Месть в подземелье 24

Lady Garet автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Lupin III

Пэйринг и персонажи:
Арсен Люпен III/Коити Дзэнигата
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Пропущенная сцена Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Из подземелья замка Калиостро невозможно выбраться живым. Но собственная смерть не входит в планы вора Люпена, тем более, что рядом — его давний враг: следователь интерпола инспектор Дзэнигата.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на ЗФБ-18 для команды "Vintage Anime"
22 марта 2018, 11:38
Из подземелья замка графа Калиостро не было выхода. Об этом Люпен начал догадываться, ещё пока спускался сюда, натыкаясь по дороге на трупы повешенных. И убедился окончательно, как только достиг дна. — Накопили покойничков за четыре века! Мир праху, мир праху… — бормотал Люпен, аккуратно сматывая спасительную леску. Везде, куда достигал взгляд в сумраке подземелья, белели кости людей, так же, как и он, когда-то сброшенных сюда предками графа. Как там говорил этот мерзавец? Это портал прямо в ад? Совершенно точно. У каменной стены лежал скелет с пистолетом. Приглядевшись, Люпен разобрал знакомые иероглифы, нацарапанные явно слабеющей рукой. Японский разведчик попал сюда в 1904 году. Вероятно, он тоже пытался разгадать тайну готских червонцев. Мир праху. — Бедняжка Кларисса! Кто тебя спасёт от брака с графом, кроме меня? А я тут, кажется, застрял надолго… — бормотал Люпен, почти ощупью пробираясь по сырому коридору, то и дело наступая на человеческие кости. Каменный коридор казался бесконечным: с одной стороны его ограждала высокая стена, с другой плескала вода подземного канала. Может, попытаться проплыть по течению до конца этой каменной трубы? Какова её длина? Хватит ли воздуха? Судя по количеству костей под ногами, не хватит. Эх, не видать ему больше ни красавицы Клариссы, ни даже мошенницы Фудзико! Можно, конечно, найти здесь женский скелет — да хоть десяток! — только живого человека он всё равно не заменит. К тому же обниматься со скелетом… фу, какая гадость! Тискать Дзэнигату — и то лучше! Люпен едва не расхохотался, представив, как он в этом мрачном подземелье обнимает угрюмого сыщика, прижимаясь к нему, как к женщине, лаская небритое, помятое лицо и медленно снимая с него одежду, пока Дзэнигата не останется в чём мать родила. Голый сыщик среди покойников перед лицом возможной смерти — зрелище не для слабонервных! Настроение поднялось, и захотелось немедленно искать выход. Хотя бы просто ради того, чтобы представшая воображению картина не сбылась. Люпен вспомнил, что у него есть ценная штука — серебряный перстень с козерогом, который позарез нужен графу. Нет, хоронить себя здесь, пожалуй, рановато! Впереди замерцал дрожащий огонёк: кто-то шёл навстречу с зажигалкой. Люпен замер, как вкопанный. Дзэнигата! Вспомни про дурака — он и появится! А полицейский уже мчался вперёд, перепрыгивая через скелеты и громыхая отброшенными с дороги костями. — Люпен! Попался! Чур, без фокусов! Дзэнигата схватил его за пиджак и затряс, притянув к себе. Люпен невольно улыбнулся, вспомнив, о чём думал ещё пару минут назад. — Рад, что ты не расшибся, папаша. — Отвечай, где выход? Как ты сюда залез? — Тоже сверху свалился. Услышав это, сыщик совершенно размяк и в изнеможении опустился к ногам Люпена. Богатая фантазия вора сразу же нарисовала в воображении десяток неприличных картин: похоже, сама судьба предоставила ему отличный шанс поквитаться с Дзэнигатой! — А ты помятый, — сочувственно проговорил он. Руки в карманах уже чесались от желания тут же взяться за созревший в голове план. — Давно тут бродишь? Да? — Меня ещё воры не жалели! — проскрипел зубами Дзэнигата. Люпен миролюбиво улыбнулся: — Ну, не будем суетиться, всё равно выхода нет, — и, подвинув скелет, сел, прислонившись к стене. Бедный Дзэнигата был в отчаянии. Вернее, им владела отчаянная злость, ставшая ещё сильнее, когда он увидел труп японского разведчика. Сыщик присел к стене рядом со своим заклятым врагом: всё-таки сейчас этот мошенник — единственный живой человек среди целого кладбища покойников. И если он столько раз уходил от справедливого правосудия, то, может, и из этой мрачной дыры выход найдёт? Наверняка уже что-нибудь придумал, раз сидит и так спокойно покуривает. Дзэнигата придвинулся ближе. — Я сразу понял, что замок непростой. Какое сокровище так свирепо охраняют? Ты, небось, на него же нацелился? — Нет, — Люпен с добродушной улыбкой протянул своему врагу недокуренную сигарету. — По сокровищам у нас Фудзико. Надеюсь, она ещё жива… — добавил он, сползая вниз по стене так, словно собирался спать. — Чего трепыхаться, всё равно без толку. Спокойной ночи. Дзэнигата мрачно затянулся и с шумом выпустил струю дыма. Не может быть, чтобы этот жулик не знал, как отсюда выбраться! И он потряс Люпена за плечо. Тот недовольно повернулся: — Чего, папаша? Спи уже. Можешь меня обнять, а то замёрзнем. А впрочем, — добавил Люпен, заметив, как при этих словах Дзэнигата поморщился, — мы так и так тут останемся. — Эй! Как это «останемся»? Хочешь сказать, что не знаешь, как нам выбраться отсюда?! Люпен поднялся и весело глянул на сыщика. — Знаю. Только ты никогда на такой способ не согласишься. — Что?! Быстро говори, я на всё согласен! — Дзэнигата в ярости снова схватил Люпена за грудки. Вор сладко улыбнулся, скосив взгляд на крепкие руки полицейского, вцепившиеся в него железной хваткой. — Ну-у, вижу, вижу. Признаю, был неправ! Тем более что ты уже начал… — Я? — Ну да. Ты ведь хочешь снять с меня пиджак? Услышав это, Дзэнигата оттолкнул Люпена так резко, что тот свалился на груду костей. Даже в темноте подземелья было заметно, как побагровело лицо полицейского. — Ах ты извращенец! Удобнее устроившись на костях, Люпен подпер щёку рукой и причмокнул губами. — А я этого тебе разве не говорил? Раздевайся, папаша. Люпен не шутил: глаза его горели очень решительно, и весь вид говорил о том, что сыщику лучше бы сдаться и не возражать. Дзэнигата весь дрожал от злости, ему хотелось придушить мошенника, но всё же он трясущимися руками начал расстёгивать плащ. — Ну, погоди у меня, Люпен! Как только выберемся отсюда — в одиночную камеру! Пожизненно! — Но сначала надо выбраться, верно? — хихикнул Люпен. — Твоё волнение придаёт мне бодрости. Снимай плащ… так. А теперь галстук. Дзэнигата чувствовал, как бешеная ярость вскипает в нём, застилая глаза кровавой пеленой. Как жаль, что совесть и долг честного полицейского не позволяют ему убить Люпена! Да и что толку, если он сам никогда потом не выберется отсюда? Остатки здравого смысла нашёптывали, что сейчас лучше не спорить, и поэтому Дзэнигата всё-таки снял плащ, затем галстук и, повинуясь горящему взгляду жулика, начал расстёгивать пуговицы рубашки. Люпен тем временем тоже снял пиджак и галстук. Всё с той же лёгкой похотливой улыбочкой подошёл ближе и, положив руки сыщику на плечи, прижался к его голой груди. — Какой ты горячий, папаша! — промурлыкал он. — Если мы тут задержимся, то умрём от чего угодно, но только не от холода! — Задержимся?! — прошипел Дзэнигата. — Да я… — Когда выберемся, делай со мной что угодно, если поймаешь. А сейчас — извини, но все козыри у меня! Дзэнигата стонал от ярости и бессилия. Может, всё-таки лучше придушить этого вора, добавив к горе трупов ещё один, а потом умереть честным полицейским, не отдавшим своё достоинство на поругание врагам? Но вдруг Дзэнигата с ужасом понял, что думать об этом надо было раньше: наглость и горячий напор Люпена сделали своё дело, и достоинство честного полицейского потянулось ему навстречу. Из горла сыщика вырвалось отчаянное рычание. Это было фиаско! А Люпен тем временем уже избавил его от рубашки и принялся за брюки. — Я восхищён! Вот это экспрессия! — восклицал он, теребя пуговицы брюк и поглаживая вспухающий бугорок, отчего Дзэнигату затрясло с удвоенной силой. — Ты гоняешься за мной по всему миру, но я, наивный, и не подозревал о твоей страсти. Как хорошо, что судьба свела нас здесь наедине! — Люпен, я убью тебя! — едва не плакал Дзэнигата. Тело больше не повиновалось ему, и он уже несколько раз поймал себя на том, что двигает бёдрами в такт движениям рук этого бесстыжего жулика. А тот со сладким причмокиванием стянул с него брюки, и тонкая ткань трусов уже не спасала от позора. Люпен гладил его грудь и бёдра, легонько оттягивал резинку, запуская пальцы внутрь, игриво шевелил волосы и как бы невзначай касался налившегося кровью члена. При этом он очень эротично вздыхал и издавал сладкие стоны, подозрительно напоминавшие хихиканье. Разумеется, Люпен издевался над ним! Это было невыносимо! Какой стыд! И какое удовольствие… Дзэнигата никогда не испытывал ничего подобного. Его рассудок хрипел в агонии, окончательно подавленный лавиной новых ощущений. Он вдруг вспомнил, сколько раз представлял себе руки Люпена, в сладких грёзах надевая на них наручники. Сколько раз мечтал увидеть выражение раскаяния в его глазах. Он ведь думал о нём постоянно! И неудивительно, что теперь… Дзэнигата плавился в огне страсти, и финал был уже близко, как вдруг Люпен отстранился от него и деловито произнёс: — Молодец, папаша! Ты просто секс-бомба! А знаешь, зачем мы раздевались? Сейчас набьём тряпьём нашу одежду и поищем себе оружие: скоро за мной должны явиться убийцы графа. Они-то и покажут нам выход. Издав не то вздох, не то проклятие, Дзэнигата окинул своего мучителя взглядом, отразившим сразу тысячу эмоций, и помчался прочь в сторону канала. Люпен слышал хруст костей, об которые он спотыкался по дороге, потом слабый плеск воды и тихий стон, похожий на предсмертное рычание зверя. Жулик удовлетворённо улыбнулся: кажется, маленькая месть удалась на славу! А теперь надо подготовиться к приёму гостей, времени терять нельзя.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: