Я - СПАСАТЕЛЬ

Джен
PG-13
Завершён
26
Размер:
107 страниц, 19 частей
Описание:
Мой герой не оборотень, он больше подходит по своей сути к племени «невров», которых считали перевертышами.Самое интересное, что у славян этот персонаж всегда описывался как положительный. У наших прямых предков оборотничество считалось даром, а самих оборотней – абсолютно нормальными существами, к которым следует относиться с уважением. Славянские перевертыши в любой момент могли превращаться в различных животных, птиц, в зависимости от обстоятельств. Они частенько приходили на помощь людям.
Примечания автора:
Написано от первого лица. Здесь только мои дикие фантазии, не ищите научных подтверждений.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
26 Нравится 38 Отзывы 5 В сборник Скачать

НЕПРОСТОЕ РЕШЕНИЕ

Настройки текста
      Друг позвонил на следующий день. Действительно, новость оказалась более, чем сногсшибательная. Только я собрался принять душ после того, как три часа провел в океане, подальше от залива, как раздался телефонный звонок. — Елисей, друг, это я, Егор! — голос в трубке слегка дрожал. — Есть срочный разговор, приезжай как можно быстрее. — Хорошо, не волнуйся, я уже еду.       Что-то такое неординарное случилось у друга, он встревожен не на шутку. Быстро смыв с себя морскую соль, поспешно оделся и метнулся в гараж.       Когда я зашел к нему в офис, Егор бегал по кабинету, нервно сжимая кулаки. Увидев меня, бросился навстречу, схватил за плечи и так сжал, что я поморщился от боли. — Ой, прости, друг! — извинился он и опустил руки. — Я так рад, что ты оказался дома и быстро приехал! Прости, я не поздоровался, как у тебя дела? — Здравствуй, здравствуй, Егорушка! — мне нравилось подшучивать над ним, особенно когда тот был не в духе и, называя его этим ласковым именем, всегда поднимал ему настроение, но сегодня этот номер не прошел. — У меня все, слава Богу, хорошо. — Я протянул ему руку, приветствуя друга. — Что у тебя стряслось? У тебя голос был такой…., — я внимательно посмотрел ему в глаза.- А видок еще тот…       Егор схватил меня за руку и потащил к кожаному дивану, стоящему у входной двери, затем плотно закрыл дверь и повернул ключ. Серьезный разговор предстоит, понял я, поудобнее устраиваясь в кресле, стоящем у самого окна, друг меры предосторожности принял, помощников отпустил с работы.       Егор тотчас закрыл жалюзи и сел напротив: — Час назад, — начал рассказывать он. — Мне позвонили и попросили защищать в суде… Я не могу… Я с ума сойду!!!       Друг вскочил и вновь забегал по комнате, но я терпеливо ждал, когда он успокоится и продолжит говорить. Наконец, он сел рядом, положил свою руку мне на плечо и заглянул в глаза: — Помнишь, я тебе рассказывал об одном чиновнике, замешанном в скандале по преступному промыслу морских котиков? — Да, помню. И что дальше? — Так вот, у этого чиновника двое детей, совсем взрослые, они пловцы и участвовали в марафонском заплыве. Помнишь, ты мне рассказывал об убийце, который ранил одного из лидеров-пловцов?! Представляешь, вчера во время заплыва чуть было не совершено покушение на жизнь спортсменок! Ты не удивлен?! — изумился Егор. — Я ожидал этого покушения. И что же произошло? — Киллера втащили на полицейский катер уже в бессознательном состоянии, а когда он пришел в себя, то рассказал, что на него напал дельфин. Потом он признался, что работает на того самого чиновника и ему было приказано убрать соперницу, чтобы дочь это мерзавца победила в заплыве. Первого киллера нейтрализовал ты, а вчерашнего — дельфин! — А киллер видел дельфина? — Видел, разумеется. — Но вся эта история с пловцами, киллерами какое имеет к тебе отношение? — Мне назначил встречу на катере брат того чиновника… — он посмотрел на часы. — Уже через час… но я не хочу и не буду защищать этих подонков! Он предложил мне просто баснословно огромные деньги, но я отказался. Что делать не знаю… — Егор смотрел в мои глаза с такой надеждой, словно я, как Ангел-Хранитель, взмахну руками, как крыльями, и все неприятности моментально сгорят, как бумага в пламени камина. — Поедем вместе, там видно будет, — предложил я. — Ты хочешь поехать со мной? — поразился друг. — Я мог бы поехать и один, если ты не против. Скажу, что я твое доверенное лицо.       Егор мрачно изрёк: — Велено молчать…       Я быстро принял решение: — Тогда я — это ты! Если я изменю прическу и надену один из твоих костюмов, которые ты держишь в шкафу, то нас с тобой и мать родная не отличит. За меня вообще не переживай, все будет хорошо, ты же знаешь — океан моя стихия.       Егор спрятал лицо в ладонях, потом поднял голову, в его глазах было столько боли: — Прости, мой друг, я не могу дать согласие, не могу. Я уважать себя перестану…       Я его прекрасно понимал, но допустить развитие сценария, написанного отъявленными мерзавцами… Я не мог допустить! Голосом, еще более твердым и тоном, не терпящим возражений, строго заявил: — Так, Егор Андреевич, извольте сунуть свои чувства порядочности и ответственности куда подальше! Показывай, где назначена встреча?       Друг, с видом человека, обреченного на встречу с мадам гильотиной, с большой неохотой нажал на клавиатуре несколько кнопок и навел курсор на загородное шоссе, ведущее в порт. Место мне было знакомо. — Не тяни время! — приказал я.       Егор знал, что со мной спорить бесполезно и своего решения я не меняю, тень сомнения промелькнула у него в глазах и он тяжко вздохнул: — Не знаю, Елисей, … я просто хотел с тобой посоветоваться, а получилось, что втянул тебя в эту небезопасную, я бы даже сказал, очень опасную историю по самые уши. Поедем вместе. — Нет! — твердо сказал я. — Ты только помешаешь! Значит, сделаем так — сейчас ты совершенно спокойно сядешь в мою машину и поедешь ко мне домой, там ты в полной безопасности. Я гарантирую. Только одна просьба к тебе, Егор, носа не показывай в окно, даже в сад не выходи, понял меня?!       Лицо моего товарища покрылось красными пятнами, он, очевидно, ясно осознал, какая опасность грозит ему, да и мне, если этот маскарад откроется. У него было столько тревоги в глазах, что я поперхнулся: — Да не волнуйся ты так! Все образуется… Давай поменяемся ключами, я офис сам закрою.       Я переоделся в его шикарный костюм, повторил прическу. — Да, — восхитился Егор, разглядывая наше отражение в огромном зеркале на обратной стороне гардероба. — Действительно очень похожи, но, если внимательно приглядеться… — он тяжело вздохнул. — Ох, Елисей, если с тобой … я не переживу. — Не умирай прежде смерти, Егор. Лучше переоденься в мою одежду и поезжай уже, а то как бы не опоздать на «деловую» встречу. — Я коротко хохотнул.       Наконец, он был готов. Протянул, не глядя мне в глаза, свои ключи, я отдал свою связку. — Все, пошагали, Егор! Только помни, что из дому ни на шаг и трубку не бери! Жди и жди! Хоть до утра не смыкай глаз, но терпеливо жди! Понял меня? — Понял… — удрученным голосом произнес он и добавил с совершенно убитым видом. — Прости, если тебе достанется…       Я вытолкал его за двери и стал наблюдать сквозь жалюзи, как мой друг спокойно дошел до моей припаркованной на стоянке машины, так же спокойно сел в нее и выехал на дорогу.       Хвоста за ним не было.       Теперь моя очередь.       Сделав вид, что слегка нервничаю, закрыл офис, потом вновь открыл, вошел в него, погасил свет, вышел и долго не мог попасть ключом в замочную скважину, потом сел в машину Егора и выехал на место встречи.       Сделав обманный маневр, увидел за собой хвост и порадовался, что наш план удался. Джип, что ехал за мной всю дорогу, как привязанный, перед самым поворотом в порт обогнал и, мигая подфарниками, прижал к обочине. Я подчинился.       Из машины вышли двое ребят, качки такие бритоголовые с битами наперевес, один из них ткнул концом биты мне в плечо и указал на джип. Я молча подчинился. Он сел за руль машины Егора и проехал немного вперед. Второй обыскал меня на предмет оружия, телефона, заклеил рот, словно я истерить собрался, как слабонервная барышня, завязал глаза и руки.       Петляя и нарезая круги целые полчаса, мы, наконец-то, остановились, когда под колесами авто зашуршал гравий. Меня бесцеремонно вытащили из салона, развязали руки, глаза, отодрали липкую ленту со рта. — Простите, Егор Андреевич, что мои ребятки грубо с вами обошлись. — раскрыв в улыбке полный рот золотых зубов, проговорил на чистейшем русском языке импозантный мужчина лет так около пятидесяти далеко не славянской наружности и протянул мне свою руку.       Растирая запястья от красных полос, образовавшихся от веревки, сделал вид, что не заметил протянутой для рукопожатия руки. — Ну, не обижайтесь на мальчиков, это они от усердия перестарались. Уж извините за причиненные неудобства… — продолжал скалиться мужчина. — Мы все вам компенсируем.       Он сделал приглашающий жест и щелкнул пальцами над своим широким плечом: — Пожалуйста, следуйте за мной.       Чуть позади меня справа и слева в мгновении ока возникла та же парочка бритоголовых с битами. Я шел по крупной гальке и разглядывал шедшего впереди златозубого. Высокий, в меру упитанный, одет во все черное и только копна седых волос на голове да легкая седая бородка придавали мужчине какой-то жутковатый вид.       Незаметно окинул взглядом побережье, но ни одного знакомого объекта на глаза не попалось. Возможно с залива узнаю знакомые места, понадеялся я.       Широкая спина златозубого закрыла весь обзор, видно было только выложенную галькой широкую дорожку, ведущую к самой воде. По деревянному короткому причалу мы подошли к шикарнейшей белоснежной яхте и как только я ступил на палубу, за моей спиной упал канат. Тотчас заработал мотор, яхта чуть дрогнула, набрала скорость и понеслась к выходу из залива в океан, разрезая носом изумрудную гладь.       По крутой лестнице я спустился за хозяином в каюту, где абсолютно все было кристально белое. На диване из белой кожи была наброшена шкура с головой белоснежного барса, на белом полу лежала шкура с головой белого медведя, огромный контраст составлял хозяин в черных одеждах.       Я остался стоять у двери и не принял приглашение златозубого присесть на кресло, обитое редкой белой шкурой каракуля**. С полок смотрели на меня печальными глазами белоснежные чучела белки, куницы, соболя и песца. У меня все внутри сжалось от боли за этих несчастных животных, убитых из-за редкого окраса ради удовольствия похвастаться перед такими же морально опущенными друзьями. Я стал смотреть в открытый иллюминатор, чтобы не травить себе душу. — Выпить не желаете, Егор Андреевич? — наливая в бокал вино с только что открытой при мне бутылки, предложил хозяин яхты. — Нет, спасибо, на службе не пью. — Резко ответил я, не отводя взгляд от изумрудной морской глади. — Похвально, похвально, господин адвокат! — он отхлебнул вина и засмеялся. — Я не адвокат, смею заметить, а юрист. Извините, не знаю вашего имени — отчества… — Это неважно. Мы оба русские, заброшенные волею судьбы далеко за пределы родины, и должны помогать друг другу. Не так ли? — Да, если это не противоречит закону. — Спокойно парировал я, продолжая смотреть в иллюминатор. — Закон?! Вы мне говорите закон?! — вспыхнув, как спичка, златозубый поставил бокал на столик и жизнерадостно засмеялся. — Я сам себе закон! Такие, как я, делают закон! Ни один закон не помог мне, истинному хозяину этой жизни иметь все, и эту белоснежную яхту в том числе! — он широко развел руки в стороны. — И это только маленькая толика из того, что я имею! А что вы имеете, живя по закону? — И сам себе ответил. — Офис в центре города, стандартный дом, задрипанную машинку! — Вы привезли меня сюда, чтобы учить жизни? — Если будете работать на меня, то эта красавица яхта — ваша! И приличный счет в банке!       Я молчал. — Вы пользуетесь огромным авторитетом, все ваши дела — выигрышные! Но зарабатываете всего лишь копейки! А я дам намного больше!!! Намного! Не обижу! Ну, как согласны? — Если ваша деятельность не противоречит рамкам закона, я… — Что вы, Егор Андреевич, такой упертый, — вкрадчиво заговорил златозубый со слащавой улыбкой на полных губах. — Закон, да закон… Весь мир живет не по закону, а по понятиям… Все решают деньги! Можно купить и закон, и власть, и выкупить жизнь! — Слушайте, я не ребенок, чтобы выслушивать ваши нравоучения! Что вы хотите от меня конкретно? Подгонять ваши дела в соответствии с законом? — Вот это другой разговор, Егор Андреевич! — воодушевился он и вновь наполнил бокал вином. — Скажите, что вы там нашли за окном? — Мне больно смотреть на эти шкуры и чучела. — Ха! — воскликнул он и засмеялся. — Так вы еще и гринписовец, зеленый… Ну смотрите, куда хотите, я вам этого запретить не могу, я же люблю, чтобы все вокруг было белое, красивое, это радует глаз и душу, а этот … — он запустил пальцы, унизанные золотыми перстнями тонкой ручной работы с драгоценными камнями небывалой красоты, в густой мех барса. — Он ласкает кожу, он возбуждает желания… Не находите? — Давайте уже по делу! Не любоваться же яхтой вы привезли меня сюда с завязанными руками и глазами! — Пардон, господин хороший! — он поднял руки. — У меня есть небольшое дело для начала, хорошо оплачиваемое, замечу! Два моих друга, они дайверы, по-старому, водолазы, попали в неприятную историю. Ребята молодые, неопытные, плавали себе в море, никого не трогали, а тут, как на грех, соревнования проводились. Один из парней, не разобрался и в мутной воде, подумал, что акула и ранил спортсмена… нечаянно, понимаете? Второй, так тот вообще никого пальцем не тронул, но их арестовали… и грозит большой срок. Ни за что! А они оказались в не то время, не в том месте всего лишь! Вы меня понимаете, Егор Андреевич? Их нужно оправдать! Вы получите за оправдательный приговор пятьсот кусков, не рублей, нет, евро!!! По-моему, неплохие деньги, вам и за год не заработать! А здесь никакого криминала, парень просто ошибся в мутной воде и принял человека за смертельного врага. Ничего сложного. — Вы, уважаемый, мне солгали! — спокойно ответил я. — Все было совсем не так! — Как же было? Интересно послушать вашу версию произошедшего. Я слушаю. — Он насторожился, вальяжно раскинулся на кресле и отхлебнул немного вина. — Это не дайверы-любители вовсе! Это ваши киллеры, они должны были убрать с дороги соперников, чтобы победили в заплыве ваши родственники. Здесь, кроме большого приза, престиж и сборная страны. Все очень просто. — Да…ты не прост, как кажешься на первый взгляд. У тебя только два выхода, юрист!!! Или работать на меня и жить, или умереть! — Работать на убийц не стану! — Ты что, баран?! — взревел хозяин жизни и саданул кулаком по столику так, что стекло лопнуло и бокал упал, залив красным вином белую медвежью шкуру, словно кровь пролилась. — Или недоумок?! Я тебя акулам скормлю! Мы уже давно в открытом океане, среди акул несемся, даже руки связывать не станем, так за борт бросим. — Делайте, что хотите, но я закон не переступлю. — Это твое последнее слово?! — подступил он ко мне и зарычал от бессилия и гнева, изрыгая огонь и серу одним своим видом. — Да! — твердо ответил я, смело глядя в глаза златозубого, мечущего искры и молнии.       Красный от кипящей злости, он пнул медвежью голову концом лакированного ботинка и вытолкал меня в спину на палубу, сжал плечо цепкими пальцами. На мгновение он ослабил хватку и оглянулся, что-то ища взглядом. Я тут же оттолкнул его и, одним прыжком перемахнув палубу, прыгнул с яхты в океан. Нырнув достаточно глубоко, стал быстро снимать с себя одежду и обувь. Затем перевоплотился в дельфина, просканировал водное пространство — акул не было, и к моему огромному счастью, принял импульсы от моих друзей — дельфина и касатки. Они были в паре миль от меня. Я подал им сигнал не приближаться слишком близко к яхте, на палубе которой трое мужчин бегали вдоль борта и ругались последними словами. — Он, что на дно топором пошел? — возмутился хозяин яхты. — Я же хотел припугнуть этого адвокатишку! А он сдуру и правда сиганул, придурок идейный! — Да и черт с ним! Давайте домой, сколько можно его высматривать?! — нудил один из охранников. — А если он под нами? Спрятался и привезем мы его… ха-ха!!! — ржал второй. — Кусок мяса…ха-ха!!! — Ты че в натуре, совсем с дуба рухнул?! Он бы уже давно там захлебнулся, мы ведь на воде стоим! — загоготал первый голос. — Хватит ржать, как кони! Заводи мотор! Пора возвращаться! Здесь больше делать нечего!       Три пары ног протопали в разные стороны. Хозяин спустился в каюту и со злостью хлопнул дверью. Первый голос чертыхался, что не может завести двигатель, над ним гоготал второй.       Я очень хотел потопить эту яхту вместе с пассажирами, мне их было совсем не жаль. Власть тут не поможет, взятками откупятся. Нельзя дать им уйти, нельзя! — решил я твердо и помчался к друзьям, нетерпеливо ожидающим меня почти рядом.       Я просто изнемогал от ненависти к этим моральным уродам, перед моими глазами стояли чучела и распластанные шкуры на полу и диване. Кровь закипала в моих жилах от ярости, жаль, что я не могу перевоплощаться в касатку, а то бы уже давно яхта лежала на дне. Но со мной Лиза и Гай, а уж с ними потопить ее ничего не стоит, только сделать это нужно весьма осторожно, так как «хозяева жизни» вооружены до зубов.       Я свистом предупредил друзей, чтобы они двигались ко мне на встречу. Раздалась такая радостная трель, что океан просто наполнился вибрациями от наших тел. Мы уже видели друг друга, вылетая из волн. Я перевоплотился в человека, чтобы обнять моих самых верных и преданных друзей. — Лиза… Лиза — я то обнимал большую голову касатки, то прижимал к груди голову дельфина — Гай, мой хороший, я так соскучился… я так рад видеть вас вместе, друзья мои.       После нескольких минут счастливых объятий и радостного свиста, я рассказал друзьям о своем очередном приключении и попросил их помощи. Гай и Лиза были крайне возмущены моим решением потопить людей вместе с яхтой, но, когда они услышали, сколько погибло редких животных ради шкур и чучел в каюте, и я вполне допускал, что и дома, да и не только дома все устлано шкурами редких животных, их настроение сразу переменилось и Лиза согласилась опрокинуть посудину вверх дном.       Трое мужчин, ругаясь хуже портовых грузчиков, склонились над двигателем. Мы подплыли по возможности поближе, и касатка нырнула поглубже, чтобы ее не заметили с яхты, а мы с Гаем стали резвиться в волнах, привлекая к себе внимание мужчин. Хозяин и его прихвостни просто визжали от радости, видя какие пируэты выделывали над водой два дельфина. Лиза тем временем, набрав скорость, сильным толчком подняла нос яхты. Златозубый, хорошо приложившись головой о палубу при падении, вывалился в воду и тотчас пошел ко дну. Лиза нанесла еще один удар, обшивка яхты треснула, вода ринулась внутрь, сметая все на своем пути. Посудина стала медленно погружаться, утаскивая за собой и двух охранников, которые вцепились за борт и от ужаса не могли разжать пальцы.       Гай в прыжке ударил хвостом им по рукам, и парни соскользнули с палубы в воду. Яхта тихо пошла вслед за хозяином на дно, а перепуганные до смерти парни погребли в разные стороны. Лиза просила не трогать их, пусть судьба сама распорядиться их жизнями. Мы согласно кивнули и все вместе поплыли в направлении моего залива.       Лиза плыла между нами и Гаю приходилось или выпрыгивать из воды, чтобы видеть меня, или нырять под нее. Касатке было смешно видеть наши попытки плыть рядом, поскольку ей хотелось быть рядом со мной и дельфином. Неожиданно она резко остановилась, и мы с Гаем пролетели вперед. — Я не хочу, чтобы их съели акулы, давайте вернемся за ними, — предложила она и Гай радостно согласился с подругой. — Ну, хорошо. Вернемся и спасем их. Акулы дальше, чем люди, а это значит, что они еще на плаву, если не утонули.       Вернулись мы к ним очень быстро, парни лежали на воде, держась за руки. Увидев нас, они подумали, что мы появились убить их и от страха стали захлебываться соленой водой, погружаясь в волны. Нам с Гаем пришлось поднять их на поверхность, они вцепились нам в плавники и мы вслед за касаткой поплыли к берегу.       Через четверть часа Лиза забеспокоилась и попросила, чтобы мы пересадили на ее спину парней и разогнали акул, которые стремительно приближались к нам.       Мы с Гаем подкинули орущих благим матом парней ей на спину, те схватились за плавник, а мы поплыли навстречу хищникам. Касатка с седоками стала набирать скорость и удаляться от нас.       Акулы в количестве шести особей были весьма внушительных размеров, они не ожидали увидеть около себя двух наглых дельфинов и не особо обратили на нас внимание, их интересовал обед, орущий на касатке. Мы выбрали двух самых крупных и нанесли смертельные удары, акулы, извиваясь, покинули поле боя.       Пока убийцы ходили кругами вокруг нас, мы прикончили еще одну, самая молодая из них погналась за Гаем, который кинулся за старой и жирной самкой. Я просигналил ему об опасности, он укусил самку за хвост и, развернувшись, поплыл навстречу молодой. Старая акула метнулась за ним, обеим хотелось съесть шустрого дельфина, и они стремительно приближались к нему, уже открыли пасть с острыми зубами в три ряда, но в последнюю секунду Гай высоко выпрыгнул из волны и молодая акула на всей скорости влетела в пасть старой самки почти до самого хвоста. Выпучив глаза, акула стала извиваться, потом затихла и камнем пошла на дно. Осталась одна единственная акула, но она оказалась поумнее своих сородичей и стала стремительно удаляться от нас.       Мы с Гаем, весьма довольные проделанной работой, вернулись к касатке. Парни уже не кричали, а лежали у нее на спине с выпученными глазами. Лиза была очень рада видеть нас, и мы со смехом поведали ей о битве с акулами. Касатка сказала, что берег рядом и нужно людей отпускать, здесь акул нет и им ничего не грозит. Мы согласились с нашей мудрой подругой, она остановилась, и я вынырнул из-под нее в человеческом обличье — Ну, как плаванье, ребятки? Прополоскали штаны из-под дерьма? Парни изумились, увидев меня живым и невредимым, да еще непонятно откуда взявшимся: — Ты живой??? А мы думали — утоп! — Значит так, слушайте и запоминайте на всю оставшуюся жизнь, что сейчас скажу вам. Вы живы только благодаря касатке и дельфину, а так бы вами с аппетитом пообедала шестерка акул. Это раз! Второе… — Как акулы? Где акулы… А… акулы??? — наконец дошло до одного, у которого лицо было немного поумнее. — Так вот почему мы оказались на спине у касатки!!! А где второй дельфин? — У него дела. И, второе, вы завтра же вернетесь на историческую родину и навсегда! Третье, никогда, не при каких обстоятельствах не возьмете оружия в руки, не убьете ни одну живую тварь или окажитесь между зубками у касатки. Уж это свидание я вам обеспечу!       Лиза скинула их со спины, и показала свои зубки, как можно шире открыв свой рот. — Это я вам твердо обещаю! — пригрозил я, давясь от смеха. — Чтобы ни словом, ни взглядом никого не обидели! У меня очень длинные руки. — Поняли, поняли уже! — Поблагодарите спасателей и плывите к берегу. — Прости нас, брат! Слово даю, другим стал! Человеком стал!       Второй плакал и гладил Гая, с опаской поглядывая на касатку, не сводивших с них нарочито плотоядного взгляда. — Спасибо вам, что спасли нас!       Для страховки мы еще подождали, пока они не выползли на берег, потом я перевоплотился в дельфина, и мы поплыли к моему дому. *Каракуль-это шкурка новорожденного ягненка, которого после рождения убивают в первые трое суток из-за ценного меха. КОНЕЦ 1 КНИГИ. Продолжение «НЕУЯЗВИМЫЙ».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты