Поколение Next. Сезон 2 12

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Элвин и бурундуки

Пэйринг и персонажи:
Теодор/Элеонора, Саймон/Джанетт, Элвин/Бриттани, Джулия, Дэвид Сэвилл, Дженнифер, Ханна, Кейтлин, Тайлер, Сэм, Алекс
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 119 страниц, 10 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Драма Дружба ОЖП ОМП Повседневность Подростки Постканон Приключения Психология Семьи Следующее поколение Современность Учебные заведения Философия

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Жизнь - это ежедневная борьба с обстоятельствами и самим собой, преодоление различных сложностей, которыми для среднестатистического подростка при случае может стать буквально всё, что угодно. Но когда вас шестеро - вы всесильны. "Команда" - одно слово, но большая сила, пусть временами эту силу и приходится сохранять всеми доступными способами.

Добро пожаловать во второй сезон этого фанфика, полный новых приключений и неожиданностей, ребята!


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Данный фанфик (впрочем, как и остальные мои работы) пишется с опорой на мультсериал 2015-го года выпуска - "ALVINNN!!! and the Chipmunks".

Первый сезон вот тут: https://ficbook.net/readfic/5959836

Сообщество автора: https://vk.com/munkficwriter

Эпизод 3: Загадочное послание

2 мая 2018, 00:42
      — Да где же она?.. — Ханна стояла в своей комнате у книжного шкафа, уже в тысячный, как ей казалось, раз пробегая глазами по корешкам книг на каждой полке. — Не могла же она испариться. Попробуем ещё раз. — она вздохнула и в очередной раз оглядела полки.       Наконец ей повезло — она отыскала среди десятков книг нужную — «Общую биологию».       — Наконец-то! — бурундушка улыбнулась, протянула руку, привстав на носочки, и вынула книгу.       Она едва не выскользнула из рук. Поймав её, Ханна заметила, что из неё выпал какой-то листок. Она присела и, отложив учебник на стол, подняла бумажку и перевернула к себе исписанной стороной. Спустя секунду она уже в недоумении вскинула бровь: на листе значились какие-то фигуры, чёрточки, палочки, и при этом — ни одной буквы или цифры!       — Что бы это могло быть? — Ханна стояла посреди комнаты в задумчивости. Она даже забыла о том, что собиралась конспектировать три параграфа учебника — эти странные обозначения заинтересовали её, и она решила сделать попытку разобраться.       — Ханна, пора обедать! — послышался из кухни голос Софии.       — Иду, мамочка! — крикнула бурундушка в ответ и, оставив листок на столе, умчалась на кухню.

***

      Подходила к концу очередная трудовая неделя. Ханна, занятая учёбой и с головой утонувшая в конспектах, докладах и контрольных, совершенно забыла о недавнем происшествии — практически всё её свободное время занимал учебный процесс, кроме того — она посвящала много времени общению и времяпровождению с друзьями, совершенно некогда было отвлекаться на мелочи.       Незаметно подкрались выходные — после пережитых тяжёлых будней можно было вздохнуть спокойно, привести в порядок поддавшиеся хаосу бесперерывной трудовой — умственной и физической — деятельности мысли и наконец очистить разум от всякой ненужной информации, а затем с новыми силами начать вгрызаться в гранит наук.       Ханна распахнула дверь своей комнаты. Её обдало порывом лёгкого, тёплого ветра, ворвавшегося в помещение через открытое окно. Бурундушка только что вернулась с прогулки и выглядела бодрой, посвежевшей и полностью готовой к совершению каких бы то ни было подвигов. Природа с её таинственностью, неизведанностью и очарованием всегда привлекала, завораживала и восхищала Ханну: она была очень близка к природе, готова была проводить если не часы, то круглые сутки на её лоне и вдыхать её такой разный, но всегда свежий и живящий аромат. Ханна считала природу и все её явления чем-то наивысшим, чем-то, схожим с жизненным циклом всех разумных существ земли, и поэтому нарушение её постоянства — травмировало. Ханна не понимала, как вообще можно причинять вред, наносить ущерб естественной среде. Единение с природой всегда вдохновляло, мотивировало её, наполняло жизненной силой и избавляло от любых неприятностей. Как раз сейчас она вернулась домой после очередного такого сеанса — счастливая, с румянцем на щеках и готовая приступить к работе. А работа предстояла большая — учителя в последнее время вовсе не жалели своих учеников и нагружали их этой самой работой до возможного предела.       Ханна глубоко вдохнула и села за свой рабочий стол, окинув анализирующим взглядом стопку учебников, лежащую перед ней.       — Итак, начнём, пожалуй, с биологии. Конспектирование параграфов никто не отменял. — бурундушка открыла учебник на нужной странице и принялась выборочно старательно переписывать самую важную информацию, не пропуская ни единого термина, если он представлял хоть какую-то важность.       Не переставая переписывать, Ханна протянула руку к одному из ящиков стола и открыла его, ощупью пытаясь нашарить текстовыделитель. Однако это не увенчалось успехом с первого раза, и ей пришлось оторваться от конспектирования. Опустив глаза и наклонившись к ящику, Ханна обнаружила, помимо нужного текстовыделителя, и давно забытую бумажку со странными символами. Отложив маркер, Ханна снова принялась вертеть листок в руках и размышлять над значением этого таинственного послания, шифра или чего-то ещё, чем сия находка могла оказаться. Клочок бумаги был явно потрёпан временем — посеревший, измятый, однако последовательность из символов была всё ещё чётко видна — знаки были начертаны не совсем ровно, но и не криво — будто их выводила детская рука. Но даже эти выводы никак не помогли Ханне прояснить ситуацию, и поэтому она решила призвать на помощь интернет.       — Ну, разумеется, после того, как я разделаюсь со всеми этими уроками… — задумчиво произнесла она свои мысли вслух, откладывая листок.

***

      Ханна была полностью погружена в работу: она усердно корпела над учебниками и старательно конспектировала информацию, выверяя написанное по несколько раз. Освободиться и вздохнуть, наконец, свободно ей удалось только ко второй половине дня.       Бурундушка глубоко вдохнула, отодвинув от себя стопку учебников, и устало откинулась на спинку стула.       — Ну, вот. С уроками покончено. — взгляд снова пал на листок, лежащий на краю рабочего стола. — Посмотрим, что можно сделать… — она ещё раз изучила последовательность символов и, перейдя из-за стола на кровать, открыла ноутбук и вошла в сеть. — Похоже на какие-то очень древние записи… Что ж, будем разбираться. Не мог же этот листок появиться из ниоткуда. Наверняка всё это что-то значит!       Проведя наедине с ноутбуком уже почти два часа, Ханна всё более и более убеждалась в бессмысленности своих действий: сайты не говорили ничего конкретного, тщательный анализ написанного казался теперь никаким не тщательным, а совершенно поверхностным — исходя из статей в интернете, символы на бумаге не значили ничего и были попросту какой-то нелепостью.       — Ерунда какая-то, — буркнула Ханна, в раздражении захлопывая ноутбук. — Ничего не понимаю… — с тяжким вздохом она откинулась назад и упала на подушки, закрыв глаза.       Голова уже трещала по швам от количества полученной информации, но ещё сильнее угнетало то, что даже тщательное анализирование и выискивание дополнительных сведений в мировой сети не дало результатов. Ханна настолько извела себя умственно, что, уткнувшись носом в подушку, уже практически позволила себе провалиться в сон. И вдруг она подскочила, озарённая мыслью:       — Учебник по биологии! — она поднялась с кровати и подошла к книжному шкафу, куда недавно водворила ненужные учебные пособия. — Если оттуда выпали записи — не исключено, что выпадет что-то ещё… — она достала учебник и раскрыла его.       На пол выпал ещё один лист бумаги, свёрнутый вчетверо и в точности такой же измятый и посеревший от времени. На нём было обозначено подобие карты. Ханна села на полу в позе лотоса и принялась изучать карту, однако, как ни старалась — местность, указанную на ней, узнать не смогла даже после нескольких повторных попыток. Где-то в глубине души уже начала вспыхивать искра злости и возмущения — Ханна никогда не любила неопределённость подобного рода. Конечно, она имела отличнейшее воображение и творческие наклонности, поэтому ничто не помешало бы ей «додумать» уже имеющееся самостоятельно, но её мозг был настолько истерзан сумасшедшим потоком информации, что на это просто не хватало никаких резервных запасов энергии. Она встала с пола и приземлилась обратно на кровать, держа в руках найденную карту. Её вдруг в очередной раз осенило:       — Может быть, Сэм и ребята что-нибудь знают и смогут помочь?.. — бурундушка сидела, задумчиво глядя в одну точку перед собой, в течение нескольких секунд.       Затем, словно выйдя из транса, она обернулась к окну: солнце уже заходило и небо полыхало в закате. Ханна и не заметила, занятая работой, как на город уже начала опускаться ночная тьма. Она снова бросила мимолётный взгляд на измятую бумажку, но на то, чтобы снова думать, размышлять, анализировать и сопоставлять факты, сил совершенно не оставалось. Что действительно не помешало бы ей сейчас — так это сон. Хороший, здоровый, крепкий восьмичасовой сон, словно спасение после адски-тяжёлой учебной недели. Ханна убрала найденное в ящик стола — «до лучших времён», и, едва снова оказавшись в кровати, заснула крепким сном.       — Ханна, детка, ты не могла бы… — в дверном проёме показалась София. Увидев, что дочь спит без задних конечностей, она вздохнула и слабо улыбнулась. — Устала… — бурундушка подошла ближе к кровати, заботливо подоткнула одеяло и легонько провела ладонью по растрёпанным рыжим волосам Ханны, еле слышным шёпотом пожелав ей спокойной ночи. Затем она вышла, погасив свет и осторожно прикрыв дверь.

***

      Утро. Ханна протёрла глаза и зевнула. Пусть в мутных и неясных очертаниях, но ей удалось распознать комнату и по ярким солнечным бликам, скачущим по помещению с места на место, сделать вывод, что сейчас — приблизительно около десяти часов. Ханна чувствовала себя прекрасно выспавшейся, разбитости и усталости как ни бывало. Она надела очки и, приведя себя в порядок, вышла из комнаты. Родителей не было дома, поэтому, взяв из холодильника стакан молока и прихватив в комнате ноутбук, она устроилась на диване в гостиной. Ей по-прежнему не давали покоя странный шифр и не менее странная карта, найденные в учебнике. Она оставила бурундукам сообщение, гласившее: «Ребята, мне нужна ваша помощь. На днях я нашла в одном из учебников странные вещи — два листа бумаги, на одном из которых значится непонятный шифр, а на другом — карта с неизвестной местностью. Я хотела бы, чтобы вы помогли разобраться. Встречаемся у меня дома!». По прошествии часа или чуть более она получила утвердительные ответы от всех пятерых, а поэтому сразу обнадёжилась:       — Вместе мы точно разгадаем эту загадку…       К полудню ребята, как и условились, собрались в доме Ханны.       — Ну, показывай, что там ещё за «непонятный шифр»! — усмехнулся Алекс. Его глаза горели любопытством.       — Вот. — Ханна разложила на кофейном столике оба листа бумаги. — В общей сложности я убила на них три часа вчера, и всё равно ничего не поняла. Вы поможете мне разобраться?.. — она подняла на всех глаза.       — Конечно, а зачем же ещё мы могли прийти? — Алекс ухмыльнулся и опустил глаза к карте. — А что, если это — карта сокровищ? Мы же можем разбогатеть и до конца жизни ничего не делать, представьте только! Давайте уже, наконец, разберёмся!       — О, да. «Ничего не делать», кто бы сомневался, — хмыкнул Сэм. — Очень в духе Алекса. — после этих слов он получил довольно ощутимый тычок в бок.       — Опять ты — за своё, — буркнул Алекс.       Сэм сделал вид, что ничего не услышал, и уже внимательно рассматривал представленную на листе последовательность символов.       — И на что это похоже? — спросила Ханна, стоя напротив и также склонившись над столиком, пытаясь снова мысленно образовать хоть какую-то, возможную в этой ситуации, логическую цепочку.       — Ну, я не уверен, но это напоминает мне одну древнюю письменность… — задумчиво ответил Сэм.       — Да какая разница, у нас же есть карта! Карта, вы понимаете? Нужно изучать её, а не эти дурацкие закорючки! — не выдержал Алекс.       — Перестань! — возмутилась Кейтлин, замахнувшись на него. Алекс увернулся и недовольно рыкнул, скрестив руки на груди, как только Кейт успокоилась и присоединилась к ребятам.       — Может быть, интернет чем-нибудь поможет? — осторожно спросил Тайлер, кивая на ноутбук.       — Я уже пыталась, но ничего дельного так и не получила. — Ханна вздохнула.       — Сейчас у нас есть предположение и поиск будет более обоснован, — уверил Сэм. — Нужно, всё-таки, попытаться.       — Да, Ханна. Это лучше, чем ничего, — подбодрила Дженнифер, открывая ноутбук. — Итак, что ищем?..       Все собрались вокруг Дженнифер, занявшей позицию у ноутбука, и устремили взгляды к монитору. Алекс, закатив глаза, подошёл ближе. Всё его внимание было приковано к карте и он был просто вне себя, понимая, что его не хотят слушать и, как всегда, следуют занудному плану. Хотелось просто оставить их здесь, взяв с собой только себя и эту карту, и отыскать клад самому. Но ведь друзья так не поступают, верно? Алекс осознавал это, был с этим согласен — и только поэтому остался со всеми, послушно выжидая результатов.       Ребята провели у ноутбука два часа, но анализирование не окончилось чем-то успешным: получались какие-то бредни, и более всех этим был раздражён Алекс.       — Почему меня никогда и никто из вас не слышит?! — он ходил по комнате, разъярённо размахивая хвостом и сжав кулаки. — Я с самого начала говорил, что это — бесполезная трата времени! Но не-е-ет, зачем слушать Алекса, если можно убивать мозг идиотскими планами?! Надоело!       — Алекс! — попытался перебить Сэм.       — Ха, я ещё и виноват, вы посмотрите! — Алекс был рассержен и уже не мог успокоиться.       — Алекс, перестань! — снова перебил Сэм, подходя вплотную к нему. — Планы тоже полезны, они помогают разобраться и отмести то, что не нужно. Окажи любезность — угомонись. Признаю — теперь у нас есть только один выход: следовать твоим указаниям.       — Так бы и сразу. — Алекс фыркнул и тут же натянул самодовольную ухмылку. Бешенства как ни бывало. — Я считаю, что надо брать инструменты и карту и начинать исследовать близлежащие территории. То есть — нет, я не считаю. Я настаиваю!       — А можно — без надменности? — хмыкнула Кейт. Алекс тут же послал в неё убивающий взгляд, но она, кажется, даже не заметила.       — Хватит препираться, идём. — Сэм взял карту со стола и аккуратно свернул её.        — Ханна, у тебя можно найти рабочие инструменты? Ну, лопаты, например… — Алекс вопросительно взглянул на неё.       — Конечно, — кивнула Ханна. — Идёмте, возьмём всё, что нужно.       — И еду? — встрял Тайлер, тут же поймав на себе недоумённые взгляды остальных. — Что?.. А вдруг мы будем ходить до вечера и проголодаемся?..       — Резонно, — нарушила воцарившуюся тишину Дженнифер. — Мы не знаем, сколько пробудем там.       — Да, хорошо, — Алекс вздохнул, — и еду.       Заранее подготовив всё необходимое, ребята двинулись за пределы двора — исследовать территории, что были обозначены на карте, и попытаться сделать вывод о месте, на котором ожидаемо был зарыт клад.       Алекс стоял посреди двора с картой в руках и то смотрел на неё, то окидывал взглядом весь двор. — Хм, нет, — заключил он, — это — точно не здесь. Нужно идти дальше и осмотреть территории вокруг дома. Лучше взять с собой всё, что мы подготовили. Нечего медлить, пошли! — приказным тоном сказал он.       Кейт закатила глаза:       — Сколько ещё ты собираешься указывать?!       — Ты забыла, кто я? — ухмыльнулся Алекс в ответ. — Ты обязана слушаться. Лидер тут — я, смею напомнить вашей недалёкой головушке.       — Да что ты говоришь. — Кейтлин зарычала и накинулась на него, желая всеми возможными способами стереть с его лица ухмылку и убрать надоевший наглый прищур. — Мы не собираемся тебе потакать, понятно?!       Ханна и Сэм обернулись на крик и тут же подскочили к дерущимся, пытаясь разнять:       — Ребята, ребята! Хватит!       — Я его убью! — грозно рявкнула Кейт. — Я убью его!       — Ой-ой-ой, подумаешь, как страшно! — передразнил Алекс. — Спасите-помогите, мне угрожает сама Кейтлин Коннорс! — эти слова заставили Кейт рассвирепеть ещё больше, она никак не могла прийти в себя.       — Разве наша цель — ссориться?! — вступил в разговор Тайлер. — Наша цель — искать клад! А Алексу стоило бы остынуть, — сказал он уже тише.       — Ничего нового, — буркнул Сэм, всё ещё крепко держа брата за капюшон толстовки.       — Отпусти меня, я в полном порядке. В полном порядке, если вы не заметили. — Алекс глубоко вдохнул и, взяв карту, кивком головы позвал за собой. — Пошли.       Всю дорогу Алекс молчал, стараясь не возникать, хотя роль лидера не уступил никому. В глубине души он ненавидел себя за то, что уже в который раз срывается на друзей из-за какой-то ерунды, но ничего не мог с собой поделать. Его эмоциям не прикажешь сидеть смирно, его чувство самоконтроля всё ещё покоится на отметке чуть повыше нуля. Он устал приносить проблемы, но гордость не давала снизойти и сразу извиниться. Как обычно — требовалось время.       Кейт шла чуть поодаль от Алекса и тоже молчала. Она не понимала, что чувствует. Ненавидела его, но всё равно шла за ним. Может быть, потому, что он, наконец, успокоился, посерьёзнел и замолчал, пусть Кейт и пришлось принести для этого в жертву саму себя.       Ребята покинули двор и в своих поисках прошли несколько кварталов, выйдя уже на окраину города. Все шестеро подняли глаза: перед ними возвышался лес.       — Алекс, ты вообще следовал карте? — спросил Сэм, переводя на брата глаза и подозрительно нахмуриваясь.       — Следовал, Сэмми, представь себе. Это — именно то место, которое тут указано. — Алекс снова окинул взглядом открывшийся вид.       — Сколько раз я просил не называть меня так? — фыркнул Сэм.       — А я что — считаю? — Алекс ухмыльнулся и пожал плечами. Заметив, что Сэм раздражён, он поспешил перевести тему. — Идёмте же. Нам — туда. — он указал рукой прямо перед собой. Прямо на вход в лес.       — Что — в лес?.. — дрожащим голосом спросил Тайлер.       — А ты испугался? — глаза Алекса сузились в щёлки от презрения. Он всегда презирал трусов и не делал исключения даже для брата.       — Нет, не испугался. — Тайлер скрестил руки на груди. — Устал.       — О-о-о, как я мог забыть! Ты же — не мужчина, ты — мямля. Конечно, ты устал. Ну и оставайся тут, нам мямли не нужны! Только и делаешь, что ноешь под локоть! — Алекс снова вскипел; синие глаза начали опасно темнеть.       — И не ною я вовсе! — возмутился Тайлер, внезапно сделав выпад в сторону брата. Сам от себя того не ожидая, он осмелился противостоять импульсивному нраву Алекса, и тот принял это за вызов.       — Ага. Оправдываешься. — Алекс сжал кулаки и начал надвигаться на младшего подобно лавине. Тот прижался к дереву.       — Алекс! — Сэм растащил братьев и, пусть глаза среднего были угрожающе-тёмными, что говорило о неконтролируемом приступе гнева, начал разговор. — Ты решил тотально испортить настроение всем поголовно своим присутствием?!       Алекс не ответил, только глухо рыкнул и отвёл глаза.       — Псих, — буркнула Кейт себе под нос, наблюдая за происходящим.       Алекс продолжал стоять, прижавшись спиной к дереву и насупившись. Казалось, он готов был вцепиться в кого попало и прикончить на месте, но, по непонятной причине, стоял смирно. Он не боялся ни старшего брата, ни остальных. Но внутри бушевали эмоции, и если он позволит им выплеснуться — всё пропало. Нужно взять себя в руки. Хотя бы раз в жизни. Настоящие лидеры не сдаются и борются, в первую очередь, с собой. Размышления спасли Алекса от усиления припадка, он вернулся в своё обычное состояние.       — Ну, и что, так и будешь стоять и дуться, истерик? — скептически бросил Сэм. — Нам идти надо, между прочим.       — Сам ты… — начал было Алекс, но, вздохнув, отмахнулся. — Пойдём.       Процессия двинулась в лес. Тайлер явно был задет и обижен и вяло плёлся в самом «хвосте». Алекс заметил это, несколько раз оглянувшись, но остановиться не решился.       — Тихо, замрите! — вдруг подала голос Дженнифер, останавливаясь. — Вы слышали?       — Что? — Ханна тоже остановилась и разом напряглась.       — Какой-то шорох. Вот, вот, опять! — Дженнифер прислушалась. — Даже не дышите…       Алекс пригляделся. Он мог бы поклясться, что увидел сквозь листву кустов что-то серое и массивное.       В следующую минуту из кустов послышался хищный рык, а затем появился и его обладатель, волк. Ребята стояли и не могли даже пошевелиться от накрывшего с головой страха. Алекс нервно сглотнул, однако прошептал, так, чтобы все слышали:       — Будем стоять — быстрее окажемся съеденными. Будем бежать — спасём свои жизни. Так что, — он вдруг повысил голос, — бежим отсюда!.. — он сорвался с места, увлекая за собой остальных.       Бурундуки мчались быстрее ветра, практически не разбирая дороги, лишь бы уцелеть, остаться в живых. Кто знает, что могло взбрести хищнику в голову…       Вскоре они смогли сделать вывод, что оторвались, но, не успев затормозить, пробежали прямо через колючий куст.       — Какая мерзость! — с отвращением фыркнула Кейтлин, вытаскивая колючки из волос и обирая их же с юбки.       — Чтоб этому волку пусто было! — возмутился Алекс. — Из-за него мы сбились с пути и точно ничего не найдём. Или, может, эта карта вообще — фальшивка, и нет никакого клада, а мы зря убили столько сил и нервов и чуть не стали обедом для хищника, и всё это — ради ничего?! — Алекс был раздосадован и взбешён и уже собрался порвать карту надвое. — Надоело!       — Если ты сейчас же не замолчишь — то получишь в лоб! — не выдержала Кейт. — Сколько можно?!       Алекса позабавили эти слова: Кейт снова пытается ему угрожать. Угрожать ему! Да что имеет хрупкая девчонка против него, сильного и выносливого? Он расхохотался:       — Конечно…       — Погодите-ка. — Сэм забрал у брата лист и внимательно рассмотрел место, отмеченное крестом. Затем обернулся через плечо и слабо улыбнулся: — А мы, всё-таки, его нашли.       — Что ты имеешь в виду? — вскинул бровь Алекс.       — Да ты сам посмотри. — Сэм протянул ему карту. — Это здесь.       Сравнив местности, Алекс согласно кивнул:       — Да, так и есть. Но этот дурацкий куст всё портит… Нужно его убрать.       Ханна взяла лопату и встала, опершись на неё:       — Без проблем. Куст не помешает, если сделать подкоп.       Поразмыслив, остальные выразили согласие с ней, и работа закипела.       Прошло чуть меньше получаса. Лопата Ханны вдруг глухо ударилась о что-то.       — Тут что-то есть! — сообщила она. — Надо продолжать копать.       Обрадованные, ребята налегли на лопаты с двойным усердием. Вскоре им удалось вытащить из образовавшегося подкопа маленький деревянный сундучок. Встав перед ним на колени, Ханна с замирающим сердцем подняла крышку и тут же прищурилась от отражения солнечных лучей, а отражались они ни от чего иного, как от монет, которыми сундучок был заполнен доверху.       — Ничего себе! — восхитилась Кейт. — Да тут же целое состояние!       — С ума сойти… — Алекс замер в радостном оцепенении. — Я же говорил — можно разбогатеть! Мы вернёмся с добычей!       — Поиски прошли не зря, — с улыбкой констатировал Сэм. — Теперь точно можно возвращаться.       Счастливая Ханна закрыла сундучок и, взяв его, улыбнулась:       — Спасибо за помощь, ребята. Без вас я бы не справилась. Знаете — думаю, найденное стоит разделить между нами. Я просто обязана с вами поделиться. — получив согласный кивок со стороны остальных, она позвала: — Идёмте домой…

***

      В сундучке после тщательных подсчётов оказалась ровно тысяча долларов, и всё — монетами! Ханна была удивлена:       — И откуда только оно взялось?.. И, главное — у меня дома! Может быть, родители что-то знают?..       В гостиной они обнаружили Альфреда. Тот, увидев знакомый сундук, улыбнулся:       — А, нашли-таки!       — Так ты знал? — Ханна подняла глаза на отца и ещё более удивилась.       — Я не просто знал, моя девочка. Я закапывал этот сундучок вместе с тобой восемь лет назад.       — Я совершенно не помню… — Ханна вздохнула. — Расскажи, пожалуйста, подробнее.       — Ты усердно копила монетки с трёхлетнего возраста и до семи, не брала из накоплений ни одной, обожала свою копилку, но в один прекрасный день разбила её и пересчитывала накопленное — усердно и старательно — в течение нескольких часов. О, это было презабавнейшее зрелище, малышка. — Альфред улыбнулся и потрепал дочь по волосам. Ханна смутилась, вспомнив о присутствии друзей рядом. — Помнишь, как каждые выходные ты искала по моим указателям разные полезные вещицы во дворе? Так вот, в тот день — а тебе было семь лет — мы решили вместе спрятать что-то посерьёзнее, и ты предложила все свои накопления. Мы отправились в лес и «поселили» сундучок под куст репейника. А теперь — если карта ещё у тебя — посмотри на её оборот, — посоветовал он.       Ханна послушно достала из кармана джинсов свёрнутые листы — карту и шифр. Взглянув на оборот, она обнаружила записи о том, как расшифровываются символы. Вместе с ребятами она разгадала засекреченную надпись:       «Сегодня мы с папой спрятали в лесу сокровища, чтобы, когда я пойму, кто — мои настоящие друзья, я смогла эти сокровища отыскать и разделить с ними». Дочитав предложение до конца, Ханна подняла на них глаза, всполыхнувшие преданностью и любовью:       — Я поняла, кто — мои настоящие друзья. Это вы. Ни с кем мне не бывает так хорошо, как с вами, и, пусть мы иногда ссоримся — я ни на что и ни на кого вас не променяю. Никогда. И, как условлено в моём шифре — поделюсь с вами своими сокровищами.       На лицах всех пятерых играли улыбки: Ханна была верной подругой, несмотря ни на что, и готова была прийти на помощь в любой ситуации, пусть и кажется при первом взгляде робкой и неуверенной. С настоящими же друзьями она раскрывается и показывается в том свете, в котором её знают только близкие. Именно за это они её и любили…       Не нарушая условий, которые были поставлены пусть даже и восемь лет назад, Ханна разделила деньги поровну, и этого как раз хватило на то, чтобы как следует оторваться в парке развлечений.       Следующим после этого события вечером Ханна сидела на кровати и пересматривала сделанные в парке фотографии: все счастливы и довольны, ни на одном лице не встретишь печали или раздражения — они вместе, им хорошо, они просто радуются жизни. «Они — истинно мои настоящие друзья. Они не предадут, не бросят, не будут говорить за спиной. Они готовы помочь и поддержать, и мне не важны их недостатки. Мы — команда и мы сильны, пока мы вместе. Нашу дружбу не разрушит ничто и однажды мы святой клятвой поклянёмся друг другу пронести её через годы.»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.