Их девочка. Её мальчики 12

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Неудержимые

Пэйринг и персонажи:
Барни Росс/ОЖП/Гуннар Йенсен
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Психология
Предупреждения:
ОЖП
Размер:
Драббл, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Барни слишком правильный, чтобы не любить её характер. Гуннар слишком привязчивый, чтобы отдать кому-то.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
12 мая 2018, 16:25
      Барни любил строить из себя папочку, чуть ли не убирая с дорожки перед её ногами все камни и ветки, о которые Дилан могла споткнуться. Аргументировал тем, что она вне поля боя очень рассеянная и он не всегда успеет её словить.

      Гуннар же наоборот иногда представал в виде всезнающего брата, пытающегося научить сестрёнку "жить", вертя перед носом бутылкой коньяка. Аргументировал тем, что в жизни нужно пробовать всё, пока молодая.

      Барни по своей натуре очень мягкий, заботливый и чуткий, несмотря на совершенно обратную внешность. Он напоминал большого плюшевого медведя, за которым её вообще не было видно, если вдруг она как обычно сядет к нему на колени в баре. Просто ни в одном подобном заведении всю их неудержимую компанию разместить за одним столиком просто невозможно, вот Росс и играл для неё роль стула.

      Гуннар по своей натуре немного жёсткий и грубый, но весёлый и отзывчивый ко своим друзьям. Он напоминал нерушимую скалу, если вдруг как всегда сгробастает с широкой улыбкой Крафт в объятиях. Цезарь с Ли только умилительно улюлюкали, смотря на миниатюрную подругу и шкафоподобного Йенсена.

      На очередном задании Барни старался держать Дилан в пределах своего поля зрения. Она убирала мразей, что притаились за Россом, а тот снимал уродов, которые вздумали подобраться к самому дорогому человеку в команде для каждого из "Неудержимых".

      На очередном задании Гуннар или играючи уволакивал упирающуюся Крафт за шкирку с линии огня, или с особым остервенением ломал кости тем, из-за кого Малая получила новое ранение.

      Но даже если они друзья, напряжение в их профессии и образе жизни никто не отменял. Нужно его как-то успевать снимать, если учитывать того, что любой день может стать последним.

      В их первый раз Дилан просто устала терпеть хоть и незначительные, но всё же вспышки агрессии со стороны Росса и сама повалила его на кровать гостиничного номера, игриво сев и поёрзав сверху. Барни ошалел от такого поступка подруги, но тело послало разум на три известные и с удовольствием приняло положение.

      В их первый раз Гуннар просто подошёл сзади, как всегда обнял, по-хозяйски разместив руки на талии шатенки, и совсем не как всегда, мягко поцеловал в шею. После чего одна его рука скользнула под майку и сжала правую грудь, после душа не защищённую бюстгальтером.

      Барни очень чувствительный, но порывистый. Он может резко прижать Дилан к стене, а потом извинится и мягко, едва касаясь любимых губ, поцелует.

      Гуннар очень нетерпиливый, но нежный. Он может прямо на задании, когда нужно разделиться и им с Крафт выпало работать в паре, не церемонясь прижать зеленоглазку к себе и жарко поцеловать. А после миссии нагло подхватить девушку под ягодицы и посадить себе на бёдра, продолжая так идти.

      Барни любит быть снизу и видеть всё. Он не может отвести взгляд от Дилан, когда она берёт полный контроль над ситуацией, который мужчина упускает сквозь пальцы каждый раз, как только самая желанная и любимая девушка выходит из ванны совсем нагая.

      Гуннар любит быть сверху и повторять, что она его. Вжимая миниатюрную шатенку в матрас, он с наслаждением чувствует, как на его спине появляются восемь царапин, говорящих о том, что ей хорошо.

      Барни знает, что происходит между Дилан и Гуннаром, но скрепя сердце говорит, что это необходимо.

      Гуннар знает, что творится между Крафт и Россом и старается задержать девушку у себя в постели как можно дольше всеми возможными способами. Только бы ещё немного видеть её обнажённую, беззащитную, любимую и рядом.

***



      Припарковав Ducati, взятый напрокат у Тренча, у дома Барни, Дилан решительно направилась внутрь.

- Росс! - прогремел её голос на всё жилище. Его владелец стоял на втором этаже и улыбнувшись, начал спускаться. - Стоять! - Барни недоумённо посмотрел на девушку, но остановился. - Иди в комнату! Я сейчас.

      Разумно решив послушаться зеленоглазку, пребывающую не в самом лучшем настроении, мужчина удалился в свою комнату и сел в кресло.

- Барни, меня начинают напрягать твои нервные срывы, - проговорила Дилан, появляясь через несколько минут в комнате в одном чёрно-красном кружевном нижнем белье. У Барни чуть не отвисла челюсть.

      Чувствуя, как кровоток изменился, Росс нервно положил ногу на ногу. Дилан, заметив это, хитро улыбнулась и подойдя вплотную к креслу, встала по обе стороны от его ног. Начав гладить себя по животу, она заводила движения к груди. Барни начал шумно и глубоко дышать.

- Барни, всем нужно расслабляться, - улыбнулась зеленоглазая и стала мять груди через чашечки лифчика, приоткрыв ротик, изображая возбуждение. - я помогу тебе... - вытянув ноги Росса, девушка широко разведя свои колени, села на них.

      Начав тереться о колени Барни промежностью, Дилан поставила руки на бёдра мужчины, гладя их и заводя движения к внушительному богорку на джинсах.

- Дилан... - вырвалось жалобное у Росса и подлокотники кресла треснули. Шатенка улыбнулась и резко схватив мужчину за ширинку, припала к губам, заглушая мучительный стон. - Дилан, это неправильно...

- Неправильно то, что ты ходишь необласканный и действуешь всем на нервы, Росс, - отчеканила девушка и растегнув ширинку, опустилась вниз, вклинившись между ног мужчины.

- Нет... - выдохнул брюнет. - Ты не должна...

      Росс считал, что его Дилан слишком чиста для такого. Он и сам может справиться, но только бы не делать это в её ротик. Она его ангел, а ангелов не оскверняют, как бы сильно не хотелось.

- Брось, солнце, - улыбнулась Крафт, нежно покрывая поцелуями член Барни через ткань боксеров, медленно водя и по нему, и по бёдрам пальчиками, выводя мужчину из состояния равновесия всё больше и быстрее. - ты же сам меня хочешь. Давно причём. Не понимаю только, в чём был смысл затаскивать к себе в койку разных похожих на меня шлюх, когда можно было просто подойти, прижать к стене и поцеловать. - и уловив смятение с удивлением в подёрнутых поволокой возбуждения глазах бесповоротно влюблённого в неё мужчины, хитро улыбнулась, освободив его всё ещё вяло сопротивляющегося от боксеров. - ты мой. Причём весь. И никаких шлюх больше. Я сама лучше справлюсь.

      Он жалобно замычал, но не удержался и схватив Дилан за волосы, начал направлять. Помогая себе рукой, Крафт очень быстро довела Барни до края. Но неожиданно больно сжала основание ствола, не давая семени выплеснуться наружу.

      Мужчина болезненно застонал, хватая Крафт за волосы. Целуя каменный пресс и проводя по нему влажным языком, царапая бёдра и не сильно сжимая зубы на головке, Дилан увеличивала напряжение в члене мужчины, доводя его до безумия.

- Дилан, пожалуйста... - прошептал Росс, найдя в себе силы сорвать лифчик с девушки и припасть губами к груди.

      Когда шатенка убрала руку, Барни накрыло с такой силой, что он укусил сосок Дилан, а в глазах заплясали фейерверки. Стон возлюбленной показался Россу райской музыкой. Быстро опустившись, она слизала всё семя, проводя языком по струйкам, сползающим по стволу, при этом глядя в глаза Барни своим колдовским зелёным взглядом.

- Теперь ты в порядке, - улыбнулась шатенка и чувственно смяв губы мужчины своими, отстранилась.

      Не давая ему опомниться, она оставила засосы на шее и груди Барни, и, проведя руками по мощному прессу, ускользнула в ванную.

      Мужчина тяжело дышал, приходя в себя и осмысливая только что случившееся. Она прекрасна. Такой разрядки у былого вояки давно не было. Сказалось, правда, и долгое отсутствие женщины тоже, но всё таки. Но Дилан допустила одну маленькую, но важную ошибку: ушла сейчас. Поэтому, встав с кресла, Барни быстро направился в ванную с решительным намерением сделать приятно не только себе.

      Чуть не снеся дверь к чертям собачьим, Росс прямо в расстёгнутых джинсах шагнул к Дилан под душ, немного ту напугав.

- Барни... - не успев договорить, удивлённый голос Крафт сорвался на стон, когда возбуждённый и влюблённый мужчина закинул одну её ногу себе на торс и резко вошёл. - О, Господи!

- Дилан... - смакуя мужское имя возлюбленной на кончике языка как в первый раз, Росс понял, что более красивого слова и звуков больше нет на свете.

- Барни... - их имена, с такой страстью и нежностью слетавшие с губ друг друга, только возбуждали ещё больше. - Ах... Глубже... Быстрее...

      Брюнет подчинился, ускоряясь и вдалбливаясь в любимую с такой силой, что её периодически прикладывало о плитку. Она старалась принять его всего, что было чисто физически сложно из-за его размеров и её неопытности в этом деле. Входя лишь на половину, Росс готов был уже кончить от того, на сколько она была узкая и неразработанная. Было так приятно, что он у неё первый.

      Положив одну руку Барни на ягодицу, она вызвала волну сильной дрожи, прошедшейся о монолитному телу вояки так, что у него подкосились ноги. Поняв, что такое на долго не прокатит, она слезла с всё ещё каменного члена друга и усадила его на пол душевой, спиной к стене. И снова опустилась, встав на четвереньки боком к нему. Очевидно, это ей нравилось больше, чем всё остальное.

- Дилан... Милая... - шёпот мужчины сорвался на стон, когда девушка начала толкаться языком в дырочку, обхватывая губами всю головку, а длинными пальцами ствол члена. - Любимая...

      Улыбнувшись, зеленоглазая провела зубами по коже члена, смотря в глаза Барни. И застонала, когда он ввёл в её лоно два пальца. В отместку Крафт провела ногтями по прессу мужчины, насаживаясь на его пальцы всё быстрее.

- Дилан... я сейчас... - прерывисто шептал мужчина, чувствуя, как вода стала горячее, обостряя все чувства.

      С неохотой соскользнув с бессовестно длинных пальцев брюнета, шатенка оседлала его, чувствуя, как член пульсирует всё больше. В следующий момент Барни бурно излился прямо в девушку, не сумев что-то предпринять.

      Неожиданно, его зеленоглазая бестия поиграла мышцами внутри себя, сжимая увеличившийся член до боли. Оргазм у мужчины получился ещё более яркий, хотя, казалось, куда ещё больше-то.

      Встав с полностью обессиленного Барни, пачкая вытекающей излишней спермой его и без того мокрые джинсы, она отмылась и завернувшись в полотенце, подмигнула, выйдя из ванной.

***



      Проходя в катакомбах к вилле влиятельного торговца оружием, подрабатывающего и работорговлей, Дилан, в который раз оказавшаяся в паре с Гуннаром, охринела от жизни.

      Йенсен, криптонит его дери, просто в один прекрасный момент бесцеремонно взял и прижал Крафт к стене, настойчиво поцеловав. Запихав свои гормоны куда подальше, девушка вырвалась и отвернула голову. И тогда блондин усмехнулся, поставив засос на её шее. Не сумев сдержать шумный выдох, зеленоглазка выдала себя с потрохами.

- Гуннар... так нельзя... мы же друзья... - еле сопротивляясь, Дилан опять почувствовала горячие и требовательные губы шведа на своих.

- Да? А Барни, значит, можно? - начинал закипать мужчина, сжав бедро девушки. До неё дошло.

- Ты ревнуешь? - улыбнулась зеленоглазая, обхватывая лицо мужчины ладонями и сама придвигаясь ближе, прижалась всем своим телом к его, заставив Гуннара со свистом выдохнуть и отвернуться. Дилан улыбнулась шире. - Ты ревнуешь.

- Да, чёрт возьми, я ревную! - взорвался Йенсен, наклоняясь к Крафт и заглядывая той в глаза, сдерживая себя из последних сил, чтобы не сорвать с неё всё прямо здесь. - Ты только моя!

- Но вы оба мои, - проговорила Дилан, приподнимаясь на носках и еле касаясь губ застывшего и борящегося с возбуждением друга. - и я принадлежу вам обоим. Потому что выбирать между вами - всё равно, что разорваться.

      И наконец обратив внимание на надрывающегося в передатчике Барни, Крафт хитро улыбнулась и укусив шведа за нижнюю губу, подмигнула и двинулась дальше.

- Вот чертовка, - хохотнул Йенсен и с благовением коснувшись губ, сдул чёлку со лба и пошёл за свёдшей его с ума девушкой.





      Выпив N-ную стопку с текилой, Дилан с хлопком поставила её на стол дном вверх и прописала щелбан Луне, продувшей шатенке желание. Неудержимые загоготали, не сдержав смех. Барни похлопал Малую, снова устроившуюся на его коленях, по спине и легко чмокнул в оголённое плечо.

      Будучи не совсем в трезвом состоянии, Дилан улыбнулась и развернувшись, глубоко поцеловала Росса. Сразу же после этого соскользнув с его коленей, она поправила короткое красное платье, которое на неё напялила Луна и на какое Крафт сама в жизни не посмотрела бы, она достаточно твёрдой походкой направилась к выходу из их любимого бара.

      Наклонившись, из-за чего платье немного задралось, Дилан облокотилась о деревянные перила и залезла в телефон, посмотреть время. Было далеко за полночь.

- Я, конечно, всё понимаю, - раздался вдруг сзади низкий родной голос и к девушке прижались сзади, по-хозяйски сжав бёдра, не прикрытые алой тканью. - но этой ночью ты только моя.

      Развернув девушку к себе, Гуннар усадил её на перила и вклинившись между ног, закинул одну себе на торс.

      Шумно дыша от возбуждения, совсем трезвый к удивлению Дилан, швед страстно поцеловал её, с какой-то несвойственной ему радостью отмечая одну руку любимой на своей пояснице, а вторую на шее, а потом и в волосах.

- Поехали ко мне... - прошептал мужчина, прижимая родное миниатюрное тельце к себе, зацеловывая до красноты самые вкусные губы, какие только пробовал в своей жизни. - нет, пошли в номер наверх. Я не дотерплю...

- Нет, заяц, - усмехнулась девушка, целуя блондина в ключицу и двинув тазом ему на встречу, чувствуя каменный стояк, - поехали к тебе. Минет за рулём так хорош...

      И засмеялась, когда Гуннара передёрнуло и он закинул Дилан себе на плечо, начав спускаться с крыльца, идя в направлении своего байка. Посадив Крафт на мотоцикл, Йенсен накинул на её плечи свою кожанку и сел впереди неё. Заведя мотор, он быстро понёсся к своему дому.

      Обняв Гуннара за торс, пропустив руки под его кофту, Дилан прижалась к нему всем телом, гладя горячую кожу пресса.

- Дилан... - сорвалось с губ, чуть не потерявшего контроль над железным конём мужчины, - я за рулём...

- Что я говорила про минет за рулём? - хохотнув, произнесла девушка на ухо Гуннара, опаляя его горячим дыханием. По позвоночнику мужчины прошлась дрожь. - В твоих же интересах приехать домой быстрее, зайчик... - укусив с трудом концентрирующегося на дороге блондина, Крафт просунула руку в его штаны и сжала напряжённый донельзя член.

      Рыкнув и послав всё к чёрту, мужчина съехал с загородной дороги на обочину и заехав в густой лес, заглушил мотор.

      Резко встав с байка, Гуннар подхватил Дилан за талию и так же резко сняв с седла, повалил на землю, прямо на растеленную перед этим кожанку.

- Как же плохо я виляю на твоё терпение, - улыбнулась шатенка, не пошло, но возбуждающе разведя ножки, удобнее устраиваясь под Гуннаром, который лихорадочно задирал красное платье.

- Рядом с тобой я вообще думать ни о чём другом не способен, - честно признался мужчина, склоняясь к любимой и стаскивая лиф платья на талию, оголяя высокую, упругую грудь. - как долго я мечтал об этом...

- Ещё один великий жертвенник, - фыркнула зеленоглазая, но тут же поплатилась, застонав от укуса за грудь.

- Ты намного лучше шлюх, - поняв, о чём она, прошептал мужчина, приспуская джинсы и аккуратно ложась на девушку. - ты не достойна того, чтобы на тебе выпускали пар.

- Это не значит, что меня нельзя иметь как в последний раз, - усмехнулась шатенка, блаженно прикрывая глаза от нежных поцелуев в шею, ключицы и грудь. - ты очень нежный...

- Ты не заслуживаешь грубости, - помотал головой швед, пропуская руку под поясницей Дилан и вжимая её в свои бёдра. - но регулярный секс могу обеспечить. - подмигнув, Гуннар не смог сдержаться, разорвав платье, открывая поджарое, прекрасное тело, снившееся ночами.

      Обвив ногами поясницу мужчины, Крафт тёрлась животом о его член. Вдруг, девушка перевернулась и села сверху, уперевшись в мощную грудь, освобождённую от кофты всего наполовину, ладошками.

      Опустившись в колени изнывающего мужчины, Дилан провела рукой по его достоинству, вызвав стон. А потом и вобрала в ротик половину огромного члена, начав сосать и двигать головой взад-вперёд. Тот откинул голову назад от удовольствия, но когда почувствовал и её ручку, взвыл от новых ощущений.

- Ты прекрасна... - самозабвенно проговорил Гуннар, инстинктивно двинув бёдрами навстречу. Убрав её волосы с лица, мужчина совсем откинулся на землю, чувствуя подступающую дрожь по всему телу.

      Но тут, её прикосновения пропали. Появилось неприятное ощущение незаконченной разрядки. Йенсен, открыв глаза и посмотрев, куда делась возлюбленная, не смог сдержать громкого стона - она села на него сверху и оседлала, поёрзав. Не сдержавшись, с блаженным шумным выдохом, блондин излился прямо в неё.

- Моя... Только моя... - как заведённый повторял Гуннар, но потом взял и перевернулся, опять нависая сверху. - не могу без тебя...

      Закинув одну её ногу себе на плечо, а вторую на торс, швед упёрся одной рукой в землю, а второй обнимал любимую. Она смотрела строго в его глаза, облизывала и кусала его губы, стонала громко и не стесняясь, одной рукой ласкала свою грудь, а второй держалась за байк.

- Скажи, что любишь... - проговорил Гуннар, вдалбливаясь в любимую так, что её подкидывало под ним с чудовищной силой, а грудь свободно колыхалась, привлекая внимание блондина. И он сжал правую грудь, входя в бешеный ритм и специально оставляя засосы на самых видных местах.

      От такого по-настоящему звериного напора, Дилан пришлось прижаться к Гуннару вплотную, сводя с ума ещё больше, пропустить руки под его, и обнять. Но получилось так, что от более резкого и глубокого толчка она протяжно застонала, расцарапав мужчине всю спину, ещё больше раззадоривая.

- Скажи, что любишь... - как мантру шептал мужчина, моля всех известных богов, чтобы она со стоном ответила заветное чёртово "да", как в его бесстыдных снах.

      Приподнявшись, она укусила его за губы, срывая с них рык, а перевернувшись, целовала мощную грудь, руками очерчивая могучий разворот плеч. Опустившись вниз, она заглянула в полные страсти, вожделения и нежности лазурные глаза.

- Скажи, что любишь меня... - теряя всякую надежду перестал нашёптывать швед, откинув голову назад и блаженно прикрывая глаза. Чтобы в следующую же секунду издать надрывный стон и двинуть бёдрами навстречу ротику Дилан.

- Люблю, - вдруг, ответила она, царапая его бёдра, увеличивая возбуждение.

      Казалось, только одно это слово уже заставляло его быстрее закончить.

      Чувствуя подступающую разрядку, Гуннар с рыком перевернул любимую и нависнув над ней, излился прямо в неё, целуя шею, ключицы, губы и грудь, с радостью ловя ртом её стоны.

- О, Господи! - прошептала девушка, чувствуя приятную тяжесть доверившегося ей мужчины. - Надо будет повторить, без вопросов!

      Гуннар только усмехнулся и чмокнув любимую в губы, пообещал не только повторить и по-новому что-нибудь сделать.