Морок

Слэш
NC-17
В процессе
112
Размер:
планируется Миди, написано 12 страниц, 4 части
Описание:
С определённого момента с Юнги начали происходить странные вещи и Намджун.
Примечания автора:
морок уже не раз переживал метаморфозу, но, я так думаю, теперь он наконец стал в моей голове таким, каким должен был. честно говоря, меня уже заебало его переписывать, так что это точно в последний раз
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
112 Нравится 18 Отзывы 26 В сборник Скачать

2. приступ

Настройки текста
Дорога домой пришлась на вечерний час-пик. Автобус снова был забит под завязку и медленно полз через полгорода в перенасыщенном трафике. К счастью, остановка возле факультета была у автобуса Юнги конечной, так что назад он почти всегда ехал сидя. Это единственное, что спасало его от мучительной смерти. Обычно спасало. Прислонившись гудящей головой к стеклу, Юнги закрыл глаза и крепче сжал рюкзак, который держал на коленях. Прямо над ним стоял тучный сопящий мужчина, а рядом с тем, повиснув одной рукой на поручне, листала телефон девочка-подросток. Иногда они задевали Юнги локтями или вваливались в без того ничтожное личное пространство. Кто-то кашлял, кто-то чихал. Юнги было душно. Юнги было одновременно так жарко, что хотелось снять куртку, и очень зябко, словно он целую вечность просидел на ледяном ветру. Каждый раз, когда открывались двери и в автобус заталкивалась ещё пара человек, уличный воздух неприятно лизал открытую кожу. От этого по телу шли мурашки. Когда Юнги снова открыл глаза, за окном было уже совсем темно. Огни витрин сливались в разноцветные пятна. Тянучка закончилась, и через несколько остановок он наконец-то вышел из автобуса. На улице озноб стал ощутимей. Желание быстрее добраться к тёплой постели заглушало остальные, но Юнги всё же зашёл в супермаркет по дороге к дому. По итогу, в квартиру он практически ввалился на последнем издыхании. Бросив куртку с обувью посреди коридора и кое-как распихав по кухне продукты, включил в ванной горячую воду. Пока та набиралась, Юнги осмотрел себя в зеркале: щёки и нос раскраснелись, взгляд отдавал усталостью. Лицо словно налилось тяжестью у носа, лба и висков. Похоже, он простыл. — Молодец, — скептично сказал сам себе Юнги. Бросив на стиральную машину чистые футболку, бельё и мягкие домашние штаны, он залез в ванну по самый подбородок. Тело сначала пошло зябкой дрожью, но постепенно начало отогреваться. Разглядывая плитку на противоположной стене, Юнги думал о том, что завтра прогуляет. Это была хорошая новость — он действительно устал. Маленькие выходные, хоть и из-за болезни, ему точно не помешают. Староста будет ворчать, но это никогда никого не останавливало перед лицом соблазна не прийти на занятия. Юнги задумался, почему Намджун вдруг соизволил появиться на парах. Хотя на первой его не было. Он не знал, как тому удалось закрыть все предыдущие сессии, но Намджун за весь семестр мог появиться два-три раза. При этом никто никогда не видел, чтобы он бегал за преподавателями, пытаясь что-то сдать задним числом, или появлялся на пересдачах. Юнги разрезал указательным пальцем поверхность воды и снова уронил руку на дно ванны. Это было странно. Делать лабу с Намджуном. Это было пиздец как странно, подумал Юнги. Они даже разговаривали. Намджун оказался хорош и сделал всё практически сам. В горячей воде время потеряло счёт. Стекло давно запотело от пара. Поняв, что ещё немного и он раскиснет, Юнги резко встал и ступил ногами на резиновый коврик так, что вода немного расплескалась на пол. В желудке заурчало. Обсохнув и одевшись, Юнги заварил себе суп быстрого приготовления и чай. Уже сытый и согретый, он позвонил Чимину, узнать, почему того на самом деле не было. Трубку Чимин не взял, и Юнги просто отправил ему несколько сообщений, заваливаясь под одеяло. Наутро Юнги почувствовал, что ему стало лучше и простуду он задавил в зачатке: отёк сошёл, температура пропала, но слабость никуда не делась, и этот день было решено всё равно прогулять. В университет Юнги вернулся в достаточно неплохом настроении, даже несмотря на утреннюю толкучку в автобусе. Пары тянулись, как и практически всегда, долго и муторно. Чимина всё ещё не было — он так и не ответил, так что приходилось слушать. Отмучавшись две пары, Юнги взял в столовой чай и поднялся на третий этаж, где должен был проходить следующий семинар. Присел под стеной на корточки, просматривая домашнее задание, когда почувствовал, что в горле начало драть. Не отрываясь от тетради, Юнги сухо прокашлялся в кулак. На какое-то время спазм прекратился, но потом повторился снова — с трёхкратной силой. Что-то словно давило и царапало глотку, и чем дольше Юнги пытался прокашляться, тем сильнее становился спазм, пока он не понял, что задыхается. Тетрадь выскользнула из пальцев, и Юнги рухнул на колени, одной рукой опираясь на пол, а другой закрывая рот. Он не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть. Перед глазами всё поплыло от слёз. Юнги ничего не видел: ни того, как все на него оборачивались, ни того, кто помог ему подняться. Понял только, что его затянули в уборную и склонили над раковиной. Вцепившись в неё двумя руками, Юнги, содрогаясь и хрипя, наконец отхаркнул в умывальник тугой склизкой комок, а потом ещё, и ещё, пока раздирающие грудь спазмы не стихли. Сморгнув заслонившую взгляд пелену, Юнги вытер глаза рукавом и задушено всхлипнул. Какого хуя, подумал он почти истерически. Рука, всё это время державшая его за плечо, разжала пальцы, и, повернувшись, Юнги увидел рядом с собой каменное лицо Намджуна, который смотрел даже не на него, а в раковину. Юнги посмотрел тоже, тут же цепенея от ужаса. Весь умывальник был заплёван кровавыми комками слизи, которые, оставляя за собой красные дорожки, медленно сползали в слив. Какого хуя. Ещё немного и Юнги бы закричал, но Намджун вдруг открыл кран и вода постепенно смыла кровь. Это ведь была кровь? На корне языка стало кисло, словно он облизал ржавую трубу. — Ты… — начал Намджун, так и не закончив. Это прозвучало, будто кто-то скрипнул дверью в старой лесной хижине или треснула сухая ветка. Между его бровей залегла едва заметная складка. Потом лицо Намджуна стало прежним, и он сказал: — Твои вещи остались в коридоре. Пытаясь успокоиться, Юнги нервно кивнул. Намджун задержал на нём нечитаемый взгляд, тоже кивнул — попрощался? — и ушёл. В уборную больше никто не заходил, и Юнги догадался, что уже началась третья пара. Теперь ему было насрать на семинар. Когда собраться всё же более-менее удалось, он, больше не оборачиваясь на раковину, на негнущихся ногах вышел в коридор. Кто-то сложил его вещи на подоконник у аудитории. Забрав их, Юнги всё так же ломано двинулся на выход. На улице он на какое-то время растерялся, не понимая, что теперь надо делать, но потом подумал, что вариант остался только один. Очевидно, он был чем-то болен. Его продолжало мелко потряхивать, но по дороге в студенческую поликлинику шок практически сошёл на нет. Юнги смог свободно вздохнуть. Произошедшее не укладывалось в его голове. Словно это был просто дурной сон. Просто кошмар. Иллюзия. Галлюцинация. Что угодно. Глотка саднила от надрывного кашля более чем осязаемо. Фтизиатр, к которой его направили, выдала Юнги одноразовую маску и посадила рассказывать. По мере беседы с ней он окончательно успокоился. Сейчас они во всём разберутся. Ему поставят диагноз, а потом вылечат. Ну или он умрёт. — Вы уверены? — глядя на него поверх очков, серьёзно спросила женщина. Что-то записала в карточке. Юнги кивнул. Она расспрашивала его о том, когда начались приступы и других подробностях. Выслушав, протянула бумагу с направлением вместе с его медицинской картой. — Сейчас идёте сдавать мокроту. Соседний кабинет слева. Потом поднимаетесь на третий этаж и делаете флюорографию. Кабинет триста пять. Ждёте результаты и возвращаетесь ко мне. Закинув рюкзак на плечо, Юнги сказал спасибо и вышел из кабинета. В момент, когда он постучал в соседнюю дверь, ему уже казалось, что он готов к чему угодно, лишь бы просто узнать, что за ёбань его сегодня едва не убила.

***

Такой исход был неизбежным, но даже понимание неумолимости времени и обстоятельств не могло заставить Сокджина легко принять факт собственного старения. Потому так не должно было быть. Тем не менее, Сокджин не мог не замечать очевидное. Он увядал. Лицо и практически всё тело оставались прежними, кроме правой руки. Сначала иссохли пальцы. Старость уже расползлась от ногтей до середины кисти. Наверняка будет ползти и дальше. Это только вопрос времени, когда он высохнет весь, превратившись в немощного старца, и вся его былая красота останется только в воспоминаниях. Сокджин подвигал костлявыми пальцами и ещё раз осмотрел их, а потом вернул короткую перчатку на место. Чтобы не вызывать вопросы, он носил обе, хоть с левой рукой всё было в порядке. Пока что. Бросив мимолётный взгляд в овальное зеркало на стене, Сокджин вернулся за столик к своей спутнице. Она ещё издалека ему заулыбалась. В зале достаточно скромного ресторана играла ненавязчивая музыка. Другие гости воодушевлённо общались, смеялись и пили. Воздух то и дело сотрясал звон стекла. На город уже опустился вечер, и из окна, у которого они сидели, открывался хороший вид на красиво убранную улицу. Сев на своё место, Сокджин ласково улыбнулся девушке в ответ. Она выглядела не старше двадцати пяти лет. Чёрные локоны немного небрежно лежали на открытых плечах. Её натуральный цвет волос выдавали русые брови, которые она не красила, и ясные светло-голубые глаза. Девушка улыбалась пухлыми алыми губами. Сокджину хотелось стереть эту помаду. Ей совсем не шли такие цвета. Она пыталась казаться другим человеком, но он прекрасно видел её настоящее нутро — оно интересовало Сокджина куда больше, чем весь этот притворный лоск. — Не хочешь прогуляться? — спросил он, накрыв её лежащую на столе ладонь, и его прекрасная, светящаяся молодостью и энергией, спутница, не медля, согласилась.

***

Юнги ничего не понимал, кроме того, что этот день просто выебал его. Бездумно щёлкая пультом, он так же бездумно переключал каналы. Юнги сидел так с того самого момента, как вернулся из поликлиники. Мало того, что ему пришлось сдать ещё несколько анализов и просидеть там до самого закрытия, они сказали, что его лёгкие чисты. Слизь могла приобрести характерный цвет посредством пищевых красителей, например. — Ёбаный насрал, — Юнги вдавил кнопку пульта в очередной раз и с несчастным стоном отбросил его дальше на диван. Всё закончилось тем, что ему прописали хорошо высыпаться, лучше есть, не перенапрягаться и лёгкое успокоительное. Начались новости и, вздохнув, Юнги всё же посмотрел на экран. Рядом с лицом ведущего появилась фотография пропавшей девушки, которую уже неделю разыскивали родственники. Крашеные чёрные волосы и бледно-голубые глаза. Двадцать лет. Всех, кто мог видеть её или что-то знает, просьба обращаться на телеканал или напрямую по номеру телефона отца или матери. Юнги достал из кармана упаковку с успокоительным. Сейчас он чувствовал себя вполне нормально, не считая того, что хотелось упасть лицом в пол и пролежать так до утра. Сил не осталось ни на душ, ни на еду. Выпив две таблетки, Юнги разделся, даже не включая в спальне свет, и забрался под одеяло. Свернулся клубком. Ну я хотя бы не умираю, подумал и практически сразу уснул.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты