Разбуди меня 9

metanoia автор
Katerinka_lt бета
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Чон Чонгук/Ким Тэхён, Мин Юнги/Пак Чимин, Ким Сокджин, Ким Намджун, Чон Хосок
Рейтинг:
R
Размер:
Макси, 23 страницы, 3 части
Статус:
заморожен
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Драма Повествование от первого лица Романтика Смерть второстепенных персонажей Флафф Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Чон Чонгук, идеально ориентированный подросток, сбивается с курса, и падает

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

two

27 февраля 2018, 13:38
Время не идет, а бежит, как и перед каждым событием, момент наступления которого хочется оттянуть. Как бы я не был уверен в себе, выпускные экзамены это то, чего я искренне боялся. Боялся не оправдать надежд, как чужих, так и своих. Хотя я и не признавался сам себе, я очень хотел оттянуться момент до того самого урока литературы, где меня ждала встреча нос к носу с Ким Тэхеном. Я пытался, уже дома, завести разговор по этому поводу с матерью, но мои попытки не увенчались успехом. Я услышал лишь то, что услышал в первый раз. Что ж, пришлось смириться. — Я думаю, что нам обоим стоит подумать об отметке, не так ли? — я грыз ручку, поглядывая на своего нового партнера по проекту. Парень вальяжно расселся на стуле, даже не собираясь предпринимать что-то, чтобы начать работу. Он лишь усмехнулся в ответ на мой вопрос, и потер покрасневшие, возможно, от недосыпа, глаза. — Тебе это так важно, да? Отметки? Твоя мать легко бы могла поставить тебе высший балл, — с пренебрежением заявил он. — В дальнейшем обучении она мне никак не поможет. — Точно, ведь вся ваша кучка так и стремился повесить на себя ношу, длиною еще в несколько лет, — ухмылка не сходила с его лица. Парень явно насмехался надо мной. Будто я ожидал от него чего-то еще. — А ты, значит, не собираешься никуда поступать? — я не смог удержаться от вопроса, на который и так знал ответ. Раз он не причисляет себя к этой самой «кучке», значит, точно не собирается. Так странно было вести разговор о будущем с человеком, о котором ты совсем ничего не знаешь. Времена, когда я принимал кого-то в круг своих настолько близких друзей прошли, а на то, что будет с остальными, мне было, по большому счету, наплевать. — Мм, дай подумать. Нет. — Что тогда? Просидишь у родителей на шее всю жизнь? — я поморщился, представив себя тридцатилетнего, живущего в родительском доме. — Не думаю, что окажусь в такой ситуации. Но, в любом случае, я хочу заниматься тем, что меня интересует, и мои родители совсем не против, — парень резко выпрямился, и схватился со стола ручку и лист бумаги, — ну все, хватит трепаться, я тут слышал, что кому-то нужен положительный балл. — Тебе он тоже не повредит. — Ладно, будь по-твоему, — Тэхен поерзал на стуле, устраиваясь по удобнее, и закатал рукава рубашки, оголяя худые предплечья, — так что, какой смысл будет у нашего «произведения»? — жестом он показал воображаемые кавычки. — Ну, я думаю, для начала нужно определиться с идеей, сюжетом… — я начал мысленно загибать пальцы, перечисляя все то, что нам еще нужно было обговорить. — Нет, нет, нет, я не об этом. Какова наша цель? Чему мы научим, — он с презрением оглядел одноклассников, которые были заняты своими проектами. Кто-то со всей серьезностью уже что-то строчил, кто-то слишком громко смеялся, наверняка, неся очередной бред, который точно не будет включен в рассказ, но, тем не менее, нести его доставляло удовольствие, — наших читателей? — А мы их обязательно должны чему-то научить? — я с сомнением глянул на парня. — А тогда какой толк от всей это писанины? — он скептично оглядел моё лицо. — Ну, это может быть веселый рассказ, или грустный…он может вызывать эмоции, — нерешительно начал я, думая о том, что нужно было с ним согласиться с самого начала. — А разве эмоции не несут смысл? — Может и несут, но никого ничему не научат, — я пожал плечами, — это всего лишь школьники, для них это все — просто обязанность. — Знаешь, — парень сощурился и оголил ряд передних зубов в ухмылке, — ты только что унизил своих друзей. — Они мне не друзья. — Разве? Вот мне они — никто, а у тебя другая история. Он немного повысил голос, и мне стало казаться, что мы привлекаем к себе слишком много внимания. Я оглянулся, но все как были заняты своими делами, так и продолжали ими заниматься. Никому не было до нас дела, хотя я и поймал на себе заинтересованный взгляд Юнги с последней парты, и махнул рукой в знак, что все в порядке. — Мне кажется, мы говорим ни о чем. — Возможно, но ты готов продолжать этот бессмысленный диалог, — Тэхен обворожительно улыбнулся, и я понял, что никогда не смогу сказать этому человеку «нет».

***

Мы долго думали над темой, точнее сказать, замыслом произведения, и так и не пришли к единому решению. Не сказать, что мы весь урок вели бурную дискуссию, потому что я только и делал, что предлагал варианты, а Тэхен морщил носик и отмахивался от них. — Любовь, дружба, все эти отношения… Такие избитые темы, Чонгук! Нам нужно что-то захватывающее и нереальное, то, что мир еще не переживал на наших глазах! Смерть человечества! Представляешь, сколько всего можно впихнуть в контекст апокалипсиса? Да все! — восторженно почти кричал парень. В его глазах загорелись маленькие огонечки, которые говорили о явном интересе с его стороны. Я и не думал, что этот парень все-таки способен на интерес к школе, и пускай даже этот интерес был весьма специфичным… Смерть человечества? Так вот что его интригует? — Я займусь проработкой героев сегодня же. Думаю, их должно быть больше двух. Мы не будем брать концепцию Ноя, потому что мы должны быть оригинальны. Возьмем по человеку из разных социальных групп и поместим в одно бомбоубежище, но не сообщим им о том, что они — последние люди на земле…- парень начал говорить так быстро, что кажется, мысль за словами не поспевала, но я пытался разобрать то, что он так торопится сказать, потому что, кажется, мне это реально было интересно. А у него хорошая фантазия. Если бы мы делали эту работу с Мином, то максимум, на что мы были бы способны, это переделать какой-нибудь короткий рассказ из интернета под себя, изменив имена и названия городов. Нет, как вы уже поняли, я был прилежным учеником. И искренне литературу любил, но заниматься ею с Юнги…было не очень интересно. Он отдавал предпочтения точным наукам, иногда откровенно насмехаясь над моими увлечениями. Прозвенел звонок, а я так не вымолвил и слова по поводу его идеи. Ему, видимо, было неинтересно мое мнение, потому что он уже все решил. А спорить, как я понял ранее, с ним бессмысленно. — Ну так что, Чонгук, ты согласен? — вопросительно посмотрел на меня мой напарник. Он смешно округлил глаза, ожидая ответа. — Мне все нравится, правда… А какая моя роль в этом всем? Ты придумал идею, собираешься прорабатывать персонажей сегодня, а что же буду делать я? Мне было непривычно чувствовать себя вне процесса работы. Обычно я был инициатором всех учебных дел, потому что был самым благоразумным в нашей компании. Многие говорили, что я веду себя так лишь потому, что боюсь отхватить от матери, потому что слухи о моей неуспеваемости, разлетелись бы по школе со скоростью звука. Но я все еще Чон Чонгук. И не могу позволить себе такого. — Ну ты же у нас отличник, будешь исправлять ошибки! Я в этом не силен, — произнес он со смехом в голосе. Не знаю, что здесь смешного. — Хорошо, тогда до завтра, — я встал и начал засовывать в рюкзак тетрадь, которая сегодня так и не понадобилась. Тэхен ничего не сказал, но как только я вышел из класса, что-то маленькое и юркое достигло меня, и с силой схватило за локоть, чтобы я обратил на нечто свое внимание. Это был Тэхен, и в его глазах явно читались волнение и…стеснение? — Знаешь, я тут подумал… Мне нужен твой номер телефона вдруг у меня появятся новые идеи, я в свою очередь буду писать тебе их на одобрение, — нерешительно начал он, — если ты, конечно, не против, чтобы я тебе писал. Я сказал ему номер, он торопливо начиркал его себе на ладони, и помахал ею же в знак прощания, когда ко мне подошел Юнги, чтобы мы вместе отправились в столовую. — Ну и как тебе Ким Тэхен в роли напарника? — со смешком спросил друг. — Знаешь, он не так уж и плох, иногда конечно несет бред, но кто из нас этого не делает. — Что, правда? — Юнги округлил глаза, — он создает впечатление такого себе напарничка. — Именно, впечатление. Мы ничего о нем не знаем. — сказал я, не желая развивать эту тему дальше. С Юнги. Подумать же над этим стоило. Действительно, никто не знал ничего о этом парне, кроме того что он любитель поспорить с преподавателями на тему, не имеющую отношению к уроку, потому что на учебу ему было глубоко наплевать, он не уставал об этом напоминать. Обычно он просто мирно спал на одной из последних парт, пока учитель не начинал рассуждать на какую-нибудь тему, которая его сильно возмущала. Еще я знал, что он был таким же, как и я. Он был геем, никак это не скрывая, споря с каким-нибудь преподавателем-гомофобом, заявляя о себе в этом ключе. Я никогда не видел его в компании кого-либо из одноклассников. Он всегда был один. А еще он был смелым парнем, в отличие от меня.

***

— Я сидел за тобой в шестом классе, но ты, конечно, этого не помнишь, — Тэхен наигранно драматично вздохнул, — а еще мы играли в одном спектакле, ты играл принца, а мне досталась роль дерева, потому что я был не особо разговорчив. — Извини, но я действительно… — начал оправдываться я, чтобы хоть немного сгладить углы. — Не помнишь, конечно, когда принцы запоминали какие-то деревья, — он хихикнул, а потом с таким же задорным выражением посмотрел мне в глаза, — почему именно журналистика? — Это перспективно, да и мне действительно это нравится. А чем ты планируешь заниматься после школы, если не собираешься поступать в университет? — мне было действительно интересно, чему же все-таки мечтает себя посвятить этот человек. — Придет время, и ты узнаешь об этом, — загадочно произнес Тэхен и поднял глаза к потолку, засунув ручку в рот. Мерзкая привычка, но в нем она меня не отталкивала. Напротив, она ему шла и придавала специфический шарм. — Очень информативно. — Зато честно! Мне кажется, нам пора продолжить, иначе мы не уложимся в срок, и твоя мать надерет тебе уши! — парень вытащил ручку изо рта и стал размашистыми движениями что-то писать в тетради, — смотри, это — бункер. Он будет выглядеть как дом, но только под землей. И я решил, что никакого апокалипсиса не будет, а будет иметь место социальный эксперимент, в результате которого мы выявим, кто же из представителей каждой из групп окажется смелее, человечнее и вообще выдержит все это, — он задумчиво почесал нос, на котором, красовалась маленькая едва заметная родинка, — мы перемешаем все социальные группы. Да, точно! Вчера я хотел сделать акцент лишь на разнице в их доходе, но лучше будет смешать и национальности, и профессии и возраст…- под конец он уже начал бубнить себе под нос и это не слабо так напрягало. — Стой, подожди, Тэхен! — я потрепал его по плечу, потому что он, похоже, настолько погрузился в свою идею — или в тот самый бункер — и не очень хотел меня замечать, — почему ты отказался от идеи апокалипсиса? — Скучно! Скучно-о-о! Я вчера пересмотрел все фильмы на эту тему и уж поверь мне, как эксперту в области всего, апокалипсис — это не весело. А тут мы можем посмотреть на ситуацию без лишней доли драматизма, потому что все это будет являться фикцией. Для нас конечно, а не для «главных героев», — он показал пальцами кавычки, — вообще, предлагаю отказаться от этого термина — главный герой. В жизни не бывает главных героев, все ровны и всех ждет один исход. Я слушал его и не находил, что сказать, мне казалось, что каждое мое слово и движение все испортит. Я чувствовал себя скованно рядом с ним. Я не решался предлагать и исправлять, боясь быть осмеянным за свои посредственные идеи. Мне было стыдно, потому что это я должен быть на его месте. Кто, черт возьми, здесь начинающий журналист и вообще отличник и активист? Он даже не собирается никуда поступать, а идеи из него так и прут! Я решил, что стоит уже прекратить это. — Тэхен, я понимаю, что ты привык работать один и тебе трудно уделять мне внимание, но не мог бы ты так не торопить события и вводить меня в курс дела постепенно, а не строчить что-то у себя в тетради, ни слова мне не говоря, — я указал на его тетрадь, где уже красовался десяток пометок разного рода, — потому что я не хочу быть человеком, который ничего не делает, а потом просто выступает с проектом и получает отлично. Парень задумался, явно не понимая моей претензии. Конечно, любой другой бы прыгал от счастья из-за того, что всю работу сделает напарник, да и я бы, если честно, был бы рад, но не в этом случае. В этом случае мой напарник Ким Тэхен. И этим все сказано.

***

— Привет, братишка, займи девять тысяч до следующих карманных! — Тиен бесцеремонно ворвалась в комнату, не удосужившись даже постучать. Мы с Юнги сидели на моей кровати и обсуждали приближающуюся вечеринку. А если быть точнее, Юнги уговаривал меня пойти, потому что его уговорил Чимин, сам же Мин не был любителем подобных мероприятий, как и я. — Тиен, я на мели. И я не врал, лишь вчера отдал последние деньги за занятие по гитаре. Она фыркнула, развернулась, и также громко, как и появилась, вышла, хлопнув дверью. — Она так не похожа на тебя, Чонгук. Постоянно удивляюсь. Я хмыкнул и дежурно улыбнулся, не найдя, что ответить, потому что слышал это тысячу раз. — Знаешь, Хосок приезжает, и Чимин мне рассказал, что ему рассказал Минхо, — я прыснул, а потом вовсе засмеялся, потому что это была безумная логическая цепочка, — что он, скорее всего, заедет на предстоящую вечеринку! Представляешь, почтиайдол, который два года провел в Америке и к которому ты, кстати, насколько я помню, неровно дышал года четыре назад, проведет целый вечер в компании таких, как мы. Я думаю, мы должны это видеть. Чон Хосок. Первая влюбленность и первый кумир. Тогда, когда я был младше, мне казалось, что этот человек идеален во всем. Он учился в выпускном классе и танцевал в одной из самых модных танцевальных групп Сеула, и совершенно не замечал такого, как я. Именно смотря на Чон Хосока, я осознавал, что мужчины меня привлекают больше, чем женщины. Какой-то странный трепет в груди появился у меня от этих мыслей, и наивная надежда, что возможно сейчас, когда я вырос и возмужал, я смогу обратить на себя его внимание. — Интересно, что ему здесь нужно. Судя по его инстаграму, он еще вчера был в Америке и фотографировался там с какими-то девчонками, то есть он сразу… — начал рассуждать я, но Юнги меня перебил. — Так, так, так, стой, ты подписан на него в инсте? Ничего себе, я уговаривал тебя подписаться на меня полгода! Это возмутительно, — Юнги заржал и начал тыкать меня в бок, — кажется, кто-то еще неровно дышит к Чон Мистеру Превосходсво Хосоку. — Да что за бред ты несешь? — сказал я и тоже начал его щекотать в отместку. — А знаешь, — начал Юнги, тяжело дыша после нашей с ним дружеской перепалки под названием «кто кого защекочет до смерти», — может попробуешь к нему подкатить свою милую задницу? Ты уже не тот сопляк, которым был четыре года назад, да и вряд ли он помнит твои неловкие попытки… — Юнги, пожалуйста, не начинай… — я обнял подушку и спрятал в ней лицо. Потому что покраснел. Я в этом даже не сомневался. — Это действительно было очень забавно. Звезда школы и сопляк, который всюду носится за ним в попытках быть замеченным, и подарить ему свою любовь, что была равна коробке конфет, которую ты постоянно таскал за собой. Эх, вкусные были конфеты, жалко, подтаяли немного, так долго ты их таскал, — Мин снова заржал и отнял подушку от моего лица, — да прекрати ты, со всеми бывает… Но не со мной! Я ненавижу Мин Юнги.

***

Одной из причин, почему я не люблю посещать мероприятия подобного рода, является то, что Юнги совершенно не умеет пить. Мы пришли час назад и друг буквально клялся на собственной крови, что бутылочка пива, и все, Чонгук, по домом. Картина маслом. Пьяный в хлам Юнги, рассказывает Чимину о том, как же сложно ему жилось всю эту жизнь. В ход идут абсолютно все истории, некоторые из которых даже не являются правдивыми, но Юнги даже пьяный умел припиздеть. Вечеринка проходила в доме нашего одноклассника, который частенько утраивал у себя подобные посиделки, потому что его родители постоянно были в разъездах по стране, а он, в свою очередь, был предоставлен сам себе. Это был большой и красивый дом, но мы разместились на улице, хоть и было достаточно холодно, но внутри — запретная территория. Не смотря на то, что он приглашал гостей к себе, внутрь дома он никого не пускал. Боялся, наверное, что мы что-нибудь сломаем. И правильно боялся. Я сижу напротив Юнги и Чимина и даже не пытаюсь вслушиваться в бессвязный бред, что несет мой друг. Жутко хочется спать, поэтому я сказал себе — еще пять минут, и домой. Не смотря на то, что завтра — законный выходной, я не вижу смысла мучить себя и проводить время там, где не хочется быть. Пять минут прошло, и я уже собирался встать и начать прощаться со всеми, как кто-то положил свою, к слову, очень теплую руку мне на плечо. — Что, перепил твой друг? — со смешком и толикой заботы спросил человек. Я поднял глаза и, о боже, сразу забыл, что куда-то собирался. Чон, черт возьми, Хосок! Я смотрел на него, на морщинки под улыбающимися глазами, на губы и даже на зубы, и не мог понять вопроса, или я его просто забыл. — Что? — выдавил из себя я. — Я говорю, твой друг, перепил. А ты, я смотрю, ни к чему кроме этой бутылки пива так и не притронулся за весь вечер. Чего так? — он присел рядом со мной на лавку и приобнял меня за плечи, — не любишь алкоголь? — Я считаю его потерей времени, не более того. — Не понял, — парень сжал губы и почесал лоб свободной рукой. — Не знаю, стоит ли тебе рассказывать это, вдруг еще посчитаешь меня странным, — я попытался легким движением плечами сбросить его руку. Мне приятно его внимание, но он явно был пьян, а вот это мне уже очень не нравилось. — А ты сначала расскажи, а потом я подумаю, считать тебя странным, или нет, — шепот на ухо. — Я ценю время, а если я напьюсь, следующий день после пьянки можно просто стереть из жизни. Представляешь, сколько таких дней может быть, если выпивать регулярно? — А как же знакомства, которые тебе дарит алкоголь? — парень продолжил шептать мне на ухо, будто боясь, что его кто-то услышит. — Что ты имеешь в виду? — я слегка отодвинулся и посмотрел ему в лицо. Парень смотрел на меня затуманенным взглядом и тянул свои губы в нелепой уточке к моим. Наверное, я был бы счастлив четыре года назад, может быть даже и сейчас, если бы не одно, но — Хосок пьян и скорее всего даже не понимает, кто сидит рядом с ним. Может быть, он вообще меня с кем-нибудь перепутал. Но кто я такой, чтобы не воспользоваться моментом?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: