Relax and enjoy +97

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Undertale

Пэйринг и персонажи:
SF!Папирус /US!Санс/SF!Санс
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
BDSM, OOC, Групповой секс, Кинк
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Пора открывать глазки, - нараспев прозвучало у самого черепа, а затем повязка соскользнула с глаз.
Блубери на пару секунд сощурился от мягкого желтого света, который освещал практически пустую и серую комнату, а потом огляделся и осознал свое незавидное положение.

Пейринг: SF!Папайрус/US!Санс\SF!Санс

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Давно у нас ашотиков-ваншотиков не было ᕕ( ᐛ )ᕗ Я вообще после воскрешения и вашей поддержки стал как-то активно изобиловать идеями.
Не обещаю, что это клевая работа, ибо уровень языка все еще на дне, но тут вроде как должно быть в целом повкуснее содержание.

24.01.18 ^^
№35 в топе «Слэш по жанру PWP»
№42 в топе «Слэш по жанру ER (Established Relationship)»
17 января 2018, 01:20
- Пора открывать глазки, - нараспев прозвучало у самого черепа, а затем повязка соскользнула с глаз.

Блубери на пару секунд сощурился от мягкого желтого света, который освещал практически пустую и серую комнату, а потом огляделся и осознал свое незавидное положение.

- Тебе удобно? – заботливо поинтересовался Черри, выходя из-за спины и вставая перед Блубери в гордую, царственную позу.

Дернувшись всем телом, Блубери понял, что полностью обездвижен. Грубые веревки сковывали все экто-тело от запястий вздернутых над головой рук до ступней, что почти полностью касались пола. На туловище веревка переплеталась в узор из крупных ромбов, узлы которых неприятно впивались в эктоплазму. Особенный дискомфорт приносили сжимающие грудь веревки, заставляя ее показательно выпирать вперед.

- Люблю свою работу, - продолжал ворковать Черри, невесомым касанием проходясь по веревкам, - ты словно кусочек деликатеса на витрине, - голос был сладким, манящим, вкрадчивым, но у Блубери он вызывал глубокую тревогу и трепетный страх. – Осталось только подвесить тебя на радость покупателям.

- Не надо, пожалуйста, - Блубери стал панически дергать вздернутыми руками, но его слова никак не остановили Черри. Он подошел к небольшому колесу, которое имело множество делений. Повернув колесо вперед на пару из них, Блубери немного приподнялся над полом, но все еще мог балансировать на мысках. Черри двинул круг еще на пару делений.

- Х-хватит! – испуганно взмолился Блубери. – Мне больно! – сейчас практически вся нагрузка, пусть и не такого тяжелого тела, приходилась на руки и плечи, которые едва не выворачивало от напряжения и статичного положения.

Черри на просьбу лишь усмехнулся и сделал поворот на еще одно деление. Теперь Блубери касался земли только кончиками пальцев и сильно пошатывался, стараясь удержать хрупкое равновесие. На этом Черри решил пока остановиться и вернулся к Блубери. Благодаря высокой платформе и каблукам он все равно оставался со своей жертвой на одном уровне, что было очень важно, ведь ему доставляло огромное удовольствие смотреть прямо в глаза.

- З-за что ты издеваешься надо мной? – немного плаксивым голосом произнес Блубери. – Отпусти.

- Замолкни, ягодка, - со сладким ядом в голосе прошипел Черри, - и не мешай мне.

Черри протянул к Блубери руки и стал оглаживать тело, начиная от бедер и поднимаясь вверх, к элегантному изгибу талии, плоскому животику, напряженному позвоночнику и спине, выпирающей под напором веревок грудью. Черри обошел Блубери и прижался со спины, тем самым заставив его податься вперед и потерять равновесие. И пока тот пытался вновь устоять на полу, Черри безжалостно терроризировал его соски, вызывая болевые поскуливания.

- А-ай! – вскрикнул Блубери, когда Черри начал оттягивать соски со всей силы, и начал подаваться вперед, чтобы как-то ослабить натяжение.

Черри же наслаждался реакцией и впитывал ее в себя, получая излюбленное садистское удовольствие. И как же волнительно и приятно было осознавать, что это всего лишь скромное начало.

- Б-больно! – не выдержал Блубери, чувствуя, как Черри словно пытается оторвать эктоплазму от его груди.

- Я же сказал молчать! – повысил голос Черри и в наказание болезненно провел когтями от ключицы до грудей, а затем со всей силы укусил беззащитное плечо.

Блубери взвизгнул и дернулся изо всех сил, но ему некуда было деться от боли. Черри не останавливался и вгрызался глубже в эктоплазму, заставляя слезы навернуться на глазах.

Когда Черри закончил терзать плечо, он отстранился и снял с пояса стек, а потом встал перед Блубери и демонстративно ударил себя по ладони, показывая силу удара и жесткость наконечника. По комнате прокатился звук новогодней хлопушки. У Блубери душа замерла от осознания.

- И не смей издать хотя бы звук, - пригрозил Черри. – Иначе я изобью тебя так сильно, насколько действительно этого хочу.

Блубери задрожал в испуге и ожидании удара.

Первый пришелся по бедру и больше напугал, хотя больно тоже было. Второй пришелся выше бедра, затем два удара уже по бедру с другой стороны. Стек был жестким и действительно болезненным, но веревки на теле совсем немного, но смягчали удары. Однако было очень больно. Блубери вздрагивал и дергался, сжимая зубы, чтобы не завыть. Его тело шаталось, а плечи ныли от напряжения, пальцы ног все также скребли пол в поисках постоянно нарушаемого равновесия.

Черри наносил удары точно, с нужной силой, а также с большим упоением. Ему нравилось терзать Блубери, смотреть, как он извивался и тихо постанывал сквозь зубы, желая избежать еще большего наказания. Однако Черри прекрасно знал, как можно испытать его пределы.

Совсем неожиданно удары перешли на грудь, и стек задел своим хлестким ударом измученный сосок, отчего Блубери резко сжался и почти закричал. Пара слез застыла на глазах, но пока не упала.

- Должно быть больно, – самодовольно поинтересовался Черри и следом отвесил симметричный удар по другой груди. Блубери не выдержал и вскрикнул. – Какие мы нежные, - усмехнулся Черри, видя, как по всему телу и груди вспухают голубые борозды от ударов.

- Скажи мне, ягодка, - Черри сделал шаг вперед, вешая стек на руку, - ты будешь себя хорошо вести? – и схватил груди обеими руками, жестко мучая плазму. – Ты ведь не хочешь боли, правильно? – Блубери активно закивал головой. – Хотя это странно, - с этими словами Черри скользнул одной рукой между плотно связанных ног, - ты не хочешь боли, но при этом весь течешь, - он продемонстрировал Блубери руку с голубыми следами тягучей магии на них.

От стыда Блубери вспыхнул голубым румянцем, а Черри довольно оскалился и отступил на шаг.

- Обманывать нехорошо, малыш. Ты так и напрашиваешься на серьезное наказание.

- Прошу, не надо… я… - и в этот момент Черри дал пощечину.

- Я не разрешал разговаривать.

Блубери сглотнул слезы и закрыл глаза, не в силах больше выдержать давление.

Черри бы с радостью ударил еще раз, запрещая отводить взгляд, но решил воспользоваться моментом и отойти к столу, чтобы взять зажимы.

- Перед подачей следует украсить деликатес, - Черри оттянул один сосок и закрепил на нем зажим, стягивая нежную плазму как можно сильнее и оставляя висеть на груди увесистую металлическую капсулу, которая достаточно болезненно тянула эктоплазму вниз.

Блубери поскуливал и шипел, боясь сколько-либо двигаться, чтобы не так ярко ощущать тяжесть грузов, но в его положении это было практически невозможно. Закончив свою работу, Черри специально толкнул Блубери, заставляя того задергаться и вновь заскрести пальцами пол.

- Что ж, пора накрывать на стол, - торжественно произнес Черри, - но для начала следует познакомиться, - и тут Блубери услышал шаги, а потом его череп опалило невероятно горячим дыханием. – Это мой песик, - Черри едва сдерживал издевательскую радость, - и он очень и очень голоден.

От дыхания на затылке по позвоночнику пронеслась липкая дрожь и осела где-то внизу живота. Блубери задрожал, чувствуя за спиной что-то большое и мощное, что-то сильное и достаточное угрожающее, чтобы вызвать настоящий панический страх.

Пока пес активно знакомился с Блубери, хватая его огромными горячими лапами и проходясь языком по шее и плечам, Черри отошел к столу, чтобы взять несколько карабинов и веревок, чтобы подготовить Блубери к новому положению. Черри раскрутил колесо, позволяя связанным рукам свободно опуститься, и в этот момент Блубери схватили поперек живота и вжали в пылающее жаром тело, которое упиралось пульсирующей магией прямо в поясницу.

Вернувшись к Блубери, Черри снял его руки с крюка и пристегнул карабином к веревке на шее, затем наклонил вперед и захватил несколькими карабинами веревки вдоль тела на спине, прикрепил к ним другие веревки и подвесил их концы на крюк. Все проверив, Черри вернулся к колесу и закрутил его настолько, что Блубери в полусогнутом положении все также едва стоял на мысках.

Теперь Блубери ощутил не только облегчение на плечах, но и яркую боль того, как зажимы безжалостно тянули его грудь вниз. Однако все это уходило на второй план перед дышащим в спину чувством, что позади пристроился настоящий зверь, впивающийся когтями в талию, и только ждет команды, чтобы наброситься на приготовленную добычу.

- Кушать подано, - пропел Черри, упирая руки в колени и склоняясь к Блубери. – Порадуй мою животинку как следует.

У Блубери перехватило дыхание в панике, он хотел вновь молить о пощаде, но сумел только сдавленно вскрикнуть, когда в него ворвались сразу же на всю длину огромным и невероятно горячим членом.

Слим порыкивал от удовольствия на всю комнату, даруя слуху Черри истинное наслаждение, врывался в узкое и до невозможности влажное лоно, которое каждый раз сжимало его в протесте на наглое и требовательное вторжение. Темп был сумасшедшим, а отдача на движения такая, что Блубери едва не раскачивался на веревках, как на качелях. Еще хуже дела обстояли с грузами на сосках, которые от такого темпа грозились натурально оторваться вместе с пережатой плазмой. Порой они бились друг о друга, пронося по замкнутой комнате громкий металлический треск.

Блубери просто не мог молчать. Он скулил, стонал и хныкал, чувства переполняли его и уже проступили горячими слезами, а потом покатились по щекам, что не скрылось от внимательно взгляда Черри, который упивался многогранным лицом Блубери и каждой его эмоцией.

- Милашка, тебя уже переполняет, - Черри ласково взял череп в руки и приблизил к своему. – Я так и вижу, как тебя распирает. Можешь покричать, - и только Блубери собрался это сделать, как Черри впился в него глубоким поцелуем, заглушая все вырывающиеся звуки. Он заигрывал с голубым языком, кусал его и вытягивал, спирая у Блубери жизненно важные крохи дыхания.

В это время животное возбуждение подбросило Слима к сладостной кульминации, он со всей силы стиснул Блубери и стал остервенело насаживать на член до тех пор, пока не взорвался мощным оргазмом, выплескивая всю магию внутрь и громко рыча от удовольствия.

Блубери едва не задохнулся и во время кульминации Слима выдернул лицо из рук Черри, чтобы просто глотнуть воздуха. Он глубоко дышал и пытался прийти в себя, но Черри такая своевольность не понравилась, и он дернул Блубери за веревку на шее, притягивая к своему недовольному лицу.

- Ты продолжаешь испытывать мое терпение, ягодка.

- Я… дышать… хоте-а-а-ай…

Слим вновь вошел в Блубери, в лоне смазки было хоть отбавляй, и продолжил трахать с прежней силой.

- Я бы сейчас устроил тебе сладкую жизнь, - начал угрожать Черри, - но не хочу отрывать своего мальчика от любимого занятия. Видимо, ты понравился ему. Пусть позабавится вдоволь.

Черри выпрямился и отошел на пару шагов для наблюдения. Картина перед ним определенно была не хуже его собственнических планов на Блубери. Вид того, как его пес возбужденно имеет беззащитного, скулящего, но полностью погрязшего в грехе Блубери заставлял душу биться чаще, биться с упоением, а низ таза неметь в сладком возбуждении.

Слим же без остановки врывался в податливое мягкое тело, которое принимало его так глубоко, как только возможно, которое подрагивало под ним и разносило по члену приятнейшие вибрации. Это была восхитительная игрушка, аппетитнейшее блюдо, золотая косточка от любимого лорда. Однако Слим хотел ускориться, ох как же сильно он хотел вбиваться в Блубери быстрее, как хотел вдавить его тело в пол и просто драть, драть и драть, пока не насытится. Мысли об этом заводили не на шутку и заставляли трепетать в предвкушении.

- Тебе хорошо? – негромко и сладко поинтересовался Черри, вставая рядом с братом.

- Лучше всех, милорд, - прорычал Слим. Черри не мог сдерживать довольную улыбку, а потом поманил своего пса для поцелуя. Он был коротким, но глубоко чувственным, раскрывающим все эмоции друг перед другом.

Блубери в этом время визжал и захлебывался подступающими слезами, только не потому, что ему было больно, нет, эти чувства как-то внезапно исчезли, а потому что его переполняли разнообразные эмоции, которые наперебой пронзали разгоряченное тело и взбудораженную душу. Ему было до ужаса стыдно за реакцию своего тела, но невероятно хорошо от того, что внутри него задевали все чувствительные точки и приносили позорное удовольствие. Его просто распирало от того, что он чувствует, и этот поток не заканчивался. Это медленно сводило с ума, а тело сводило от невозможности двигаться, а веревки продолжали натирать измученную плазму.

Потерянный во всем коктейле испытываемого, Блубери даже не осознал, что в какой-то момент оказался на холодном полу, и теперь его вдавливали с еще большей остервенелостью и жесткостью. Блубери закусил косточки на пальцах, и его тело сладостно содрогнулось, что не скрылось от цепкого взгляда Черри.

- Вы посмотрите, да мы кончили, - протянул Черри, хлестко ударяя по ягодице. – Какой же ты грязный извращенец, Блубери.

Ответа не последовало, зато Слим вскоре кончил внутрь во второй раз.

- Мой пес настоящая секс-машина, он может брать тебя весь день и всю ночь, - горделиво и с неким предвкушением произнес Черри, смотря на плачущего, но уже от удовольствия Блубери. – Разве это не восхитительно?

Черри видел, что Блубери особо не реагирует, поэтому решил немного взбодрить его. Он отошел к небольшому столу, взял бутылочку, вернулся и переступил через Блубери лицом к Слиму.

- Интересно, а твоя попка также хороша? – с этими словами Черри густо выдавил смазку на два пальца, а затем проник ими в тугую попку Блубери под его недовольные мычания. – О-о, да тут целый пассажирский состав влезет.

Блубери хотел рефлекторно вильнуть тазом и сбросить наглые пальцы, но из-за того, что Слим держал его цепкой хваткой, ничего не получилось, и Черри продолжил проникать в него пальцами.

- Песику определенно понравится, - довольно произнес Черри и перевел взгляд на брата. – Совсем немного подготовки, - Черри вылил большое количество смазки на член Слима и размазал парой резких движений, а потом хорошо смазал вход, чтобы песик мог двигаться так быстро, как раньше, - и добро пожаловать.

Слим приставил головку к попке и неспешно вошел, и, под нескрываемые крики Блубери, которые очень быстро превратились в стоны, продолжил свое дело.

Блубери разрывало изнутри от зашкаливающих чувств, а его нутро разрывало от нереальных размеров и скорости движений. Блубери едва мог вытерпеть это, он просто не знал, куда ему деться от всего этого. Он мог только стонать, терпеть и, к своему стыду, наслаждаться.

Черри продолжил наблюдение за Блубери, Слим продолжил с остервенением трахать и кончать уже в другое место, а потом менять места как заблагорассудиться. Оранжевая магия вовсю стекала из щелей по ногам и просачивалась на пол, заставляя Блубери немного скользить.

Вот так оргазм за оргазмом, и Слима, и Блубери, проходило время в этой комнате, пока Черри не уловил едва слышимое бурчание после очередного оргазма Блубери. Он подошел и склонился к его лицу, которое было полностью спрятано в руки, пальцы на которых уже искусаны в кровь.

- Ты что-то сказал, ягодка? – однако в ответ он получил все еще неразборчивое бормотание. – Я не слышу-у…

- Кр… Крас… ный…




Свет казался ослепительно ярким, а матрас до невозможности мягким, как пушистое облако. За окном щебетали птицы, в комнате пахло чем-то теплым и ароматным.

Блубери с огромным усилием повернулся на бок и приоткрыл глаза. Перед ним сидела фигура в драных джинсах и оранжевой водолазке.

- Эй, как себя чувствуешь? – мягким голосом произнес Слим, привставая с кресла. Блубери в ответ слабо кивнул. – Ну хорошо, - он выдохнул с небольшим облегчением. – Вода на тумбочке, - в этот раз Блубери моргнул в согласии. – Пойду позову брата, - и Слим вышел из комнаты.

Через несколько минут зашел Черри, только уже в нормальной одежде из шорт и футболки, и упал на кресло перед кроватью.

- Далеко ты забрался в этот раз, - начал с легким, едва заметным беспокойством, - я даже думал сам останавливать игру, - в ответ Блубери виновато улыбнулся и попытался сесть в кровати. Выходило не слишком успешно, все тело ломило от остаточного напряжения. – Было немного не похоже на твое привычное поведение. У тебя что-то случилось?

- Да нет, - хриплым голосом ответил Блубери, а потом потянулся за бутылкой с водой. – Как обычно, просто напряженный месяц работы.

- Не сильно верится, знаешь, - продолжал настаивать Черри. – Работа не требует сбрасывать столько энергии.

- Ну уж кто мне будет рассказывать, - с легкой улыбкой произнес Блубери.

- Ты тут яблоки с карандашами не сравнивай, - огрызнулся Черри, а потом взял себя в руки. – Моя работа – это моя работа, и у нее совершенно другие критерии.

- Я знаю, даже не спорю.

- Ты уверен, что ничего тебя не беспокоит? Знаешь, ведь мы играем на доверии друг к другу. Лишь зная твое душевное состояние, я могу знать, до какой черты ты можешь дойти без последствий.

Блубери умолк и погрузился в раздумья, Черри это прекрасно видел и не торопил с ответом.

- Возможно, - Блубери сглотнул, - я слишком хорошо живу в этом мире. Даже, можно сказать, незаслуженно хорошо. Вот и… захотелось наказать себя побольше в этот раз.

- Мы вообще-то тут не наказанием занимаемся, - несерьезно оскорбился Черри, а затем в комнату вошел Слим с подносом выпечки в руках. – Тем не менее, не стоит так бессознательно толкать себя к пределу, - Слим сел на край кровати и протянул поднос Блубери, предлагая попробовать пирожки, от которых все еще исходило тепло духовки. – Нельзя скидывать со счетов никакие переживания, но я советую тебе поменьше думать о самоуничижении, - Черри стянул пирожок и разломал его, чтобы вдохнуть прекрасный запах картофеля и зелени.

- Я понимаю, - выдохнул Блубери и тоже угостился выпечкой, на пару секунд замечая перемотанные белоснежными бинтами пальцы, - просто в последнее время эти мысли слишком меня занимают, - и откусил кусочек сочного маслянистого пирожка. – Постараюсь об этом много не думать, - теперь Блубери обратился к Слиму. – Это очень вкусно, просто восхитительно. Спасибо.

- Рад слышать, - Слим тепло улыбнулся, действительно довольный похвалой.

- Отдыхай сколько нужно, - Черри закинул ноги на колени к Слиму, и тот начал поглаживать ступню одной рукой. – На ужин будут ребрышки в соусе «барбекю», - Слим посмотрел на Черри с благодарностью, - так что постарайся выползти к этому времени.

- Хорошо, - Блубери кивнул. – Спасибо вам за все, - и благодарно улыбнулся.

- Да не за что, - бросил Черри. – Только оплаты это не отменяет.

- Я знаю, - по-доброму усмехнулся Блубери. – Я знаю.
Примечания:
Голубой вагон идей качается, и скорее набирает ход, ну и какого ж хрена, а, новая идея наперед встает? х)))
Вечно со мной так: тонна идеи и перед их реализацией всплывает новая х) Проклятие, не иначе х)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.