Причина смерти. Огонь и вода 60

stas_nawalny автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Гоголь

Пэйринг и персонажи:
Яков Петрович Гуро/Оксана, Яков Петрович Гуро, Оксана
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Вымышленные существа Мистика Некрофилия ООС Пропущенная сцена

Награды от читателей:
 
Описание:
Они слишком разные, чтобы быть вместе. И оттого быть вместе хочется больше.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Автор ждал этого пейринга без гуробеса, но автор не дождался. Вот вам абсолютно человеческий Яков Петрович. Автор надеется, что это вкусно, поэтому **приятного аппетита** :3.
23 апреля 2018, 07:03
Дверь противно скрипнула, закрываясь за спиной. Устало вздохнув, мужчина поставил свою трость возле стула и небрежно скинул с себя чёрное пальто. Плечо нещадно саднило из-за недавнего приземления на крышу старого сарая. Чего уж говорить, ведьма Ганна и в самом деле обладала огромной силой: одной рукой отправила в полёт одного из самых лучших сыщиков Российской Империи. Закусив губу, мужчина потянулся к пуговицам жилета. Хотелось приложить к больному месту что-нибудь холодное, но Яков уже привык игнорировать подобные желания. В самом деле, не идти же к докторам из-за каждой ссадины. Он бы тогда от них и вовсе не отходил. За спиной раздался тихий смешок. Гуро моментально оставил пуговицы и взял трость, развернувшись к источнику звука. Глаза настороженно прошлись по пустой комнате и зацепились за мутное зеркало, висящее возле стола с бумагами. В зеркале отражалась молодая девушка. Даже сквозь разводы Яков мог разглядеть горящие интересом индиговые глаза. — Кто вы? — спокойно поинтересовался он, наблюдая за незваной гостьей. Он мог бы подумать, что ему всё мерещится, если бы не обмороки господина Гоголя. И если бы не недавняя встреча с ведьмой. Яков был уверен: это всё взаправду. — Оксана, — представилась девушка, склонив голову на бок. Голос её был сладкий, словно мёд. Мужчина не был любителем сладкого, но это не мешало ему сейчас наслаждаться именем собеседницы, повисшим в воздухе. — Уверена, ты слышал обо мне. Слышал. Гуро помнил, как Николай Васильевич рассказывал ему про дочь мельника. «Значит, мавка, — кивнул Яков сам себе. — И зачем же ты пришла, голубушка?» — Чем могу быть полезен? — приподнял бровь мужчина, намереваясь поставить трость обратно. Вряд ли мавка пришла сюда, чтобы навредить ему каким-либо образом. Отражение Оксаны исчезло, но она тут же оказалась напротив Якова. Сработал один из выработанных за время работы рефлексов: наконечник трости подлетел вверх, уперевшись чуть ниже левой ключицы девушки. Мавка только слегка улыбнулась. — Поймай убийцу, — по-детски протянула она, поджав губы. Глаза Оксаны заблестели, словно она едва сдерживалась от слёз. Гуро про себя усмехнулся подобным мыслям. «Мёртвые не плачут», — почему-то утвердил он сам себе. — Убийца мёртв, — уверенно отрезал он. Тонкие пальцы мавки обхватили трость возле наконечника, не давая опустить её обратно. Подняв её выше, девушка потёрлась о холодный металл щекой и тут же коснулась шафта губами. — Это не так, — тихо потянула Оксана, смотря на мужчину из-под полуопущённых ресниц. Гуро обратил внимание на её одежду, отмечая одну лишь ночную сорочку. — Что значит «не так»? — нахмурился он, наблюдая за скользящими по шафту губами мавки. Бледные пальцы скользили следом, придерживая трость от падения. — Вы хотите сказать, что Ганна не была Всадником? Кто тогда? Холодные губы коснулись его пальцев. Оксана подняла на него свои тёмные глаза, вытаскивая трость из рук. «Пускай», — подумал Яков, завороженно рассматривая лицо мавки, незаметно оказавшееся столь близко. Дыхание перехватило. — Как твоё плечо? — шёпотом спросила Оксана у мужчины. Гуро недовольно вздохнул, понимая, что ответа от чертовки добиться будет сложно. Ледяные пальцы заскользили вверх по его руке, вызывая по телу мурашки. Мавка была слишком холодной, словно жизнь давно покинула её тело. «Хотя, так и есть», — задней мыслью отметил Яков, не придавая особого значения статусу «Мёртвая». Холод чувствовался даже сквозь плотную ткань рубашки. С удивлением отметив, что после прикосновений Оксаны к плечу боль прошла, Яков прикрыл глаза. Он очень редко мог позволить себе расслабиться, но сейчас, в обществе мавки, почему-то захотелось. Мужчина доверял ей, хоть и видел впервые. Это казалось странным. Почувствовав, что девушка начинает отстраняться, Яков поднял руку и запустил ладонь в густые шоколадные кудри. Вторая рука нашла всё ещё находящуюся у Оксаны трость. Набалдашник в виде головы птицы поднялся на уровень лица девушки, металлический клюв, едва касаясь, заскользил по бледной щеке и заправил за ухо вьющуюся прядь волос. — Прекрасно, — выдохнул Яков, склоняясь над мавкой. Её губы казались холодными, словно лёд. Они обжигали холодом, заставляли забыться и отключиться от реальности. В тишине раздался звук столкновения дерева и металла: трость упала на пол. Холодная ладонь опустилась на затылок, притягивая мужчину ещё ближе к обладательнице. Осиная талия оказалась в плену объятий. Жизнь и смерть. Тепло и холод. Безумное желание слиться в одно целое, и плевать на последствия. Яков первым оторвался от губ девушки, спускаясь к шее. Слишком холодно, и оттого слишком жарко. Пальчики Оксаны справились с оставшимися пуговицами жилета. Ледяные руки забрались под рубашку и поскользили вверх, заставляя мужчину задрожать от этого контраста. Такой прекрасный холод. По негласному велению мавки Яков оказался сидящим на кровати. В ногах у него расположилась Оксана. Слабо улыбаясь, она стала ластиться щекой о его колено, разве что не мурлыча от удовольствия. Это возбуждало. Гуро запустил пальцы в волосы девушки, притягивая её к себе. Встав на колени между его ног, она ловко извернулась и вместо губ прильнула к шее. Яков откинул голову, позволяя мавке творить с ним всё, что заблагорассудится. — Оксана… — хрипло протянул он, сгорая от этих холодных прикосновений. — Ты знаешь… Знаешь, кто убивает девушек?.. Оксана насмешливо фыркнула, обдавая шею Гуро холодным дыханием. Она поднялась поцелуями по скуле мужчины. Ледяной язычок оставил влажную дорожку на ушной раковине. — Он скоро вернётся, — доверительно зашептала мавка Якову. Оставив свой мертвецкий поцелуй на губах мужчины, она ласково провела ладонью по его взъерошенным волосам. — Останови его. Гуро поймал ладонь девушки и поднёс её к своим губам. — Я сделаю всё, что будет в моих силах, — пообещал он перед тем, как поцеловать прохладные пальцы. Мавка снова улыбнулась и легко высвободила из хватки свою ладонь. Гуро потянулся к этому невероятному холоду, но рука бессмысленно прошла сквозь Оксану. — Обязательно сделаешь, — согласилась она, наблюдая за попытками Якова коснуться её. — Иначе это будет наша последняя встреча. Поторопись. — Оксана… — позвал Гуро, но мавка уже исчезла окончательно. Вздох отчаяния покинул грудь мужчины, он устало откинулся на кровать. «Иначе это будет наша последняя встреча», — эхом прозвучал в голове голос девушки. Да, он обязательно сделает. Сделает всё, чтобы снова ощутить этот незабываемый холод. «Он скоро вернётся… Поторопись…» С тихим стоном поднявшись на ноги, мужчина накинул на себя алое пальто и пробежался глазами по комнате. Наклонившись, он поднял с пола трость. Задумчивый взгляд заскользил от наконечника к набалдашнику. В голове всплыли губы Оксаны, легко касающиеся шафта. «Интересно, что холоднее? Она или трость?» Яков горько усмехнулся своим мыслям. Удобней перехватив оружие, он вышел из комнаты под привычный скрип двери.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: