Пробужение 9

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Hellsing

Автор оригинала:
sf
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/1311335/1/Awakenings

Пэйринг и персонажи:
Интегра Фэйрбрук Уингейтс Хеллсинг, Алукард, ОМП
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Даркфик, Ужасы, POV, AU
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Иногда она просыпалась от света. Теперь она проснулась в темноте.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
8 апреля 2018, 17:42
Иногда она просыпалась от света.

Теперь она проснулась в темноте.

Это прошло, уступив место серому мраку, подчеркнутому серыми линиями окружающих стен. Она потянулась к своим очкам на тумбочке и одела их. Взгляд медленно привыкал и теперь она видела камень, контуры старых кирпичей ручной работы, неровные и сколотые временем. На поверхности сознания всплыл вопрос — «где я?», который она сразу отбросила как несущественный. Это должно быть поместье Хеллсингов. Она не может быть в другом месте. Но почему, ведь прошлой ночью…

…но прошлая ночь была мутным, запутанным и размытым событием. Она помнила кровь, много крови… еще какую-то битву? Там был Алукард, Серас и Уолтер, стойкие члены Института Хеллсинг…

Но почему она помнила о битве с горьким концом?

— Глупости, — сказала она темноте. Горло пересохло и слова вышли хриплыми и нерешительными.

Она села на постели и поставила ноги на пол. Ноги не почувствовали холод камня. Запоздалого беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, что она полностью одета.
Подозрения росли в глубине души, как маленькие черные демоны с высокими голосками. Она заставила их замолчать. Загадывать бессмысленно. Она опиралась на факты и доказательства. Да, здесь что-то не так, но она найдет ответы, а не будет о них догадываться.

Её морозило, пока она прошла комнату.

Рука в перчатке легла на дверную ручку.

«Кровь залила все вокруг. В комнату, размахивая дробовиком, вбежал безумный мужчина…» — она отдернула руку, как будто её обожгло огнем. Инстинктивным движением толкнув дверь, она оказалась в коридоре, и глубоко вдохнув, снова коснулась ручки.

Ничего не произошло. Дверь захлопнулась и не открылась.

Пожав плечами, она пошла дальше, чувствуя желание покурить или может выпить воды. Тут было светлее и серый цвет уступал место темно-зеленому. Место показалось ей знакомым — это напоминало коридоры в подвале «Хеллсинга».

«Подземелье», — коварно прошептал голос в нее в голове.

Она провела рукой по каменной кладке. Мох и плесень оставили зеленые следы на кончиках пальцев. Старая часть поместья. Там где размещались вампиры, не было мха.
Эхо её шагов разносилось по пустому коридору.

Кругом была пыль. На столе, который она нашла, и на бутылке на нем. Когда в ней было виски. Теперь там была только пыль.

Странно — с волнением подумала она. Найти пыль внутри бутылки было редкость. Казалось, что она простояла тут много лет… даже может несколько десятилетий. Но при всех своих странностях, она была уверена, что этот стол иногда использовал Алукард.

«Для драматического эффекта, не иначе. В нем всегда была театральная жилка, ведь что может быть эффектнее, чем сидеть, вытянув ноги на шаткий деревянный стол со стаканом в руке, ожидая, когда ваш противник спуститься в подвал и найдет его».

Эта мысль её остановила.

Обычно — или относительно нормально — у нее всегда было представление, где сейчас находится Алукард. Это чувство было похоже на то, как если бы у тебя чешется где-то там, где не можешь почесать.

Этого не было, что значило либо то, что Алукард где-то более чем в двух милях от нее (что маловероятно), либо он в состоянии лужи крови растекся где-то на полу.

Не то что бы это было причиной для волнения, конечно. Она подозревала что великий, бессмертный, неодолимый Алукард позволят врагам рвать себя на куски только чтобы пафосно возродиться и пугать живых, чтобы они бежали из его подвала.

— Позер, — прошептала она. Чувство напряжения все возрастало. Ей нужны были ответы — и она хотела получить их прямо сейчас: например почему она лежала в постели на нижних уровнях особняка Хеллсинг, почему тут явно отсутствовал Алукард… и ей еще очень хотелось выкурить сигару. Или две. Или целый ящик, и стакан виски чтобы смыть это…

Она отошла от стола и увидела на стене высохшие темные брызги.

«…там была стрельба и кровь повсюду, и люди падали вокруг нее, и кто-то кричал и она думала — не дай Бог это Уолтер — а затем Серас была рядом с ней и стреляла и внезапно все это исчезло…»

Привычная тяжесть руки на лбу вернула её к реальности. Наверно у нее кошмары. Но ночные кошмары наяву намекали на вмешательство в это вампира.

«Если Алукард так понимает шутки…» — с яростью подумала она.

— Где… — не закончила она, — где… черт возьми… Уолтер?

Она поднялась по последней ступеньке казалось бесконечной лестницы и мрачно уставилась в темноту. «Идти не проблема, но мои ботинки жмут как сумащедщие. Странно, ведь они были удобными. Можно заподозрить, что они съежились от времени».

Но теперь она была наверху и могла осмотреться вокруг.

«Это особняк Хеллсингов. Или его очень хорошая копия».

Потому что особняк Хеллсингов, не зависимо от времени суток, никогда не был окутан такой плотной и густой темнотой. И никогда не был в состоянии такого беспорядка, кроме как после массового нападения.

Она почувствовала, что её сердце забилось сильнее.

На стенах были следы от пуль, люстры висели частями. Целые куски стен и изогнутая полукругом лестница наверх просто исчезли. Двери свободно раскачивались в проемах. Часть потолка рухнула и, подняв голову, она увидела звездное небо вместо третьего и четвертого этажей. Если они разрушены, понятно, почему она оказалась в подвале. Это объясняло и причины отсутствия тут других людей. Каким-то шестым чувством она поняла, что внизу тоже ни души. Воздух был неподвижен и наполнен пылью от крошащейся штукатурки и кирпича.

«Ничего. Ни звука. Даже сверчок молчит».

Инстинктивно она потянулась за пистолетом. Он был на месте. С некоторым мрачным облегчением она достала его и хотела проверила.

Затвор не работал. «Застрял, господи боже…» Курок отказывался двигаться. Спусковой крючок был тугой. Даже магазин казалось, приклеился внутри.

«Поврежден», — подумала она с отвращением. «Совсем».

Её ушей достиг далекий звук шагов. Она резко подняла голову пытаясь увидеть хоть что-то через мрак. Потом был металлический лязг. «Ворота».

Она хотела выбросить пистолет, но решила, что он еще сгодиться как тупое орудие. Или психологическое. Крепко сжав его, она заскользила темными местам в сторону входной двери.

Он был там — это был он, она уверена в этом — одинокий человек, чей силуэт темным пятном выделяло сияние уличных фонарей. Он стоял у ворот, проверяя, хорошо ли они закрыты.

«Один из сотрудников Хеллсинга?..»

— Эй ты, — крикнула она, разрушив ночную тишину. Он вздрогнул и обернулся. Она почувствовала, что он шокирован. Затем он увидел её, стоящую у входной двери и немного расслабился.

— Хей, мэм, вы не должны бродить по особняку без гида. Хорошо, что вы вышли сейчас — потому что я уже собирался закрываться.

Она нахмурилась.

— Идите, мэм. Здание аварийное. Оно может развалиться в любой момент. И это не считая слухов, что там обитает один или два вампира.

— Это поместье Хеллсингов? — спросила она.

— Ну, можно сказать это было поместье Хеллсингов, — с усмешкой сказал мужчина. Он толкнул ворота и они открылись.

Она почувствовала, как по спине ползет холодок. Возможно это всего лишь ночной ветер, свистящий в обломках.

— Что здесь произошло?

— Хорошо, хорошо… Если вы хотите знать всю историю — нам лучше сесть. Там у старого фонтана есть скамейка.

— Это долгая история?

— Ну, сначала я должен рассказать вам о Хеллсингах — это отдельная история. Что касается…

— Я знаю про Хеллсингов.

Ни малейшей иронии. Очевидно, мужчина не знает кто она.

— Просто расскажите мне об особняке. Почему он был разрушен?

— Это длинная история. Правды не знает никто. Ты знаешь про Хеллсинг… — тут его голос стал заговорщицки тихим, — и вампиров?

Так тайна раскрыта. Пожалуй, после разрушения поместья это не так уж удивительно. Возможно, просто слухи. Много маленьких тайн ускользнуло, ведь далеко не все операции Хеллсинга были так секретны, как ей хотелось.

Что-то шевельнулось в памяти, но она не понимала что это.

«…кровь», — шептала память. «В темноте…»

Она увидела как Алукард упал, изрешеченный выстрелами. Испуганно кричала Серас. Запах испарений, указывающий на контакт вампира с серебром.

Серебро. У того ублюдка был дробовик с серебряными пулями.

Воспоминания — сны — воспоминания взялись за занавес и отдернули его, впустив сияющий лунный свет. Воспоминания — сны — воспоминания сорвали печать…

— Мэм, вы в порядке? — эти слова вернули её в реальность.

Она ущипнула себя за переносицу. — Просто задумалась. Расскажите, что случилось.

— Что ж, говорят, что Хеллсинги охотились на вампиров, а потом вампиры ударили со всей силой. Официально это была террористическая атака неизвестных лиц и это они подняли все тут на воздух. Но… — он нервно оглянулся вокруг, и его голос снова упал до шепота. — Я был внутри и…

— Что — и?

— Там кровь на стенах. Не так, как при обычной атаке террористов. Конечно везде следы от пуль и взрывов, но есть странные слова и целые надписи.

«…и видела, как кровь на полу начинала двигаться, когда на нее падал свет луны, и чувствовала всплеск силы…»

— Они убрали оттуда все тела, но есть некоторые вещи… неестественные, если вы понимаете, о чем я.

«…а потом звуки выстрелов и вдруг колющий прорыв боли…и ярость. Как они посмели…»

— Это место меня пугает. Говорят, там внутри все еще есть вампир.

«…и крик — Алукард! И враг в тени, и шепот Алукарда посреди окружающего хаоса глубоко у нее в сознании — у меня не хватает силы…»
«…и Уолтер. Где был Уолтер? Серас была внизу…»
«…это враг, каких мы еще никогда не видели…»

— У меня холод по спине каждый раз, когда я веду группу по подвалу. Там есть одна закрытая дверь. Никто не может её открыть, и честно говоря, никто и не хочет.

«…и голос разносился вокруг, пока серебряные пули дождем осыпали комнату…»
«…и она чувствовала, как мир вокруг крениться и она падает, держась за грудь…»
«…и как кровь просачивается через её сжатые пальцы и падает на пол…»
«…Алукард!..»

— Люди говорят, что тут ставили эксперименты над вампирами. Создали супер-вампира, а потом заперли его в подвале.

«…Алукард!..»

— И никто не нашел его, но кажется он все еще там. Ждет.

«…если ты сейчас умрешь, Госпожа, то все кончено…»
«…молчи, Алукард! Не сейчас!..»

— Но знаете, еще говорят, что в ту ночь они получили еще одного, последнего вампира.

«…если не сейчас, то уже никогда…»
«…убей его, Алукард! Он уходит!..»

— Потому что теперь здесь нет вампиров.

«…смотри, Госпожа, мы умираем…
…мы не умираем, осел! Мы…
…кровь капала с кончиков её пальцев, в глазах темнело. И только сияние полной луны…»

— Это просто страшилка для маленьких детей.

«…последняя преграда перед победой. Как далеко ты сможешь зайти?..»
«…не так…»
«…все что тебе нужно — это один вампир. Один, чтобы создать еще. Только Хеллсинг может их остановить. И если этот Хеллсинг умрет…»
«…я не умираю… я не могу умереть сейчас… не здесь… не сейчас… еще так много нужно успеть сделать…»

— Те, кто говорят, что такого не бывает, просто никогда здесь не были. Я сам видел, говорю вам. Наверху была целая куча пыли, а в ней рваный красный плащ и шляпа, и вокруг полно засохшей крови.

«…Алукард, не смей умирать…»
«…не люблю в этом признаваться, но я не особо лажу с сере…»
«…ублюдок…»
«…и она сняла последнюю печать…»

— И куча пыли, да. Не просто пыли — она была черной. Не похоже вообще не на что. Знаете, говорят так происходит с вампирами, когда они окончательно умирают.

«…и был короткий смешок…»
«…слишком поздно, Госпожа…»
«…никогда не поздно…»

— Но самое забавное вот что…

«…Госпожа, если придет время…»
«…Алукард, я тебя никогда не прощу…»
«…смех…о, об этом я не беспокоюсь…»

— Они так и не нашли…

«…и алая вспышка перед глазами и мир наполнился кровью…»
«…и когда морок развеялся голос Алукарда прошептал… это конец…»

— Интегру Хеллсинг.

Два мира столкнулись, раскололись и стали одним целым. Только ночной ветер, шепчущий в развалинах.

Она сделала шаг. Потом другой. И еще, и еще — пока не оказалась перед фонтаном. Он давно не работал, но в чаше осталась дождевая вода.

Теперь во всем был смысл. Пыль. Пыль в бутылке. Плесень. Кожа на ботиках, которая рассохлась и треснула. Пистолет, испорченный из-за того, что им долго не пользовались.

Продолжающееся отсутствие чувства присутствия Алукарда.

Для вампира «сейчас» не существовало, и не могло существовать. Теперь каждое мгновение растягивалось в серию мгновений на линии вечности.

Она склонилась над фонтаном, и в темной воде отразилось её лицо.

«Я раньше этого не замечала, ведь так? Что я слышу шаги у ворот, находясь в особняке…»

— Скажи мне, — попросила она смотрителя, — как давно это произошло?

«Поэтому я могу видеть в полной темноте».

— Странно, что ты спрашиваешь, — прозвучал откуда-то издалека его голос.

«Поэтому я не пыталась открыть ту дверь, не так ли?»

— Это было, с точностью до дня…

«Слухи не могли пойти так быстро. Если бы все случилось прошлой ночью, полиция уже доползла бы до места происшествия…»

— Сто лет назад.

«…как далеко вы пойдете, чтобы победить?..»
«…я никогда не прощу тебя, Алукард…»

В отражении её глаза были глубоко алыми.