Хорошая девочка 21

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
она/она
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст Драма Любовь/Ненависть Элементы гета

Награды от читателей:
 
Описание:
Лу - стерва. Когда Энн слышит от брата это впервые, она смеется. И даже то, что он повторяет: "Я серьезно", не придает его словам убедительности.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
17 марта 2018, 21:08
Лу — очень хорошая девочка, настолько хорошая, что сводит скулы. Идеальнее некуда, лучше тоже. И, конечно же, Райен влюбляется. Как в нее не влюбится, у нее же кудри золотистые, словно солнечный свет, в глазах плещется счастье, и ямочки на щеках, когда она мягко улыбается? Энн понимает брата, поэтому ненависти к нему нет. Только боль и злость, непонятно, на кого именно, и, конечно же, Энн выплескивает ее на Лу. Так будет лучше. Она не готова слушать об их отношениях, а кому как не лучшей подруге Лу будет рассказывать о них. Энн этого не выдержит. Не сможет. Ненавидеть Лу сложно, особенно когда каждое ее движение выглядит, как извинение, каждый взгляд лучится сожалением, хотя она вовсе не собирается бросать ее брата и у них все хорошо. И когда даже брат смотрит с просьбой в глазах. Энн тоже хочется прекратить все это, но она твердит себе, что так будет лучше, и пытается разозлиться. Выходит все хуже. Ненавидеть Лу настолько сложно, что она сбегает. От ее надежды, от ее извинений и слов понимания, и поцелуев с Райеном на кухне. Она не может слушать «я понимаю, что он твой брат, что теперь, когда мы вместе, ты чаще одна, но это не предательство, Энн, мы можем что-то придумать, не нужно драматизировать». Ничего ты не понимаешь, моя хорошая. Ничего мы не придумаем. Улыбается Энн. И сбегает. И это глупо, но иначе она сорвется. Лу — очень хорошая девочка. Звонит Энн часто и спрашивает, как дела, хотя они уже давно не подруги, хотя через раз Энн посылает ее нахуй, хотя, если даже отвечает, то только односложно, но Лу спрашивает и все поддерживает видимость общения. Это продолжается полгода, и даже брат не звонит столь упорно, хотя с ним Энн говорит охотнее и больше. Но Лу же чудесная, милая, правильная, упорная. Она не бросает утопающих, даже если те сами хотят утопиться. Энн меняет номер телефона, потому что может вернуться и перестать сбегать, и наслаждается тишиной. Брату хватает мозгов не давать Лу ее новый номер, и Энн — немного — злится на него и благодарит мысленно, повторяя, что это к лучшему. Лу — стерва. Когда Энн слышит от брата это впервые, она смеется. И даже то, что он повторяет: «Я серьезно», — не придает его словам убедительности. Энн фыркает и качает головой. Прошло два года, но она прекрасно помнит Лу и отсутствие у нее изъянов, пусть даже маленьких, как выбившаяся из прически прядь — даже она выглядит красиво. Такие, как Лу, не меняются. К сожалению. Энн прикуривает и, усмехаясь, говорит брату, что тот слишком зол — расставания всегда болезненные, а забыть Лу трудно. Райен хмыкает, он явно не согласен. — У меня есть девушка, — напоминает он. Энн смутно помнит ее фото — только русые волосы. Не такая красивая, как Лу, но такая же хорошая, наверняка. — Я люблю ее. — Ну-ну, братец, ну-ну. Он обиженно бросает трубку, словно ребенок. Видимо, действительно любит. По крайней мере, женится; ему девятнадцать, Энн чувствует, что ее наебали, и ждет громкого «розыгрыш», но за окном осень, не весна, не апрель. А брат молчит. — Ясно, с праздником, эм. — Приезжай, — говорит брат. — Там не будет Лу. Конечно же, она приезжает не по этой причине; ей просто немного одиноко и интересно, кто заменил в сердце брата Лу. Увиденное ей не нравится. «Кэт», — говорит брат так, словно находится под кайфом, и смотрит на нее с обожанием. Энн улыбается ей радостно, потому что ничего не чувствует. Только тошноту и желание сбежать отсюда к чертовой бабушке. За спиной она слышит «наверняка, залетела», думает «как же чертовски верно, но нет» и оборачивается. Сзади нее стоит Лу и насмешливо улыбается. Энн хочется убить брата битой, но она скалится в ответ, потому что Лу её заметила и узнала. — Если бы, — тянет она, вспоминая, что когда-то Райен на уроке английского назвал ранний брак — very big mistake. — Я тоже так подумала, кстати. Лу, судя по всему, вспоминает о том же и усмехается. В ее волосах снова путается солнце, на щеках по-прежнему ямочки, глаза пустые. Энн все равно хочет ее коснуться, хотя теперь верит Райену — Лу выглядит как стерва, а не правильная, высокоморальная, недостижимая. — Райен тебя пригласил? — спрашивает Энн, и это глупо. Лу качает головой. — Уболтала Тома взять с собой. Чтобы поосуждать. Как типичная бывшая. Энн смеется. Такая Лу нравится ей больше, и насекомые под рёбрами это доказывают. После Энн ее целует, и она — разумеется — не отвечает, только хмыкает и улыбается, потому что Лу — слишком хорошая девочка.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.