i don't hear, because your voice is too quiet 52

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Undertale

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Hurt/comfort, Учебные заведения, Соулмейты
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Нехронологическое повествование
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Я не услышал, твой голос слишком тихий, повтори, — Произнес он нагибаясь для того, чтобы их лица находились на одном уровне. Теперь эти двое смотрели друг другу прямо в глаза. Никто не посмеет отвести чертового взгляда.
Он не успеет сказать ни одного слова, потому что болен.
Болен из-за тебя, sweetheart.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ну че товарищи, фанфики про болезнь ханахаки)))
сюжет незамысловатый и нудный, я так думаю?
но я не могла не написать это, извините!
если кто не знает что это за болезнь!!!

hanahaki byou(花吐き病)
человеческая болезнь, при которой больной откашливает цветы из-за неразделенной любви. передается путем контакта с выплюнутыми цветами. Случай полного выздоровления возможен при взаимной влюбленности. цветы распускаются непосредственно в сердце, окутывая его, но позволяя нормально функционировать. однако, если болезнь запустить и ничего не предпринимать, начнется кашель цветками растения, что растет у сердца и в нём.

пффф

incident with my lungs.

19 февраля 2018, 21:50

***


И вновь он склоняется над унитазом в школьной кабинке, ногтями царапая горло, лишь бы избавиться от блядских цветов, что уже прижились в его ребрах. Он готов разорвать их голыми руками, чертовы цветы, когда это прекратится?

К сожалению, и счастью одновременно, он не знает. Умирать от внезапного сердечного приступа не очень то и хотелось. По крайней мере, так говорили врачи, к которым Инк, не ходил и не собирается в ближайшее время.

Да они ему и не помогли бы, ведь единственное лекарство — это взаимная любовь.

Вот ведь незадача, он даже не знает, в кого влюблен, о чем вообще может идти речь?

Никто не знает о его болезни.
Не хватало еще и скандала в кругу семьи и, возможно, другого населения планеты.

Такая болезнь была исключаемой редкостью, к счастью, опять же.

Выплевывает их со слезами на глазах, пытаясь отдышаться, жадно глотая воздух. Он уже едва дышит, настолько эти цветы мешают ему.

Каждое утро находит увядшие за ночь лепестки на белоснежной подушке, измученно вздыхая и как можно скорее стараясь их выкинуть или сжечь, чтобы горячолюбимая его матушка, ничего не заподозрила.

appalling.

А ведь лепестки были несравненно красивыми и настолько ужасными одновременно. Кремово — розового цвета, плавно переходящие в цвет кукурузной шелухи.

      — Какая мерзость, готов поспорить, что сдохну через пару часов,— Подумал тот, невольно усмехнувшись своим же мыслям и вытирая ладони о свои джинсы.

Ухватившись руками за холодную металлическую ручку двери, попытался встать, но ноги едва держали его.
Покрасневшие колени предательски подкашивались из-за недосыпания.
Облокотившись о холодную плитку, он зажмурил глаза и помотал головой в разные стороны, как-бы отгоняя все мешающие в данный момент, мысли.

Щелчок входной двери, что ведет в уборную.

Неторопливые шаги черных кроссовок, что Инк успел увидеть из-под щели.

      — Где этот мудак? И так ведь знаешь, что найду тебя, — Слегка хрипловатый, усмехающийся над ним самим, голос.

Он давно знал кто это.
Найтмер — дьявол во плоти, Инк в этом уже не сомневался.

Хлопанье дверей эхом раздавалось в небольшом помещении.

Инк закрыл рот рукой, стараясь не дышать настолько громко, но это не сильно помогало ему, все равно ведь найдет.
Он остановился пред его дверью, топая ногой, выжидая, выйдет ли Инк сам, или же придется заставить его?

Прошла лишь минута, но для двоих это была целая, черт бы его подрал, вечность.

Не важно, все равно он откроет дверь рано или поздно, чего уж там.
Не успел он открыть дверь, как с противоположной стороны резко потянули за ручку.

Да вы, сука, издеваетесь.

Глухой удар об уже не столь белоснежную плитку.

Что-то горячее и липкое стекает по лицу и продолжает капать на, его только вчера выстиранную одежду.

Конечно же, это была кровь, его собственная кровь.

Мерзко и отвратительно.

Медленно поворачивает голову в сторону Найтмера и держится за живот.

— Я удивлен, мне даже ничего делать не пришлось, — Разводя руками, и с наигранным удивлением произнес он, возвышаясь над ними.

— Ты чертов кретин с комплексом Бога, вот кто ты, Найтмер, — Огрызнулся Инк, вытирая уже подсохшую кровь из носа рукавом безразмерного свитера.

Подходит к нему не спеша, сохраняя на лице все то же безразличие, но в его глазах мерцают уже не огоньки, там горит самый настоящий пожар.

Прижимает на ничего не надеявшегося Инка к стене, не оставляя шансов на побег.

Резко хватает его за покрасневшее от частого кашля, горло.

— Я смотрю, ты совсем распустился, Инк. — Сказал тот со своей фирменной улыбкой, всматриваясь, в его больные гетерохромией глаза, словно он что-то хочет найти там.

Кашель, кашель, кашель.

Болезнь не дает о себе забыть, а Найтмер, скорее всего, подумает, что кашель вызван из-за недостатка воздуха, хотя по большей части, это не так.

Ему же лучше, чего уж там.

— Все так же жалок как и раньше, а? — Сказал он ударив ногой в живот из-за чего тот еще пуще прежнего закашлял, только уже с каплями крови.

Протяжный скрип двери слышится левее Инка, заставляя обоих повернуть голову на источник самого шума.

— Найтмер, чего ты тут забыл и что ты… — Довольно-таки высокий силуэт в дверях показался Инку смутно знакомым. Нормально видеть не позволяла пелена накопившихся слез из-за боли. — делаешь?...

— О нет, Эррор, это я хотел бы спросить, что ты забыл здесь? — Оставляя кашляющего кровью Инка в стороне, проговорил Найтмер, укоризненно смотря на него.

Эррор, посмотря на Инка, что уже сидел в стороне, прижав ноги к груди, пытаясь успокоиться.

— Шел бы ты отсюда куда подальше, Найт, — Произнес Эррор, попутно хватая Кошмара за запястье и заламывая его руки, увел из уборной.

— Тебе это и аукнется, неудачник. — Злобно прошептал Найтмер, смотря на Оши уже не таким самоуверенным взглядом.

Торопливые шаги прекратились, когда их обладатель, а если быть точнее, Эррор присел рядом с Инком, протягивая тому руку.

— Хэй, не стоит бояться меня, я не кусаюсь. — Произнес тот, улыбнувшись, не вынужденно, что было редкостью, ведь его редко можно было увидеть искренне улыбающимся.

Инк протянул свою руку в ответ, смотря в его глаза и, кажется, дышать стало намного легче.

***


Примечания:
исправлюсь