Эффект «Черного Инферно» +7

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ромашкин Николай (Призрак) "Бета-тестеры"

Пэйринг и персонажи:
Ксенобайт, Махмуд, Мак-Мэд, Дед Банзай, Внучка, Мелисса
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Повседневность
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Напомни, пожалуйста: почему мы на это согласились?!
— Как обычно — вначале это казалось хорошей идеей...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на Зимних Фандомных Битвах для команды WTF Virtual Reality 2018
17 марта 2018, 08:11
      — Напомни, пожалуйста: почему мы на это согласились?! — прохрипел Махмуд, снимая шлем и вытирая выступивший пот.
      — Как обычно — вначале это казалось хорошей идеей, — пожал плечами Мак-Мэд. Его костюм был гораздо легче, но и он страдал от жары. — Даже Мелисса уже не рада. Я только что общался с ней — её страшно утомили бесконечные поклонники, желающие с ней сфотографироваться. Она рассчитывала, что её будут узнавать по журналу, а вместо этого всех привлекает только открытость её костюма.
      — Как я её понимаю! Только в моём случае — закрытость... Но некоторые даже меня узнают!
      — Это да. Только поэтому она до сих пор не бросается на людей.
      — А Внучка? Ей-то хоть весело?
      — Полагаю, да. Она репортаж снимает вместе с Мелиссой. Но у неё нет красивого выреза, в который норовят упасть фанаты, так что она везде вертится и ловит интересные кадры. Возможно, ещё Ксен получает от ситуации особое извращённое удовольствие: люди считают, что его хамское высокомерие — это такой отличный отыгрыш.
      — Надо сходить посмотреть. Если, конечно, восторженные школьники опять не попытаются разобрать мою броню на запчасти...

* * *


      Хотя скептически настроенные аналитики предрекали гибель множества старых форматов развлечений в эпоху виртуальной реальности, игровые конвенты не потеряли своей актуальности. Презентации новых игр в основном проходили на виртуальных площадках, к которым можно было подключиться из любой точки планеты, но настоящие фанаты по-прежнему охотно приезжали на оффлайновые мероприятия. Какой бы реалистичной ни была виртуальность, она не способна передать все возможные ощущения, да и бесконечность её возможностей порой утомляет.
      Тестеры часто бывали на виртуальных конвентах, но до реальных добирались только Мак-Мэд — и то почти случайно, за компанию со студенческими друзьями — и Банзай. Последний, впрочем, «выходил в свет» ещё до бурного развития виртуальных фестивалей, однако в те поры был знаком с организаторами и даже один раз сидел в жюри конкурса косплея. Так что когда Мелисса принесла из редакции журнала предложение снять сюжет про оффлайновый игровой конверт, Банзай загорелся первым.
      — А давайте и костюмы сами сделаем! — предложил он. — Заказывать как-то неспортивно. Вот самому шить!..
      Мелисса покачала головой.
      — В этот раз — не стоит. В первую очередь, нам нужно снять хороший репортаж. А если фестиваль вам понравится — ради бога, в следующий раз можем и костюмы из занавесок пошить, и мечи из лыж сделать... Для, так сказать, полного погружения.

* * *


      В итоге Банзаю досталась форма капитана корабля из «Звёздного конвоя», которой тот страшно гордился. Хотя на фестивале оказалось не так уж много преданных фанатов серии, он охотно общался с каждым, и, похоже, единственный действительно получал удовольствие от происходящего.
      Махмуда и Мак-Мэда вырядили в костюмы танка-варвара и лучника-эльфа из одной новой игры, ориентированной на молодую аудиторию. В связи с этим оба пользовались бешеной популярностью у школьников и страшно страдали от неудобных доспехов и несбалансированного оружия.
      Мелисса с Внучкой никого конкретного не изображали, но костюм первой действительно был весьма откровенным. Увидев эскизы, Мелисса отнеслась к ним с восторгом, но только на фестивале поняла, что в мире полно людей, которые, в отличие от привыкших к ней коллег, охотно видят в ней женщину и готовы оказывать не самые уместные знаки внимания. Внучка, напротив, была в полностью закрытом костюме, созданном по мотивом её любимых комиксов, и обращала на себя внимание только других фанатов серии.
      Но краше всех был Ксенобайт, которого вырядили аккурат под его аватар носферату в «Эпохе Химер». Программист страшно сопротивлялся, обвинял всех в том, что его собираются насильно сдеанонить, но под давлением коллег смирился и с костюмом, и с укладкой волос, и даже с некоторой работой над лицом, которую он едко назвал «карательным макияжем».
      Сейчас он, мрачно закутавшись в свой огромный чёрный плащ, сидел рядом со стендом «Эпохи Химер» и отпускал едкие комментарии по поводу каждого, кто подходил к нему. Посетители фестиваля находили это очень смешным и охотно советовали друг другу тоже поучаствовать в интерактиве.
      К моменту, когда к нему подошли Махмуд с Мак-Мэдом, его запас колкостей несколько иссяк.
      — Знаете, чего мне сейчас не хватает? — спросил у них Ксенобайт. — «Чёрного Инферно». И побольше уровнем... Чтобы шар-р-рах — и весь павильон выжечь.
      — Может, сходишь в гримёрке отдохнуть? — предложил Мак-Мэд. — Ты ж тут не работаешь, тебя к стенду за компанию пригласили. Не мучайся.
      — Для меня всё здесь мучительно, — пафосно ответил Ксенобайт. — Сама жизнь кажется мне болезненно бесмысленной, пока я здесь нахожусь.
      — А красиво излагает, — заметил Махмуд. — Я начал понимать людей, которые к нему тянутся. Особенно в сочетании с рожей...
      Ксенобайт смерил его испепеляющим взглядом.
      — На свои рожи посмотрите, — огрызнулся он.
      Хотя для посторонних людей его выбеленное лицо с подведёнными чёрным глазами и затемнёнными скулами выглядело необычно и привлекательно, остальные тестеры сразу нашли его внешность крайне смешной.
      — Наши рожи не настолько прекрасны, — миролюбиво ответил Мак-Мэд, не скрывая, впрочем, оттенка дружеской иронии.
      Ксенобайт фыркнул и отвернулся, пафосным жестом плотнее закутываясь в плащ.
      — Поищем Мелиссу? — предложил Мак-Мэд.

* * *


      — Мы ведём репортаж с фестиваля... А, да, хорошо, давайте сфотографируемся. И с вами? Хорошо. Где расписаться? О, рада что вы нас читаете! Так вот... Внучка! Не отвлекайся! Мы ведём репортаж... Да куда ж вы лезете?!
      Махмуд и Мак-Мэд уже несколько минут с интересом наблюдали за тем, как Мелисса пытается записать начало своего репортажа. Насколько им было известно, несколько сценок и интервью они уже сняли, но вот со вступительным словом дело как-то не складывалось. По замыслу Мелиссы, эту сцену обязательно нужно было снять на фоне толпы, от которой постоянно кто-то отделялся и подбегал сделать фото, взять автограф или поблагодарить за труд.
      Когда к ней выстроилась целая очередь желающих сфотографироваться, Внучка оставила попытки что-то снять и подошла к товарищам.
      — Боюсь, мы так эту сцену никогда не снимем, — мрачно сказала она. — Я уже устала удалять неудачные дубли.
      — Может, хотя бы за ограждение зайдёте? — предложил Махмуд. — Нам туда можно.
      — Мелисса не хочет, — помотала головой Внучка. — Говорит, должно быть видно, что мы близки к людям.
      — Мда. Патовая ситуация...
      — Может, вы как-то поможете?
      — Предлагаешь держать вокруг неё круговую оборону? — едко поинтересовался Махмуд.
      — Или остреливать всех приближающихся фанатов? — радостно предложил Мак-Мэд. — Я бы не против, но мой лук абсолютно бутафорский.
      — Нет, это не подходит, — грустно признала Внучка. — Но что же тогда придумать...
      — Может, у Банзая спросим? Он, как-никак, бывалый.

* * *


      Банзай, выслушав проблему, задумчиво почесал бороду.
      — Теоретически, рано или поздно все фанаты получат свои фотографии, подписи и рукопожатия, — наконец сказал он. — Но невозможно предсказать, когда это произойдёт. А нам, как я понимаю, нужно наверняка.
      — Именно, — кивнул Мак-Мэд. — В принципе, Мелисса уже согласна снять вступительное слово в зоне, куда зрителей не пускают. Но если всё-таки появится какая-то идея...
      Банзай снова задумался и начал рассуждать:
      — Значит, нам нужно сделать так, чтобы зрители к Мелиссе какое-то время не подходили. Физически ограничивать их мы не хотим. Значит, нужно каким-то образом снизить их интерес. Ждать, пока он сам спадёт, мы не можем. Тогда нужно придумать что-то, что всех отвлечёт.
      Мак-Мэд с Махмудом переглянулись.
      — Всех? — переспросил Махмуд. — Да тут разве что если крыша упадёт, все отвлекутся...
      — Значит, должно быть что-то столь же примечательное, как упавшая крыша, — развёл руками Банзай.
      — Вот тут тоже «Чёрный Инферно» пригодился бы, — вздохнул Мак-Мэд.
      — Это точно, — согласился Махмуд. — Да только откуда ж его взять? Разве что дать хорошего пинка Ксенобайту, и пусть летит...
      — А почему бы и нет?! — внезапно оживился Мак-Мэд. — Сколько времени нужно Мелиссе?

* * *


      — Братья мои! — взвыл Ксенобайт, простирая руки к публике. — Разве хотите вы задохнуться в чаду их пастей и вожделений?! Скорее разбейте окна и прыгайте вон!
      — Он им что, Ницше цитирует?! — тихо поинтересовался Банзай.
      — Не исключено... — простонал Мак-Мэд. — Что вообще происходит?!
      До появления Ксенобайта на сцене шла развлекательная программа, ориентированная на совсем уж скучающую публику, которую все остальные воспринимали как фоновый шум. Правда, как раз должен был начаться блок, проспонсированный разработчиками «Эпохи Химер», и тестерам удалось убедить представителей игры провести небольшой «тематический перфоманс».
      Согласно идее перфоманса, на сцене должен был появиться Ксенобайт, пафосно помахать плащом, после чего устроить зрелищную постановочную потасовку с Махмудом и уползти, поверженный. Программист, который, в общем-то, изрядно заскучал, согласился.
      Но, как это часто бывает, всё пошло не так, как задумано. Махмуд, протискиваясь в своём огромном доспехе через узкий проход, уронил часть аппаратуры, да так неудачно, что на сцене вырубился весь свет и звук.
      Внезапная тишина произвела эффект той самой упавшей крыши. Все в павильоне замолчали и обернулись туда, откуда только что был звук.
      На тёмную сцену вышел Ксенобайт и, красиво взмахнув плащом, заорал:
      — Покайтесь, грешники! Ибо грядёт!..

* * *


      — Ну зачем, зачем ты это сделал?! Как тебе это вообще в голову пришло? — наперебой спрашивали тестеры, когда Махмуд, наконец, нейтрализовал Ксенобайта и утащил за кулисы от потрясённой толпы, готовой согласиться с его доводами о бессмысленности существования.
      — Да не знаю я! — вяло огрызался Ксен. — Увидел этот внезапно погасший свет на пустой сцене и захотелось сделать что-нибудь эдакое...
      — Но уж эффект произвёл — покруче всяких «Инферно», — ухмыльнулся Банзай. — Мелисса! Ты репортаж-то свой хоть сняла?
      — Я сняла речь Ксена, — ответила вместо неё Внучка. — Предлагаю вставить её вместо вступления.
      Мелисса жестами изобразила, что она так потрясена происходящим, что у неё нет слов.
      — Но зато репортаж точно будет интересным... — философски заметил Мак-Мэд. — Ксен! Что будешь делать с внезапно обретённой славой?
      — Уйду в монастырь, — мрачно ответил Ксенобайт.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.