Высоко над землёй 110

M_t_ora автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
The Witcher

Пэйринг и персонажи:
Геральт из Ривии/Эмиель Регис Рогеллек Терзиефф-Годфрой
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Songfic Вымышленные существа Ксенофилия Пропущенная сцена Романтика Флафф Фэнтези Элементы слэша

Награды от читателей:
 
Описание:
Перед вампиром и ведьмаком встаёт вопрос, и решение его напрямую повлияет на способ, которым они доберутся до руин древней крепости.

Посвящение:
Посвящается этим двум персонажам, Геральту и Регису, поскольку именно они вернули мне желание творить после почти годового простоя, началом которого стало тяжёлое душевное потрясение.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Моё видение того, как ведьмак и вампир добирались до крепости Тесхам Мутна в квесте "Отзвук". Я специально пробежался пешочком туда-обратно, изучил местность и решил, что упитый кровью ворона Регис тяжело бы перенёс такое длительное путешествие, сгорая от желания куснуть Геральта.
p.s. Моя первая полноценная работа спустя долгое время застоя. Просьба указывать на недостатки, ошибки и прочие репейники, которые я мог случайно понавтыкать в свою работу в ходе написания.
p.p.s. **Саундтреки**, помогавшие мне черпать вдохновение в процессе:
**Mr.Da-Nos — Ohlala;**
**TheFatRat — Fly Away.**
24 апреля 2018, 21:22
— Так мы быстрее доберёмся до Тесхам Мутна, — развёл руками беловолосый ведьмак, один за другим приводя аргументы в противовес молчаливым протестам Региса. — Ты ведь сам хотел сделать всё как можно быстрее, а я потратил довольно много времени, пока добывал слюну вихта. Лицо Геральта из Ривии выражало полную уверенность в собственной правоте, попеременно сменяющуюся абсолютной неуверенностью в том, что собеседник в конце концов с ним согласится. Эмиель явно не разделял его взгляды на вставший между ними вопрос. Точнее, вампиру не нравилось решение этого самого вопроса, пару минут назад предложенное Белым Волком. То ли настойка мандрагоры до сих пор сильно притупляла чувство самосохранения и развязывала язык, то ли воспоминания давних лет о бешеных скачках через весь Туссент верхом на стучаке навеяли ностальгические чувства, но ведьмак точно и коротко дал понять: сегодня он не намерен ни ходить, ни бегать, ни скакать верхом. Он жаждал полёта. «Хорошо, что ты рассказал мне об этой крепости сейчас, перед тем, как принял этот свой "последний ингредиент". В конце концов, я бы не хотел какой-нибудь "приятной" неожиданности, когда мы начнём осуществлять задуманное тобой безумие,» — пробурчал тогда Геральт, пытаясь поменьше представлять себе вышедшего из-под контроля высшего вампира. Сейчас же вопрос стоял в другом. И потому Регис не спешил с ответом. Когтистой рукой в мягкой полуперчатке он провёл по своему подбородку, нахмурил брови и задумался. В высоких кронах лиственных деревьев заухала сова. Мотыльки кружили меж поросших травой могил под звонкие трели сверчков, копошащихся где-то в трещинах старого мрамора. Вампир незаметно проводил взглядом стайку светлячков, плавающих в воздухе от одного памятника к другому. Ковыряя когтем узорчатый кожаный ремень своей торбы, вампир перевёл взгляд на ведьмака, словно пытался найти в его янтарных глазах ответ. В темноте кошачьи зрачки Геральта расширились, позволяя ещё большему числу звёзд отражаться в них. Засмотревшись, Регис упустил нить мыслей, которая, как он рассчитывал, должна была привести его к правильному решению. — Может, это даже пойдёт на пользу, — продолжая глядеть в небо, проговорил ведьмак. — И каким же образом, друг мой? — Ну, нам же нужна кровь возбуждённого вампира. А изменение формы уж точно, — ведьмак беззлобно ухмыльнулся, сделав эффектную паузу, — пробудит в тебе истинного зверя. Регис сдержал короткий смешок. Он перевёл взгляд в сторону догорающей на могиле свечи, тщетно пытаясь скрыться от задорного взора ведьмачьих глаз. Обращаться в нетопыря без крайней необходимости вампир не хотел по многим причинам, однако последний аргумент, приведённый Геральтом, действительно показался ему логичным. Да и перспектива полёта привлекала его с каждой минутой размышления о нём. К тому же, погода этой ночью как нельзя кстати располагала к полётам: медленно плывущие по небу низкие тучи, закрывавшие свет едва начавшего расти серебряного месяца, при необходимости могли стать им укрытием от любопытных глаз. Мягкие их объятья простирались от самого озера у Мер-Лашез до виноградников Ортенз, время от времени отнимая свет молодой луны у спящего мира. Да и единственным населённым пунктом, который попался бы им на пути, была небольшая деревушка Франколар. — Между виноградниками и деревней есть лесополоса... — как бы невзначай проговорил Геральт, скрестив руки на груди. — Хорошо-хорошо, но таком случае я доверяю свою торбу с травами и одежду в твои надёжные руки, — наконец сдался Регис, едва заметно кивнув скорее своим мыслям, нежели ведьмаку. — Одежду? — Геральт непонимающе уставился на него, изогнув бровь дугой. — Ты же не думаешь, что во время трансформации она исчезает, а затем вновь возникает из ниоткуда? — он коротко усмехнулся, слегка обнажив заострённые зубы. — По прибытии на место мне придётся вновь принять человеческий облик, а наличие одежды в таком случае — крайняя необходимость, — пояснил он, смущённо опуская взгляд на землю. — Понял, принял, — пожал плечами Геральт, размыкая скрещенные на груди руки. — И ещё... Не говори об этом Плотве, — спустя пару секунд мягко добавил вампир. Он широко улыбнулся, но развернулся так скоро, что белые клыки только успели сверкнуть в свете пробившейся сквозь вуаль туч серебряной луны. Геральт негромко рассмеялся, вообразив себе ревнующую к вампиру лошадку. Ему не довелось увидеть обращения воочию. Просто по той причине, что моральные принципы высшего вампира не позволяли ему находиться обнажённым на глазах у кого бы то ни было. Ведьмак только видел, как за поросший плющом склеп зашёл худощавый цирюльник без тени, а спустя полминуты из-за него же неслышно вышел огромный крылатый вампир, больше похожий на летучую мышь с человеческим телом. Мягкая на вид тёмная шерсть переливалась отблесками лунного света. Руки его превратились в перепончатые крылья с длинными крючковатыми когтями, лишь отдалённо имеющими сходство с пальцами. Потому торбу с травами и сложенной в неё одеждой он держал в зубах, изо всех сил стараясь прикрыть удлинившиеся клыки губами, словно стыдясь своего вида перед другом. Он молча подошёл к ведьмаку и наклонил голову, чтобы отдать свою ношу. Тот незамедлительно принял её, не сводя взгляда с вампира. В последний раз Геральт видел его нетопырём в замке Стигга: видел его в бою и в последние мгновения его бессмертной жизни. По крайней мере, он думал так до того момента, пока не встретил его на портовом складе в день, когда прибыл в Туссент по поручению княгини. Быть может, именно внезапно нахлынувшие болезненно-стыдливые воспоминания давно ушедших лет подтолкнули ведьмака аккуратно коснуться рукой нетопырьей морды, которая, несмотря на явные различия с человеческим обликом, всё же сохранила отличительные черты Эмиеля: подёрнутые сединой волосы не изменили формы, длины и линии роста, хотя вытянутым мохнатым ушам и чувствительному носу могла бы позавидовать любая летучая мышь. Проведя ладонью по седым бакенбардам, ведьмак огладил большим пальцем выступающую скулу вампира. Тот прикрыл свои полностью тёмные глаза и уже хотел было отдаться этой невесомой ласке, подаваясь навстречу, как вдруг ведьмак одёрнул руку, откашлялся и отвернулся, не желая встретиться взглядом со взглядом вампира. Постояв с минуту, Эмиель недовольно шевельнул длинными ушами, качнул головой и отошёл на половину своего шага. Расправив кожистые крылья, он пару раз небрежно взмахнул ими, словно разминаясь после долгого сна. Волна воздуха, поднятая этим незамысловатым движением, колыхнула тонкие ростки аконита и ранога, взметнула в воздух небольшой столп пыли и слегка разлохматила Геральтовы волосы. Свеча на могиле окончательно погасла. Ведьмак на пару секунд зажмурился. Его кратковременное возмущение не осталось незамеченным: Регис перестал взмахивать крыльями. Вместо этого вампир уставился на ведьмака насмешливым взглядом антрацитовых глаз, и Геральту показалось, что огромный нетопырь улыбнулся, по обычаю не размыкая губ. — Ну что, вперёд? — почувствовав сухость в горле, хрипло спросил ведьмак. Огромный нетопырь немного склонил голову вбок, положительно кивнул один раз и опустился на четвереньки, оперевшись на землю сложенными крыльями и согнутыми в коленях ногами с длинными когтями на пальцах. Ведьмак без труда запрыгнул на крепкую спину вампира. Поправив мечи на спине и перекинутую через плечо Регисову торбу с травами, он по привычке начал шарить руками в поисках поводьев. Не найдя искомое, Геральт хлопнул себя по лбу и беззвучно рассмеялся. Поразмышляв немного, Геральт просто запустил пальцы в шерсть на загривке вампира и покрепче обхватил его бока своими бёдрами, стараясь не задеть их шпорами. Как только ведьмак устроился, Эмиель одним плавным движением оторвался от земли. Под ним тут же закружил вихрь из пыли, мелких травинок и алых лепестков мака, растущего у близлежащей могилы. Из груди ведьмака вырвался едва слышимый изумлённый вздох, а сердце пропустило удар. Он крепче сжал мягкую шерсть в пальцах, плотнее прижимаясь к мускулистой спине. Не прошло и пяти секунд, как они оказались выше самых высоких деревьев, растущих у кладбища Мер-Лашез. Прохладный ветер ласково трепал белые волосы ведьмака, забирался под кольчужную куртку, игриво морозя кожу. Геральт вдохнул полной грудью и подставил лицо встречным потокам воздуха, наслаждаясь свежестью и спокойствием, которые несла эта таинственная тёмная ночь. Геральт опустил взгляд и увидел внизу полоску стремительно бегущего в сторону озера тоненького ручейка. Берега его были окаймлены островками васильков, горящих синевой в то появляющемся, то исчезающем лунном свете. Простенькие цветки ярко выделялись среди резных веток изумрудных папоротников, так удачно их оттеняющих в этот момент. И сейчас это зрелище казалось ведьмаку самым прекрасным на свете. «Если б ты знал сейчас, о чём я думаю, то не упустил бы шанса назвать меня сентиментальным, а?» — подумал ведьмак, выпрямляя спину и глядя на развевающиеся на ветру волосы Региса. Тот, будто внимая мыслям Геральта, слегка повернул голову в его сторону и, одарив тёплым взглядом, почти незаметно отрицательно мотнул головой. По крайней мере, так привиделось самому Белому Волку. «Неужели твоя эмпатия настолько сильно развита?» — вновь задался немым вопросом Геральт. Но вампир не ответил ему, устремив свой взор вперёд и мерно взмахивал огромными крыльями, отдавая предпочтение беспечному планированию в воздухе, нежели стремительному полёту. Ведьмак аккуратно провёл пальцами одной руки по волосам вампира. Теперь они уже почти не источали аромат лекарственных и пряных трав. Этот запах остался где-то там, внизу, вместе с Регисом-человеком. Здесь же, высоко над землёй, в его запахе было что-то первобытное, дикое, вызывающее трепет в человеческой душе. Но в то же время было в этом что-то невероятно манящее и располагающее к себе, отчего ведьмак совершенно комфортно чувствовал себя на огромной высоте. Шелест тёмных крыльев разбавлял ночную тишину. Когда глаза начали слезиться от ветра, Геральт крепче обнял нетопырью шею, наконец позволяя себе бесцеремонно зарыться носом в изрядно подёрнутые сединой волосы Региса. Волна тёплого дыхания ведьмака опалила шею, согрела несуществующие сердце и душу вампира, заставляя его расслабиться и отдаться приятному чувству лёгкости, возникшему отнюдь не из-за полёта. Внизу показались слабые огоньки деревни Франколар. Миновав небольшую поляну с вырубленными деревьями, а затем и маленький домик со сложенными вокруг дровами, Регис свернул вправо, в сторону густого непроходимого леса, о котором говорил Геральт. Им целесообразней было избегать населённых пунктов и трактов. А длинная лесополоса очень удачно протянулась между виноградниками и деревней до самой крепости Тесхам Мутна. Эта самая лесополоса фактически являла собой персональный путь для одного ведьмака и вампира. В голове Геральта пронеслись мысли о том, что когда-то давно он узнал о способности летучих мышей издавать трескучие звуки, отдалённо похожие на довольное урчание кошек. Улыбнувшись воображаемой картине, он покачал головой из стороны в сторону, отгоняя нарастающее желание услышать мурлыкающего Региса. Мотая головой, он не заметил, как ощутимо щекотнул вампира носом. Регис дёрнул головой и удивлённо фыркнул. Сильно извернувшись, он вновь глянул на ведьмака, сидевшего на его спине. Во взгляде абсолютно чёрных, но отнюдь не пустых глаз плескались азарт и веселье. И взгляд этот абсолютно точно предвещал скорый реванш. Сделав резкий рывок, заставший Геральта врасплох, вампир вдруг взмыл высоко в небо, ввинчиваясь в молочно-синие облака, подобно штопору в пробку бутылки Туссентского эст-эст. Достигнув невероятно большой высоты, открывшей взору чистое звёздное небо, Эмиель замер на пару секунд. Одним ловким движением он выскользнул из-под ведьмака, распахнул крылья и... Отправил их обоих в свободное падение. Адреналин, как крепкое вино, опьянял ведьмака с каждой секундой, приближающей его к земле. Тело его бросало то в жар, то в холод, а мыслях пронёсся ураган эмоций. Он забрал с собой всё, даже воздух из лёгких, лишая Геральта возможности кричать. Ведьмак раскинул руки в стороны и просто отдался падению, глядя в удаляющиеся тёмно-синие облака, которых он долю секунды назад запросто мог коснуться рукой. Но вампир не дал Геральту слишком долго лететь в пропасть темнеющего внизу леса. Перевернувшись, Регис с истинно вампирской грацией поднырнул в воздухе и, мягко подхватив своего ведьмака, снова выровнял полёт. Почти бесшумно взмахивая кожистыми крыльями, он мастерски делал вид, будто произошедшего только что не было, а ведьмак на его спине, и без того белый, не побелел ещё на пару тонов. — З-зараза... — придя в себя и зажмурив глаза, прошептал ведьмак почти на ухо вампиру. Геральт глубоко дышал, стараясь унять мелкую дрожь в пальцах, снова вплетённых в волосы Эмиеля Региса. Вдруг до тонкого ведьмачьего слуха донёсся странный, но вполне отчётливый вибрирующий звук. Он попытался определить его направление и уже через секунду был уверен, что источником оказался сам вампир, на котором он сидел верхом. Приникнув ухом к шее огромного нетопыря, Геральт убедился в своей догадке. Низкочастотные гипнотизирующие звуки, исходящие, казалось, от всего тела вампира, проникали в сознание ведьмака, успокаивая его. А Регис всё продолжал мерно взмахивать крыльями и, словно извиняясь, тихо мурчать. И если бы Геральт мог сейчас увидеть его лицо, то непременно увидел бы мягкую улыбку, не скрывающую больше ничего.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: