкся этим бесполезным делом, что не заметил, как Гровер выдавил клей ещё раз и обмазал ему губы.
      — Ну вот, ты почти готов, — прошепелявила адская тварь. — Как только полностью обсохнешь, приступим к декорированию и непосредственно к росписи.
      Вспыхнувшие в Кевине смятение и страх сменились нескрываемой паникой. Он не мог открыть рот, был не способен пошевелиться, но, даже не совершая движений, тяжело дышал: отливающая металликом, закупоренная химическими веществами кожа задыхалась под постепенно застывающей, как стеклопластик, массой. Гровер почувствовал отчаяние жертвы и бережно, чтобы не размазать так старательно наложенный слой золотисто-белой краски, с садистской нежностью погладил Кевина по щеке. Он гордо улыбнулся, довольный проделанной работой, и напел под стать некогда лившейся из граммофона мелодии:

All the kids in Girl and boy land
      У всех детей в Стране мальчишек и девчонок
Will have a jubilee.
      Будет праздник.
They're gonna build a toy land town
Around that Christmas tree!
      И они построят у рождественской ёлки
      Настоящий игрушечный городок!


So… you better watch out,
      Поэтому смотри внимательнее,
You better not cry,
You better not pout,
      Не плачь и не дуйся,
I'm telling you why:
      Знаешь почему?
Santa Claus is coming to town!
      Потому что к нам едет Санта!

***


      Кейт возвращалась с работы уставшая, но счастливая. Сегодня ей пришлось задержаться в больнице почти на всю ночь. Зато им удалось спасти одной девочке жизнь. Ну разве не рождественское чудо?
      — Кевин, я дома!
      В доме было тихо и уютно. «Наверное, уже спит», — подумала она, оглядывая гостиную. Её сын такой молодец! В этом году он даже сам нарядил ёлку!
      Неожиданно взгляд женщины привлёк чудесный игрушечный городок. Он стоял на камине, и из него доносилась весёленькая праздничная музыка. Кейт подошла ближе и пригляделась: на крошечном катке посреди толпы играли в хоккей два мальчика, смутно похожие на её сыновей.
      «Grovertown — город вечного Рождества, население: 1555», — кричала яркая кровавая вывеска на крошечных воротах. Рядом возвышалась фигурка в красной куртке с белым пушком и забавных штанишках. Склонив голову в поклоне, демон незаметно подмигивал будущим детишкам и приглашающим жестом зазывал их внутрь.
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: