Перевод

Stranger's Diary 6

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Автор оригинала:
princessharuru
Оригинал:
https://my.w.tt/KPApavneAL

Пэйринг и персонажи:
Чанёль/Бэкхён, Бэкхён, Чанёль, Лэй, Сюмин
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Миди, написано 9 страниц, 3 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Драма Мистика Психология Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Я получаю море удовольствия от каждого момента".

Посвящение:
Во-первых, автору. Спасибо ей за интересные истории!
Во-вторых, любимым Эри!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Надеюсь, вы уделите внимание этому фику)
Удачи и времени мне х)

II

10 марта 2019, 01:55
Двух предложений хватило, чтобы необычный жар окутал Чанёля, и он со скоростью света захлопнул дневник, который совершенно случайно попал в его руки. Он не знал причины такой резкой смены настроения после увиденных слов, написанных черными чернилами. Это же просто записки совсем незнакомого человека, который не имеет с Паком ничего общего. Он вновь глубоко вдохнул и выдохнул, подхватил блокнот и направился в прихожую, где висело пальто. Не сложно догадаться, что он отправился обратно в кафе друга — вернуть вещь. На улице неизменно лил дождь. С тех пор, как он вернулся домой, стемнело, а серый туч как не бывало. Чанёль задышал чаще, глотая свежий вечерний воздух. В отличие от первого визита, когда он медленным шагом шёл под дождём, сейчас Пак бежал без оглядки, спрятав блокнотик под толстым слоем пальто, чтобы дождь не намочил чужие мысли. Дверь кафе с шумом открылась, и Чанёль буквально влетел в помещение, даже не сняв пальто и не отряхнув капли воды, висящие на кончиках вьющихся волос. Он поспешно направился к барной стойке, откуда на него удивлённо глядел Минсок. В руках у него, как всегда, была чашка, блестящая от тщательной очистки. Отпечатки грязной обуви Пака ещё несколько минут виднелись на паркете, а вскоре исчезли. — Что случилось? — наконец подал голос друг и облокотился о поверхность стойки, отложив посуду в сторону. — Где Лэй? — чуть раздражённо спросил Чанёль и сел на высокий барный стул, достал блокнот и положил перед бариста. — Только что ушёл, — почти шёпотом ответил Ким и взглянул на вещицу. Коричневый, с потёртой кожаной обивкой, — выглядит замученным, — добавил он и осторожно коснулся обивки блокнота. Чанёль ничего не ответил. Он молча взял блокнот и открыл на первой странице, а потом вновь протянул бариста, пальцами показывая предложения, из-за которых он сейчас сидел перед ним и учащённо дышал. Минсок прочитал предложения, написанные на бумаге чёрными чернилами, и тяжело выдохнул. — Ты хочешь вернуть это, не так ли? — Здесь нет никакой информации о том, где живёт владелец, а оставить у себя это я не могу, — так же тяжело вздохнул кудрявый и прикрыл глаза. — Это слишком личное. — Может стоит прочитать несколько страниц, и где-нибудь обязательно да будет написан его адрес, или просто полистай и заметишь где. — с улыбкой посоветовал друг и взял очередную чашку в руки. — А если нет? Что если я не узнаю о владельце ничего? Получится, что я всуваю нос в чужую жизнь, особенно если у этого человека была совсем несладкая жизнь, раз он начал запись с таких слов, — на шее парня выступили вены, а хриплый голос звучал достаточно громко, из-за чего бариста на секунду перестал протирать чашку, но в следующее мгновение тяжело выдохнул и посмотрел другу точно в глаза: — Если его адреса нет нигде, то это еще не значит, что ты врываешься в чужую жизнь и суёшь свой нос туда, куда не надо. Ты ведь просто хочешь вернуть вещь законному хозяину и никаких задних мыслей не имеешь, не так ли? — кудрявый лишь молча кивнул. — Тогда я не вижу никакой проблемы и причины, по которой ты не должен читать эти записи. — Прочитаем вместе, — вновь раздался низкий голос в пустом помещении. — Не заинтересован. — сразу ответил Минсок. — Ты же знаешь, несмотря на моё к тебе отношение, помощь людям меня не особо привлекает, особенно если это незнакомцы. Мне никогда не нужны были лишние переживания. Чанёль прекрасно знал это. Все-таки он знаком с ним несколько лет и знает его, как свои пять пальцев. В глубине души он, конечно, надеялся на положительный ответ и именно поэтому предложил такое решение проблемы. Минсок или Сюмин, как его в детстве называл Лэй, был человеком, который давал очень полезные советы, его наставления были настолько точными и реальными, что не было случая, когда они не помогали кому-то. А вот если помощь предполагала физическую активность, то тут уже дорогой друг умывал руки от всякой деятельности и ответственности, потому что «всё это лишняя головная боль», как порой говорил сам Минсок. Единственное, что для него было важно в жизни, как и для Чанёля с Лэем, — кофе, поэтому неудивительно, что он был единственным бариста в кафе китайца и был вполне доволен своей жизнью. — Можешь прочитать здесь, — предложил Минсок через пару минут затянувшейся тишины, но Чанёль только тихо встал и вышел из здания. Ким проводил его взглядом, пожал плечами и вернулся к своему делу. Весь путь Пак проделал в тишине. Он не замечал дождя, ни то, как промок насквозь, ни то, как сталкивался со спешащими незнакомцами, которые пытались укрыться от ледяных капель. Его голова была забита дневником, находящимся под пальто, и он поймал себя на мысли, что хочет прочитать его, изучить каждую страничку, каждое слово, но также понимал, что в этом случае его замучает совесть. Однако, как бывает у всех людей, он не смог побороть то любопытство, которое никогда так сильно не разбирало его, и, только он переступил порог ддома, скинул промокшее до нитки пальто и, усевшись в кресло, без колебаний открыл дневник. Написанные два предложения на первой странице он перечитал еще несколько раз и дрожащей рукой перелистнул страницу, которую прочитал не сразу. Он зажмурил глаза и почти бесшумно прошептал: «Бэкхён». Только после этого он смог открыть глаза и полностью окунуться в чужую жизнь, которую так безжалостно кинули на грязном асфальте, и кто знает, сколько человек перешагнуло его, не обратив внимания, не подозревая, что в нём могут быть заключены чужие мысли, идеи, переживания или радость. «28 февраля. Я уже больше часа сижу с ручкой в руках и не знаю с чего начать. Одна-единственная фраза, которая крутится в голове все это время: «У меня нет ничего». Думаю, это немножко грустное начало для описания чьей-то жизнь…» — И ты пишешь это после того, как написал вступление, которое меня чуть с ума не свело… — недовольно пробурчал Чанёль. «Хотя если бы меня попросили описать свою жизнь, то я бы так и ответил — у меня нет ничего. Ни семьи, ни знакомых, близких, не говоря уже о друзьях. Я не знаю даже то, почему решил вести этот дневник. С каких пор я верю врачам, это смешно. Они сказали, что таким, как я, помогают разговоры. Меня же интересует только один вопрос — таким, как я? То есть каким? Врачи никогда не скажут своим пациентам, чем они больны, сколько им осталось провести нв этом проклятом мире, сколько часов или дней им осталось на то, чтобы ещё больше усложнить чужие жизни своим бессмысленным существованием. Прямо никто не скажет. Почему? Это второй вопрос, на который я могу составить множество ответов, но правильный вы никогда не найдёте, потому что у всех своё мнение. Самое главное же тут, что ни один врач не понимает, какую боль причиняет своему пациенту, говоря ложь и считая, что маленькая ложь полезна. Но нет, это не так. Это самая большая ложь, а если маленькая ложь была бы полезной, то представьте, какой ущерб доставит эта ложь пациенту, которому говорят, что «он несерьезно болен, это излечимо, всё будет хорошо». Ничего в этом случае хорошо не будет…» Едва он дочитал до середины, как он с шумом захлопнул дневник и бросил на столик. Дрожащими пальцами он зарылся в волосы и с силой оттянул пряди. Он пытался переварить полученную информацию, но получалось из рук вон плохо. Он прочитал какой-то хаос, чьё ни начало, ни конец он не понял. Он спустился пальцами к глазам и потер их, следом откинул голову на спинку кресла и в который раз тяжело выдохнул. — Что ты пытаешься сказать, Бэкхён… — лишь это раздалось в мертвую тишину комнаты.
Примечания:
Простите за такую задержку т.т Постараюсь такого больше не повторять т.т