lose control. 117

your phobia. автор
peedoor бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
SLOVO, Versus Battle (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Мирон Фёдоров, Слава Карелин, Оксигнойный
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Нецензурная лексика Повседневность Психология Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Только что внутри Мирона прошёлся ураган чувств, который, кажется, снёс всё к чертям. Слава же некоторое время стоял на месте, словно в ступоре, лишь хлопая ресницами. Но потом уголки его рта потянулись вверх, а сам он расплылся в широкой улыбке, напоминая довольного кота, объевшегося сметаной.

Посвящение:
всем-всем шипперам этого замечательного пэйринга. :*
отдельное спасибо моей любимой музе - Оленьке. мур, люблю тебя.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
аввв, наконец-то я что-то выпустила. уже руки чесались написать фик, и вуаля!
на самом деле хотела написать оч оч тёплый флафф (вауу, впервые), но моя натура сделала всё абсолютно не так, как я хотела. )0) обожаю. ну такое. вроде флафф, а вроде нет.

ещё одно важное уточнение! теперь у меня есть классная бета, которая не допустит того, чтобы ваши глазки любовались на всякие глупые опечатки и мои собственные ошибки. однако все мы люди, и если таковые помарки будут, то просьба сообщить о них в пб (на всякий случай, да).

уже писала об этом, но блеееен. :с ебаная учёба!!! обещаю, что летом буду вас радовать фиками намного чаще (как и вы будете радовать меня отзывами, я надеюсь).

миу, всех люблю и ценю. ♡
15 января 2018, 23:46
Наверное, это уже диагноз — просыпаться по привычке раньше, чтобы посмотреть на спящее лицо человека, который всё чаще разделяет с Мироном постель. Мужчина цепляется взглядом за каждую деталь в выражении такого родного и привычного лица настолько внимательно, что становится не по себе. Разве год назад Фёдоров вообще мог представить подобные недоотношения со Славой? Чёрт, да он даже не считал себя пидором всю сознательную жизнь. И тут не срабатывает хренов принцип «один раз — не пидорас». Наверное, когда ты уже на протяжении долгого времени трахаешься только с одним парнем, этот принцип априори не может сработать. Но они ведь не встречаются, а то это совсем по-гейски (???). Запущенный случай, да. За тридцать лет своей жизни Мирон решил для себя, что серьёзные и долговременные отношения не для него. Было слишком много таких случаев, когда заканчивалось всё женским истеричным «ты меня не любишь, в последнее время уделяешь время только работе». Ну и в пизду, решил тогда Фёдоров. Только вот получилось не в пизду, а по пизде, когда в жизни появился Слава. На кой черт этот придурок возился с Мироном целую неделю, пока последний болел и не мог подняться даже с кровати? На самом деле, во время болезни Мирон — страшный человек, даже Женя порой не могла выдержать его агрессивные припадки и резкие смены настроения. Даже Женя… Сколько лет эта прекрасная женщина знает Фёдорова? Дохуя. А Слава? Ну, допустим, знает Слава его ещё с 2009, а то и раньше. Но тесно общаться они начали относительно недавно. Мирон в последний раз мажет взглядом по расслабленному лицу Славы, наблюдая за тем, как обнаженная грудь медленно и ровно вздымается, а затем опускается. *** Стоя у кухонной тумбочки, Фёдоров буквально прожигает взглядом две чашки, наполненные тёмным кофе до краёв. От них исходит пар, а кофейный аромат быстро заполняет комнату, приятно ударяя в нос. И с какой, скажите на милость, стати Мирон должен, как грёбаная верная жёнушка, готовить кофе на двоих в постель? Много чести. Мужчина злится на себя и на Славу, попутно выливая один напиток в раковину, там же оставляя пустую чашку, даже не заливая водой из-под крана. К чёрту. Мирон не хочет ввязываться в эту пучину любви со всеми обязательствами и никому ненужной преданностью. Наверное. Ведь так, да? — Доброе утро, — сиплый сонный голос с частичками хрипотцы доносится до ушей Мирона, и он замирает, не решаясь обернуться. Почему-то его сжирает чувство неловкости и смущения после очередной ночи, проведённой со Славой. — Уже давно за полдень. Получилось довольно сухо. Да, именно так мужчина и хотел ответить. Непринуждённо, равнодушно, без лишних эмоций. — И ты не хочешь пожелать мне доброго утра после пробуждения? — Я сказал, что уже день. — Да хотя бы доброго дня. Никакой взаимности, Мирон Янович. И мне очень охуительно вести беседу с твоей прекрасной спиной, да. — Слава, — важно начинает еврей, доставая с верхней полки сахар, а затем бросая себе в чашку два кубика, — давай без этой хуйни, а? Мне сегодня нужно ехать по делам с Ваней, так что будь добр, оденься и свали. — Мир, — парень так же делает паузу после обращения, а Фёдорова нехило так переёбывает с того, как мягко получается у Славы произнести его сокращённое имя. — А тебе не надоело вести себя так каждый раз после того, как я тебя выебу? Сзади слышатся приближающиеся шаги, и Мирон весь напрягается, когда начинает ощущать тёплое дыхание в ухо. — Нет, серьёзно, — продолжает Карелин, — ночью ты выгибаешься подо мной и стонешь, как самая грязная шлюшка, — на этом моменте Мирон не выдерживает, вздрагивает всем телом. — Выстанываешь моё имя, крупно дрожа во время того, как кончаешь, — глаза Мирона обессилено закрываются, когда парень прижимается к нему сзади, ставя свои руки по обе стороны на кухонную тумбу. И мужчина чувствует, чёрт подери, что у Славы блядский стояк, который становится всё больше, пока парень увлечённо рассказывает об их ночных приключениях. — Блять, Слав, — Мирон начинает задыхаться в собственных чувствах, но всё же подается корпусом вперед, отслоняясь от разгорячённого тела позади. Но расстояние между ними так же быстро сокращается, и Карелин с ещё большим рвением прижимает еврея к тумбе, начиная медленно двигать бедрами, имитируя толчки. Мирон шумно набирает воздух через рот, что по звуку напоминает приглушённый всхлип. — А на утро ты не решаешься посмотреть мне в ёбаные глаза, всячески избегая нормального разговора со мной и уж тем более каких-либо прикосновений. Выглядишь, как школьница, которую в первый раз выебали. Или ты просто выёбистая шальная императрица? Отец баттл-рэпа на русском, блять, — Слава заканчивает свою тираду, чуть ссутулившись и наклонившись к шее Мирона. Впивается губами в его чувствительную кожу, покрывая старые засосы новыми. — Мирон, — тихо шепчет парень, склоняясь над его ухом и слегка прикусывая, перед этим ловко проводя влажным языком по хрящику. Фёдоров уже не вздрагивает, его всего колотит, а эрогенных мест на теле, кажется, становится в разы больше. Вставший член уже давно оттягивает ткань домашних штанов. У них обоих, блять, стоит колом, но их губы даже не соприкасались. — Ты идиот, мне реально нужно по делам, — как бы невзначай произносит мужчина, наконец оборачиваясь назад и буквально натыкаясь на чужие губы. Слава не шевелится: не подаётся вперёд, не сокращает эти миллиметры между их губами. Он просто выдыхает воздух через рот, обдавая Фёдорова горячим дыханием. — Признайся, что ты никак не хочешь принять в своей голове то, что влюблён в меня. Не хочешь принять тот факт, что твой трек «Девочка-пиздец» абсолютно неправдивый, потому что ебаный король ру-рэпа, оказывается, пидор. — Замай — пидор? — абсолютно не к месту язвит Мирон. Но лицо парня напротив остаётся таким же серьёзным. Даже немного заебавшимся и совсем чуть-чуть сонным. Лицо, лишённое саркастичной и ироничной ухмылки. Лицо Славы Машнова. Не Карелина, не КПСС, не Валентина Дядьки, не даже Сони Мармеладовой или Птичьего Пепла. И Мирон понимает, что проебался с только что сказанной фразой. — Ты — пидор, а не Андрей. А ещё ты мудак. На протяжении скольких недель ты бегаешь от трезвого, адекватного разговора? Мирон открывает рот в попытке что-то сказать, но в заднем кармане штанов начинает звонить телефон. — Выруби. Нахуй. Ебучий. Мобильник, — цедит сквозь зубы Карелин, чуть сощурив глаза. Еврей моментально достаёт гаджет, напряжённо вглядываясь в имя, высвечивающееся на дисплее. — Это Ваня. — Мне похуй. Выруби. Мирон сводит брови к переносице, принимая входящий вызов и поднося телефон к уху. — Вань, я… Слава резким движением вырывает телефон из рук мужчины, начиная говорить в микрофон: — Поговорите о своих дохуя важных делах позже. — Ты в край охуел, Слава! — с нотками злости и возмущения выкрикивает Фёдоров, наблюдая за тем, как парень включает беззвучный режим и ставит телефон на верхнюю полку. — Это ты в край охуел, пиздабол. Можешь хоть что-то убедительное сказать насчёт меня? Заебала эта неопределённость. Пиздец как охуенно смотреть на фотки, где ты обнимаешь всяких левых пёзд с тонной штукатурки на ебальнике. Сука. Они хоть в курсе, что ты у нас по мальчикам, так ещё и снизу? Мачо недоделанный. Мирон внимательно вглядывается в лицо Славы, находясь в ступоре от того, что Слава его… ревнует? — То есть твоя логическая цепочка заключается в том, что всех баб, которых я обнимаю, в итоге ебу? — Моя логическая цепочка заключается в том, что ты пиздабол и мудак. — Сам такой, — делая отсылку на их короткую перепалку в Твиттере, произносит Фёдоров, горестно усмехаясь. Он аккуратно кладет ладонь на затылок Славе, мягко зарываясь пальцами в гладкие и приятные на ощупь волосы. Карелин заметно расслабляется, его взгляд становится более мягким и теплым. Правую руку он кладет на щёку Мирону, движением большого пальца поглаживая нежную кожу. И смотрит на пухлые губы Мирона, к которым очень хочется прижаться своими. Мужчина не глупый — угадывает всё по взгляду, начинает сам тянуться за поцелуем. Но рука, покоящаяся на его лице, вдруг не позволяет это сделать. Слава устремляет свой взор выше, на мироновские глубокие глаза. В которых, кажется, таятся ответы на все вопросы. Но Славе катастрофически мало этого. — Я жду. Я сейчас уйду нахуй, и мы навряд ли после этого вообще встречаемся, либо ты говоришь то, что заставит меня остаться. Фёдоров устало вздыхает, опускает ту руку, что успела запутаться в густых волосах шатена, на плечо, а другой просто приобнимает парня, ласково проводя ею по широкой спине. Он утыкается носом в чужую шею, прикрывая глаза и пытаясь собрать все мысли в кучу. — Это сложно. Я вообще не привык выражать подобные чувства в… устной форме. Но я постараюсь, ладно? — Мирон на несколько секунд замолкает, получая в ответ еле заметный кивок. — Ещё недавно я абсолютно не понимал, что чувствовал к тебе. То есть, мне казалось ненормальным, что я испытываю такое влечение к тебе в сексуальном плане. Блять, я пытался потом выбить тебя из своей головы, потому что говорил себе, что я просто не могу быть пидором. Много раз в клубе цеплял каких-то левых баб, зажимал их в каком-то углу, но понимал, что не чувствую ничего подобного по отношению к ним. Понимаешь? То, что раньше меня заводило — упругая женская грудь, задница, стройная талия — попросту не вызывало желания выебать их. Мужчина вновь делает небольшую паузу, отстраняясь от шеи Славы и смотря ему прямо в глаза. Слава действительно внимательно слушает, впитывая в себя, словно губка, каждое слово, сказанное Мироном. Поэтому Мирон уверенно продолжает: — Когда я приболел, я правда чувствовал себя отвратительно. Потому что даже самую простую простуду мне очень тяжело перенести. Ты так возился со мной, буквально не отходил ни на шаг. Даже мои смены настроения вытерпел, не кинув меня и оставаясь рядом. За это время я так привык к тому, что ты постоянно был рядом, ночевал и спал со мной. А когда ты пропадал в туре, в квартире было пиздец пусто. Серьёзно. Тебя не хватало. — И поэтому ты ни разу не написал мне, верно? — не сдержался и перебил Слава, с недовольством хмуря брови. — Не поэтому. А потому, что я думал, что буду выглядеть глупо. Да и тем более, у тебя же тур, сплошные переезды в разные города. Слав, ты стал для меня важным человеком. Я люблю тебя. Только что внутри Мирона прошёлся ураган чувств, который, кажется, снёс всё к чертям. Слава же некоторое время стоял на месте, словно в ступоре, лишь хлопая ресницами. Но потом уголки его рта потянулись вверх, а сам он расплылся в широкой улыбке, напоминая довольного кота, объевшегося сметаной. Карелин притянул к себе мужчину, наконец впиваясь в тёплые чужие губы, тут же напористо проталкивая язык внутрь, сталкиваясь с чужим. — Не так сильно, как я тебя, — буквально в губы прохрипел Слава. Они целовались так, словно от этого зависела их жизнь. Мирон властно кусал губы Славы до крови, затем виновато вылизывая солёные ранки. Происходящее сейчас было так необходимо и правильно, что сердце щемило от трепета. Правой рукой Фёдоров опять зарывается в мягкие волосы, сокращая расстояние между их телами. Необходим тесный контакт, кожа к коже, друг к другу. Парень ловко подхватывает Мирона под бёдра, не прерывая чувственного и желанного поцелуя. Конечно, держать на себе тушу Фёдорова — не закинуть на плечо низкорослую и лёгкую девчушку. Хоть мужчина и выглядит не особо массивным и тяжёлым, но вес его прилично ощущается в случае, если захотеть поднять его. Еврей сначала что-то недовольно мычит в поцелуй, но тут же обвивает своими ногами обнажённые бока Славы. Кажется, густой поток воздуха в помещении содрогнулся, а температура увеличилась на два градуса так точно. Карелин усаживает Мирона на кухонный стол, по-хозяйски раздвигая чужие ноги шире и отрываясь от пухлых губ. С уст Фёдорова слетает неконтролируемый разочарованный рык, и это сносит парню крышу. Только что он хотел подъебнуть Мирона, потому что заметил, что в раковине покоится немытая и точно такая же чашка с остатками кофе на дне, которой этой ночью не было. Ну а еврей вряд ли бы пил два раза подряд кофе из разных кружек. Однако сейчас эти мысли со свистом вылетели из головы Карелина, и он просто наклоняется к шее мужчины, начиная практиковать поцелуи-укусы. Чёрт, это так льстит, когда Мирон покорно подставляет шею, начиная сбивчиво и томно дышать через рот. — Может, предупредишь своего великолепного бэк-эмси, что ты сегодня явно никуда не отправишься? Или же… это настолько важно, что ты сейчас побежишь обкашливать делишки со вставшим членом? — парень медленно опускает ладонь на пах Фёдорову, начиная мягкие и неторопливые поглаживания. — Думаю, Рудбой явно охуеет от того, что Оксимирон пришел в таком состоянии после встречи с каким-то парнем. — В пизду дела и Ваню. Сейчас. Блять, как же я хочу тебя сейчас. Мирон неловко елозит задом по столу, но вдруг осознает, что это кухонный стол. То есть, человек он брезгливый, и есть потом за этим столом не особо захочется. Собирается спрыгнуть, начиная сдвигать ноги для удобства, но парень, конечно же, препятствует этому. — Я тоже. Именно поэтому мне похуй на то место, где я тебя выебу. Слава помогает избавиться мужчине от чёрной футболки, отбрасывая её куда-то в сторону холодильника, на что получает в ответ тихое шиканье и обрывки фраз о том, что попал он прямо в раковину. — Знаешь, я пиздец не уверен в том, что сейчас собираюсь тебе отсосать, — начинает Карелин, спускаясь вниз на колени и замечая то, как напрягся Мирон после этой фразы. — И если ты сейчас опять спизданёшь что-то не то, как в прошлый раз, когда я так же стоял на коленях, — парень плавным движением стягивает с Мирона домашние штаны вместе с нижним бельём, — то я не оставлю тебя, а доведу до той точки перед оргазмом, остановлюсь и не дам тебе самому додрочить, пидор. Фёдоров тихо фыркает, но говорить что-то едкое точно не собирается. Поэтому устраивается поудобнее, прикрывая глаза и затаивая дыхание. Будет жарко.
Примечания:
этот пиздец, который я написала, подошёл к концу.))) мне кажется, что фик выглядит незаконченным, но я и не хотела писать нц.
в общем, написала очередную поебень, которая кому-то зайдёт, а кому-то не зайдёт.

и не забывайте про отзывы! это то, что греет моё сердечко и заставляет биться сильнее. а ещё безумно мотивирует на дальнейшие работы.
любые отзывы приветствуются. особенно если это будет обоснованная критика. (:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.