Сквозь калитку в Райский Сад 78

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Neon Genesis Evangelion

Автор оригинала:
Rx7
Оригинал:
https://keytobias5.livejournal.com/119682.html

Пэйринг и персонажи:
Аска Лэнгли Сорью/Синдзи Икари
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Hurt/comfort, Первый раз, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Underage
Размер:
Миди, 24 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Обнаружив в одном из дальних помещений Командного пункта НЕРВ необычный сад, Синдзи и Аска находят свой собственный маленький рай. Наполненная библейскимим аллюзиями романтическая хентайная сказка, призёр Evangelion Lemon Contest 5 от одного из признанных авторов в жанре лемонфикшен.

Посвящение:
Моим друзьям со дна Моря Дирака: Гоше "Морячку" Юдину, Антону Анонову, Максу Рэю, Евгению "Дрэйку" Волкову, Евгению "Жигулю" Жигулину, Мише "Тому" Панкову, Мише Брику, Никите "Викингу" Телепову, Егору "Доигралесу" Миллеру и всем тем, кого по праву называют "tropa de elite de autistas" Республики Хенсат. Спасибо что Вы есть, ребята.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания переводчика:
За оригинальную версию с портала Darkscribers огромное спасибо MisterHalt с форума Sufficient Velocity.
27 марта 2018, 23:14

Rx7


Сквозь калитку в Райский Сад


Breaching the Garden Gate



      Синдзи ускорил шаг, когда Аска повернулась и через плечо заорала, чтобы он поторапливался, а не просто плёлся следом. Куда они направлялись, для парня оставалось полной загадкой, но должно быть, это было очень важно для дерзкой рыжеволосой красавицы, раз сейчас она взяла его с собой. Всё остальное же время пилоты, в основном пересекались, когда вместе шли в школу или домой.
      «Мы друзья?» - подумал Синдзи, прикидывая, каким же термином можно описать их взаимоотношения с рыжеволосой соседкой, - «коллеги?» - размышлял юноша, пока парочка уже который раз не повернула за угол, коих было бесчисленное количество в лабиринте НЕРВ, - «это звучит так холодно и отстранённо. Приятели? Если я скажу это, Сорью меня на смех поднимет. Соседи? Это вообще так тупо, что ни в какие ворота не лезет. Боже правый, я настолько тупой, неудивительно, что она меня ненавидит».
      Чувствуя себя всё более и более несчастным, паренёк покорно следовал за соседкой, когда та остановилась возле неприметной двери, толкнула её и повернулась, дабы убедиться, что Синдзи не отстал.
      - Заходи! - сказала рыжеволосая раздражённым тоном, - ты в это не поверишь!
      - Что там?! - осведомился Синдзи, когда девушка вначале указала пальцем на него, затем на винтовую лестницу, которая начиналась в другом конце помещения, - я имею в виду… тебе не страшно туда лезть?
      Аска закатила глаза от негодования.
      - Ты что, совсем придурок? - фыркнула девчонка, - просто пошли! Не тормози!
      Не медля ни минуты, пилот Евы 02 повернулась и начала спускаться по ступенькам вниз, в темноту, ни разу не оглянувшись на своего сконфуженного спутника. Синдзи осмотрелся вокруг: они прошли по большому количеству незнакомых коридоров и он бы вряд ли самостоятельно нашёл дорогу назад.
      «Она будет просто в бешенстве, если я не пойду», - подумал паренёк, сжимая и разжимая кулаки, пока спина Аски продолжала погружаться в неизведанное и тускнеть, немка всё ниже спускалась по винтовой лестнице.
      «Я тоже должен идти», - наконец, принял решение Икари, и, последний раз оглянувшись по сторонам, поспешил за Аской, чуть не сбив соседку с ног, когда она внезапно остановилась, чтобы убедится, что парень не отстал.
      - Кретина кусок, - буркнула Лэнгли.
      Синдзи отвёл глаза и промямлил извинения, а Аска снова смерила его презрительным взглядом. Они спускались всё ниже и ниже, и, к своему удивлению, парень заметил, что прохладный воздух, активно прогоняемый кондиционерами, к которому он привык, становился всё более и более тёплым. Нельзя сказать, что такая перемена ему не нравилась, и когда они достигли конца ступенек, юноша почувствовал, что может расслабиться и справиться со своим напряжением.
      Перед ними возникла ещё одна дверь, очень старая, по сравнению с другими в центральном Штабе НЕРВ. Как только Аска взялась за старомодную дверную ручку, намереваясь открыть её, Синдзи спросил.
      - Как ты вообще нашла это место?
      Так как это был абсолютно логичный вопрос, Аска не стала огрызаться при ответе.
      - Мои нейродатчики несколько дней назад вышли из строя, помнишь? - спросила девушка и когда Синдзи кивнул, она повернула дверную ручку, но дверь не открыла, - доктор Акаги отправила меня на склад на нижнем ярусе, чтобы я нашла себе другие, так как она была очень занята расшифровкой и анализом результатов тестов синхронизации Чудо Девочки. Но она мне сказала идти налево, а не направо, так что вместо склада я забрела… вот сюда.
      Нагнав драматизма, Аска открыла дверь, и у Синдзи буквально перехватило дыхание - юноша просто не знал, что и сказать: за дверью находилась огромная куполообразная комната, напоминающая Геофронт в миниатюре, как минимум ярдов сто в диаметре. Прямо за дверью бетон и металл переходил в густой зелёный травяной ковер, а само помещение освещалось ярким искусственным светом, который генерировали специальные панели, вмонтированные в стены и потолок помещения.
      Но самым необычным было то, что центральная часть помещения была отгорожена невысоким белым забором, который шёл в разные стороны от небольшой белой калитки. Как Синдзи заметил, пока они с Аской глубже продвигались в искусственную оранжерею, по другую сторону калитки находились единственное пятно странных белых и фиолетовых цветков.
      Колокольчики бутонов тихо покачивались от дуновений ветерка, который был вызван сквозняком от открытой двери, но в целом в комнате царила благодатная тишина, будто это был не сад, а класс первоклашек, ожидающих, когда же учитель начнёт урок.
      Синдзи спросил первое, что пришло ему в голову.
      - Зачем кому-то обустраивать такое помещение в Геофронте?
      - Понятия не имею, - неохотно призналась Аска, - как ты думаешь, что это такое?
      Икари некоторое время разглядывал странные цветы.
      - Похоже на сад или оранжерею.
      Паренёк вздрогнул, когда Лэнгли отвесила ему смачный подзатыльник.
      - Конечно это сад, полудурок! - закричала немка, - но почему именно здесь?! Кому взбрело в голову обустроить его именно здесь?! Тут же нет ничего кроме цветов, травы и калитки, что толку от ворот, которые находятся у чёрта на куличках?!
      Потирая саднящий затылок, Синдзи невнятно пробормотал, что он понятия не имеет. Помолчав какое-то время, юноша робко спросил.
      - Ты хочешь уйти сейчас… или…
      Аска поморщилась.
      - Нет, - тихо сказала девушка, - прошло четыре дня с тех пор, как доктор отправила меня туда, не знаю куда и я возвращаюсь сюда каждый день, пытаясь хоть что-то выяснить, чтоб разгадать эту загадку.
      Не зная, что сказать, Синдзи просто буркнул.
      - Понятно.
      Одарив юношу испепеляющим взглядом, немка подошла к небольшой калитке и отворила её.
      - На воротах нет даже замка, - прошептала девушка, - и тут нет животных, по крайне мере я никого не видела. Я пока вглубь не заходила, но посмотри - ограда идёт только десять метров в каждую сторону. Она даже ребёнка не удержит от того, чтобы пробраться внутрь!
      - Но что она охраняет? - суетливо спросил Синдзи, - цветы?
      Аска нахмурилась.
      - Видимо да, - сказала девушка себе под нос, - но как я и сказала, эти ворота никого не остановят. Зачем их вообще тут поставили?
      Парень опять промямлил, что он вообще не в курсе, что тут происходит, когда Аска прошла сквозь ворота и попала в центральную часть сада.
      - Может быть… нам нельзя тут находиться? - с опаской произнёс юноша уже морально готовый к тому, что рыжеволосая красавица наорёт на него, а может даже треснет или и то и другое разом за то, что он отважился предположить, что их тут вообще не должно быть. Но Сорью Аска Лэнгли потерялась в своих мыслях и ничего не ответила, а через секунду закрыла глаза и глубоко вдохнула, откинув голову назад и позволяя рукам расслабленно болтаться по бокам.
      - Они невероятно сладко пахнут, - мягко заметила мечтательная девушка, - ну же, иди сюда. Поэтому я и притащила тебя сюда… Я не могу описать то, как они пахнут… но этот аромат, он напоминает мне о чём-то….
      Неохотно пройдя через невзрачную калитку Синдзи, повторив за Аской, глубоко вдохнул и позволил аромату наполнить лёгкие. Принюхавшись, пилот ответил.
      - Пахнет как…, - паренёк выдохнул ещё раз, глубоко вдохнув запах цветов, - я не знаю… как мёд? Или может… как печенье?
      - Какие цветы могут пахнуть печеньем?! - скривилась немка, - этот запах похож на мёд… хотя - там ещё много чего чувствуется.
      Глубоко вдохнув ещё пару раз, Синдзи открыл глаза и осмотрелся. Это действительно было живописное место - с высокой, но хорошо ухоженной и постриженной травой, простенькой, но искусно сделанной калиткой и морем колышущихся цветов. Всё это напомнило парню одну картину, которую он видел в глубоком детстве: на ней был изображён Эдем, только тут не было Дерева Добра и Зла.
      Аска сделала ещё несколько шагов по цветочному полю.
      - Может это какой-то биологический эксперимент, при реализации которого всё пошло наперекосяк? - вслух рассуждала рыжая, - очевидно, о Саде заботятся, но зачем?!
      - Я не знаю, - повторил Синдзи, - но…
      Когда Лэнгли обернулась, чтобы взглянуть через плечо, то выглядела так, словно сошла с картины нидерландских мастеров. Её длинные рыжие волосы, водопадом огня сбегающие по плечам, её пронзительно голубые глаза, смотрящие прямо на него, казалось, она утопает в этом мягком свете, и эта картина поставила парня в неловкое положение: его соседка была ошеломляюще красива, а когда вырастет, то будет и вовсе божественна.
      - Но зачем?
      Залившись румянцем, пилот отвёл глаза, напоминая себе, что о нём думает эта жестокая красавица, но, не смотря на её явную враждебность, парень всё-таки нашёл в себе силы высказаться вслух.
      - Может потому, что они просто красивы…
      
      Этот вечер в квартире Кацураги прошёл на удивление тихо. Аска, судя по предположениям Синдзи, с головой ушла в разгадывание тайны таинственного сада, прокручивала в голове одну версию за другой, и поэтому держала свой кипучий и хвастливый нрав на коротком поводке. Тихо уплетая еду за обе щёки, девочка о чём-то очень крепко призадумалась. Если Мисато и заметила изменение в её поведении, то ничего не сказала, правда парень был уверен, что опекун всё заметила и просто решила не будить лихо.
      В результате, ужин прошёл необычайно быстро, и очень скоро Икари остался в кухне один, наедине с горой немытой посуды. Хотя пареньку было не в новинку быть одному - он не загонялся по этому поводу. Пилот не особо умел общаться или ладить с другими людьми, так что одиночество давало юноше время подумать: всё обмозговать и расставить по своим местам.
      «Что, всё-таки, это за место?» - начал размышлять пилот Евы 01, аккуратно отдирая засохшую еду от тарелок перед тем, как поставить их в посудомоечную машину, - «я знаю, что в НЕРВ проводится масса разнообразных экспериментов - это видно, хотя бы, по количеству папок с отчётами на столе доктора Акаги. Но цветы?! Прямо в центре сверхсекретной военной базы?» - парень чуть не уронил тарелку, когда его внезапно осенило, - «а что если они ядовиты? Может это эксперимент по выведению новой формы химического или биологического оружия?»
      В отличие от многих, кто бы тут же запаниковал, Синдзи чувствовал себя совсем наоборот: если цветы действительно смертельно опасны, распространяют какой-то токсин или грибок, то пилот почти ничего не может с этим поделать. И если прямо сейчас он умирает, то ему больше не нужно будет пилотировать Евангелион. С какой стороны не посмотри - волноваться парню было абсолютно не о чем.
      - Эй!
      Синдзи поднял взгляд от грязных тарелок и краем глаза заметил, что Аска вошла в кухню. Парень был счастлив, что сейчас смотрел в раковину, так как вид коротеньких шортиков, которые подчёркивали красоту её ног и свободной футболки, которую по вечерам носила соседка, заставляли его либидо буквально закипать от желания. В голове мальчугана, раз за разом всплывали самые разные варианты, как можно сорвать одежду с красавицы. Обычно желание было не таким сильным, конечно он был здоровым мальчишкой подростком и неоднократно думал о таких делах. Обычно пилот держал себя в руках, когда девушки, такие как Аска и Мисато (читай высокомерные и своенравные красавицы) были рядом, и парень редко представлял нечто большее, чем нежные поцелуи и хождение за ручку.
      «Что со мной происходит?» - пытался соображать Синдзи, недоумевая из-за того, что его разбухшая промежность доставляла ему неудобства.
      «Если Аска увидит меня в таком виде… она просто убьёт меня! Даже спрашивать не будет, думаю я о ней или ком-то ещё, она просто отправит меня на тот свет!»
      - Я собираюсь завтра снова сходить в этот сад, - заявила Аска, скрестив руки за спиной и прислонившись к холодильнику, при этом её попка прижималась к кистям рук, - там намного тише, чем в этой берлоге, - внесла ясность девушка, так и не дождавшись ответа от соседа, - я собираюсь там подучить кандзи.
      Синдзи кивнул, радуясь тому, что смена темы разговора отвлекла его от воспоминаний о груди рыжей в тот момент, когда девушка перегнулась через перила на авианосце в их первую встречу.
      - Неплохая мысль, - подхватил парень.
      Там было невероятно тихо. Мальчуган сам вспомнил о своей домашке, особенно о точных науках, перед тем, как набраться храбрости и спросить.
      - М-можно с… с тобой?
      Аска, как он понял, ожидала этого вопроса и грубо ответила.
      - Только если ты приготовишь и соберёшь нам собойки.
      - Без проблем, - энергично заверил её парень, - должны ли мы сказать Мисат….
      - Боже ты мой, ты что - совсем полудурок?! - разгневанно перебила его Аска, - конечно мы ей ничего не расскажем. А если Мисато заявит, что мы не должны там быть или вообще, решит увязаться за нами? Господи, ты хоть иногда думай своей кочерыжкой, Третий…
      - Извини, - неуверенно ответил Синдзи.
      - Да, да, - продолжала болтать рыжеволосая соседка, - и возьми покрывало, чтобы на нём можно было сидеть. Я не хочу, чтобы трава оставила пятна на одежде.
      Синдзи хотел сказать, что именно он и будет застирывать эти пятна, так как занимается всей работой по дому, но быстро передумал, понимая, что это говорить не следует и, мысленно прикидывая, что взять с собой, просто пробормотал.
      - Хорошо.
      Мальчуган был почти удивлён, когда, несколько мгновений позже, понял что Аска всё ещё в кухне. Взглянув на соседку, Синдзи обнаружил, что девочка просто смотрит в сторону, но прежде чем Икари успел спросить, нужно ли ей что-нибудь ещё, Аска буркнула: «Спокойной ночи» и ушла из комнаты, глядя в пол. На какую-то долю секунды, парню показалось, что она пялилась на его задницу, но он так быстро отбросил эту мысль, что та так и не отпечаталась на уровне сознания.
      
      - Я всё ещё не понимаю, зачем тут эта калитка, - сказал вслух рыжая, разглядывая небольшие ворота в цветочный сад.
      Синдзи оторвал взгляд от домашней работы, яблоко застыло на полпути к его рту, когда парень сосредоточился на Аске, а не на решении довольно сложной математической задачи, которая была на открытой странице в книге, что лежала перед ним. Выйдя из оцепенения, Икари уточнил.
      - Ты имеешь в виду маленькую калитку вот тут?
      Аска скривилась.
      - А о какой ещё калитке может идти речь, а, долбоёб?! - спросила девушка с вызовов, - зачем она здесь? У неё даже щеколды нет, - напомнила немка и продолжила, - и забор закончен, я имею в виду, он не обрывается где-то посередине… он такой длинный потому, что они спроектировали и построили его таким длинным. Но почему?
      Укусив яблоко, чтобы выиграть время на размышления, Синдзи быстро подумал, что следует рассказать, что аромат цветов он почувствовал лишь тогда, когда они прошли через калитку, но Икари отбросил эту мысль, полагая, что внимательная рыжеволосая красавица уже давно это заметила. А сболтнуть очередную глупость прямо сейчас - означало получить реальных люлей, а сейчас он был совсем не в настроении.
      Проглотив пережёванный кусок, Синдзи предложил.
      - Может это вообще чей-то частный сад? Ну, знаешь, чтобы отдохнуть от всей этой суеты?
      - Частный сад? - эхом повторила его слова Аска, - да это просто ебучий штамп из фильмов о Бонде! Серьёзно, ты хоть представляешь, сколько будет стоить такое место?! Ты не станешь просто так разбивать тут сад, если у тебя нет конкретной цели, балбесина!
      Испугавшись вспышки её гнева, Синдзи почти пропищал.
      - Ну, я просто подумал так…
      К его удивлению, Аска слегка пихнула его в ребра.
      - Не тупи! - предостерегла красавица почти игривым тоном, когда обратила внимание на свой собственный учебник, - когда я выясню, для чего это всё, я дам тебе знать.
      Парень рискнул и улыбнулся.
      - Хорошо, - ответил Икари.
      Тишина снова окутала пару пилотов, каждый из них занимался своим предметом, глубоко погрузившись в собственные мысли, умиротворяющее спокойствие волшебного сада потихоньку заполняло их мысли.
      «Это действительно было клише», - подумал Синдзи, - «Тайный Сад - это же книга для детей, да?» - временами он себя реально ненавидел, особенно когда говорил глупости.
      - Эй, а что если…, - произнёс мальчуган и заметил, к собственному облегчению, что девушка задремала.
      Прикусив нижнюю губу, Икари медленно скользнул взглядом туда, откуда до этого старался его отвести. Юбка Аски немного задралась, пока та училась, и пока соседка мирно прикорнула на покрывале, Синдзи открылся крошечный, приковывающий к себе взгляд, кусочек её нежной попки. Для юноши это было невероятно мучительно: оголённая кожа была скрыта одеждой, что делало её ещё более манящей, это было как раз то место, где девичьи ноги переходят в мягкие полупопия.
      Это был лишь кусочек кожи, но он вызвал настоящую бурю эмоций: тень, образовавшаяся от падающего света и юбки, затемняла нежную кожу и несколько дюймов белоснежных трусиков. Созерцать красавицу было мукой, невероятно приятной, но всё-таки мукой.
      Икари и подумать не мог, что её бельё было не белого цвета. В конце концов, парень видел достаточно нижнего белья, что немка кидала в стирку, чтобы понять, что если у соседки есть не только белые трусики, то она их очень хорошо прячет.
      На самом деле юноша не стирал её нижнее белье (как будто она позволила бы ему притронуться к своим трусикам или бюстгальтеру), но быстрый взгляд на верёвки для сушки, что были натянуты в ванной, порой давал ему больше информации, чем он мог переварить.
      Подойдя к спящей девчушке, Синдзи решился на невозможное: парень прильнул к Аске и принюхался к девичьей шее, не в силах противостоять искушению узнать, как она пахнет. Это была плохая идея, очень плохая: где был один вдох аромата - там был и второй, где второй - там и третий.
      В какой-то момент Икари младший вдохнул полной грудью, с головой утонув в аромате девичьего тела, запоминая каждый оттенок, каждый привкус этого нежного запаха. Хотя он и не знал, каким парфюмом пользовалась соседка, она каким-то образом смогла угадать аромат, который идеально подходил к запаху цветов, что были вокруг. Честно говоря, немка не пахла цветами, но её аромат дополнял запах цветов, заставляя сердце парня сгорать во всеобъемлющем пламени страсти. Опьяняя его, чародейский аромат взял под полный контроль одно из пяти чувств Икари Синдзи, навеки связывая запах цветов в этом саду с ароматом рыжеволосой красавицы. Железы во рту пилота Евы-01 начали жить своей жизнью, слюна моментально заполнила всё, чуть не стекая на подбородок - пилот хотел вкусить её.
      Парень отодвинулся и отступил назад, внезапно осознав, что его член стал каменным, отдавая едва заметной болью. Стояк неистово пульсировал от сладкой агонии, когда мальчишка, дав волю своему воображению и вспоминая кусочек её интимной части, живо представлял себе рыжеволосую красавицу обнажённой.
      Дрожь пробежала по всему телу, когда он отпрянул от прикорнувшей красавицы, а буквально несколько секунд спустя Аска широко раскрыла глаза.
      - ММММ, - смущённо пробурчала девушка, протирая глаза и глядя на то, как парень сидел.
      Синдзи положил руки на колени, всеми силами стараясь унять свою бушующую эрекцию.
      - Что это ты там делаешь? - сонно спросила Лэнгли, - ты что-то сказал? Мне показалось, что ты звал меня…
      Напирая на то, что девушка только что проснулась, парень выпалил.
      - Я просто говорил, что может пора идти домой. Уже поздно.
      
      Этой ночью, после того как все уснули, Икари Синдзи сделал то, чем почти не занимался с момента переезда к Мисато - он подрочил, воскрешая в памяти её аромат и представляя её изгибы. Спустя три минуты погружения в свои фантазии он кончил в бумажную салфетку, набор которых заранее принёс в комнату. Стон оргазма сопровождался тем, что юноша едва различимо прорычал в подушку имя своей соседки.
      Облегчение было мгновенным и невероятно сладостным, подавляя чувства вины и ненависти к себе, парень оставил место для тёплых и нежных сексуальных фантазий. Каждую ночь, после того как он посещал сад с Аской, эта сцена в его комнате повторялась. Всегда с таким же результатом ... всегда с её именем на губах ... всегда те же пять минут блаженного удовольствия, которые позволяли поверить, пускай совсем ненадолго, что когда-нибудь он сможет заполучить такую же девушку, как она.
      
      У пилотов появилась корзинка для пикника. Синдзи никогда не спрашивал где Аска её достала. На вид это была простая коричневая плетёнка, с полосой кремового цвета, бегущей по внешней стороне, прямо под крышкой, что поднималась с обеих сторон, словно крылья бабочки. В общем, именно так себе представлял корзину Синдзи, когда кто-то говорил про «корзинку для пикника», и парень подозревал, что именно поэтому Аска купила её. Юноша также подозревал, что если бы он приобрёл данный предмет, соседка бы со смеху надорвалась, говоря, что он мыслит штампами.
      В течение двух мирных недель, когда по счастливому стечению обстоятельств Ангелы не нападали, Синдзи с Аской обзавелась ещё несколькими предметами, которые всегда приносили с собой в сад. Разумеется, это было покрывало, ещё несколько книг, пару томиков манги и большое количество разнообразных карандашей и ручек, необходимых для решения домашних заданий, а также портативная колонка. За время, что они жили и отдыхали вместе, Аска привыкла к ненавязчивой музыке из кассетного плеера Синдзи, колонкой они почти не пользовались: в саду подростки либо учились, либо болтали, либо просто дремали весь день напролёт.
      Больше всего парню нравилось дремать. Причин для этого было две: во-первых с того момента, как Икари младший стал пилотом очень часто его сон прерывали для важных дел, тренировок синхронизации, так что дополнительный отдых совершенно не был лишним, а во-вторых - просыпаться недалеко от Аски было самым незабываемым и умиротворяющим чувством из всех, что он когда-либо испытывал. Синдзи бы согласился каждый божий день добровольно пилотировать Еву 01 если бы это означало, что после конца смены они пойдут в этот чародейский сад, где мальчишка сможет тихо заснуть среди цветов и, как спрятавшийся в глубокой траве кузнечик, прислушиваться к равномерному и глубокому дыханию рыжеволосой лесной нимфы.
      
      Однажды в пятницу, после особенно расслабляющего сна, Синдзи проснулся и обнаружил Аску, лежащую намного ближе обычного, чем когда он заснул. Юноша начал лихорадочно отползать, перед тем как обнаружил, что девушка бодрствовала и в упор смотрела на него голубыми глазами ещё до того, как парень проснулся.
      - Дай свою руку, - попросила немка.
      Подчинившись, Синдзи сделал, что ему было велено, оставшийся сон мощным порывом ветра выдуло из его головы, словно рваные облака, когда соседка приложила руку парня к своей рубашке, направляя его длинные музыкальные пальцы под мягкую ткань, дабы те коснулись нежной обнажённой кожи.
      - Одна из моих пуговиц оторвалась, - сказала пилот Евы 02, глядя прямо в немигающие глаза соседа, с абсолютно невинным выражением лица, - ты умеешь шить?
      Синдзи едва успел кивнуть, пораженный тем, насколько гладкой и мягкой была девичья кожа. Его пальцы скользили по ней, не встречая никаких препятствий, а там, всего несколькими дюймами выше, была её потрясающая небольшая, но такая упругая грудь. Это опьяняло.
      - Хорошо, - сказала Аска, заставляя юношеские пальцы заскользить вверх, - когда мы вернёмся домой, мы можем…. Чёрт, ещё одна выскочила…
      Синдзи опустил глаза и нервно сглотнул, парень не мог оторвать взгляда от выреза, который образовался благодаря расстегнувшимся пуговкам.
      «Она мне сейчас врежет, так ведь?» - подумал мальчонка.
      Пока он спал, Аска расстегнула две верхние пуговицы, а сейчас, когда ещё две покинули плен узких петелек, рубашка была распахнута на несколько дюймов, от волос до бюстгальтера. Девушка не делала ничего, чтобы он прекратил глазеть. Казалось, что немка наслаждается тем, как Икари пожирает её взглядом, дыхание становилось всё тяжелее, пока красавица смотрела на соседа, а тонкие пальцы удерживали его ладонь на бархатистой коже. Самым потрясающим в этой ситуации было то, что Синдзи начал медленно двигать руку вправо и Аска никак не пыталась остановить его. Немка резко выдохнула, когда рука парня скользнула по нежной груди: внутри неё что-то взорвалось или сломалось, ударная волна дрожью прошлась по всему телу.
      - Мне… мне прекратить? - заплетающимся языком выдавил из себя Синдзи, глядя на свою руку с нескрываемым изумлением.
      Отрицательно покачав головой, соседка сбивчиво ответила.
      - Нет, не надо. Мне… не больно, так что, я думаю, если ты хочешь продолжить, ты можешь…
      Парень сглотнул и кивнул, он нежно ласкал мягкий холмик рукой, вызывая сдавленный стон, что сорвался с губ Аски. Они смотрели друг на друга, не говоря ни слова, когда Синдзи нежно сжал её грудь, чувствуя, как небольшой твердый сосок уткнулся ему в ладонь.
      Рыжеволосая красавица прикусила нижнюю губу, девичья грудь вздымалась и опускалась, когда сосед взял полы её рубашки и начал медленно разводить их в стороны, обнажая свою соседку и коллегу.
      - Ты хочешь, чтобы я прекратил? - застенчиво спросил скромный юноша, остановившись, когда половина пуговиц высвободились, и показался кружевной бюстгальтер.
      - Нет, - ответила Аска, замотав головой в подтверждение свои слова, - всё хорошо… если ты хочешь - продолжай. Я скажу тебе, если передумаю.
      - Я надеюсь, что нет, - пробурчал Икари, и медленно стянул уже ненужную рубашку, обнажив плечи, грудь и живот девушки.
      Его руки дрожали, паря в дюймах от девичьей груди, пока пилот ждал, когда же она придёт в себя и раскроет карты, скажет, что всё это было лишь продуманной злой шуткой ... но её влажные глаза были полны томящегося ожидания. Когда же мальчуган решился и снова взял в руки мягкую, укрытую кружевами грудь, девичьи глаза закрылись, и нимфа прикусила нижнюю губу, словно прикосновения юношеских рук были настолько умопомрачительными, что она не могла больше сдерживаться. Парень удивился, как она одновременно может быть такой мягкой и упругой, он потерял счёт времени, пока ласкал её, пристально глядя на краснеющие щечки, пока в голову не пришла гениальная мысль, что без лифчика девичья грудь может быть ещё нежнее.
      Некоторое время Икари возился с застежкой, его брови поднялись, когда паренёк сосредоточился в попытках выяснить тайну дьявольской застежки. Но, в конечном счете, в дело вмешалась Аска, ударив его по рукам.
      - Дурачок, - пробормотала красавица себе под нос, перед тем как расстегнуть маленький замочек одним ловким движением руки.
      Когда Синдзи снова потянулся к вожделенной груди, немка пробормотала.
      - Это будет… намного приятнее, если ты… коснёшься их ртом.
      Икари Синдзи подумал, что умер и раньше времени попал на небеса. Ласкать грудь Аски языком? По её просьбе?! Он даже и не мечтал о чем-то подобном!
      - Хорошо…
      Немного придвинувшись, парень наклонился, чтобы манящая грудь оказалась на уровне его глаз. Она была меньше, чем он себе представлял, но была нежной, упругой и округлой, кремово-белого цвета, как самый дорогой китайский фарфор. Упругие соски были крупнее, чем парень себе представлял, они походили на миниатюрные стопочки игральных фишек и венчали собой чуть бугристые ареолы, ярко выделяющиеся на светлой коже.
      Если бы размер сосков можно было считать показателем, то к семнадцати годам девушка легко смогла бы обойти Мисато. Сердцебиение Икари заметно ускорилось, когда юноша понял, что если сейчас всё не запорет, то станет тем, кто будет смаковать девичью нежную грудь в её День Рожденья. Он уже представлял, как высвобождает томящуюся плоть из платья (жёлтого, того самого, в котором она ходила на неудачное свидание несколько недель назад), и благоговейно облизывает её, а красавица смотрит на это и нежно постанывает, восторгаясь его ласками.
      Подметив блеск нетерпения в глазах Аски, Синдзи наклонился, приподнял девичью грудь рукой, дабы убедиться, что та неподвижна (не то чтобы это было так уж необходимо, учитывая, насколько упругой она была), и аккуратно лизнул сосок кончиком языка, все ещё не зная, как именно он должен её посасывать. Сдавленный хрип слетел с девичьих губ, на мгновенье, обнажая идеально ровные белые зубы, немка была шокирована новыми ощущениями. На лице смешались удивление и шок от того, сколько же нежности может доставить прикосновение юношеского языка, а в глазах читалось безграничное удовольствие.
      Желая снова увидеть смесь удивления и восторга на лице соседки, Синдзи лизнул упругий сосок, стараясь полностью захватить его губами, он двигался медленно и уверенно, хоть немка в этот раз и не издала хриплый стон наслаждения, её щеки зарделись, а наполовину опустившиеся веки создавали томный и сексуальный образ. Если бы Икари был более наблюдательным, то точно бы заметил, что рыжеволосая красавица изо всех сил сдерживается, дабы не сказать вслух всё то, что уже давно крутится в её голове. В конце концов, это было бы очень серьёзным ударом по девичьему самомнению, если бы распутница прошептала: «Пожалуйста, поласкай языком мои сисечки» на ухо мальчишке, которого она терпеть не могла и презирала ещё пару недель назад. Ну и в придачу к этому… Синдзи больше не нужно было подначивать: немка и так уже сделала достаточно, дабы раззадорить юношескую страсть.
      - А-а-х! - стон наслаждения вновь сорвался с губ Аски, ибо парень нежно сжал безучастную грудь, мягко разминая её в ладони, в то же время, прижавшись губами к другой, лаская манящий сосок. Оба пилота испытывали нереальное удовольствие и удовлетворение: Аска была просто на седьмом небе от блаженства, а Синдзи окончательно осознал, что это не очередная злая шутка, девушка действительно его вожделеет.
      Почти двадцать минут парень нежно посасывал упругую грудь, уделяя заслуженное внимание каждому из затвердевших сосочков. Аромат цветов в его голове смешался со вкусом бархатистой кожи и наслаждением, что пилот старательно слизывал с упругой груди, вместе все это создавал воистину умопомрачительную симфонию ощущений. Каждый сладостный вздох и вскрик были музыкой для его ушей. В какой-то момент парень понял, что ему ни к чему больше пользоваться зрением, тогда мальчуган закрыл глаза и сосредоточился на её груди, быстро учась нежно или грубо посасывать и ласкать её, прислушиваясь к вскрикам и хрипам или же стонам удовольствия.
      Он почти завыл от негодования, когда Аска положила руки ему на плечи и прервала пиршество.
      - Они уже начинают побаливать, - сказала девушка, после чего закинула руки за голову, ложась на ладони, она готовилась погрузиться в сладкую дрёму.
      Хотя немка и жаловалась на болезненные ощущения в груди, красавица не возражала, когда Синдзи прилёг рядом с ней и начал осторожно массировать её влажную, от слюны, грудь, стараясь не задевать истерзанные соски, просто наслаждаясь полнотой и упругостью её груди.
      Спустя несколько минут Икари осторожно придвинулся ближе и лизнул правый сосок. Он не колебался из-за того, что девушка напряглась, лишь медленно повторил всё сначала - парень ласкал красавицу, не боясь, что она сорвёт на нём свою злость, он просто хотел доставить ей удовольствие. Юноша сосредоточился на том, чтобы покрывать нежными поцелуями её мягкую грудь и упругий маленький сосок, пока Аска застонала и накрыла глаза ладонью, закусив губу, дабы не закричать от того, что сосед перешел на другую грудь, продолжая нежные ласки. Когда Синдзи, наконец, остановился, чтобы передохнуть, его язык приятно побаливал от проделанной работы, грудь девушки буквально сверкала от его слюны, а сосочки напряжённо торчали, раскрасневшись. Рыжеволосая распутница тайком присмотрелась и поняла, что Синдзи не заметил, как сильно намокли её трусики от этих страстных и чувственных ласк.
      
      Аска никогда ни о чём не жалела. Она делала всё, что хотела и будь что будет: после меня хоть потоп и не важно, какие будут последствия. Планировала ли она, что Синдзи будет смаковать её грудь, когда шла в сад из школы? Нет, абсолютно нет. Но планировала ли Аска заламывать руки и корить себя из-за того, что позволила простому глуповатому мальчишке так пировать, лаская её тело? Боже правый - в её голове было слишком много вопросов, почему она вообще позволила этому случиться. Кроме того… это не был такой уж плохой опыт.
      Сидя в кабинете Мисато и прислушиваясь к тому, как майор зачитывала результаты тестов синхронизации (Аска снова демонстрировала рост, что не удивительно), рыжеволосая замечталась, в её памяти всплывали ощущения его жадного и влажного языка, ласкающего нежную грудь. Немка почти кончила. Это и было истинной причиной, из-за которой девушка тогда прервала ласки соседа, хотя соски и правда побаливали. Но немка не хотела, чтобы именно этот дурень стал первым мужчиной, который довёл бы её до оргазма. Да и девушке хотелось достигнуть пика не только из-за обласканной груди.
      «Нужно будет поменять трусики когда вернусь домой», - напомнила себе немка, практически не обращая внимания на то, что там говорили Первому Дитя, - «была ли я когда-нибудь настолько мокрой? Господи. Надо будет обязательно запереть дверь в мою комнату, чтоб никто не вошёл и не узнал, что я буду ублажать себя, уверена, что мне не потребуется много времени, чтобы кончить», - подумала красавица, начиная ёрзать на стуле вновь и вновь вспоминая ощущения от прикосновений Синдзи и его шаловливого языка.
      - Итак, - сказал Мисато, после минутной заминки, - ваши показатели синхронизации увеличились на три процента. Командующий попросил передать свои слова благодарности, и пожелал продолжать в том же духе.
      Потирая плечо, Аска ехидно спросила.
      - А почему ты этого не сказала, когда здесь была Первая?
      Мисато перебирала бумаги на столе, нахмурив брови и буравя взглядом Второе Дитя, всем своим видом женщина выражала недовольство заданным вопросом. Покачав головой, майор спрятала одну бумагу под другой и ответила.
      - Показатели Рей не изменились, так что ей не нужно было оставаться. Вы оба можете быть свободны. Спасибо что остались.
      Синдзи и Аска обменялись взглядами, но парень быстро отвернулся и поднялся на ноги, максимально быстро повернулся к соседке спиной ... хотя недостаточно быстро, чтобы девушка могла пропустить стояк, что явно выпирал, до предела натягивая штаны парня.
      «И что это так сильно тебя завело, а Третий?» - подумала она, притворяясь, что сама не пылала от желания. Повернувшись к Мисато, рыжеволосая напрямую задала вопрос, который хотела озвучить, когда Синдзи выйдет.
      - Сколько тебе было лет, когда ты потеряла девственность?
      На несколько мгновений Мисато впала в ступор, оторвавшись от писанины, а затем продолжила.
      - Это случилось в колледже, - пробормотала майор, всё ещё сосредоточившись на ворохе бумаг, - мне было девятнадцать.
      Аска откинулась на спинку стула.
      - Знаешь, я ведь тоже училась в колледже, - с гордостью напомнила она опекуну.
      - Да, я знаю, - ответила Кацураги, не отрываясь от документов.
      - Ты что, не скажешь что-то вроде: Ты ещё слишком молода, чтобы интересоваться подобными вещами? - скривившись, спросила Аска.
      - А разве тебя остановит, если скажу нечто подобное? - ответила вопросом на вопрос Кацураги.
      Аска на минуту задумалась.
      - Нет.
      - Ну, тогда ты чего спрашиваешь,если уже знаешь ответ?
      Решив, что не будет лучшей возможности задать этот вопрос, Аска уточнила.
      - Твоим первым был Кадзи?
      Мисато сжала губы.
      - Да, это был он, - ответила женщина, положив на стол ручку, дабы сделать перерыв. Пристально посмотрев на немку, Мисато, наконец, произнесла.
      - У меня ещё много работы. Я даю тебе на всё про всё пять минут, и больше не хочу слышать от тебя подобных вопросов. Поняла меня?
      - Ладно-ладно, - ответила Аска и помахала рукой, намекая, что хоть она и согласилась на эти условия, но если захочет, то снова вернется к этой теме.
      - То есть, вы просто переспали или встречались до этого?
      Вздохнув, майор ответила.
      - Мы много ходили на свидания, много целовались, затем расстались на какое-то время, затем снова сошлись… а потом и всё остальное.
      - Остальное?
      - Ты понимаешь, о чём я.
      Надув щёки Аска продолжила.
      - Без разницы, - пробормотала девушка, быстро переключившись на другую тему, - когда ты этим занималась… тебе было хорошо?
      - Не очень, - мгновенно ответила Кацураги, - это было пиздец как больно и было много крови. Мы чуть не пошли в медпункт, так как кровь продолжала идти, - Кацураги исподлобья посмотрела на немку тяжёлым взглядом, - не очень романтично, не так ли?
      Проигнорировав ироничный тон, Аска снова надавила.
      - Но тебе было приятнее во второй раз?
      Мисато отрицательно покачала головой.
      - Нет, - прямо сказала Кацураги, - во второй раз тоже было больно, и чтобы не тратить время - в третий раз тоже было больно, и в четвёртый.
      Аска посмотрела на майора так, словно та сбрендила.
      - Тогда зачем вы продолжали этим заниматься?
      - Потому, что во второй раз болело меньше, чем в первый, - тихо сказала Мисато, подперев рукой подбородок, - в третий было приятнее, чем во второй, так же и в четвёртый… ну ты поняла. Я продолжала заниматься любовью, потому что знала, что с каждым разом будет лучше и лучше, люди не зря говорят, что лучше секса ничего нет.
      Аска нахмурилась.
      - Всё приходит с практикой? - рискнула спросить Лэнгли, - ты это пытаешься сказать?
      Пожав плечами, Мисато возразила.
      - Я такого не говорила. Ты спросила, как это было - я ответила. Девчонка, с которой я одно время тусила, однажды перебрала и хвасталась, что её первый раз был просто потрясающим, что у неё даже кровь не текла. У каждой женщины это происходит по-разному… но поверь мне, чаще всего в первый раз очень больно.
      - Хах, - промямлила Аска, - но это того стоит?
      Мисато заколебалась.
      - Время от времени, - женщина пристально посмотрела на любопытную девчонку, - а ты… с какой стати этим так интересуешься?
      Махнув рукой, чтобы развеять все подозрения, Аска сказала.
      - Да мне просто любопытно, вот и всё.
      - Ага, - сказала опекунша, а про себя добавила: «Так я тебе и поверила», - думаю, наше время истекло, - сказала Мисато, снова взяв в руки шариковую ручку.
      - А ты знала,что Синдзи умеет шить? - поинтересовалась немка.
      Мисато снова оторвалась от работы.
      - Чего?
      - Ага, - подтвердила Лэнгли, - он пришил пуговицы на моей рубашке. Видишь?
      Когда майор даже не подняла глаз, немка поняла, что их разговор окончен. Не то, чтобы он что-то значил - они же обсуждали личную жизнь Мисато, а в этом Аска была не особо заинтересована. Но, по крайней мере, взрослая женщина рассказала, что её ожидает. Не то, чтобы девушка планировала заняться этим в самое ближайшее время, и чёрта с два она сделает это с кем-то, кого не посчитает подходящим партнёром. Сосать её сиськи это одно - но отдать свою девственность сопляку и рохле Синдзи - да никогда в жизни! У него нет ни единого шанса!
      
      Они не пошли в тот сад на следующий день и через день тоже. Воспоминания о белоснежной, мягкой груди, которую он ласкал руками и к которой припадал губами, никогда не покидали его разума, но когда девушка категорически отказывалась от любых, даже самых скромных предложений снова сходить туда поучиться - для паренька всё стало ясно.
      «Один раз тебе очень сильно повезло, вот и все. Больше этого не повторится», - подумал Синдзи. Хоть мальчуган не мог больше прикоснуться к соседке, он получил огромный опыт и теперь мог легко представлять себе всё это по воспоминаниям.
      Через четыре дня после их последнего похода в сад Синдзи был в ванной, потакая своим горячим фантазиям: парень представлял Аску в одежде горничной, делающей кое-что, о чем он только читал (ирония ситуации была в том, что для этого тоже задействовался рот). После того, как он закончил, мальчуган уставился на свою руку, размышляя: «И когда я стал таким извратом? Она бы никогда не сделала для меня подобное! Даже если бы мы встречались! Это так грязно, так мерзко…»
      Проблема была в том, что думать о распутных вещах становилось всё проще. Казалось, каждый день у парня был шанс украдкой заглянуть девчонке под рубашку или наблюдать, как соседка наклонялась за чем-нибудь, её узкие домашние шортики поднимались вверх, почти показывая аппетитную оттопыренную попку, юноша мог хоть на Библии поклясться, что она их ещё сильнее укоротила. Аска не замечала, как он на неё глазеет, пожирая взглядом, доказательством был тот факт, что Икари до сих пор был жив и три незабываемых раза пилот был свидетелем того, как соседка надела футболку без бюстгальтера: это дало ему новую информацию о симметрии и упругости её сисечек.
      Даже после опыта с Аской его чувство реальности осталось незамутнённым. Парень всё ещё замечал откровенные наряды Мисато, но она никогда не показывалась в мальчишеских фантазиях, потому, что если уж говорить честно ... зачем фантазировать о ком-то, с кем у тебя никогда ничего не получится, когда под рукой есть красавица, чей запах, чью форму и даже вкус ты уже попробовал?
      Спустив в унитаз следы своего непотребства, Икари вышел из уборной, почти нос к носу столкнувшись с Аской.
      - Извини, - выдохнул мальчуган, стараясь смотреть рыжей прямо в глаза, хоть это и было очень тяжело, так как девушка была в своей тоненькой майке, которая выглядела так, словно рыжая пролила на грудь целый стакан воды.
      - Здесь натуральное пекло, - пожаловалась Аска, оттолкнув парня с дороги и случайно задев попой его пах, - пойдём, поучимся. У меня сейчас мозги вытекут.
      Либидо Синдзи, хоть и успокоенное актом рукоблудия, подбивало парня спросить: «Как в тот раз». Пилот решил этого не делать - есть намного более лёгкие и безболезненные способы самоубийства, нежели испытать на себе весь гнев рыжеволосой соседки.
      Поспешив в кухню, Икари младший очень быстро закинул первую попавшуюся еду в корзинку и минут пять ждал, пока рыжеволосая лёгкой походкой не пришла в кухню, одетая в своё жёлтое платье.
      - Про напитки не забыл? - спросила Аска, сделав шаг и снова коснувшись его интимного места, на этот раз своим бедром, - возьми мне апельсинового сока, если не взял.
      - Уже взял, - ответил Синдзи, взвешивая в руке корзинку для пикников в качестве доказательства, - он твой любимый, так ведь?
      Рыжеволосая красавица усмехнулась.
      - Ты ни капли не похож на подготовленного мужчину, - сказала Аска с нескрываемым удовлетворением, -ни капельки, но ты стараешься стать лучше, Третий, с этим не поспоришь.
      Может, со стороны это выглядело абсурдным, но комплимент настолько осчастливил Синдзи, что парню показалось, словно всю дорогу до сада он летел на крыльях. Юноша был в приподнятом настроении, так что галантно открывал все двери для Второго Дитя, обильно жестикулируя и даже пытаясь робко улыбаться, на что Аска только закатывала глаза.
      Немка, однако, легко изображала из себя избалованную принцессу, воротя нос и притворяясь, что полностью игнорирует присутствие соседа, стоя перед нераскрытыми дверями и постукивая одной ногой, пока они не откроются, казалось бы, не подозревая о том, что глаза Синдзи ловят каждое её движение, пока они, наконец, не добрались до места назначения.
      - Я проголодалась, - заявила Аска, когда они расстелили покрывало, - давай сначала поедим. Что у нас есть?
      С виноватым видом Синдзи улыбнулся.
      - У меня не было времени упаковать ничего изысканного, - напомнил мальчуган, - пара сэндвичей… немного сыра… яблоки.
      Схватив сэндвич, Аска живо откусила от него.
      - Да мне и не надо ничего необычного, - сказала девушка, проглотив первый кусочек, - главное, чтобы было вкусно.
      Та, что не раз и не два просила особую еду, а как минимум один раз затребовала нечто экзотическое, вдруг заявила, что еда не имеет значения? Синдзи чуть не подавился от смеха. Они ели и болтали о школе, это была простая и незамысловатая беседа, которая вращалась вокруг того школьных парочек, кто куда переезжает из города и прочих сплетен. Это был обычный дружеский разговор… и Синди вдруг подумал, что может быть это всего лишь сон, что это слишком хорошо для реальности. «Она безумно красива», - подумал паренёк, нетерпеливо посмотрев вниз. Как раз в этот момент Аска потянулась за банкой сока, и именно с этого ракурса Икари младший увидел её грудь, прячущуюся в бюстгальтере.
      «У меня сейчас крыша поедет! Так и будет… это место сводит меня с ума. Как же я хочу снова к ней прикоснуться», - подумал парень и поднял глаза, а Аска смотрела прямо на него.
      Её губки сложились в понимающую улыбку, когда она медленно открыла баночку с соком и залпом осушила половину перед тем, как поставить её в траву и лечь на покрывало на руки, положив руки под голову. Через несколько минут, Синдзи отодвинул корзинку в сторону и прилёг на противоположной стороне покрывала, глядя вверх, чувствуя, как ощущение блаженного покоя окутывает его с ног до головы. Это ли не рай на земле? Сытый желудок и самая потрясающая женщина на расстоянии вытянутой руки, покой и благодать: Синдзи просто не знал, а бывает ли ещё лучше. Хотя, он мог, конечно, пофантазировать, но это было уже за гранью реального и возможного. Мальчишка, конечно, не забывал о своей тяжёлой ноше пилота Евангелиона, но в этом месте, где девушка лежала в пределах досягаемости, можно на секунду забыть, что пилотировать сложно и страшно.
      - Эй, Третий, - пробормотала Аска, - подойди ко мне на секунду.
      Синдзи, который уже начал думать о более приятных вещах чем пилотирование Евы, взглянул на соседку, ища какие-то намёки на то, что ей нужно. Когда девушка просто продолжала смотреть в потолок, он немного пододвинулся, довольный тем, что красотка не заставила его полностью убраться с покрывала и не напомнила о том, что он тут только потому, что она его привела, и она так захотела.
      - Ближе, - беззлобно приказала ему Аска, - ещё чуть-чуть ближе… да, вот так, теперь идеально.
      Икари Синдзи чуть из брюк не выпрыгнул, когда рыжеволосая без единого слова протянула руку и положила ладонь прямо на его пах.
      - А… Аска! - вырвался стон из юношеской груди, когда мальчуган инстинктивно оттолкнул её и прикрыл стояк обоими руками, - ты что делаешь?!
      Аска закатила глаза.
      - Ради Бога, не будь таким, - начала увещевать парня девушка, - я хочу потрогать его.
      - Но…
      - А что не так?! Ты можешь вот так взять и обслюнявить мои сиськи, а я до тебя даже дотронуться не могу?! - рявкнула в ответ Аска, - Господь Всемогущий, ну ты и размазня! Вот.. - она схватила одну из рук юноши и засунула под платье, крепко прижимая к своей промежности, - теперь доволен?!
      Синдзи чуть не упал в обморок, его пальцы бессознательно нащупывали киску Аски и огнём выжигали все детали её интимного места в памяти: небольшое количество лобковых волосков, чётко выраженные пухленькие половые губы… осязаемый влажный и манящий жар, невероятная психологическая разрядка.
      - Быстро снимай их, - выдохнула Аска, засунув палец за резинку его трусов, - я сказала, что хочу почувствовать это, а не представлять себе.
      Держа одну руку между ног девушки, другой Синдзи расстегнул пряжку, стягивая с себя штаны и труселя, пока член не вырвался наружу в тёплый, насыщенный ароматом цветов, воздух. Он ахнул, когда немка сразу же схватила его, бормоча что-то невнятное себе под нос, пока беззастенчиво оценивала его размер и форму. Член идеально подходил к её руке и, пока парень дышал ароматом цветов, не мог не задаться вопросом, будет ли он так же идеален и для её ротика.
      «Как будто это когда-нибудь случится!» - упрекнул себя мальчуган за слишком фривольную мысль. Великая, непобедимая Сорью Аска Лэнгли, Второе Дитя, возьмёт его грязный маленький член в рот и начнёт ласкать губами, только в том случае если Ангелы самолично появятся с подписанным мирным договором.
      Аска выглядела слегка ошеломленной, словно не могла понять, как её рука вообще оказалась там, где сейчас была.
      - Горячо, - прошептала она через мгновение, - по-настоящему ... чертовски горячо.
      - Агграх! - раздался сдавленный мальчишеский стон, когда немка подняла глаза, нежно сжав его фаллос. Парочка лежала в ароматной траве в несколько бесконечных минут, Синдзи с ладонью, касающейся лобка Аски, а она, обхватив его посох. Пилоты смотрела в глаза друг другу и думали об одном и том же.
      «Хорошо, а дальше что?»
      Ответ пришёл сам собой, когда Аска начала медленно дрочить ему, размеренно и неспешно двигая рукой вверх и вниз. Распутница облизнулась от того, что Синдзи стонал, не в силах противиться удовольствию, что доставляла ему её мягкая, теплая рука. Немка была поражена тем, что простое прикосновение могло доставать столько ощущений парню... пока её партнёр не начал тереть киску ладонью, посылая сквозь её тело разряды удовольствия, особенно когда случайно коснулся девичьего клитора.
      - Ооохх! - застонала Аска, слишком сильно сдавив его член по неосторожности, - Вернись туда! К тому место, которого ты только что коснулся! Да-а-а-а! Вот ту-у-у-ут!!!
      У Синдзи во рту пересохло, и это было полной противоположностью тому, насколько влажной стала его рука, когда он массировал клитор красавицы. Юноша мягко стимулировал маленькую девичью кнопку сквозь трусики, он почти не дышал, сгорая от желания, и упиваясь тем, что эта лёгкая ласка заставляла соседку стонать всё более страстно и яростно. Его собственные стоны стали звучать в унисон с её вскриками, когда распутница усилила темп, и то нежно, то грубо сжимая его крайнюю плоть. Красавица снова и снова облизывала свои губки, пока неистово надрачивала ему: ощущение было абсолютно не похоже на то, когда Синдзи мастурбировал сам.
      Рука Аски была меньше, чем у него, хоть и не намного, и она обхватывала меньшую площадь, но при этом была горячее и сильнее дразнилась (хотя Синдзи и мог списать это на перевозбуждённое воображение). Однако самое большое различие заключалось в том, что Аска не пыталась заставить его кончить. Когда Синдзи наяривал, он пытался выстрелить как можно быстрее, хотя бы из-за того, что его могли застукать за этим богомерзким делом. Аска, однако, просто наблюдала и изучала, как ведёт себя его член. Каким-то образом, даже не зная наверняка, Синдзи почувствовал, что вот-вот кончит.
      «Потому, что это она», - твердил он себе, постоянно напоминая, что должен орудовать пальчиками, - «это только потому, что это именно она». Хотя они все ещё были почти полностью одеты (на самом деле, Аска не сняла с себя ничего), они оба чувствовали себя более обнажёнными, чем когда-либо, когда пара неумолимо подталкивала друг друга к оргазму. Аска достигла пика первой, зычно заревев, когда пальчики Синдзи продолжали забавляться с её клитором, но парень кончил всего несколько секунд спустя, громко прохрипев её имя, когда рука Аски неосознанно сжала его раскалённый член.
       Глаза девушки широко распахнулись, когда она почувствовала, что сперма Синдзи расплескалась по её запястью и девочка была поражена тем, сколько же липкого белого семени оказалось на её руке. Трусики насквозь промокли от перевозбуждения, но сперма Синдзи была такой густой и горячей, что немка почти ничего не замечала. Она поднялась на локте, чтобы лучше разглядеть белую, липкую полосу, бегущую от запястья до самого локтя. У неё было невероятно сильное, дикое, непреодолимое желание слизать эту полосу, но с угасанием оргазма уменьшилось и желание. Быстро взглянув Икари прямо в глаза, рыжая выпалила.
      - Это ничего не значит! Знаешь… я сделала это просто потому… что мне было скучно… И я хотела…
      Слова застряли у неё в горле, когда Синдзи смотрел на неё, абсолютно не удивляясь. У парня был пустой, отсутствующий взгляд. В мёртвой тишине Аска вытерла руку одним из полотенец, которое выудила из корзинки. После этого девушка разгладила платье, чтобы прикрыть истекающие соками трусики и просто ушла, оставив Синдзи одного с остатками еды. Она даже не обернулась.
      
      Человеческий разум - непостижимая штука. Аска была уверена, что где-то читала об этом. Люди совершают безумные глупости с определённым постоянством: они бегают голыми по улице и орут что-то непонятное, пугают людей в парках и позволяют безвольным неудачникам доводить их до оргазма пальцами, пока ты сама ему дрочишь. Люди часто совершают сумасшедшие поступки.
      Немка перевернулась на живот, неосознанно стянув с себя носки и откинув их в сторону, когда звуки телевизора наполнили комнату. «Я сделала это с Синдзи», - подумала она, стараясь скрыть волнение, от которого кружилась голова, - «почему я сделала это именно с Синдзи?». То, что сосед лобзал её сиськи- это одно (и девушка планировала снова позволить парню позабавиться с ними, когда вдоволь насмотрится на его член), но она кончила, сильно, неистово, просто от его прикосновений. В этом не было никакого смысла.
      «Он же такой слюнтяй! - разозлёно подумала девчонка, схватив подушку обеими руками и уткнувшись в неё лицом, - … Боже мой, как же мне было хорошо".
      Немка хотела заорать во всё горло, уткнувшись в подушку, дать себе волю, просто разом высвободить все напряжение, но знала, что если она это сделает, кто-то неизбежно придет, дабы проверить что происходит. И, черт возьми, она не хотела, чтоб хоть кто-то её беспокоил, пока она не выяснит, почему позволила всему этому случиться.
      - Он был такой горячий, - шептала Аска, - жёсткий, горячий…. Аггрх! Какого лешего я так часто об этом думаю?!
      Рыжеволосая скатилась с кровати и начал вышагивать по комнате, в течение трёх часов вновь и вновь прокручивая в голове те события с Синдзи, пока полностью не выдохлась. Она заварила эту кашу. Она разожгла в нём это пламя. Она направляла его шаг за шагом. И она никогда не испытывала такого оргазма, какой испытала с ним. Чёрт возьми, да она ни разу и близко не приближалась к такому яростному шторму ощущений, который испытала с Икари.
      - Это было потому, что это был именно Синдзи или просто потому, что меня впервые ласкал мужчина? - подумала она, скрестив руки за спиной и отвлекая свой разум от нарастающего волнения, которое приносили нахлынувшие воспоминания, - я ему подрочила, - пробормотала Аска, - дрочка, вроде так это называется, я дрочила ему, а он ласкал меня пальцами.
      Девушка стиснула зубы и попыталась подумать о чем-то другом, потому что чем больше она вспоминала произошедшее в оранжерее, тем сильнее в ней закипало желание.
      «Как же я хотела, чтобы Кадзи был рядом, - мрачно подумала девушка, - я хотела именно ЕМУ показать это место, но он не появлялся неделями. Как же мне хорошо было там с Синдзи, хотя, как по мне… Аггграаах!»
      Резко сжав голову, Аска буквально рухнула на кровать, бессознательно поджав ноги, когда струйка предательской влаги потекла вниз по внутренней части бедра.
      -Что же мне делать?! -беззвучно ревела девушка, -почему мне так хорошо именно с ним?! Он же полный придурок!
      «Аггрх! Пошло всё нахуй!» - подумала Аска, насильно очищая голову от всяких левых мыслей с убийственно брутальной немецкой эффективностью, - «мне нужен взрослый мужик, а не этот бесхребетный слюнтяй! Если мы занимаемся всякой хернёй, когда ходим в этот дурацкий сад, мне просто нужно будет убедиться, что мы туда больше никогда не придём. Проблема решена!»
      Удовлетворённая, что такое решение положит конец всем её тревогам и проблемам, девушка снова сменила трусики и направилась в кухню, чтобы посмотреть готов ли ужин. Когда Синдзи неловко улыбнулся ей, девушка одарила соседа взглядом, которым можно остановить несущегося разъярённого быка. Немка со злобным удовлетворением наблюдала за тем, как парень поник. «Проблема решена», - повторила про себя высокомерная красавица, - «проблема… решена».
      
      Синдзи был подавлен, но не убивался и депрессовал, потому что, как решил, чтобы быть в депрессии, надо было в первую очередь поверить в то, что они с Аской могут быть больше, чем просто приятелями, друзьями, которые иногда трогают друг друга, но при этом остаются лишь друзьями.
      «Если то, что происходит между нами сейчас всё ещё можно назвать дружбой», - пробормотал паренёк, окинув взглядом сводчатый потолок сада, он медленно и измученно выдохнул, - «стало даже хуже чем раньше».
      Уже полторы недели прошло после их последнего совместного похода в сад, рыжая была с ним жестокой, недружелюбной, а потом и вовсе стала холодной и отстранённой. Последнее изменение произошло за эти два дня и проявилось в том, что девушка просто не замечала его присутствия, когда парень был в комнате. Девчонка или просто проходила мимо, смотря сквозь соседа ледяным взглядом, словно юноша значил для неё столько же, сколько стулья в гостиной или телевизор. Или, возможно, он для неё значил даже меньше телека, так как на телек она хоть периодически, но обращала внимание.
      «Я даже не понял, из-за чего всё это началось», - подумал мальчишка, протянув руку и дотронувшись до лепестков одного из цветков кончиком указательного пальца.
      «Это было именно здесь, всегда в этом месте. Она была такой милой, пока ... ЭТО не произошло, но когда мы испытывали близость, она всегда была здесь со мной», - подумал парень и решил, что понять это было совсем не сложно. «Сад был воплощением идиллии, тепла, спокойствия и был Эдемом, созданным для романтики и сексуальности», - подумал Икари младший.
      Парень чуть не засмеялся в голос.
      «Для романтики?! Было ли хоть что-то романтичное в том, что мы с ней тут вытворяли? Вряд ли! Это было грубо, по животному неистово и…», - подумал Синдзи и громко вздохнул.
      Кого он пытался обмануть?! Может, они и начали с физической близости (хотя мальчуган был вообще не в зуб ногой по поводу того, зачем они всё это затеяли) но это никогда не было грубостью и животными инстинктами. Это было мило, так неловко и так завораживающе, что парень всерьёз задался вопросом, а сможет ли он вообще прожить без этого.
      «Испытаю ли я снова это чувство, если представлю тут кого-то другого?» - подумал паренёк и нахмурился, напрягаясь и пытаясь представить поцелуй с другой девушкой среди тонких цветов и шелковистой травы.
      Всё было бесполезно.
      Не важно сколько раз он пытался поместить сюда Рей или Хикари Хораки или доктора Акаги или даже Мисато - ничего не получалось. Какими бы обворожительными не были все эти женщины, ни одна из них не была здесь к месту. Синдзи был обречён: отныне только Аска могла безраздельно властвовать как в царстве его фантазий, так и здесь, в этом саду.
      «Она права», - пробормотал Синдзи, - «я всего лишь жалкий неудачник».
      Полностью разбитый, пилот поднял взгляд, когда на него упала тень. Парень прищурился от яркого света искусственных ламп и обнаружил, что кто-то навис над ним. Моргнув несколько раз, Икари понял, что это была никто иная, как девушка, о которой он так страстно грезил.
      Девичье лицо было безжизненной маской, а руки свисали по бокам, пока немка просто смотрела в его офигевшее лицо. Покрывало, которое они использовали, было свернуто, и соседка держала его под мышкой, явно ожидая, чтобы Икари передвинулся, дабы она смогла разложиться.
      В конце концов, это было Аскино место, её рай. Это она нашла и показала этот сад, заставила прийти сюда. Немка была той, кто подарила ему блаженство.
      Отвернувшись, Синдзи резко сел и обнял колени.
      Мальчуган глубоко вдохнул, так сильно, как только мог, лёгкие наполнились ароматом цветов, пилот решил, что это будет последний раз, когда он вдыхает запах этих цветов, если только ему не посчастливится поймать Аску, когда она вернется, потому что, конечно же, она не перестанет приходить сюда.
      «У неё нет причины, чтобы не приходить сюда», - подумал паренёк, понуро опустив голову, - «ах, как бы я хотел…»
      Размышления парня прервал кусочек покрывала, девушка расстилала его и случайно задела соседа. Синдзи проглотил комок в горле, а затем весь сжался, чтобы сказать, что просто уйдет ...
      В этот момент Икари услышал за спиной новый, незнакомый шорох. Синдзи повернул голову и на какой-то момент, может даже на целую минуту, остолбенел, в голове всё поплыло.
      Аска, которая никогда не позволяла ему нечто больше, чем разглядывать грудь, медленно раздевалась. Красавица, не поднимая глаз, сначала расстегнула рубашку, затем сняла юбку, позволив ей скользнуть по длинным ногам и, наконец, расстегнула лифчик, оставшись лишь в белых трусиках с крошечным красным бантом наверху. После недолгого колебания, немка сняла и их.
      Дерзкая нимфа стояла перед ним совершенно голой, мурашки бежали по её телу то ли от холода, то ли от волнения. Когда Синдзи продолжил сидеть как истукан, Аска вплотную подошла к юноше, взяла его за плечи и развернула к себе, чтобы он чётко всё видел. После того, как Икари уселся так, как она хотела, девушка широко раздвинула ноги, позволив парню беспрепятственно созерцать её киску. Однако, у него не было времени подробно рассмотреть женское влагалище, так как в следующую секунду рыжеволосая распутница обхватила руками его голову и медленно подтянула её к промежности, так, чтобы его рот оказался всего в нескольких дюймах от узкой щёлки. Девушка, наконец, сказала.
      - Я хочу продолжить то, что мы начали.
      Это было всё, что она сказала: просто и ясно. Никаких объяснений, никаких извинений, никаких обещаний прекратить третировать его, просто констатация факта, дающая Синдзи выбор - принять её предложение или бежать отсюда со всех ног. Надменная красавица даже не посмотрела на своего соседа, когда юноша ошарашенно глазел на её лицо. Девушка просто смотрела куда-то вдаль, в одну точку, как бы говоря: «Выбор в твоих руках. Решай сам».
      Синдзи медленно опустил глаза на обнаженную киску, отметив про себя, как чертовски заманчиво она смотрелась под рассеянным искусственным освещением. Её половые губы бледно розового цвета, были слегка раздвинуты: создавалось впечатление, что, возможно, красавица забавлялась с собой, прежде чем прийти сюда и найти его. Однако, после минутного раздумья, Икари понял, что они раскрылись потому, что набухли от возбуждения. Девушка пылала от волнения и раскрепощения, надеясь на то, что Икари младший сделает то, чего она так хотела: её влагалище поблёскивало от выделившихся соков, необходимых для мягкого входа и скольжения.
      Она была здесь не для того, чтобы просить прощения. Аска была здесь, чтобы предложить ему своё тело, чтобы позволить ему ублажить её и если мальчуган в процессе сам получит от этого удовольствие - это была не её забота. Это было в духе Сорью, настолько, что в момент просветления Синдзи понял, что это лучшее, что на данный момент он мог вообще от неё получить.
      Аска тихонько пискнула, когда парень прижался лицом к её промежности и лизнул влажную киску снизу вверх, чтобы подобно опытному сомелье на мгновенье ощутить её аромат, прежде чем положить руки на девичьи бедра и нырнуть в омут страсти с головой.
      Второе Дитя держала руками его голову, пока сосед вкушал её, тонкие пальчики подёргивались каждый раз, когда парень касался особенно нежного места или, прекратив лизать, страстно и горячо целовал её щёлку.
      Синдзи вообще толком не понимал, что он делает, но Аске было всё равно. По существу, всё, что он делал, это лизал, пробовал, исследовал и, пытаясь изо всех сил уловить то, как красавица реагировала на те или иные ласки. В конечном счете, однако, юноша сдался и просто доверился инстинктам, не в силах по звукам понять, как красавица реагировала на его губы и язык. Парень просто решил, что лучше об этом вовсе не думать, а просто ублажал её на автопилоте: это не был такой уж эффективный метод, и кавалер слышал почти столько же раздражённых хрипов и вскриков, сколько наполненных сладостным удовольствием стонов. Вскоре стало неважно, каких точек он касался: куда бы он ни путешествовал своим языком, это приносило ей удовольствие, будто вся её киска стала эрогенной зоной. Половые губы, внутренний проход, набухший клитор - всё это пульсировало при каждом прикосновении языка Синдзи, и Аска начала терять контроль над собой, наслаждаясь своим первым в жизни куннилингусом.
      Если то, как Синдзи работал своими пальчиками, по ощущениям, было похоже на пламя свечи то, его забавы с киской были сравнимы с низковольтной лампочкой: они обе давали свет, и у обоих были свои достоинства… но бывают времена, когда одной свечи уже не достаточно.
      - Лижи меня здесь, - разгорячённо прошептала Аска, отпустив его волосы и раздвинув рукой половые губы, чтобы полностью открыть клитор, - просто… будь нежнее, не так сильно! ООООО!! Вот так хорошо, подводи меня медленно… Боже мой, Синдзи, ты сейчас заставишь меня кончить…
      Услышав такое, парень испытал жгучее желание со всей силы отбарабанить её клитор пальцами и языком, чтобы заставить её неистово кончить! Но юноша чувствовал, как дрожат её бедра, и следовал указаниям, постепенно подводя красавицу к пику, понимая, что тогда оргазм будет в разы интенсивнее. Это касалось их обоих.
      Вместо того чтобы просто следовать указаниям, Синдзи, вылизывая её клитор, обвил руками девичью талию и начал массировать идеальную попку, дополнительно стимулируя девушку и наслаждаясь ощущениями от упругих мышц, которые напрягались и расслаблялись пока он мял её. У Икари буквально слюнки текли от вида её аппетитной попки, и в большинстве своих фантазий он брал её сзади, наблюдая за тем, как её упругая корма с каждым рывком врезается в его бедро.
      Массировать и смаковать её попку в живую было в десятки раз волнующе, чем в самых диких фантазиях: задница немки была плотной, упругой и невероятно аппетитной, словно была создана для его рук, парень благоговейно скользил пальчиками по её ягодицам.
      Мальчуган где-то слышал, что некоторые девушки любили стимуляцию анального отверстия, но он даже и не подумал об этом. Если уж говорить откровенно, Синдзи не привык к такой роскоши. Парню было не до изысков, он будет лизать, когда ему скажут лизать, будет трогать там, где она покажет и, если Аска серьёзно говорила о том, что ей хотелось попробовать «всё остальное», то он безропотно будет ебать её тогда, когда она попросит. Могло показаться, что парень полностью отдался на милость своей своенравной, но прекрасной соседки, но реальность ситуации состояла в том, что просто лаская её попку, Синдзи уже искал новые возможности и импровизировал, раскрывая новые грани их отношений.
      Повинуясь импульсу мимолётного желания, мальчишка в порыве страсти максимально прижался к половым губам рыжеволосой и, высунув язык, попытался вылизать её изнутри. Ощущение было немного странным (там было горячо, влажно, скользко, всё вибрировало), но Синдзи сделал всё возможное, чтобы сосредоточиться на её вздохах и страстных стонах. Парень сделал глубокий вдох, прежде чем лизнуть так глубоко, насколько он только мог дотянуться, чтобы при этом партнёрша не рухнула на спину.
      - Ааааххххххх! – из девичьей груди вырвался сладостный стон.
      Внутри вкус был в десять раз сильнее, и Синдзи он не особо нравился. Её аромат, как и она сама, был богатым и ярким, и даже подавляющим, но вознаграждение за то, что парень старался смаковать партнёршу изнутри, того стоило. Разнузданная красавица ахнула и ещё сильнее раздвинула ноги, пытаясь найти способ, чтобы её любовник одновременно и глубоко проникал языком в её лоно и стимулировал её клитор. Это было не так уж просто, в итоге Аска сдалась, сказав Синдзи, что именно ей нужно от него.
      - Ласкай там, где был до этого, - хрипло простонала Аска, - я почти кончила.
      Когда она коснулась клитора кончиком пальца, делая круговые движения, язык Синдзи опоздал всего на несколько секунд, и на этот раз разгорячённый парень не смог удержаться от того, чтобы ласкать её так сильно и напористо, как только мог.
      - АААААААААХХХХХХХХХ! - пыталась подавить истошный крик распутная девчонка, инстинктивно двигая бёдрами, когда Синдзи внезапно начал смаковать её изо всех сил. Девушка ощутила кратковременную вспышку гнева (разве она не велела ему быть нежнее?), но она была так близка к пику, что сила не имела значения - она бы кончила в любом случае, даже если бы он просто коснулся клитора кончиком языка.
      Синдзи закрыл глаза, когда бёдра Второго Дитя затряслись от экстаза и потёрлись о его щеки, а сдавленный вопль сигнализировал о том, что любовница кончила. Юноша почувствовал тонкую струйку жидкости на подбородке, ни в коем случае не поток, как его рисуют во всякой второсортной манги, но Икари младший заметил, как пальцы рыжеволосой бессознательно схватили его за голову, дабы убедиться, что он не собирается отстраниться, прежде чем её оргазм полностью сойдет на нет.
      Девичьи мускулы медленно расслабились, и она отпустила его голову, позволив заглянуть ей в лицо. Он заметил, что её выражение лица было наполнено блаженством и спокойствием, глаза все ещё были полузакрыты, а губы изогнулись в довольную улыбку.
      Она выглядела настолько сногсшибательно, что Синдзи хотел реветь во всё горло - отчасти от её ошеломительной красоты, отчасти из-за того, что он настолько сильно хотел овладеть девушкой, что буквально начал выпрыгивать из одежды, но, однако, не смог раздеться так быстро, как хотелось. Пальцы дрожали и тряслись, когда парень расстёгивал одну пуговицу за другой, не сводя глаз с Аски, когда она глубоко вздохнула. Если бы мальчуган расстегивал штаны, это заняло бы слишком много времени, так что он просто стянул их, неуклюже сдирая с ног, всё ещё стоя на коленях, а затем толкнул соседку вниз, чтобы она легла для него. Немка открыла глаза, глядя на Синдзи с лёгкой ухмылкой, которая как бы говорила: «Я знала, что этим всё и закончится».
      Однако, рыжеволосая опустилась на спину, немного раздвинула ноги и подняла руки над головой, дабы открыть любовнику беспрепятственный доступ к её стройному, гибкому телу. Несмотря на то, что Синдзи всеми фибрами своей души желал войти в неё, парень просто не мог оторвать взгляд, с открытым ртом созерцая то зрелище, что открылось перед ним. С её затвердевшими от возбуждения сосками, направленными вверх, и киской, сверкающей от слюны и соков, Аска выглядела как воплощение сексуальности: Эрос в её истинной женской форме, Богиня, снизошедшая с небес в Волшебный Сад, чтобы показать ему всевозможные удовольствия, которое девичье тело только может предложить.
      Руки и животик девушки были покрыты пушистым, почти незаметным волосяным покровом, от чего тело казалось ещё мягче, и хотя режим тренировок держал её мышцы в полной готовности, она была, несомненно, невероятно женственной, от изгибов бёдер до нежных, как китайский фарфор, скул.
      Синдзи не мог больше ждать. Взобравшись на красавицу сверху, он нежно поцеловал её в губы, а Аска томно обняла его одной рукой и прижалась бедрами, показывая, что тоже готова к тому, чтобы сделать последний шаг. Когда он направил свой пульсирующий член, и начал было входить, глаза девушки расширились, и она отчаянно прервала поцелуй, на мгновенье, шепнув ему в ухо.
      - Не сюда, дурачок!
      За этим последовал момент неловкой тишины, когда Синдзи, сгорая от смущения, неловко менял позицию (не без помощи соседки) найдя нужное место. Молодой любовник чуть не потерял сознание, когда язычок немки нежно лизнул его ухо, за мгновенье до того, как красавица томно и игриво прошептала.
      - Во всяком случае, не в наш первый раз.
      Судорожно, Синдзи двинулся вперёд, прорываясь в её неподготовленное лоно и вызвав хрип полный боли, когда юноша бесцеремонно прорвался сквозь девственную плеву.
      - Те… тебе больно? - спросил Синдзи, утерев пот с глаз и взглянув на девушку.
      - Д-даааа…. - прорычала молодая женщина, - больно…. Но не останавливайся пока.
      Парень кивнул и медленно отодвинулся, откинулся назад и сразу потерял чувство времени, когда киска Аски расслабилась вокруг него: внутри её лоно было таким гладким и влажным, что Синдзи едва мог выдержать это. Каждый дюйм его члена ощущал невообразимый жар, передавая мельчайшие подергивания её киски в его пылающий, словно в тропической лихорадке, мозг. Ощущения были настолько сильными и всепоглощающими, парень сомневался, что даже прямое попадание в голову могло заставить забыть о них. У пилота в голове что-то коротнуло: он был не в состоянии осознать всю гамму ощущений от соития, единственное, что юноша знал, что он стал единым целым с девушкой, которая лежала под ним и что с этого момента он больше никогда не будет прежним.
      - Тебе хорошо? - спросил паренёк и сам себе удивился, в основном потому, что не хотел спрашивать нечто подобное. Просто внезапно Синдзи захотел узнать, он должен был знать, хорошо ли ей. Если бы Икари младший не спросил её напрямую, красавица из гордости могла бы, потом, всё отрицать и претворяться, что ей было больно и противно... но если девушка сейчас признается, что ей нравится быть с ним, то никогда уже не сможет этого отрицать. К счастью, соседка и не думала отрицать того, что испытывала блаженство.
      - Да, - хрипло выдохнула красавица, положив руки на плечи Икари, пока он продолжал поглаживать её, заставляя расслабиться, - мне… так хорошо, Синдзи… по-настоящему хорошо.
      От пьянящей радости у Синдзи голова пошла кругом. Сильнее, чем физическое ощущение того, что лоно Аски охватывало его член, парня потрясало то, что под ним трепыхалась в экстазе могучее Второе Дитя, несбыточная мечта всех мальчишек в школе и высокомерная своенравная королева пилотов Евы. То, что ей нравилось, что именно он её трахает, чуть не заставило Синдзи кончить в ту же секунду. Он ощущал, что физически её киска раскрывается для него (только для него), принимая его член так, как сама Аска психологически никогда бы не приняла его как человека, и, может даже, никогда и не примет, за пределами этого зачарованного сада. Её половые губы раскрылись как лепестки цветка, перед тем, как он полностью вошёл в неё, а затем, где-то на границе рассудка промелькнула мысль: «Она расслабилась, ей нравится!».
      И Аска действительно была в экстазе. Ощущения от члена то погружающегося, то выходящего из её лона, были воистину нереальными - можно было сказать, что молодая женщина была на седьмом небе от счастья. Его член ублажал все эрогенные зоны внутри и раскрывал её настолько сильно, что заставлял осознать, что её трахают не причиняя боли неопытной киске. И его тело! То, что он брал её сверху, было просто блаженством! Аска была гордой девушкой, любой, у кого была хотя бы одна извилина, это понимал, но то, что Синдзи сношал её именно в миссионерской позе, сама мысль о том, парень был сверху, для её пылающего страстью и похотью разума казалась настолько правильной, что для девушки было верхом блаженства, когда жесткий член врывался в её трепещущую киску. Красавица даже и не мечтала о том, чтобы в свой первый раз отдаться по-другому: как он двигался, как он проникал внутрь, как растягивал её лоно - всё это было абсолютно идеальным.
      Синдзи и Аска занимались любовью среди душистых цветов, обнимая друг друга, издавая стоны и крича в унисон, достигнув полной синхронизации ритма тел и разума - дела неслыханного для любовников, впервые слившихся воедино. Аска могла бы возразить, если бы предположила, что Синдзи был настолько тупицей, что проболтался бы кому-нибудь о том что, первая красавица школы так охотно раздвинула ноги, и позволила ему трахнуть себя. Но опять же, она, вероятно, стала бы отрицать тот факт, что она шептала и ревела его имя, задыхаясь от страсти, пока её руки путешествовали по всему его телу. Девушка кричала всё громче, по мере того, как его равномерные толчки всё сильнее распаляли её жажду и похоть.
      - Ты… ты не можешь кончить внутрь, - пропищала немка, заметив, что его яйца натыкаются на её бедра при каждом толчке, - я не… не хочу…. Ахххххааа… за-забеременеть…
      - О'кей, - прохрипел Синдзи, кивнув в знак понимая, и убрав прядь с её лица, - я вытащу перед тем как кончить.
      - Хорошо, - прошептала Аска.
      - Хорошо, - вторил ей Синдзи.
      Их глаза встретились и ни он, ни она не отводили взгляда, когда новая грань открылась в их неистовом сексе. Была ли это любовь? В этот момент, вряд ли. Аска бы вряд ли вспомнила, что это вообще такое, учитывая, что она десять лет подавляла и калечила себя, чтоб ни от кого не зависеть, отрицала любовь по отношению к себе. А Синдзи… Синдзи был не в состоянии вообще понять, что это такое, так как с четырёх лет его никто никогда по-настоящему не любил. Но между ними промелькнуло что-то, может быть искра или, если хотите назвать это по-другому, волнение, взаимопонимание… начало новых отношений.
      - Агггрррх!- застонала немка, покачивая головой из стороны в сторону, и закрыла глаза, когда Синдзи вновь глубоко в неё погрузился, вытаскивая лишь на половину, прежде чем снова скользнуть обратно. От его движений влагалище Лэнгли издавало хлюпающие, почти непристойные звуки. Её киска была тугой, всё ещё недостаточно разработанной, обжигающе горячей, но она была настолько мокрой, и так активно работала бёдрами и ногами, что Синдзи ни разу не испытал проблем, снова и снова насаживая партнёршу на член, чтобы потом снова двинув задницей войти и в неё с новой силой.
      Он никогда не отодвигался настолько, чтобы член мог выскользнуть из партнерши. Не было никаких шансов, чтобы он себе это позволил: не случайно, ни намеренно, даже если бы грянула война или новое нападение Ангела, он бы никогда не отказаться от ощущения, когда её мокрое влагалище сжимало и приняло в себя его фаллос. Парень держался за возможность быть с ней как можно дольше так же, как утопающий держится за спасательный круг, дрейфуя в открытом море.
      Разум Синдзи был в замешательстве от невероятного сексуального напряжения. Одна его половина хотела продержаться как можно дольше, продлить половой акт с Аской по максимум. Эта часть разума настаивала на том, чтобы Синдзи сдерживался изо всех сил и потом вытащил, доведя себя до оргазма мастурбацией, как он и обещал Аске. Другая половина, однако, настаивала на том, чтобы он трахал её так сильно, как только мог, долбил и в хвост и в гриву, и кончил до неё на случай, если девушка вдруг решит оттолкнуть его и сказать, что он уши развесил, поверил ей, что она вообще разрешит ему кончить. Это была очень жаркая битва… но в конце концов, как это случается время от времени, низменные инстинкты победили более возвышенные и Синдзи прильнул вперёд, поместив кулаки в траву по обе стороны от головы Аски, прежде чем насадить её изо всех сил. Девушка от неожиданности открыла глаза, удивлённая внезапному изменению темпа, когда он снова незамедлительно жёстко засадил её.
      - АААААААХ! - сдавленный хрип раздался из глотки пилота Евы 02, заставил Синдзи впасть в разнузданное безумие, и он начал драть её настолько дико, насколько был способен, наслаждаясь тем, как её тело реагировало на каждый удар его члена, когда вздохи и стоны рыжеволосой нимфы становились все более безумными и отчаянными. Если бы он знал больше о сексе, то мог бы шире раздвинуть её ноги и, прижав любовницу к себе, вошёл в неё ещё глубже, или наклонился, чтобы ласкать её соски, чтобы доставить ещё больше удовольствия. Как бы то ни было, он просто долбил соседку изо всех сил, засаживая ей на всю длину и погружаясь в неё быстрыми и мощными рывками, наполняя их обоих безумным вожделением. Их первобытные инстинкты полностью вышли из-под контроля и затмили собой всё рациональное.
      - Хаааахххх!!! - взревела Аска, в тот момент, когда её разум на секунду померк, а пальчики ног буквально сжались, когда киска сжала член Синдзи. Разряд электричества пронзил женское тело, заставив вскипеть кровь, будто сжигая девушку изнутри, в тот момент, когда она почувствовала, что его член увеличился в размере, парень неистово кончил внутрь толстыми, тёплыми струями до краёв наполняя её пылающее лоно. Аска ощутила, что шейка матки неистово пила его сперму, сжимаясь снова и снова, чтобы жадно всасывать всё его семя до последней капли ... и хотя девушка просила его не извергаться внутрь, она бы не заставила его вытащить в тот момент, даже если бы от этого зависела вся её жизнь. Ощущение того, что его сперма осеменила её лоно, было настолько сильным, что как минимуму утроило силу её собственного оргазма. За такое чувство пилотесса готова была рискнуть всем и заплатить любую цену.
      Сжатие её внутренних стенок заставляло почувствовать, что киска словно пожирает его член - высасывает из него абсолютно всё, как будто человек, страдающий от неистовой жажды, припадает к желанному источнику влаги.
      Когда девушка посмотрела ему в глаза, то увидела, что они сияют обожанием, горят от благоговения, беззвучно говоря ей, что даже потная, в момент, когда она ревёт или тяжело дышит, когда кричит и стонет, когда хрипит и содрогается под ним, его привязанность, жажда быть с ней, никогда не ослабнет, ни на йоту.
      Пристально посмотрев в его глаза, Аска знала, что никогда уже не сможет назвать его идиотом или неудачником, не испытывая разочарования в себе. Немка уже не могла представить, что снова будет с ним жестокой злюкой, какой привыкла быть: она решила, что впредь, с этого момента и до самого конца (не важно, к добру или к худу) она будет более чем счастлива, назвав Синдзи своим мужчиной. Не на публике конечно. Пока нет. Всему своё время.
      Синдзи покраснел, когда последнее сжатие киски заставило выскочить его член с капелькой спермы. Юноша шатаясь подошел к корзине и схватил салфетку, его румянец усилился, когда он неуклюже начал вытирать его.
      - Стой, - прошептала Аска, схватив его за руку и заставив отбросить салфетку, - не порти момент.
      Не сказав больше ни слова, соседка притянула его к себе и поцеловала, крепко обняв его и прижав к груди, и она целовалась с ним взасос, как тогда, когда он языком лобзал её киску, ещё каких-то полчаса назад. Они целовались глубоко и страстно в течение нескольких бесконечных минут, пока воздух вокруг них становился всё жарче, и пока, наконец, Аска почувствовала, как член Синдзи запульсировал на её бедре. Девушка нагнулась, поглаживая головку члена, пока фаллос хоть частично не вернулся в боевое положение, и направила его обратно в её открытую щёлку, как только член достиг полной твердости. Любовница хмыкнула, когда он снова скользнул в неё, заставив некоторую часть спермы стечь по бедру. Её киска была чувствительной и воспалённой, наполовину от того, что она до этого яростно кончила, наполовину от того, что её трахали в первый раз, но Аска протолкнула его фаллос бёдрами и раздвинула ноги, впустив его так глубоко, как только могла. Девушка обвила ногами его спину будто наездница, чтобы удержать любовника в неподвижном положении, как только Икари полностью проник в неё.
      Синдзи побаивался, что может прямо сейчас умереть от новой волны удовольствия, когда снова оказался в её гостеприимном лоне. Член был настолько чувствителен, что ощущал каждый миллиметр гладкого прохода, который крепко охватывал крайнюю плоть. Юноша боялся, что если начнет двигаться, то может просто упасть замертво или вырубиться прямо на ней. Но Аска крепко держала любовника ногами, и снова прильнула к нему губами, целуя так неистово и разгорячённо, будто последний раз в жизни, сплетаясь языками с надменной красавицей, Синдзи почувствовал, как её затвердевшие соски прижались к его груди, пока они что есть мочи продолжали целоваться.
      Конечно, нельзя сказать, что просто быть внутри было более приятным, чем насаживать красавицу что есть мочи, но пока Аска исступлённо целовалась, посасывала его язычок, Синдзи подумал, всё ещё ощущая головокружение от пьянящего экстаза, что он может легко провести весь день, просто отдыхая внутри неё. Целуя её невероятно мягкие и сочные губки. После нескольких минут безбашенных оральных ласк, учитывая, как неистово Аска орудовала языком во рту любовнику, по-другому это никак нельзя было назвать, девушка отстранилась и опустилась вниз, коснувшись плечами покрывала, медленно отпустила Синдзи, позволяя ему лежать сверху, всё ещё позволяя юноше оставаться у неё внутри.
      - ММММММММ, как же я устала, - простонала Аска. В голове парня кто-то дёрнул рубильник: Синдзи практически повис на ней, когда волна усталости и истощения накрыла его с головой, Икари понял, что он тоже устал, как чёрт. Юноша не хотел покидать её лона и разрушать чувство близости, которое они разделяли и, к его облегчению, Аска нашла решение. Она осторожно оттолкнула его от себя и легла на бок, намекая, чтобы он прижался к спине и обнял её. После того, как они легли на покрывале, девушка потянулась назад и схватила его за руку, укрываясь ею, как одеялом. Устроив руку парня у себя на грудь, девушка чуть-чуть понежилась, извиваясь, чтобы убедиться, что касается юноши всем своим телом. Красавица закрыла глаза и за несколько секунд уснула, а Икари через несколько минут погрузился вслед за любимой, в пучину сна.
      Оба пилота сладко спали. Ни он, ни она не помнили, что же им снилось. Когда подростки проснулись, то сразу же начали второй раунд их безудержного секса, ещё более исступлённого и разнузданного чем первое соитие. Молодые мужчина и женщина вспоминали, что каким-то неведомым образом во сне они и ощущали пьянящий запах этих цветов. Но они не говорили об этом. Наслаждаясь друг другом, любовники никогда больше об этом не вспоминали.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.