Изумрудный сборник 6

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Сухинов С.С. «Изумрудный город»

Пэйринг и персонажи:
Элли, Корина, Аларм
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
AU, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Драббл, написано 10 страниц, 7 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Драбблы по Изумрудному городу

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Архив драбблов-однострочников про Элли и Корину, в паре и по отдельности. Будет пополняться.

Элли/Корина. АУ, в котором их обеих первым завербовал Пакир

5 марта 2018, 21:25
После того, как Темный отряд разгромил Дарум, Корина плачет, сидя на ее кровати.

Элли садится рядом, берет ее руки в свои и поглаживает костяшки пальцев сквозь тонкую ткань перчаток. На правой ладони круглая дыра с обуглившимися краями.

Нужно проверить, нет ли ожогов, но Корина шепотом объясняет: собственной магией пораниться невозможно.

Элли все равно стягивает перчатки с ее рук и массирует кисти.

– Скажешь, что случилось? – Корина отрицательно качает головой.

Впрочем, слухи под землей расходятся быстро. Мятежный Дарум – родина Корины, и Пакир велел своей любимице самой с ним разобраться. Корина редко занимается подобной работой, и на самом деле она это ненавидит, но Пакира ослушаться нельзя.

Элли обнимает ее и устраивает голову на своем плече. Темные волосы пахнут гарью, на щеке глубокие царапины, на лбу пятна сажи – а ведь обычно Корина выглядит перед ней идеально. Элли гладит ее по спине и украдкой касается губами волос.

Она знает, что Корина вместе с Темным отрядом сожгла Дарум дотла. Это задумывалось как средство устрашения, и большая часть горожан успела спрятаться в лесах, но не все. В Корине мало доброты и сострадания, но даже ее пронимает мучительная гибель двух десятков человек.

– Давай приведем тебя в порядок, – мягко предлагает Элли.

Она встает первой и протягивает руку. Корина, сжав ее ладонь, послушно идет за ней в ванную.

Элли смачивает губку теплой водой и аккуратно стирает с лица Корины грязь и разводы от слез. Потом обрабатывает ссадину на щеке. Корина вздыхает, не открывая глаза, когда она прижимает к скуле пропитанный целебным зельем платок.

– Я не хотела этого делать, – говорит Корина, когда они возвращаются в спальню.

– Конечно, – кивает Элли.

– Я послала дракона вперед, они должны были все разбежаться! Что за идиоты. Зачем они вообще пошли против Пакира?

Элли обязательно ей расскажет, но в другой раз: сейчас Корина не поймет.

Она укладывает Корину в свою постель, а сама проводит остаток ночи в гостиной. Она не надеется заснуть, но от одной мысли теплеет в груди: тот, кто чувствует боль от плохих поступков, не может быть потерянным человеком.

Утром она поднимается первой. Корина еще спит, Элли заходит в комнату и раздвигает шторы. Не то чтобы под землей это имело какой-то смысл, но от привычек сложно избавиться. Она долго смотрит вдаль: на море сквозь туман виднеются темные силуэты кораблей – флот Пакира готов завоевывать новые острова.

Она ждет, и наконец за спиной слышится шорох одеял.

– Элли?

Она считает до пяти, давая время Корине оглядеться и вспомнить, что произошло вчера, и только потом оборачивается.

– Доброе утро. Как ты?

– Ужасно. Чудовищно. – Корина сонно хмурится и, зевнув, добавляет: – Прикажи подать завтрак, пожалуйста.