Совершенные роботы 27

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Люди нарисованного мира
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Психология Фантастика Философия

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Люди создали суррогат.

Посвящение:
Наде за сподвигшую меня на это фразу

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Да, оказывается, у меня есть еще и такая вот точка зрения. И это же даже не странно. Это просто дико странно. И непонятно. И как-то обрывочно. На большее меня не хватило. Я все равно хочу, чтобы вы все увидели.

https://vk.com/ranray

Суррогат

28 февраля 2013, 23:11
Этот мир медленно умирает. Его солнце само себя сжигает дотла, а металл заковывает почву, словно в латы, в свои серебристые оцинкованные листы. Давно пора прекратить эти мучения. - Номер тысяча триста тринадцать, выйти вперед! – подошва обуви тяжело соприкасается с каменным полом. Мужчина в кожаном белом костюме отрывает взгляд от планшета со списком и придирчиво оглядывает образец на предмет внешних браков. Да нет, он идеален. Этот робот идеален. Почти человечен. Вот только робот. Глаза, волосы, кожа, одежда... Даже улыбка – все человечное. Как настоящее. Прекрасная маска. Не забывать лишь о главном – менять вовремя батарейки. Люди создают еще один суррогат. Жалкий, конечно, но уже почти настоящий. Свое подобие с микросхемами вместо органов и аккумулятором вместо сердца. И компьютером вместо мозга. - Вроде никаких неполадок быть не должно, если уж даже Джеймс признал его годным... Неприметное имя такое – Джеймс. В самый раз подходит механику с компьютером вместо разума. Они сейчас все такие, им устраивают десятки нудных проверок и тренировок. Учителя выпускают детей из школ, как ученые – машины с конвейеров. Если ты с браком – тебя тут же в утиль. Подойдут только самые безупречные. Безупречных готовят с детства. Каждый винтик у них в голове должен прекрасно работать, отвечая за свою собственную часть огромной мозговой системы. Всех негодных безжалостно отсеивают. Такой вот своего рода естественный отбор, намного более жестокий, чем у животных. Здесь зачастую даже нет права на смерть. Люди – сами как компьютеры, им не нужны планшеты и калькуляторы, они все просчитывают в уме, запоминают, сопоставляют. И ничем больше не дорожат. Сами все создают и сами же уничтожают. Они уничтожают этот мир. - Номер тысяча триста тринадцать, кругом! – голос отражается от каменных серых стен гулким эхом. Образец крутится, как приказано, и застывает, сверкая светлейшей улыбкой. Глаза – как стекляшки, зубы – фарфор, а кожа – как лед. Роботы тоже носят длинные волосы, красят ногти и пьют растворимый каждый день. Только они – суррогат. У настоящих глаза живые, кожа теплая, а зубы чуть желтоватые от избытка выпиваемого ежедневно кофе. У них бледные от недосыпа лица и хмурые взгляды. Они – люди. Идеал – суррогат. Ведь люди не идеальны. Видно, жизнь навсегда покинула тот мир, и на вечный его караул встают роботы. Люди-роботы и роботы-роботы. - Номер тысяча триста тринадцать, свободен! – и взгляд снова скользит по длинному строгому списку. Созданный образец точно годен, о чем волноваться? Если что – можно его уничтожить, почти что как человека – просто отправить в утиль и выплавить новый корпус со множеством тонких проволок-нервов, где вместо лопаток – стальные пластины. - ...Номер тысяча триста семнадцать, вперед! Еще одна искусственная нога осторожно ступает с конвейера на холодный каменный пол большого безликого зала. Там, под кожей, внутри, тоже сталь и электропровод. В этот раз, как-то даже немного жаль. Этот мир давно пора уничтожить. Ведь самые совершенные роботы - сами люди. Скрываясь за сотнями небоскребов, за горизонтом сгорает, оставив в небе тлеть алые угли облаков, неестественно яркое солнце.