Тем коротким летом... +69

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
М/м
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Психология, PWP
Предупреждения:
Underage
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Счастливым можно быть в любое время года.
Особенно в последние дни угасающего лета.

Посвящение:
Юно Маято, чтобы она не грустила и радовала меня своими новыми творениями. Музы тебе, дорогая :3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
долго думал над названием, поменял тысячу вариантов, но потом понял, что это всего лишь кровожадный, бессмысленный ПВП, который в названии вообще-то не нуждается.
с другой стороны, автор is absolutely hopeless romantic, так что весь экшн обернут в ванильно-паточную оболочку флаффа.

З.Ы. напоминаю, что АВТОР ЛЮБИТ КОММЕНТАРИИ - он питается ими! :)

Работа написана по заявке:
3 марта 2013, 21:26
* * *

Перед ним - просторная степь.
Ветер свистит и завывает, не в силах угнаться за резвым галопом Азата - лучшего коня в аиле. Жаркий пот струится по лошадиным бокам, а сердце Тимура дикой птахой бьется в груди, будто вот-вот собираясь вырваться из нее, да взмыть в небо и полететь.
Родной, привычный ему мир остался где-то далеко позади и сейчас перед ним раскинулась степь - бескрайняя и вечная. Ее запахи Тимур вдыхал сейчас жадно - пытаясь насытиться, надышаться ею до упоения...
- Тиимкаа, подождии! - доносится до него слабый зов отставшего Арсена-Сенчика, ладного красивого паренька, приехавшего к деду Сарану погостить этим летом.
Сеня был новым человеком в деревне - из ровесников каждый да норовил поговорить с ним, подружиться, но отчего-то тот выбрал себе в приятели свободолюбивого Тимура и с тех пор вечно ходил за ним верным псом по пятам. Для юного городского подростка статный, темноволосый молодой парень со стальным взглядом был живым олицетворением вольного степного духа, человеком, во всех смыслах достойным восхищения. И, надо сказать, тому не могло не понравиться такое восторженное отношение.
Только вот не знает мальчик, что связался не просто с красавцем-аполлоном, а с гнусным похотливым демоном, пачкающим его тело ежедневно, еженощно в своих мыслях, омерзительных фантазиях...
Натянув поводья, Тимур останавливает Азата, который недовольно фыркает, вынужденный прервать свой бег. Через полминуты Сеня на дедовской кобыле догоняет его - раскрасневшийся и взмокший.
Рыжая челочка прилипла ко лбу, а губы яростно прикушены - пацан дышит неровно, сглатывая время от времени, пытаясь отдышаться. Видно, как по впалой груди, не прикрытой рубашкой, катятся соленые капельки пота. Тимур улыбается, чувствуя, как соприкасаются их бедра. Велик соблазн - притянуть его к себе сейчас, повалить прямо на эту жухлую степную траву и сделать своим, не слушая жалобных стонов..
- Все хорошо?
- Да, - в ответной улыбке ему чудится призыв и Тимур не выдерживает - ладонь сама собой ложится на чужое колено.
Арсен смущенно отводит взгляд, но не откидывает его руку.
- Вернемся давай, - зардевшись, шепчет он.
Но Тимур останавливает его:
- Подождем немного. Пусть лошади отдохнут.
Немного подумав и признав его правоту, Сеня слезает с кобылы и садится прямо на землю. На многие километры вокруг них не души - и есть в этом что-то прекрасное и томительное. Румянец заката окрашивает горизонт в алые тона - вокруг будто разливается оранжевое пламя.
Тимур снимает с себя майку, обнажая смуглый накачанный торс. При этом он не может не заметить, как Сеня внимательно следит за ним краем глаз, краснея и ругая себя за это.
- Нравится? - ухмыляется он и пацан деланно фыркает в ответ:
- Больно надо, дурак.
Азат задорно лягает передним копытом, играясь со старой кобылой, будто малый жеребенок. Та мирно щиплет траву, не обращая на него никакого внимания.
Снова усмехнувшись, Тимур вытаскивает из кармана пачку сигарет.
- Будешь?
Обычно Сеня не отказывался - ему нравилось, как и прочим подростки, закуривать с независимым видом, доказывая себе и всему миру, что он отныне взрослый и самодостаточный. Но теперь почему-то мотает головой. Не сегодня, отстань.
Тимур, пожав плечами, закуривает сам и садится рядом - так, чтобы их плечи соприкасались. Горьковатый дымок сигарет приятно щиплет нос и Сеня пару раз жадно его вдыхает.
- Когда обратно? - спрашивает Тимур, не глядя в его сторону.
Лето подходит к концу - школьники начинают учебу в начале сентября, а сейчас уже середина августа. Значит, совсем скоро рыжего паренька уже не будет в аиле.
- Через неделю, наверное, - без особой радости отвечает Сеня.
Сквозь тонкую рубаху чувствуется тепло разгоряченного мальчишеского тела. Тимур знает, что стоит ему лишь повернуть голову, как он сможет вдохнуть острый запах пота на тонкой Сенькиной шее. Но он ничего не делает - и пацан со вздохом откидывается назад на траву.
- Не хочу уезжать, - жалобно говорит он.
Тимур вдыхает последнюю затяжку, раздумывая над тем, стоит ли сейчас провести ладонью по призывно торчащим худым ребрам.
- Тебе же нужно образование, - иногда все же нужно побыть взрослым.
- Зачем мне он сдалась? - возмущается Сеня, явно осмелившись наконец выразить вслух все то, что накипело на душе при спорах с родителями. - Может, не хочу я быть доктором. Может, я хочу как ты...
- Что значит:"Как ты?"
- Ну... - теряется Сеня. - Не знаю... свободным от всего.
Тимур улыбается. Эх, как хорошо быть молодым да глупым.
- Ты имел в виду - никому не нужным безработным бездельником?
- Да нет же, - горячо возражает мальчик, вскакивая с травы. - Ты ведь совсем не такой!
Глаза его горят страстью - так сильно можно во что-то верить только в юности, наивной, непорочной... Интересно, кто-нибудь вообще касался этих губ раньше? Целовал эти глаза?
Тимур чувствует, как пересыхает в горле.
- А какой я, по-твоему? - хриплым голосом шепчет он, придвигаясь к мальчику, сталкивая лбы.
Вот он, момент истины.
Выясним, кто я для тебя - все или никто.
Сейчас или никогда.
Оттолкни или прими этот огонь, пожирающий меня каждое мгновение, когда ты рядом.
Слышно, как шумно Сеня сглатывает.
- Настоящий.
И Тимур, потеряв над собой всякий контроль, не выдерживает - тянется к желанным губам, с готовностью приоткрывшимся навстречу. Поцелуй этот неловок и спонтанен: Тимуру слишком не терпится, а Сеня слишком неопытен и вскоре он с растерянностью отодвигается.
Щеки его горят, можно почти физически почувствовать его стыд и неуверенность. Еще немного - и он вскочит на коня, да пустится галопом по степи, пытаясь убежать от пугающих, неведомых ранее чувств. Осознав это, Тимур рывком притягивает его к себе на плечи - тшш, не бойся, глупый, здесь я, рядом с тобой...
- Тимка, - шепчет Сеня, когда тот мягко укладывает его на траву.
Он уже почти успокоился - сердце стучит мягко и размеренно, не выбиваясь из ритма. Тимур смотрит на него сверху вниз, мягко лаская пальцем мальчишескую щеку. Мягкая бархатистая кожа резко контрастирует с мозолистой поверхностью его ладони. Ему невероятно трудно сдерживаться - сейчас, когда Сеня вот так разлегся перед ним, такой сладкий, такой доступный. Но карие глаза смотрят на него доверчиво и беззащитно, что он попросту не может заставить себя сделать что-то.
- Ты такой красивый, - почти беззвучно говорит Сеня, улыбаясь.
Тимур вздыхает и отводит взгляд.
О боги, зачем ты мучаешь и изводишь меня, ты, демон?
Обещаешь запретный плод и не даешь...
Он пытается встать, но его останавливают чужие руки, цепко схватившиеся за плечи.
- Не уходи, - почти жалобно просит Сеня.
Губы его так трогательно приоткрыты и он растерянно проводит по ним языком. Сбившаяся рубашка почти скатилась к локтям, обнажив хрупкие плечи. Ветер доносит до них далекие запахи аила - дыма, машинного масла и сладких пирогов, но все это существует где-то далеко, в другом мире, который находится за пределами их сегодняшних мыслей и чувств.
Тимур вновь касается чужих губ - на этот раз куда жестче и настойчивей, нависнув над постанывающим от удовольствия Сенькой. Его затапливает неимоверной нежностью к этому маленькому существу, поверившего и доверившемуся ему. Он чувствует чужое учащенное сердцебиение, осознавая, что у него самого колотится не меньше - куда больше, чем даже во время скачек.
Будто в сотни раз обостряются все чувства - так здорово пахнет травой и ветер свистит свою свирель, а где-то в небе жаворонок поет свадебные песни и фыркают кони. Тимур захлебывается и тонет в чувственном желании, переполняющем сейчас его сердце. Ладонь сама собой проникает в чужую ширинку. Сеня вздрагивает от неожиданности, но лишь зажмуривается и ничего не говорит.
- Мне остановиться? - шепчет Тимур, готовый отступить в любой момент - лишь бы не испугать, лишь бы не сделать больно.
Сеня распахивает глаза, в которых отражается отсвет закатного неба.
- Нет, - улыбается и притягивает его к себе. - Пожалуйста, продолжай.
- У меня нет презерватива, - почти жалобно признается Тимур, ругая себя за несообразительность.
Но кто бы мог знать еще сегодня утром, что все так обернется?
- Это ничего, - голос Сеньки сбивается и хрипит. Тимур как-то запоздало осознает, что мальчишка уже почти на грани. - Тимка, я так хочу тебя...
И обрушивается последний барьер между ними.
Тимур уже не сдерживает себя, с рыком стаскивая с мальчишки брюки. Его собственные штаны тоже оказываются безжалостно откинуты в сторону. Сеня, отчаянно торопясь, снимает с себя уже совершенно ненужную рубашку и стягивает трусы, даже не подозревая, насколько это соблазнительно выглядит. Его член, покрытый рыжими завитками, уже вовсю истекает смазкой - да ему хватит лишь нескольких движений, чтобы кончить, но у Тимура на сегодня другие планы.
Сеня смотрит на его достоинство с опаской - и дело тут не столько в размерах, сколько в том, что ни разу он еще не встречался так близко с чужим инструментом. В его взгляде - едва заметная тревога вкупе с немалой долей интереса. Сейчас он похож на юного натуралиста, поймавшего невероятно редкого, но опасного зверя.
Тимур тянется к нему, успокаивающе целуя в висок - маленький, не бойся. И в ответном взгляде видит благодарность. Рыжие волосы колышет свежий ветерок. В округе так тихо, будто в степи выключили все звуки. Или это они оглохли от страсти? Сеня осторожно раздвигает колени, открывая вид на свой аппетитный зад. У Тимура перехватывает дыхание от этого невероятно развратного зрелища.
Обильно смочив слюной пальцы, он осторожно касается круглого мальчишеского ануса, который тут же сжимается.
- Больно?
- Щекотно, - обьясняет Сеня, игриво прищурив глаза.
Он ахает и откидывается назад, когда в его тугую дырочку проникает палец. Внутри него так горячо и тесно, что Тимур благодарит бога за то, что догадался сначала разработать мальчика. Засунув второй, он снова целует Сеню - и тот ухватывается за его плечи, будто за спасательный круг.
Через несколько минут Сеня начинает постанывать и вилять бедрами, насаживаясь на его сам. В его взгляде уже нет ничего осмысленного - только чистое незамутненное ничем желание. Вытащив пальцы, Тимур прижимает свой член к дырочке, спрашивая взглядом: Готов?
Сеня отвечает ему вслух, вцепившись ногтями в его лопатки и жалобно проскулив:
- Ну сделай это уже.
И все же его выгибает от боли, когда Тимур резко проталкивается в него.
- Тише-тише, маленький, все хорошо, - шепчет он, прикрыв ладонью рот мальчика.
По щеке того скатывается одинокая слезинка - Тимур не может себе даже представить, насколько это больно. Пару мгновений он замирает, не двигаясь, но вскоре он чувствует, как дыхание Сени вновь становится тяжелым и горячим. Он кусает ладонь и игриво сощуривается - мол, погнали.
И Тимур начинает медленно раскачиваться, следя за тем, чтобы его мальчик тоже получал наслаждение. Он закидывает себе на плечи тонкие стройные ноги, не забыв перед тем поцеловать симпатичную родинку на коленке - так, как он представлял себе это в своих ночных фантазиях...
Реальность оказалась куда лучше. Жесткая трава больно впивалась в ноги, да и было трудновато сдерживать себя, чтобы не порвать мальчика, но именно это было лучше всего - ибо оттеняло пленительный жар сенькиного тела, сенькин запах, который Тимур жадно впитывал, стараясь уловить малейший его оттенок. И ведь все это не понарошку, по-настоящему - Сенька, его Сеня, его солнышко, его лапушка, его мечта - лежит под ним и стонет в ухо всякие глупые нежности, в то время как он вбивается в него, с каждым толчком погружаясь все глубже.
Так туго и тесно в нем, так возбуждает зрелище того, как в сенькиной дырочке, словно поршень, двигается его член, что Тимур долго не выдерживает. Такой любви, такой свободы, он не испытывал еще никогда. Оргазм охватывает его подобно вспышке - такой яркой, что его на пару секунд попросту выбрасывает из реальности.
Когда к нему наконец возвращается способность мыслить, он замечает, что Сенька уже отчаянно ласкает себя, пытаясь достичь пика наслаждения. Губа его яростно закушена, а глаза прикрыты. Маленькая ладонь быстро скользит вверх - вниз, в том же ритме, в котором недавно двигался Тимур.
Он вздрагивает, когда чужая ладонь накрывает его собственную, направляя, задавая собственный темп.
- Знал бы ты, как развратно сейчас выглядишь, - шепнул Тимур в раскрасневшееся мальчишеское ухо. - Такой порочный...
- Ммм... - Сеня откидывает голову назад.
- Знай же, что отныне ты только мой, - Тимур наклоняет голову к чужому паху, не прекращая двигать рукой. - Я увезу тебя далеко-далеко в степь, где нас никто не найдет и буду любить тебя каждый день - с утра до ночи.. Буду твоим мужем, а ты будешь мне заместо жены. Хочешь этого?
- Мм.... Да.. Да! - вскрикивает Сеня, когда Тимур дразняще касается его головки языком.
- Хочешь, чтобы я продолжил? - продолжая играться, он проводит по уздечке большим пальцем. - Скажи, что любишь меня.
Сеня мычит что-то невразумительное, ерзая под ним.
- Не слышу...
- Я.. люблю.. - Тимур наклоняется и заглатывает его член целиком. - Люблю тебя! Тимка, я люблю тебя..
Он продолжает исступленно повторять это в то время, как его семя изливается в рот Тимура. Он глотает горькую белую жидкость с жадностью - ведь это первый раз его мальчика; первый раз, когда он отдался Тимуру и первый раз, когда он сделал это с кем-то вообще.
Успокоившись, Сеня затихает и Тимур, подтянувшись, ложится рядом с ним.
- Ты как? - шепчет он, касаясь его лица кончиками пальцев. - Не больно?
Сеня смотрит на него насупившись.
- Нет. Но стыдно до ужаса. Что ты меня заставил говорить...
- А разве это не правда? - Тимур почти невесомо касается его виска губами, прижимая мальчика к своей груди. - Я бы правда хотел, чтобы ты был только моим...
Сеня не отвечает и они долго лежат так, тесно обнявшись. Постепенно мир вокруг приобретает привычные очертания - и оказывается, что солнце почти зашло, их лошади нетерпеливо пофыркивают, подгоняя хозяев, а прохладный ветер уже заметно пощипывает оголенную кожу.
- Пора возвращаться, - наконец произносит Тимур, вставая.
Они молча одеваются. Сеня выглядит непривычно задумчивым, в то время как Тимур чувствует немыслимое разочарование - и, хотя он все еще чего-то ждет от Сени, тот упрямо молчит. Но когда Тимур свистом подзывает Азата, что-то все-таки екает в груди у каждого. Сейчас они сядут на коней и уедут, оставив в степи свой секрет - и что дальше? Не сметь больше разговаривать, общаться друг с другом, смотреть в глаза... сделать вид, что это - лишь временное помутнение рассудка?
- Ты - мое настоящее, - шепчет Сеня тихо, одними губами. - И я твой... всегда им был.
Но ветер доносит до Тимура эти слова. И, услышав их, он понимает, что нет в мире радости большей, чем эта.
Он ничего не говорит в ответ, только благодарно улыбается, вкладывая уздечку в любимую ладонь. Наконец, кое-как пыхтя и охая оседлав коня, Сeня с силой выдыхает и с вызовом кричит Тимуру:
- Айда, кто быстрей доскачет до аила? Спорим, на этот раз буду я?
И, не дожидаясь ответа, пускает свою кобылу вскачь.
Далеко отдается эхом цокот резвых копыт. Последние солнечные лучи исчезают на горизонте, уступая небосклон звездной синеве.
В мире все по-прежнему.
Немного подождав, Тимур пускается вслед. Где-то впереди мелькает белая рубашка и слышен знакомый звонкий смех.
А перед ними - просторная степь.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.