Вера 15

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Пэйринг и персонажи:
О Сехун/Лухан
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ER Ангст

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Хуни… — сразу же слышится с того конца. — Хуни, ты меня слышишь? — О прикусывает губы, лишь бы не разрыдаться. Он так скучал по этому голосу.

— Лулу? — голос предательски дрожал и срывался, переходя на шепот. — Быть не может… — слёзы вот-вот готовы были сорваться с ресниц, но О поспешно вытирает предательскую влагу.

— Хуни, малыш, я жив, — в телефоне послышались всхлипы. — Приходи ко мне, пожалуйста.

Посвящение:
Всем-всем!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Этот текст давно пылился в черновиках. Не знаю, было ли хорошим решением публиковать его, но я всё же сделала это.
24 марта 2018, 00:21
Смерть. Это слово многим внушает страх, а некоторые лишь спокойно принимают её приближение, совсем не задумываясь, когда же настанет их последний миг. Встречать собственную смерть не так уж и страшно. Намного страшнее, когда старая бабка с косой забирает у тебя близких. Высокий светловолосый парень медленно шагает по аллее в пустом парке. В ночное время, да ещё и в будни тут мало людей — самое то, чтобы побыть в тишине и немного освежить голову. За последнюю неделю Сехун впервые покинул стены квартиры, выходя на свежий воздух, хотя сейчас он совсем не казался таким. За это время многочисленные звонки родителей и друзей были удачно проигнорированы, как и звонки и громкие стуки в дверь. За неделю блондин успел измениться до неузнаваемости. Счастливая улыбка уже не сияла на лице, под глазами залегли тёмные глубокие тени от пролитых слёз и бессонных ночей, сам он весь исхудал. Тот жизнерадостный мальчишка будто бы испарился, будто его вовсе не было. Парень замкнулся в себе, полностью абстрагируясь от внешнего мира, тоска и одиночество медленно съедают изнутри, горло каждый раз сдавливает от накатывающих слёз, перекрывая проход воздуху. О некоторое время глядит на ночное небо, усыпанное россыпью звёзд и возвращается в пустую квартиру, где царит гробовая тишина и ледяное царство, где теперь его никто не ждёт, где никто не встретит с раскрытыми в приглашающем жесте руками и радостными воплями, что «Малыш Хуни наконец-то вернулся!». Знал бы кто, как он скучает. Знал бы Хань, как сильно он скучает по нему.

***

Месяц проходит с неимоверной болью, одиночеством и пустотой в сердце. Зияющая дыра не затягивается, а лишь кровоточит с каждым разом сильнее, ведь при каждом взгляде на фотографии в рамках, которыми обставлен каждый уголок квартиры, оставаться спокойным невозможно, а убирать их парень напрочь отказывается. О не помнит, когда он улыбался в последний раз, когда он спал нормально и ел. Все дни он коротает в четырёх стенах, лёжа на кровати овощем и лишь изредка выходя в магазин, чтобы совсем не помереть с голоду. Ему хотя бы разок увидеть любимого, дотронуться до любимых губ своими и прошептать тихое, но нежное «Люблю» и услышать такое же в ответ… Но любимый больше не рядом. После печальных известий, в которых сообщалось, что Хань вряд ли сможет выйти из комы, и О лучше попрощаться с ним и отпустить, он не желал приходить в больницу, где лежал Лу, а звонки всячески игнорировались. Принимать утрату он не мог до сих пор. После смерти Ханя жить не хочется от слова совсем и мысль о суициде не кажется уже такой безумной. Сехун усмехается своим мыслям и теребит в руках ловец снов, подаренный Ханем на день святого Валентина со словами: «Хуни, я хочу быть в снах с тобой, даже если я не рядом!». Парень снова усмехается, чувствуя, как по щекам скатываются слёзы. Гробовую тишину прервал телефонный звонок. Сехун вытер мокрые дорожки рукавом растянутого свитера и поплёлся к телефону, собираясь включить автоответчик, но остановился с протянутой рукой, ошарашенно глядя на дисплей. «Не может быть… Это шутка?» — думает блондин, но, помявшись пару секунд, всё же берёт телефон в дрожащие руки, принимая вызов. — Хуни… — сразу же слышится с того конца. — Хуни, ты меня слышишь? — О прикусывает губы, лишь бы не разрыдаться. Он так скучал по этому голосу. — Лулу? — голос предательски дрожал и срывался, переходя на шепот. — Быть не может… — слёзы вот-вот готовы были сорваться с ресниц, но О поспешно вытирает предательскую влагу. — Хуни, малыш, я жив, — в телефоне послышались всхлипы. — Приходи ко мне, пожалуйста. Сехуна словно ударило током. Он успевает лишь бросить что-то вроде «Я скоро, любимый» и, даже не переодеваясь и завязывая кеды на ходу, вылететь из квартиры, не забывая прихватить ключи и бумажник. Его Лулу жив и сейчас это являлось самым главным.

***

— Хуни, просыпайся, — русоволосый парень приседает на край кровати и пытается стянуть с блондина одеяло, но тот упрямо зарывается с головой под одеяло и отказывается вылезать. — Эй, соня, ты же опоздаешь на пары. — в ход пошло другое средство. Лу — а это именно он — переваливается через плечо блондина, оказываясь к нему лицом к лицу. Он пододвигается к Сехуну поближе и оставляет на щеке поцелуй, следом на кончике носа, а потом едва касается губ своими. От таких махинаций блондин довольно жмурится и улыбается, как кот после сметаны, распахивая глаза и сонно глядя на любимого. — Ну наконец-то, — Лухан победно улыбается и подается вперёд, когда Се вытягивает губы в трубочку, требуя полноценный утренний поцелуй. Он притягивает русоволосого ближе к себе, обнимая за талию и углубляет поцелуй, сплетая их языки. — Доброе утро, любимый, — еле оторвавшись от сладких губ возлюбленного, произнёс с улыбкой О. С того звонка прошло полгода. Сехун вспоминает как улыбаться, как снова радоваться жизни, встречать новый день с улыбкой, а не очередными желаниями поскорее склеить ласты. А Лу помогает ему: возвращает любимому желание жить и дарит свою любовь. И сейчас, крепко держа в своих объятиях и глядя на это чудо с оленьими глазами, в которых плещется бездонный океан тепла и любви, на эту нежную улыбку, Сехун думает, что вот оно — счастье. И он своё счастье ни за что больше не отпустит.