Мой парень такой драматичный. 51

bouncer автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Лагерь лагерей

Пэйринг и персонажи:
Харрисон, Престон Гудплей
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Драма Нецензурная лексика Пропущенная сцена

Награды от читателей:
 
Описание:
У Харрисона есть чересчур ранимые и пугливые верующие родители. А ещё у него есть слишком эмоциональный и драматичный парень. И, должно быть, самая сложная миссия в жизни - это познакомить родителей с возлюбленным.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде

Примечания автора:
Шипперю Харрисон/Престон и ничего вы мне не сделаете, потому что я в другом городе.
7 февраля 2018, 14:39
Родительский день обещал быть нервным для всех и каждого в лагере Кэмпбелл. Ведь в этот день было необходимо не только показать родителям, чему их чадо научилось за лето, но и рассказать да показать, как дите жило и с кем дружило. Подобные объяснения и расспросы ожидали не только вожатых, но и самих детей. Харрисон нервничал. Он не имел абсолютно никакого представления о том, как рассказать родителям о том, что у него есть парень. Предки-прародители Харрисона были одними из тех, кто в двадцать первом веке сохранил веру в Бога и придерживался католических обычаев. Как можно объясниться этим людям и добровольно признаться, что возлюбил кого-то своего пола? Они сочли своего сына странным за чертовы фокусы, что же будет, если они осознают, что тот и вовсе гей? Удумают, что в него вселились бесы? Они и без того так думают, но после подобного заявления, должно быть, вовсе придадут парнишу костру святой инквизиции. Такое, в теории, было возможно. Это пугало. Харрисон был морально готов откачивать от обморока обоих из предков, однако сохранял надежду на то, что социализация и смирение нормам общества в них сильнее веры. Ведь в нынешнее время и такое нормально, они должны это понимать. И не важно, насколько это богохульно и противоречит книжке про Иисуса. Чуть сильнее, чем страх того, что родители негативно примут новость о наличии парня, был страх о том, что сам парень родителям не очень понравится. Что с ним не так? Всё так и даже лучше. С точки зрения взрослого он, должно быть, казался чудесным пареньком. Вежливый, аккуратный. Любитель читать и искусствовед-самоучка. Не дурен на внешность, опрятен на вид. Однако часто он бывал слишком вспыльчив, слишком громок, исключительно несдержан... И, должно быть, слишком драматичен? Да, пожалуй, Престона можно было описать именно так. Харрисон и Престон встречались от силы две недели с половиной. Этого времени им вполне хватило для того, чтобы расценивать себя как пару на всю жизнь. И в общем-то, Харрисон мог бы и умолчать о том, что парень у него вообще есть, если бы не пообещал Престону, что обязательно познакомит его с родителями. Чем он тогда думал? Бог его знает. Определенно точно Харрисон был уверен, что Престон не скажет ничего лишнего и всячески попытается произвести хорошее впечатление. А вот получится ли у него - вот в чем вопрос. Тем не менее, сейчас Престона рядом не было, а говорить с родителями все равно надо было. Харрисон сделал глубокий вдох, перестал перебрасывать колоду карт из руки в руку - с каждым подбросом его матушка охала от ужаса. Непонято, что ж ее так пугало, но сейчас было лучше вообще ее не нервировать. - И они даже ничего не сделали с этим бесовством! - донесся до Харрисона возмущенный шепот отца. Верно, он говорил так тихо, опасаясь темного проклятья, или что могло еще придти ему в голову. - Это не бесовство, пап. Это же просто фокусы. Магия. Та-да! От последнего возгласа матушка вновь ужаснулась. Порой был просто невероятен один лишь тот факт, что это были действительно родители Харрисона. Из мальчика вышел отличный фокусник-самоучка, и было мало ясно, как к его воспитанию могли приложить руку эти ранимые взрослые. - Зато... Мне здесь довольно весело. - Ты снова заставил что-то исчезнуть? Разрезал кого-то? Харрисон начинал нервничать с столь параноидальных предположений предков. В его действиях все всегда было объяснимо обычной ловкостью рук и нулем мухлежа - это действительно просто фокусы. С чего они взяли, что это вообще опасно? - Нет, зато... Зато я завел друзей. - Они тоже сверхъественные вещи творят? - Ничего сверхъестественного, пап. Ну вот, например, мой парень пишет пьесы... - Твой парень?! Родители в один голос воскликнули этот мнимый вопрос. Казалось бы, неаккуратность и непродуманность фразы, не правда ли? Однако нет. Фокусник никогда не называл своего парня этим поверхностным определением. Обычно он обращался к нему по имени - сила привычки еще была не полностью вытолкнута романтикой из его подсознания. Подобным обособлением Харрисон лишь хотел показать, что это в порядке вещей. Но тут его спектакль отошел от сценария, так как внезапно на место действия явился невольно упомянутый актер. Престон ворвался как-то внезапно. Харрисон был уверен, что ближайший час он будет занят своей пьесой, которой нынче внимает весь лагерь - половина смотрит, а половина участвует. На позитивной ноте после выступления и аплодисментов драматургу он и собирался представить своего возлюбленного родителям. Однако все неожиданно пошло не по плану. Одежда и лицо Престона были в красных пятнах. Скорее всего, снова помидоры. Неужели все снова не задалось? А сколько же времени он потратил на репетиции и написание. Действительно жалко было осознавать, что все снова за зря. Однако Харрисон был единственным наблюдающим, кто мог предположить, что это именно помидоры. Для родителей Харрисона, скорее всего, это казалось не чем иным, как кровью. Они не имели понятия, что в лагере принято выражать свое недовольство происходящим на сцене закидыванием помидорами. Итак, в дверях появился окровавленный мальчик. Он захлопнул дверь и с обиженным выражением лица зашагал к обеденному столу. Он не окинул глазами людей внутри - он их и не заметил. Престон сел за стол и с каким-то убитым видом пытался не заплакать. В тот момент Харрисон забыл о том, что разговаривает с родителями - он мигом метнулся к театралу, сел рядом и приобнял того за плечи. Престон звучно зарыдал. Никто, в принципе, не слышал и не видел, что родители Харрисона прошли за ним и теперь стоят позади. - Что случилось? - спросил Харрисон. Голос у него дрожал: он вспомнил, что родители все еще где-то здесь, но оглянуться и найти их не позволяло уважение к театральноиу парнише. - Дилетанты! Халтурщики! Полнейшие бездарности! Нич-то-жест-ва! - Престон словно чеканил каждое слово: каждое проносилось громко и звучно. Его громкий голос, наполненный каким-то смачным отчаянием, заполнил воздух и, должно быть, был прекрасно слышен даже в конце помещения. Что-то, а выражать эмоции он умел превосходно. - Я их ненавижу! Всех! Разом! Он беззвучно всхлипнул и утер слезу ладонью. Вдохнул и ударил кулаком по столу. Нельзя было с уверенностью сказать, зол он сейчас или расстроен. Пятьдесят на пятьдесят. - Я вообще не понимаю, зачем я связался с ними! Мешки с сеном сыграли бы лучше! Никаких эмоций! Никакой ритмичности! Ни черта! Если бы всю энергию этой речи пустить в двигатель, он бы, право, вышел вечным. - Пятнадцать раз, пятнадцать ебучих раз мы убивали его на репетициях! И сейчас, сейчас он не смог сдохнуть! Кто, кто так умирает?! Он словно поспать лег! Ты бы только видел! Никакого профессионализма! Никакого желания! Упал, блять! Как солдатик! Прямо, по стойке смирно! Никакой грации! Никакого чувства роли! Родителям Харрисона все меньше нравилось то, что они слышат. - А этот, блять! - осознание того, о ком Престон говорит, доходило не сразу. Возможно, он имел в виду Макса, но это было не точно. Имен он не называл, видимо, лишь от большого возмущения. - На репетиции он держал палку, а тут ему дали нож! И он не умеет его держать, ебаный дебил! Когда Престон переходил на мат, это значило ни что иное, как то, что все воистину плохо. - Они даже кровь нормально разлить не могут! Там капнут, тут размажут! Дилетанты! Никакого уважения к реквизиту! Я их ненавижу! Черт бы их побрал с этими трагедиями! - Кровь разлить... - послышалось за спинами мальчиков, после чего те услышали звук падения. Мгновенно обернувшись, оба обнаружили двух взрослых, которые, видимо, внезапно решили лечь поспать. - Блять, - подытожил Харрисон, глядя на своих родителей, пребывающих в обмороке. - О боже, - отозвался страдалец. За секунду он осознал, что его речь взаправду могла показаться жуткой. Если бы он только знал, что они здесь... Харрисон вскочил и попытался поднять свою маму. - Нам надо взять аптечку... Наверное. - Престон наблюдал за безуспешной попыткой Харрисона придать хоть кому-то вертикальное положение - Надо, - согласился Харрисон. - А ещё надо подумать, как мы потом будем доказывать им, что ты нормальный. Ты же осознаешь, какой пиздец они себе надумали? Только в эту секунду Престон понял, что они могли себе повыдумывать. Фокусник рассказал о своих родителях достаточно, чтобы понять, что эта речь заставила их автоматически счесть драматурга сатаной и мефистофилем в одном лице. Пареньки отправились на поиски вожатых. В конце концов, только вожатые знали, где тут аптечка. - Знаешь, - тихо произнес Престон, - из этого вышла бы неплохая комедия. - Скорее хоррор. - Мелодрама...
Реклама: