Связанные кровью 18

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, Фэнтези, Мифические существа, Попаданцы, Постапокалиптика, Любовь/Ненависть
Размер:
планируется Миди, написано 34 страницы, 10 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
История девушки, которая спустя 17 лет спокойной жизни боится проснуться в другом мире.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Романтические отношения тут далеко не на первом месте.
***
23.06.18
№42 в топе «Фемслэш по жанру Мифические существа»
№25 в топе «Фемслэш по жанру Попаданцы»
24.06.18
№45 в топе «Фемслэш по жанру Фэнтези»
26.06.18
№11 в топе «Фемслэш по жанру Постапокалиптика»

Глава 9. Одно целое

8 июля 2018, 16:55
      — Нет, я не пойду дальше! — Беатрис нахмурилась и села на большой камень, скрестив руки на груди для большего протеста.
      Вербена уже с неприкрытым гневом смотрела на девушку. Они провели вместе всего два дня, но этого времени было достаточно, чтобы ведьма успела пожалеть о своём обещании. Нянчиться с этой девушкой оказалось намного сложнее, чем она себе это представляла. Ещё её мучал вопрос, что сказала этой девчонке Изабель, что теперь та её вовсе не боится.
      — Мы прошли всего ничего, а Лесма со своим войском куда выносливее. Если не поторопиться, то ты снова угодишь в яму, а меня, в лучшем случае, просто убьют за предательство, — прорычала девушка и, отпустив Грома, подошла к Анките. Конь тут же остановился, примерно дожидаясь свою хозяйку.
      — Да мне плевать, я же сказала, что никуда не пойду. Я устала, а ещё не имею представления, почему за мной гонится целое поселение ведьм, — Трис всем своим видом выражала полное несогласие с ведьмой. Когда они покинули замок Изабель, она стала чувствовать себя хуже. Часто кружилась голова, быстро клонило в сон и тошнило, но признавать свою слабость перед этой наглой особой она не собиралась и старалась сослаться на то, что здешняя пища просто ужасна.
      — Знаешь, что, меня тоже это всё не радует, но я хотя бы не ною и вообще-то пытаюсь помочь тебе добраться до своего родового гнезда, — в конец теряя контроль, Вербена в одно мгновение схватила Анкиту под колени и перекинула через плечо, как ни в чём не бывало направляясь дальше в дорогу.
      Реакция девушки не заставила себя долго ждать, она тут же ударила ведьму по спине и стала вырываться.
      — Да что ты творишь… Не трогай меня своими руками! — рычала Анкита, в то время пока Вербена молчала, лишь крепче сдавливая хватку.

      Пару раз ей довольно больно треснули по голове, она всё же терпела, борясь с желанием кинуть это тело прямо на землю. А лучше в ледяное озеро, чтобы она освежилась. Благо озера поблизости не намечалось, лишь лес и редкие опушки.
      Вскоре силы сопротивляться закончились и девушка обмякла, тяжело вздохнув.
      «Ты всё равно не сможешь тащить меня так долго…», — эти мысли кружили в голове, но действия ведьмы показывали совсем иное. Время шло, а она ничуть не сбавила шагу, походка была всё также энергична и размашиста. Зато тело Трис ныло и она всё-таки сдалась:
      — Отпусти, — пробурчала она и на тишину, ударила по спине, — отпусти сказала, сама пойду!
      Два раза повторять не пришлось, ведьма скинула с себя лишний груз и потёрла плечо.
      — Слава богу, а то ты не такая и лёгкая, как на первый взгляд кажется, я думала рука отвалится, — чуть не подавившись воздухом от такого хамства Трис обошла коня и стала идти по другую сторону от него. Вербена улыбнулась и тоже продолжила свой путь.
Некоторое время девушки шли молча. Вербена прислушивалась к звукам вокруг и думала, что им осталось всего немного, придут и можно замести следы, это задержит Лесму ненадолго. Вдруг она заметила, как Анкита спотыкается на ровном месте и падает.
      — Даже с собственными ногами не можешь совладать? — она было походит к девушке и трогает за плечо, чтобы помочь, но та зло отбрасывает её руку и поднимает на ведьму взгляд, глаза её потемнели, а волосы слегка намокли от пота. Вербена прищурилась и дотронулась до её лба, Анкита вновь отбросила её руку, встала и пошла вперед, пошатываясь.
      — Стой, — велела Вербена, но та не послушалась, продолжая идти, — Стой, говорю, ты сейчас…
      Она вовремя успела подхватить обмякшее тело.
      «Она тобой питалась…», — промелькнуло в голове.
      Пришлось остановиться. Беатрис никак не могла прийти в себя, всё было как в тумане, всё тело горело и ужасно хотелось пить. Она почувствовала, как к губам её подносят флягу с водой и стала жадно пить её.
      Вербена ходила то в одну сторону, то в другую. Анкита потеряла сознание. Её состояние уже было лучше, но сколько она проспит было не ясно. Теперь хотя бы понятно, почему девушка её совершенно не боится. Она просто много чего не помнит.
      Выбора не было. Пришлось уложить её на коня. Вербена не смогла сдержать улыбку, глядя на эту картину. Когда всё было готово, она направилась обратно в путь.
      «Хоть немного помолчит», — напоследок подумала ведьма.

      Беатрис проснулась спустя пару часов. Она сидела возле дерева, а вокруг были одни травы, такой высоты, что её не было видно. Рядом спокойно сидел Гром. Потирая виски, Трис поднялась на ноги и увидела ведьму, та стояла посреди поляны и, скрестив руки на груди, оглядывалась по сторонам. Как только она заметила, что девушка очнулась, сразу оказалась рядом.
      Вербена пристально посмотрела в глаза Анките, а после быстрым взглядом пробежалась по всему её телу.
      — К тебе возвращаются силы и память, после того, как Изабель прекратила тобой питаться, так что такие приступы будут ещё ни раз, — отвернувшись, та снова начала внимательно разглядывать всё вокруг, что-то выискивая.
      — Но я не видела укусов на своей шее, как тогда… — удивлённый взгляд Вербены заставил замолчать и Трис прикусила губу, чувствуя себя неловко.
      — Укусов? Она же не зверь какой, чтобы кусать тебя. Вампиры питаются тем, что у тебя тут, — она демонстративно коснулась своей головы и сердца, — каждый выбирает то, что ему по вкусу: воспоминания, энергию, чувства, сознание. Со временем донор привыкает, для него это как наркотик, после таких чисток, люди чувствуют себя лучше.
      Обе замолчали. Вербена вспомнила свою сестру, затем быстро тряхнула головой, прогоняя мысли. Беатрис наконец поняла своё желание быть ближе к Изабель, свою радость и вечную усталость.
      — Что мы тут делаем? — наконец девушка задала правильный вопрос. Она огляделась и не увидела ничего, кроме поляны, на которой были они и леса.
      — Тут твой дом, — просто пожала плечами Вербена и отдала листок Трис, — был тут, когда-то очень давно.
      Беатрис застыла, глядя то на лист, то перед собой. Сейчас все слова на нём были понятно, видимо это зависит от того, в каком мире находится девушка. Она ещё раз прочла фамилию своего рода: Веттин. Значит Ита ошиблась? Её никто не ждёт тут. Девушка скомкала лист и кинула его в сторону. Ведьма тяжело вздохнула и, качая головой, подняла листок.
      — Я вот что думаю, — продолжила ведьма, идя в сторону леса, — твоя семья была одна из самых могущественных династией, в их роду были все, кого только можно пожелать, получается и с магией они были на «ты», — она склонила голову, вглядываясь в глубь леса и легко улыбнулась, — скорее всего поместье тут, просто хорошо защищено, а ты, как одна из их рода, должна знать вход.
      Трис приподняла одну бровь на выжидающий взгляд ведьмы и не сдержала смеха. Она прошла за ней и встала на самом краю опушки.
      -Ты серьезно думаешь, что от меня есть какая-то польза? Да у тебя с этим местом связи больше, чем у меня! Ну хочешь, я там попрыгаю, чего там еще в фильмах делают, покричу? Только я уже поняла, что мои знания из фильмов тут не помогут! — Вербена молчала и с укором смотрела на девушку.
      Та всплеснув руками, решила, что всё же хоть что-то сделать надо. Она закрыла глаза и сложила руки как при молитве.
      — Сезам откройся! , -ничего не случилось, девушка развернулась и уже было хотела уйти, как услышала лёгкое потрескивание.
      Вербена подоспела быстро, привычным движением заслонила собой Анкиту и насторожилась, но никто не появился. Зато вокруг всё стало меняться. Вокруг стало темнее, под ногами вместо травы появилась кирпичная кладка, а деревья будто разошлись в сторону, уступая место огромному дому в готическом стиле из дерева.
      Трис только рот успела открыть, а Вербена решила не расстраивать и н говорить ей, что дымка распалась потому, что земля признала её, пусть девочка думает, что она могущественная ведьма.
      Обе девушки расслабились и уже хотели направиться к дому, как воздух резко пронзило нечто и вонзилось в землю, прямо перед ногой Вербены. Стрела. Та остановила Трис и подняла голову вверх.
      На каждом из дереве сидело по одному лучнику. Всего одно мгновение понадобилось, чтобы они спрыгнули на землю, держа своё оружие наготове. На них была такая же одежда как на Вербене, такие же тёмные волосы были заплетены в тугую косу, а на лице боевой окрас, хищные глаза горят недобрым огнём.
      «Стражницы», — догадалась Вербена, застывая на месте. Пару раз она уже встречалась с ними, эти банши были готов на всё, ради защиты своего дома. Один неправильный шаг и стрела попадёт чётко в сердце.
      — Кто это? — подала из-за спины голос Анкита и тетива натянулась, ведьма напряглась тоже.
      — Беатрис! — незнакомый голос раздался со стороны дома. Трис обернулась, посмотреть, кто назвал её имя, искажая его и ставя ударение на букву а. Стражницы моментально опустили луки и Вербена обернулась за Анкитой.

      -Значит Ита жива, — в голосе разливается тепло. Женщина устало опускается в кресло, которое стоит напротив дивана, где сидят Трис и Вербена.
      В камине спокойно потрескивают сухие дрова. Трис наконец чувствует себя… Дома? Может это и слишком громко сказано, но на самом деле так оно и есть. Даже несмотря на то, что этот дом с виду готов развалиться в любую минуту, а полы скрипят так, что собственного голоса нельзя услышать, девушка чувствует, что она в безопасности.
      — А где остальные банши? — в руках Беатрис тот же напиток, которым её поила Ита. Вида- её младшая сестра, они и правда очень похожи.
      — Почти все банши ушли в другой мир вслед за своими хозяевами. Осталась только я- твоя хранительница и Ита.
      — Тогда кто-то ещё жив? — вдруг подала голос ведьма. Она молчала с того момента, как банши позвала их в дом, молча наблюдая за ситуацией, — если вы, как хранители, умираете вслед за своими хозяевами, значит жив кто-то ещё. И почему не вы сопровождали Анкиту в другой мир, а ваша сестра?
      А ведь точно, Трис об этом совсем не задумывалась. Вида быстро спрятала глаза и сложила руки замком. Молчание затянулось, и только когда она поняла, что ей всё равно придётся рассказать, девушка сдалась.
      — У твоей матери было три ребёнка. Самый старший мальчик-Агат, его убили со всей семьёй при нашествии. Средняя сестра — Даяна… подопечная Иты, и ты. Мы хотели спасти вас, поэтому поменялись, Ита пошла в другой мир с тобой и её связь с Даяной частично разрушилась, поэтому она бы не умерла, если бы девочку убили и смогла бы защитить тебя, а я осталась с ней, только зря… когда пришёл конклав, она сама сдалась ему, — женщина подняла глаза на Трис и девушка увидела в них вину, будто это её ошибка, — она решила, что они поступают правильно, поэтому ушла вместе с ними.
      — А сейчас моя сестра…жива? — Беатрис вся подалась вперёд, надеясь услышать, что хоть какая-то часть её настоящей семьи сохранилась. В голове всплыло видение, которое для неё открыла Кира. Ответила Вербена.
      — Даяна Монфор-л’Амори, — усмехнулась она, — как я сразу не догадалась, жена самого могущественного мага и…предводительница конклава.

      Два дня Трис ходил как неприкаянная по своему дому. Она перерыла большую часть домашнего архива, разглядывая фотографии своей семьи, изучая старые дневники и понемногу вникая в теорию магии. Голова шла кругом от такого кол-ва информации, но только это помогало ей немного отвлечься от тех болей, которые приходили с возвращением воспоминаний.
      Вербена всё это время будто и делала то, что скрывалась от Беатрис. Сначала это было удобно, затем начало раздражать. То и дело, когда Анкита появлялась в её поле зрения, она очень ловко находила себе неотложные дела.
      Вот и сейчас, Беатрис понадобился целый час, чтобы разыскать ведьму, наконец она нашла её на чердаке, сидящую на окне. Трис остановилась, глядя на её спокойное лицо.
      «О чем она сейчас думает?»
      Оставаться незамеченной долго ей не удалось, половицы заскрипели, девушка обернулась и хотела уже спрыгнуть, но Трис её остановила.
      — Мне нужна твоя помощь! , — спина ведьмы напряглась, но она остановилась и Беатрис продолжила, — Этот дом уже разваливается, защитное поле слабеет и Вида сказала, что ты можешь немного попрактиковать меня в магии и подчинить его.
      Ведьма засмеялась и обернулась. Всё её лицо вновь напряглось и черты лица заострились.
      — Какая тебе магия? Ты самого элементарного сделать не сможешь, а тот дом понять, давай просто я всё сделаю.
      — Тоже мне умная нашлась, если всё было бы так просто, Вида давно бы кого-то попросила! Этот дом реагирует только на магию нашего рода, — Трис надулась и сделала пару шагов в сторону Вербены, но остановилась. Недавно она вспомнила всё, что было связано и с этой ведьмой. Это заметила и Вербена, она внутренне вздрогнула от того, как поменялось лицо Анкиты и она вновь отступила, затем пришла внезапная злость.
      — Хорошо, иди сюда, — не дожидаясь, ведьма сама притянула к окну Трис, взяла её за талию и… всего мгновение и они же на земле.       Беатрис озирается то вверх, то по сторонам не понимая, как это случилось. Чувствуя, что крепкие руки до сих пор сжимают её талию, она хочет отстраниться, но ё не дают.
      — Расслабься, я покажу тебе, как работает магия, — тихий, неожиданно мягкий голос звучит у самого уха. Анкита послушно расслабляется и чувствует, как чужие руки медленно спускаются по её рукам, сплетая пальцы. Лёгкие мурашки расходятся от шеи по всему телу, когда ведьма выдыхает, Трис делает тоже самое и прикрывает глаза.
      — Магия — это дар Матери Природы, — монотонно продолжает голос уже где-то внутри, — нам подвластны четыре стихии, но ты должна открыться для них, прочувствовать, главное не потерять в них себя.
      — Вода, — произносит Вербена, а Трис вздрагивает всем телом, ощущая себя будто в невесомости, тело заполняется водой, но это совсем не больно и не страшно. Это будто она сама, только более живая, бодрая.
      — Воздух, — поток ветра резко врывается в сознание девушки. Он не даёт сконцентрироваться, путая, заставляя то и дело глубже дышать. Сердце непроизвольно ускоряется, а дух захватывает.
      — Огонь, — всё утихает. Постепенно становится тепло, а затем жарко. Внутри клокочет что-то горячее, даже обжигающее. Оно взывает к себе, привлекает внимание, завораживает.
      — Земля, — произносит совсем уже незнакомый голос и перед глазами вдруг всплывают картинки. Они настолько чёткие, будто девушка находится там. Это горы. На одной из них стоит сама Трис. Снег валит хлопьями, но ей это нравится… Тут что-то не так.
Вербена в одно мгновение отталкивает девушку, чем причиняет боль и себе и ей. Она впустила её в свой разум так, что они слились в одно целое. В глазах одной ужас, в глазах другой тупое непонимание.
       В одно мгновение Вербена поднимается на ноги и исчезает в тени деревьев. А Анкита остаётся сидеть на сырой земле так и не осознавая, что произошло.
      — Вы предназначены друг для друга, -слышит она за своей спиной голос Виды и оборачивается.
      — Что это значит? — скептически интересуется она и последний раз глянув в сторону леса, поднимается с земли.
      — Каждый сильнее, когда кто-то есть рядом, — отвечает Вида, направляясь с Трис в дом, — особенно это актуально для тех, кто владеет магией. Есть такой обряд- слияние. Его проводят, чтобы значительно усилить силы и умения двух магов, но в нём могут участвовать только те, кто подходит друг другу. От силы этой связи зависит и сила этих магов, чем связь сильнее, тем после слияния и маги будут сильны. А вы с этой девочкой, кажется, одно целое.
      — Всё равно не понимаю, — качает головой Беатрис.
      — Есть существа, у которых связь настолько крепка, будто они- одно целое. Предки верили, что в прошлой жизни так и было.
      Наступил момент тишины. Беатрис остановилась и обернулась, глядя туда. Куда убежала ведьма и пробормотала:
      — Так ты испугалась меня или…себя?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.