Возлюбленный враг +8

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Hellsing

Автор оригинала:
GirlWhoLovesFanfiction
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/12136372/1/Beloved-Adversary

Пэйринг и персонажи:
Алукард, Интегра Фэйрбрук Уингейтс Хеллсинг
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ужасы, AU
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Жестокий танец человека и монстра на окровавленном поле лунной ночи.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
От автора: Мне очень нравится думать о том, каким был бы «Хеллсинг» если бы Алукард не был слугой Организации. Как в таком случае он столкнулся с Интегрой? Я думаю, что у них были бы еще более странные отношения, хотя все остальное было бы без изменений. Алукард восхищается Интегрой, и если бы он был свободен – тогда он так же восхищался ею. И было бы много сексуального напряжения. Хм…
24 апреля 2018, 23:39
«Это опять она».

Струящиеся золотые локоны каскадом упали вниз, а смуглая кожа цвета сиены напряглась, когда его кулак нацелился её в голову. В одной руке у нее была золотая сабля, семейная реликвия, которую он знал как её любимое оружие. В другой — пистолет с серебряными пулями, уже нацеленный ему прямо в лоб. Его рука была в сантиметрах от её шеи и когти выпущены. Если бы она в нужный момент не остановила его, они бы оставили неприятную отметину.

Но она всегда блокировала.

Это были моменты, подобные этому — моменты затишья на поле битвы, которые позволяли Королю Чудовищ целиком восхищаться человеком, поклявшимся его убить.

Уверенная улыбка искривила темные губы, даже когда её руки дрожали, сдерживая его когти.

— Так, Граф. Мы снова встретились.

Алукард легко засмеялся, не сдвинувшись ни на дюйм. Он мог легко одолеть её — но в чем тогда веселье?

— Действительно так, Графиня. Могу я предположить, что вы пришли сюда, чтобы наконец-то получить мою голову?

— Не будь таким тщеславным, — отчитала его она. — Я пришла за меньшей добычей. Это просто счастливый случай. И я могу предположить, что ты здесь, чтобы продолжить свои безнадежные попытки победить меня?

Вампир с чистым удовольствием хмыкнул. Одна темная тень, извиваясь, протянулась от его плеча к её лицу и откинула в сторону прядь её прекрасных волос.

— Попытки не имеют конца, моя дорогая. Но здесь я по той же причине, что и ты.

Последовала забавная пауза, в которой огонь синих глаз скрестился с красным. Никто не двинулся с места, пока они сверлили друг друга взглядом. Острая и жестокая усмешка вампира отвечала холодной надменной усмешке человека.

И когда пистолет опустился, чья-то голова, как старая тарелка, пошла трещинами и упала на пол.

— Похоже, что я не убью тебя сегодня вечером, — размышляла вслух Интегра, вытирая черную кровь со своей щеки.

— Не в эту ночь, — согласился Алукард, морщась от гнилой крови, которая застывала на его бледных руках. Гули появились в коридоре, нарушив ироничный обмен любезностями, который вампир честно предпочитал охоте, ради которой прибыл. Он вздохнул и повернулся к ней.

— Я устал от этого мусора. Можем ли мы продолжить охоту на настоящего вампира?

Интегра наклонила голову в сторону и в её очках отразилась великолепная полная луна.

— Уже сдался?

— Тяжело, — мгновенно ответил он, и тени кругом рванули к нему, словно чтобы подчеркнуть его ответ. — Слишком прекрасная ночь, чтобы умереть. Поэтому пока я поиграю с тобой.

Она хмыкнула, не доверяя не единому слову из его уст. Появились еще гули.

— Сколько внимания! Очень хорошо. Могу я вести этом танце?

— Я ожидаю не меньшего, Интегра Хеллсинг, — сказал он, обернувшись и отвесив ей церемонный поклон. Женщина опустила пистолет обратно в кобуру на бедре, как делала всегда, когда была в настроении поиграть. Они стали спина к спине, когда оказались перед лицом орд нежити — человек и чудовище, вера и отрицание.

И началось.

В ловком прыжке Интегра согнула руку с мечом и эффектно отрубила одну голову, а затем повернулась, чтоб срубить другую. На том месте, где она приземлилась, гуль пытался напасть на нее со спины. Внезапно он встретил свой горький конец, когда её меч пронзил его грудь, оставив зияющую дыру на месте сердца.

В тот же время вампир шел вперед и использовал только руки, чтобы отрывать руки, ноги и другие части тел. Его работа была грязной, и он упивался нечестивыми криками умирающих, так как он делал их конец еще более болезненным. Шеи он вырывал с позвоночником. Его движение было не таким быстрым, как у Интегры, но незачем спешить и пытаться быть аккуратным. Он двигался с нечеловеческой грацией, как пантера пробирается сквозь джунгли.

В конце все было в крови. Интегру слегка обрызгало — её костюм и белая рубашка были усеяны случайными каплями. Руки вампира были по локоть в крови, а его тряпье облито еще сильнее. Прочистив горло, он выпрямился во всю свою высоту — как минимум на две головы выше Интегры, и с удовольствием выдохнул: — Я выиграл.

С его стороны зашло больше гулей, так что он, естественно, уничтожил их больше.

Конечно.

Интегра закатила глаза.

— Хм…

Он тихо пошел вперед, все время, глядя на нее. Интегра напряглась, готовясь к еще одной атаке, когда он был в трех шагах от нее. Он остановился, глядя в её глаза, а она смотрела в его. Одним быстрым движением его рука поднялась над её плечом и схватила что-то за её спиной. Ее рука дернулась к сабле. Он замер, и она сочла безопасным бросить быстрый взгляд на то, что было у него в руке.

Голова еще неупокоенного гуля. Как только она увидела это, его пальцы сжали его и череп треснул так, что мозги вывались через затылок. Её взгляд стал менее настороженным и более раздраженным. Он озорно улыбнулся.

— Ты пропустила одного.

Интегра пронзила его острым, как передний край непотопляемого айсберга, взглядом.

— Может быть.

Они не двигались. Алукард не дышал, потому что забыл как это. Он влюбился в то, как она выглядела в этот момент — так поразительно человечески. Её тело нельзя было сравнить с телом богини, потому что она была закалена в боях. Взгляд её голубых глаз был слишком острыми, чтобы сравнить его с кристально чистым морем, потому что в них был жестокий шторм. Её запах был необычным — странная смесь табака и жасмина и он никогда не чувствовал себя так чудесно пораженным. И в этот странный момент он сказал ей: — Иди вперед.

Она — человек, пронеслась мимо него, чтобы продолжить охоту. До того дня, когда Земля погрузиться в огонь и тьму, до тех пор пока не придет Судный День и он заплатит по своим долгам…

Он — чудовище, и он последует за ней.